Стадия сбора информации и осознания желаемого результата



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Стадия сбора информации и осознания желаемого результата



Вторая стадия, условно называемая нами «Исследо­вание и осознание проблемы», делится на два относи­тельно самостоятельных процесса, сходных с тем, что Р.Мэй называет «исповедь и толкование», а Г.Хэмбли — «выслушивание и рефлексия».

Действительно, сердцевину первой фазы второй стадии составляет «исповедь» клиента — спонтанный рассказ о том, что привело его в психологическую консультацию, какие люди вызвали у него чувства, приведшие к ситуации психологического тупика, не­обходимость посторонней оценки, сочувствия, под­держки или совета...

По мнению В.В.Столина, спонтанно высказанные жалобы клиента могут быть структурированы следую­щим образом:

I. Локус жалобы, который делится на:

субъектный (на кого жалуется),

объектный (на что жалуется). По субъектному локусу встречаются пять основных видов жалоб (или их комбинаций):

а) на ребенка (его поведение, развитие, здоровье...);

б) на семейную ситуацию в целом (в семье «все пло­хо», «все не так»);

в) на супруга (его поведение, особенности) и супружес­кие отношения («нет взаимопонимания, любви» и т.д.);

г) на самого себя (свой характер, способности, осо­бенности и т.д.);

д) на третьих лиц, в том числе на проживающих в се­мье или вне семьи бабушек и дедушек.

По объектному локусу можно выделить следующие

виды жалоб:

а) на нарушение психосоматического здоровья или поведения (энурез, страхи, навязчивости);

б) на ролевое поведение (несоответствие полу, возрасту, статусу) мужа, жены, детей, тещи, свекро­ви и т.п.;

в) на поведение с точки зрения соответствия психи­ческим нормам (например, нормам умственного разви­тия ребенка);

г) на индивидуальные психические особенности (сверхактивность, медлительность, «безволие» и т.п. ре­бенка; отсутствие эмоциональности, решительности и

т.п. супруга);

д) на психологическую ситуацию (потеря контакта,

близости, понимания);

е) на объективные обстоятельства (трудности с жи­льем, работой, временем, разлука и т.д.) (Стопин, Бо-далев, 1989. С. 43).

Самодиагноз — это собственное объяснение кли­ентом природы того или иного нарушения в семейной жизни, основанное на его представлениях о самом себе, о семье и человеческих взаимоотношениях. Часто са­модиагноз выражает отношение клиента к расстройству или его предполагаемому носителю. Самые распрост­раненные самодиагнозы:

а) «Злая воля» — негативные намерения лица, выс­тупающего причиной нарушений, или (как вариант) ука­зание на непонимание этим лицом каких-либо истин, правил и нежелание понять их;

б) «Психическая аномалия» — отнесение лица, о ко­тором идет речь, к психически больным;

в) «Органический дефект» — квалификация лица, о котором идет речь, как врожденно неполноценного;

г) «Генетическая запрограммированность» — объяс­нение тех или иных поведенческих проявлений влияни­ем негативной наследственности (применительно к ре­бенку, как правило, наследственности со стороны раз­веденного супруга или супруга, с которым клиент в конфликтных отношениях; применительно к супругу — со стороны родных, с которыми конфликтные взаимо­отношения);

д) «Индивидуальное своеобразие» — понимание тех или иных поведенческих особенностей как проявление устойчивых, сложившихся личностных черт (а не конк­ретных мотивов в ситуации);

е) «Собственные неверные действия» — оценка соб­ственного настоящего или прошлого поведения (в т.ч. как воспитателя, супруга);

ж) «Собственная личностная недостаточность» — тревожность, неуверенность, пассивность и т.п., и как следствие — неправильное поведение;

з) «Влияние третьих лиц» — родителей, супруга, ба­бушек, дедушек, учителей, как актуальное, так и имев­шее место в прошлом;

и) «Неблагоприятная ситуация» — развод, школьный конфликт, испуг для ребенка; перегрузка, болезнь и пр. — для себя или супруга;

к) «Направление» («Меня к Вам направили...» и да­лее называется официальный орган, директор школы или иной руководитель).

III. Проблема — это указание на то, что клиент хо­тел бы, но не может изменить.

Теми же авторами называются следующие наиболее распространенные проблемы:

1) Неуверен, хочу быть уверенным (в решении, оцен­ке и т.д.).

2) Не умею, хочу научиться (влиять, внушать, гасить конфликты, заставлять, терпеть и т.п.).

3) Не понимаю, хочу понять (ребенка, его поведение; супруга, его родителей и т.д.).

