Операции на Балканах (IFOR, SFOR, KFOR)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Операции на Балканах (IFOR, SFOR, KFOR)



Следует отметить, что активная миротворческая дея­тельность государства может рассматриваться как один из не­пременных атрибутов ведущей державы, способ расширения ее геополитического влияния, повы­шения международного авторитета и отстаивания национальных интересов в мире. С этих позиций вывод российских миротворческих контингентов с Бал­кан является своего рода “геополитическим отсту­плением” России, демонстрацией своей геополи­тической слабости и утратой определенных рыча­гов влияния на европейские процессы.

Если Россия в перспективе наме­ревается сохранить за собой статус великой держа­вы, то она должна быть способна оказывать опре­деленное влияние в районах своих интересов и твердо их отстаивать. Современные реалии на­глядно подтверждают, что решение этой геополи­тической задачи обеспечивается, в том числе, и во­енным присутствием в регионах влияния. Нынеш­нее же военное присутствие России за рубежом до­вольно скромное, и ограничивается, преимущест­венно, пространством СНГ. Неэффективная реализация Росси­ей своего миротворческого потенциала на Балка­нах (в смысле оказания влияния на военно-политическую сторону урегулирования кризиса) подрывает уверенность в наших миротворческих возможностях и негативно влияет на авторитет Российской Федерации.

Уход России с Балкан порождает иллюзию возможности решения конфликтных си­туаций преимущественно посредством силы. А в свете событий “II сентября” и нынешнего тяготения США к разре­шению сложнейших международных кризисов прямолинейными силовыми методами, в мире мо­жет возобладать силовой подход разрешения очень сложных проблем (что не всегда оправданно и ред­ко ведет к желаемым результатам).

Поэтому в глазах многих народов и государств Россия продолжает оставаться определенным сдерживающим фактором в установлении нового монополярного мироустройства с применением силы. В этой связи “шараханье” России на Балканах (от сверх активности в начальной стадии миротворческой опе­рации до безразличия на конечном этапе ее проведения) ставит под сомнение последователь­ность российского внешнеполитического курса. Кроме того, выводимый воинский контингент Москва могла бы заменить милицейскими (полицейскими) силами и увеличением числа военных наблюдателей на Балканах. Профицит российского бюджета 2003 года позволил бы реализовать это мероприятие. И Россия смогла бы продолжать оказывать определенное влияние на процессы, происходящие на Балканах.

Сказанное позволяет утверждать, что в сфере миротворческой деятельности России на Балканах не обошлось без просчетов в сфере геополитики, компенсировать ущерб, от которых в настоящее вре­мя будет довольно трудно. Россия утратила свое влияние на Балканах. Да и не только в этом регионе.

 


15. Договор о коллективной безопасности и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ): миротворческая роль

Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — военно-политический союз, созданный несколькими государствами Евразии (в разное время организация объединяла от 6 до 9 государств) на основе Договора о Коллективной Безопасности (ДКБ), подписанного 15 мая 1992 года.

Армения
Беларусь
Казахстан
Киргизия
Россия
Таджикистан

Задачей ОДКБ является защита территориально-экономического пространства стран участниц договора совместными усилиями армий и вспомогательных подразделений от любых внешних военно-политических агрессоров, международных террористов, а также от природных катастроф крупного масштаба.
Правовые основы сотрудничества государств-членов ОДКБ в миротворческой сфере заложены Соглашением о миротворческой деятельности ОДКБ, вступившим в силу 15 января 2009 года и регламентирующим участие ОДКБ в миротворческой деятельности как на региональном, так и мировом уровнях.

Для реализации миротворческих целей и участия в соответствующих операциях созданы на постоянной основе Миротворческие силы ОДКБ, комплектования которых осуществляется национальными миротворческими контингентами государств–членов организации. Миротворческие силы ОДКБ в настоящее время состоят из военнослужащих и сотрудников полиции (милиции). Для участи в конкретной миротворческой операции из состава Миротворческих сил ОДКБ создаются Коллективные миротворческие силы.

Национальные миротворческие контингенты ОДКБ оснащаются едиными или совместимыми образцами вооружений и связи. Они принимают участие в совместных учениях, например, как «Нерушимое братство – 2012», проведенных в октябре 2012 года на территории Республики Казахстан. В 2013 году совместные учения миротворцев ОДКБ «Нерушимое братство – 2013» планируются на территории России.