4) Не знаю, что делать, хочу знать (прощать, наказы­вать, лечить, уйти и т.п.).

5) Не имею, хочу иметь (волю, мужество, терпение, способности и т.п.).

6) Знаю, как надо, но не могу сделать, нужны допол­нительные стимулы.

7) Не справляюсь сам, хочу изменить ситуацию.

Кроме того, возможны и глобальные формулировки: «Все плохо, что делать, как жить дальше?» (Стопин, Бодалев, 1989. С. 44—46).

Необходимо различать проблему клиента и объектный локус жалобы, формулируемый в виде проблемы лица, о котором идет речь. Если речь идет о том, что муж, жена или ребенок не понимают, не умеют и т.п., это не означа­ет, что клиент хочет что-то понять, узнать и т.п.

IV. Запрос — конкретизация формы помощи, ожида­емой клиентом от консультации. Обычно проблема и запрос по смыслу связаны. Например, если клиент фор­мулирует проблему: «Не умею, хочу научиться», то зап­рос скорее всего будет «научите». Однако запрос мо­жет быть и та же проблемы.

Можно выделить следующие виды запросов:

1) Просьба об эмоциональной и моральной поддержке («Я прав, не правда ли?», «Я — хороший человек, не прав­да ли?», «Мое решение правильно, не правда ли?»).

2) Просьба о содействии в анализе («Я не уверен, что правильно понимаю эту ситуацию, не поможете ли мне разобраться?»).

3) Просьба об информации («Что известно об этом?»).

4) Просьба об обучении навыкам («У меня это не по­лучается, научите»).

5) Просьба о помощи в выработке позиции («Что де­лать, если он мне изменяет?», «Можно ли наказывать за это моего ребенка?»).

6) Просьба в оказании влияния на члена семьи или в изменении его в интересах лица, о котором идет речь («Помогите ему избавиться от этих страхов», «Помоги­те ему научиться общаться с ребятами»).

7) Просьба об оказании влияния на члена семьи в ин­тересах клиента («Сделайте его более послушным», «По­могите мне переломить его злую волю», «Заставьте его больше любить и уважать меня»).

Спонтанно излагаемая жалоба имеет определенный сюжет, то есть последовательность изложения жизнен­ных коллизий (Сталин, Бодалев, 1989. С. 45—46).

Явное и скрытое содержание жалобы может анали­зироваться по одним и тем же вышеописанным пара­метрам. Иногда скрытого содержания в жалобе нет. Когда оно есть, то оно не совпадает с явным. Несов­падение может быть по локусу. Например, локус жа­лобы — ребенок и его поведение, а скрытое содержа­ние — позиция и поведение отца, не принимающего достаточно активного участия в воспитании.

Рассогласование может быть и по самодиагнозу: в тексте звучит объяснение нарушений собственными не­верными действиями, а скрытое содержание, передава­емое интонацией, мимикой, пантомимикой, жестами, указывает на другие причины (например, на вмеша­тельство третьих лиц, которые и обусловили эти невер­ные действия).

Несовпадение может касаться проблемы. Например, открыто заявляется: «Не знаю, хочу знать». При этом скрытое содержание: «Не умею, хочу уметь».

И наконец, расхождение наблюдается при анализе запроса: явное содержание запроса — просьба о помо­щи: «Что делать, если он мне изменяет?», а скрытое — просьба об оказании влияния в собственных интересах: «Помогите мне его удержать».

Следует отметить, что скрытое содержание — не бессознательное вытеснение, а лишь недоговоренное содержание.

Тактически правильно уже при первой встрече делать попытки перевести скрытое содержание в явное (соот­ветственно формулируя вопросы). Как правило, реакция клиентов в этом случае положительная.

В отличие от скрытого содержания подтекст жалобы может быть неосознанным или вытесненным, поэтому его выявление перед клиентом при первой встрече мо­жет нарушить контакт.

Со стороны консультанта первую фазу составляет прежде всего выслушивание (слушание) — вниматель­ное, эмпатическое, принимающее...

При этом умение держать паузу является одним из основных умений консультанта наряду с рядом других умений (например, говорить вовремя и то, что следует сказать именно в данный момент и т.п.).

Выслушивание может занимать совершенно разные промежутки времени (в среднем от 10—15 минут до 1

часа).

Естественно, что на протяжении, скажем, часа кон­сультант вряд ли удержит полное молчание, да этого и не следует делать. Гораздо более уместны периодичес­кие «способствующие высказывания»: «Да ..., конечно, я понимаю ..., угу ..., хм (поддакивания)».

Роль «способствующих высказываний» часто играет и невербальное поведение консультанта: уместный ки­вок головой, улыбка или сочувствие, выражаемое гла­зами, мимикой, наклон тела вперед, присоединение к некоторым движениям.

На второй стадии консультирования используются и такие технические приемы как уточнение («Вы имели в виду, что ...») и пересказ («Если я вас правильно понял, ваш муж ...»), то есть от нерефлексивного слушания консультант время от времени должен переходить к слушанию рефлексивному — отражать содержание услышанного и чувства клиента (например, «Вы огор­чены тем, что ...»). Вторая фаза второй стадии консультирования может быть очень короткой, если клиент в процессе «испове­ди» сам выделяет проблемную ситуацию, четко форму­лирует запрос к консультанту, а у последнего данные высказывания не вызывают никаких сомнений. Другими словами, консультант уверен в адекватности ориентации клиента, в правильном понимании им сути происходя­щего, и ему остается только резюмировать сказанное или предоставить это клиенту.

Однако столь легкий, идеальный путь к окончанию второй стадии консультирования — явление не столь частое.

Даже если клиент адекватно настроен на решение ситуации и не нуждается в более глубокой психотера­пии (из-за изменений в развитии личности, либо нега­тивных эмоциональных реакций и других явлений, дела­ющих невозможным гладкое протекание консультатив­ного процесса), он может не осознавать ряда ошибок в предъявляемой им модели проблемной ситуации.

Дж.Гриндер и Р.Бэндлер описывают ряд механиз­мов, влияющих на процессы языкового моделирования у людей: генерализацию, опущение и искажение. Про­ще говоря, любой текст (сообщение), предъявляемый клиентом консультанту, обычно имеет ряд «дефектов», является неправильным в психотерапевтическом отно­шении.

Опущение — первый из «дефектов», о которых идет речь. Например, если клиент говорит консультанту: «Я боюсь», — он опускает часть сообщения. По Гриндеру и Бэндлеру, он опускает часть своего собственного опыта (мира).

В данном примере полный вариант мог бы быть следующим: «Я боюсь людей» или «Я боюсь пау­ков» и т.д.

Сравните еще ряд предложений, приведенных в таб­лице 8:

Таблица 8

ПРЕДЛОЖЕНИЕ С ОПУЩЕНИЕМ   ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЕЗ ОПУЩЕНИЯ  
Он всегда разговаривает так, будто сердится   Он всегда разговаривает со мной, будто сердится  
Мне трудно рассказывать   Мне трудно рассказывать вам о своих надеждах измениться  
Я не люблю непонятных людей   Я не люблю людей, которые непонятны мне в своих желаниях  

 

Консультанты и психотерапевты должны уметь за­мечать случаи, когда опущение имеет место, и помо­гать клиенту в восстановлении опущенного материала. Для восстановления опущенного материала служат конкретные вопросы (уточнения). Например, если мы возьмем последнее предложение из приводимой табли­цы: «Я не люблю непонятных людей». Вопросами к нему будут: «Непонятных в чем?» (Непонятных кому? Для кого?).

С особыми случаями опущений мы рекомендуем оз­накомиться в соответствующей литературе (Бэндлер, Гриндер, 1993. С. 59).

Генерализация — другой процесс, который может обеднять модель клиента из-за утраты деталей исход­ного опыта. Например, конкретный болезненный опыт: «Жена меня не любит», — обобщается до представле­ния, — «Женщины меня не любят».

Средством установления связи между обобщенной моделью и опытом также служат специальные вопро­сы. В данном примере: «Какие именно женщины?», «О ком конкретно Вы говорите?».

Искажение — последний процесс, затрудняющий яс­ное представление проблемной ситуации как для кли­ента, так и для консультанта. Примером отражения процесса искажения в языке служат пресуппозиции. На­пример, когда клиентка заявляет: «Боюсь, что мой сын становится таким же лентяем, как и мой муж», — кон­сультант должен принять в качестве истинной ситуа­цию, выраженную иным предложением: «Мой муж — лентяй» (в данном примере первое предложение являет­ся более поверхностной структурой, а второе — его пре­суппозицией).

В консультативной ситуации консультант, определив пресуппозицию, может предъявить ее клиентке, обра­тившись к ней с вопросом: «Каким образом Ваш муж проявляет свою лень?».

Для более глубокого ознакомления с «дефектами», обедняющими языковую модель клиента, мы рекомен­дуем уже упоминавшуюся работу Р.Бендлера и Дж.Гриндера (1993).

Наконец, когда проблема и запрос сформулированы однозначно, наступает момент перехода к третьей ста­дии консультативного процесса — перебору вариантов решения проблемной ситуации.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 134; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.011 с.)