В настоящее время в ОДКБ продолжается разработка документов, регламентирующих вопросы подготовки и проведения операций по поддержанию мира с участием Коллективных миротворческих сил ОДКБ, отработки методики подготовки миротворцев и проведения совместных учений с участием национальных миротворческих контингентов. Это позволит государствам-членам ОДКБ более эффективно сотрудничать в сфере миротворчества, укреплять региональную безопасность, а также вносить весомый вклад в обеспечение мира и порядка за пределами ОДКБ


16. Доктринальные документы Российской Федерации: позиция по вопросам урегулирования конфликтов

Вое́нная доктри́на — декларация о политике государства в области военной (оборонной) безопасности. Это система официальных взглядов и положений, устанавливающая направление военного строительства, подготовки государства и вооружённых сил к войне, способы и формы её ведения.

Важнейшие из доктринальных вопросов аккумулируются в основах Военной доктрины, например:

· Угрозы безопасности России и вытекающие из них оборонные задачи;

· Политические и правовые основы Военной (оборонной) доктрины;

· Военно-стратегические основы Военной (оборонной) доктрины;

· Военно-экономические и военно-технические основы Военной (оборонной) доктрины.

Утверждение военной доктрины Российской Федерации находится в компетенции Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами Российской Федерации — Президента России (п. «з» ст. 83 Конституции России).

Впервые в российской истории целостный и логически последовательный набор документов в области политики безопасности и внешней политики был выработан в течение 2000—2001 годов: сначала была принята Концепция национальной безопасности, а потом, опираясь на её основные положения, были приняты Военная доктрина[1], Концепциявнешней политики, Доктрина информационной безопасности, планы военного строительства.

В действующей военной доктрине, принятой 5 февраля 2010 года[2], указаны следующие цели применения Вооружённых Сил Российской Федерации и других войск:

в крупномасштабной (региональной) войне в случае её развязывания каким-либо государством (группой, коалицией государств) — защита независимости и суверенитета, территориальной целостности Российской Федерации и ее союзников, отражение агрессии, нанесение поражения агрессору, принуждение его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и ее союзников;

в локальных войнах и международных вооруженных конфликтах — локализация очага напряженности, создание предпосылок для прекращения войны, вооруженного конфликта либо для принуждения к их прекращению на ранних стадиях; нейтрализация агрессора и достижение урегулирования на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и ее союзников;

во внутренних вооружённых конфликтах — разгром и ликвидация незаконных вооружённых формирований, создание условий для полномасштабного урегулирования конфликта на основе Конституции Российской Федерации и федерального законодательства;

в операциях по поддержанию и восстановлению мира — разведение противоборствующих сторон, стабилизация обстановки, обеспечение условий для справедливого мирного урегулирования.

В действующей военной доктрине предусмотрено, что Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против неё и (или) её союзников ядерного и других видоворужия массового уничтожения, а также в ответ на крупномасштабную агрессию с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование российского государства.

Из военной доктрины:

Военная политика Российской Федерация направлена на недопущение гонки вооружений, сдерживание и предотвращение военных конфликтов, совершенствование военной организации, форм и способов применения Вооруженных Сил и других войск, а также средств поражения в целях обороны и обеспечения безопасности Российской Федерации, а также интересов ее союзников.

Деятельность Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов

18. Российская Федерация обеспечивает постоянную готовность Вооруженных Сил и других войск к сдерживанию и предотвращению военных конфликтов, к вооруженной защите Российской Федерации и ее союзников в соответствии с нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

Недопущение ядерного военного конфликта, как и любого другого военного конфликта, – важнейшая задача Российской Федерации.

19. Основные задачи Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов:

а) оценка и прогнозирование развития военно-политической обстановки на глобальном и региональном уровне, а также состояния межгосударственных отношений в военно-политической сфере с использованием современных технических средств и информационных технологий;

б) нейтрализация возможных военных опасностей и военных угроз политическими, дипломатическими и иными невоенными средствами;

в) поддержание стратегической стабильности и потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне;

г) поддержание Вооруженных Сил и других войск в заданной степени готовности к боевому применению;

д) укрепление системы коллективной безопасности в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и наращивание ее потенциала, усиление взаимодействия в области международной безопасности в рамках Содружества Независимых Государств (СНГ), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), развитие отношений в этой сфере с другими межгосударственными организациями (Европейским союзом и НАТО);

е) расширение круга государств-партнеров и развитие сотрудничества с ними на основе общих интересов в сфере укрепления международной безопасности в соответствии с положениями Устава ООН и другими нормами международного права;

ж) соблюдение международных договоров в области ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений;

з) заключение и реализация соглашений в области контроля над обычными вооружениями, а также осуществление мер по укреплению взаимного доверия;

и) создание механизмов регулирования двустороннего и многостороннего сотрудничества в области противоракетной обороны;

к) заключение международного договора о предотвращении размещения в космическом пространстве любых видов оружия;

л) участие в международной миротворческой деятельности, в том числе под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с международными (региональными) организациями;

м) участие в борьбе с международным терроризмом.

Применение Вооруженных Сил и других войск.

Основные задачи Вооруженных Сил и других войск в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время

 

Урегулирование конфликтов на примерах – см. вопрос 14

 

 

17/ Современные угрозы режиму нераспространения оружия массового уничтожения.

В условиях вооруженных конфликтов перед странами нередко встает вопрос о применении ядерного, биологического либо иного оружия массового уничтожения. До событий 11 сентября 2001 года человечество было еще как-то ограждено всевозможными договорами и иными источниками международного права от попытки применения подобного рода оружия. Но, принимая во внимание сложившуюся ситуацию, мы понимаем, что неотъемлемое право человека на жизнь отчуждается террористическим экстремизмом.

Поэтому, важнейшее место в решении данной проблемы занимают цели и принципы Организации Объединенных Наций.

Несмотря на то, что сам Устав ООН 1945г необходим был, для того чтобы «избавить грядущие поколения от бедствий войны» уже в послевоенный период (речь идет о Второй Мировой Войне), однако до сих пор он не потерял свою актуальность. Ведь проблема мира и стабильности на Земле, защиты основных прав человека, достоинства и ценности человеческой личности, проблема равенства прав больших и малых наций существует в достаточно острой форме и сегодня.

Следует отметить, что Устав ООН послужил фундаментом и для целого ряда двусторонних и многосторонних актов, договоров, соглашений и деклараций.

Варшавский договор 14 мая 1955г. в соответствии с Уставом ООН обязывал своих государств-членов «воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения и разрешать свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не ставить под угрозу международный мир и безопасность» (ст. 1) .

(Для заметки: организация Варшавского Договора распущена 1 июля 1991 года в Праге.)

Примером может послужить также «Всемирный договор о неприменении силы в международных отношениях». Статья 1 данного договора в очередной раз указывает на строгость обязательства «не применять во взаимных и вообще в международных отношениях силу или угрозу силой как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций». При этом указывается воздержание «от применения вооруженных сил с использованием любых видов оружия, включая ОМУ, на суше, на море, в воздухе и в космическом пространстве, а также от угроз таким применением».

Но вопреки целям и принципам Организации Объединенных Наций в современном мире существует такая угроза применения ОМУ в качестве защиты, на пример, от терроризма. Таким образом, человечество, действуя по принципу «ока за око», может спровоцировать себя на очередной спад – на широкомасштабные военные действия, последствием которых может стать ядерная война. Нельзя исключать и вероятность Третьей Мировой Войны.

 

Раньше опасность использования оружия массового уничтожения в основном предопределялась тем, что в противоборство могло быть втянуто относительно небольшое число государств, обладающих ОМУ. Теперь вероятность его применения в конфликтных ситуациях расширяется как за счет роста числа стран-обладательниц ОМУ, так и за счет его импорта в конфликтные зоны.
Резко усилились территориальные споры. Расширилось конфликтное пространство. Складываются условия для "интернационализации" последствий распространения ОМУ. Причем в европейские этнические и национальные столкновения стягиваются государства, расположенные на других континентах. Что можно наблюдать в активной поддержке исламского мира мусульман Боснии и Герцеговины.

К этому следует добавить и зоны повышенного риска — Ближний Восток, район Персидского залива, Южная Азия, Северо-восточная Азия. В некоторых из этих районов уже использовались отдельные виды ОМУ, например химическое оружие в недавней ирано-иракской войне. В настоящее время вероятность и масштабы возможного использования ОМУ в локальных столкновениях возрастают еще потому, что на карту поставлено само существование вовлеченных в них государств.

В рамках проблемы нераспространения ОМУ и контроля над вооружениями осенью 2001 года в Москве состоялась крупная международная конференция. На форуме обсуждались такие актуальные проблемы, как ядерная безопасность, сокращение стратегических ядерных вооружений, уничтожение химического и биологического оружия, возможности координации международных усилий в области укрепления режима ядерного нераспространения и др.

Характеризуя текущее состояние режима нераспространения, директор ПИР-Центра и сопредседатель конференции Владимир Орлов в частности сказал: "Не обеспечена универсальность Договора о нераспространении ядерного оружия. Его "разоруженческая" составляющая не всегда соблюдается. Вне юридически обязывающих договоренностей оказываются запасы тактического ядерного оружия. Налицо угроза милитаризации космоса. Ядерное оружие, вопреки духу ДНЯО, продолжает оставаться размещенным за пределами национальных территорий ядерных государств".

Немаловажную роль играет и несовершенство технологии и оборудования, систем безопасности в ряде стран; изъяны в технологиях использования и системах контроля за хранением запасов ОМУ, ракетных и других средств доставки, что наводит на мысль о серьезной возможности случайного применения оружия массового уничтожения.

Что касается отказа от создания и применения оружия массового уничтожения государствами, которые обладают ядерным оружием либо стремятся к этому, политически и психологически затрудняется не только «горизонтальным», но и ярко выраженным «вертикальным» измерением негативного свойства ОМУ. Но даже такой отказ в условиях, когда происходит распространение ОМУ, не является достаточной гарантией стабильности.

Конечно, только соглашения, обязывающие государства не производить и не приобретать ядерное, либо другое ОМУ, или контроль над экспортом тех же ядерных материалов, технологий и оборудования не обеспечивает достижение цели нераспространения. Эта задача может быть выполнена только при условии постепенного продвижения по пути ядерного разоружения и принятия реальных мер по обеспечению глобальной и региональной безопасности

 

18. Региональные организации безопасности: их права и роль в урегулировании конфликтов

 

Устав ООН (ст. 52) допускает существование "региональ­ных соглашений или органов для разрешения таких вопросов, относящихся к поддержанию международного мира и безопас­ности, которые являются подходящими для региональных дей­ствий", оговаривая при этом, что их деятельность должна быть совместимой с целями и принципами ООН. Устав обязывает своих членов с помощью соглашений или органов обеспечивать мир­ное разрешение местных споров и поддерживать контакты с Советом Безопасности, которому предоставлено право исполь­зовать такие организации для принудительных действий под его руководством.

Региональный статус имеют также отдельные общеполи­тические либо комплексные по своим функциям организации, которые обеспечивают сотрудничество государств, расположен­ных в пределах географического района, и заинтересованных в координации внешней политики, внешнеэкономических связей, социальных, культурных, правовых отношений.

Для признания организации региональной необходимо:

1) пространственное единство государств-членов, их раз­мещение в пределах более или менее целостного региона;

2) пространственное ограничение целей, задач и действий государств-членов, т. е. соответствующая субъектному составу функциональная ориентация без притязаний на вмешательство в дела, выходящие за регионально-координационные рамки.

Именно таковы Европейский Союз, Совет Европы, Совет государств Балтийского моря, Организация африканского един­ства, Организация американских государств, Ассоциация госу­дарств Юго-Восточной Азии. Строго региональный характер имела Организация Варшавского Договора (ОВД), существовав­шая в 1955—1991 гг. Ее членами были СССР и восточноевро­пейские государства. Цели и задачи ОВД были обусловлены потребностями обеспечения безопасности в Европе, а деятель­ность, за редким исключением, была ограничена европейскими проблемами. Особо отметим Содружество Независимых Госу­дарств, поскольку формирование этой региональной организа­ции связано с таким необычным процессом, как поддержание взаимосвязей бывших республик СССР.

Одна из особенностей Организации по безопасности и со­трудничеству в Европе (ОБСЕ), которой предшествовало Сове­щание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), — ее сложный состав. В формировании СБСЕ наряду с европей­скими государствами участвовали Соединённые Штаты Аме­рики и Канада. В настоящее время ОБСЕ объединяет все без исключения государства Европы, две североамериканские стра­ны и все бывшие союзные республики СССР, в том числе сред­неазиатские республики и Казахстан, что, очевидно, не разру­шает европейской основы ОБСЕ, поскольку здесь учитываются реальные интересы и юридические аспекты правопреемства соответствующих государств.

Противоречивыми, с позиций регионального регулирова­ния, являются черты Организации Североатлантического дого­вора (НАТО). Сформированный в 1949 г. военно-политический блок объединил как государства Северной Америки (США, Ка­нада), так и Западной Европы (Великобритания, Франция, Нор­вегия и др., позднее — ФРГ, Испания); а затем и Юго-Восточ­ной Европы. (Греция, а также Турция, большая часть террито­рии которой находится в Азии). Применительно к первоначаль­но намеченному региональному принципу обеспечения безопас­ности в Североатлантическом регионе следует отметить, что в последующем он был официально расширен за счет района Средиземного моря, а фактически стал охватывать и другие 'государства Европы (например, территорию бывшей Югосла­вии) и район Ближнего Востока. Такие действия — и прежде всего выходящие за рамки мандата Совета Безопасности ООН военные операции НАТО с односторонней направленностью — противоречат принципам регионализма.

Российская Федерация, возражая против планов расшире­ния НАТО за счет включения стран Восточной Европы (на пер­вой стадии — Польши, Чехии и Венгрии), а также стран Бал­тии, не отвергает возможности координации взаимных отноше­ний в интересах поддержания мира и стабильности в Европе.

Позитивную роль в обеспечении координации стран — чле­нов НАТО и не входящих в этот блок государств могут сыграть Совет Евроатлантического партнерства и совместная програм­ма "Партнерство во имя мира".

26 мая 1997 г. в Париже подписан Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантическо­го договора, определяющий механизм консультаций, а также совместного принятия решений и совместных действий. Создан Совместный постоянный совет Россия — НАТО.

Судьба НАТО тесно соприкасается с состоянием и перспек­тивами ОБСЕ. С позиций международного права недопустимы как противопоставление этих объединений, так и особенно по­пытки обеспечить НАТО доминирующую роль со ссылками на многолетние традиции и большую эффективность. Имея в виду, что основа ОБСЕ — это все без исключения государства Евро­пы и что вдокументах ОБСЕ определены четкие ориентиры его общеевропейской деятельности, целесообразна активизация ОБСЕ как главного межгосударственного механизма безопасно­сти и сотрудничества в Европе с одновременными усилиями по совершенствованию НАТО как инструмента содействия ОБСЕ.

При штаб-квартире НАТО в Брюсселе аккредитировано Представительство Российской Федерации. Учреждена Меж­ведомственная комиссия РФ по взаимодействию с НАТО и вы­полнению Основополагающего акта.

 

 

В современном мире региональные организации становятся все более активными в области поддержания международного мира и безопасности. На постсоветском пространстве существует несколько организаций, обладающих компетенцией в указанной области. Одной из них является созданная в 2002 г. в развитие Договора о коллективной безопасности 1992 г. (далее, ДКБ) Организация договора о коллективной безопасности (далее, ОДКБ). Обладая сравнительно небольшим членством [1], данная организация призвана решать серьезные вопросы, связанные с поддержанием международного мира и безопасности в регионе. В то же время, в современном взаимосвязанном мире, существующие угрозы являются угрозами всему Мировому сообществу, и ни одно государство или региональная организация, какими бы сильными они ни были, не может самостоятельно обеспечить безопасность на своей территории. Именно это привело к появлению концепции неделимой всеобъемлющей безопасности, в рамках которой безопасность понимается максимально широко и включает, помимо военно-политических также экономические, экологические, гуманитарные аспекты и требует участия и сотрудничества всех государств мира (Парижская хартия для новой Европы 1990 г.; Доклад группы высокого уровня по вызовам, угрозам и переменам 2004 г., п. 17-23, Итоговая декларация саммита ОБСЕ в Астане 2010 г., п. 6) [2].

Как следствие, безопасность в любом регионе может быть обеспечена только совместными усилиями государств региона, действующих в нем региональных организаций, ООН, государств и организаций смежных регионов. В то же время, вопросы сотрудничества международных организаций в области коллективной безопасности практически не освещены в правовой литературе. Имеются лишь единичные исследования по проблемам деятельности ОДКБ [3], при этом подавляющее их число носит не правовой, а политологический характер [4].

Настоящая статья затрагивает две основные проблемы: квалификация и деятельность ОДКБ в качестве региональной организации коллективной безопасности согласно главе VIII Устава ООН и сотрудничество региональных организаций в области поддержания международного мира и безопасности (включая проблемы и перспективы сотрудничества ОДКБ).

ОДКБ, несомненно, является региональной организацией коллективной безопасности согласно главе VIII Устава ООН. Она обладает ограниченным членством (7 государств-членов), направлена исключительно на поддержание международного мира и безопасности (ДКБ, ст.1(1); Устав ОДКБ от 17.10.2002 г., ст. 1, 3), выражает приверженность целям и принципам Устава ООН (ДКБ, ст. 1(1); Устав ОДКБ, преамбула, ст.4; Концепция формирования и функционирования миротворческого механизма ОДКБ от 18.06.2004, п. 1), обязательствам, вытекающим из Устава ООН и резолюций Совета Безопасности ООН (далее, СБ ООН) [5]. Несмотря на то, что ни ДКБ, ни ОДКБ не квалифицируют себя непосредственно в качестве региональной организации согласно главе VIII Устава, в документах ОДКБ в качестве цели прямо указывается создание региональной системы коллективной безопасности [6] (региональной организации согласно главе VIII Устава ООН), в качестве каковой ОДКБ и рассматривается органами ООН [7].

Как отмечалось выше, цели ОДКБ достаточно ограниченны. ОДКБ направлена на создание эффективной системы коллективной безопасности и борьбу против новых вызовов и угроз (Устав ОДКБ, ст. 7-8) [8]. Рассмотрим основные направления деятельности организации.

Коллективная самооборона изначально являлась основной целью ДКБ (ст. 4) и была впоследствии закреплена в Уставе ОДКБ (ст. 3).

В отличие от иных организаций, идея создания коллективных вооруженных сил была заложена уже в ДКБ. Концепция коллективной безопасности 1995 г. предусматривала создание коалиционных вооруженных сил для проведения миротворческих операций по решению СБ ООН и ОБСЕ (ч. II) [9]. Согласно ст. 2(1) Соглашения о статусе формирований сил и средств системы коллективной безопасности от 11.10.2000 г. государства-члены могли направлять вооруженные контингенты на территорию друг друга по просьбе затрагиваемого государства [10]. То же соглашение регулировало порядок принятия решений и статус вооруженных сил, сформированных для отражения вооруженного нападения на государства-члены ДКБ.

Договоры, заключенные в рамках ОДКБ предусматривают возможность учреждения нескольких видов коллективных сил: миротворческие силы в соответствии с Соглашением о миротворческой деятельности ОДКБ от 6.10.2007 г. и коллективные силы оперативного реагирования (далее, КСОР) согласно Соглашению о коллективных силах оперативного реагирования от 14.06.2009 г. (далее, Соглашение о КСОР). Соглашение о порядке формирования и функционирования сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ от 10.12.2010 г. (в силу не вступило) в качестве элементов коллективной безопасности ОКДБ называет также объединения, соединения, воинские части и подразделения национальных вооруженных сил и других войск Сторон, а также подразделения специального назначения (группы специалистов) органов внутренних дел (полиции), внутренних войск, органов безопасности и специальных служб, формирования органов, уполномоченных в сфере предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций Сторон; коалиционную группировку войск (сил); региональные группировки войск; группировки объединенных (совместных) военных систем (ст. 5).

Миротворческие силы ОДКБ наделены достаточно широкими полномочиями. Согласно квалификации миротворческих операций ООН [11], они могут использоваться для всех видов миротворческих операций (предотвращение конфликтов, установление и поддержание мира, принуждение к миру) за исключением миростроительства (Соглашение о миротворческой деятельности ОДКБ, ст. 1). Целью КСОР является защита территориальной целостности и политической независимости государств-членов ОДКБ, борьба с терроризмом и ликвидация последствий природных катастроф (Соглашение о КСОР, ст. 2(3)).

Коллективные силы ОДКБ имеют квази-постоянный характер. Они остаются под национальной юрисдикцией государств-членов ОДКБ до тех пор пока их командование не доложит о пересечении ими границ государства назначения [12]. Решение о применении любого вида коллективных сил принимается Советом коллективной безопасности ОДКБ [13] (далее, СКБ ОДКБ) по требованию государства назначения [14]. Миротворческие силы ОДКБ могут быть использованы вне территории государств-членов ОДКБ с санкции СБ ООН (Соглашение о миротворческой деятельности ОДКБ, ст. 3-4) или в рамках миротворческих операций иных региональных организаций без применение мер принуждения (ст. 7) [15]. До настоящего момента ни миротворческие силы, ни КСОР ни разу не использовались на практике, несмотря на то, что просьбы о проведении операций поступали (например от Кыргызстана в августе 2010 г. [16]). Совместные действия ежегодно отрабатываются в виде учений [17].

В соответствии со ст. 51, 54 Устава ООН ОДКБ неоднократно заявляла о своей готовности информировать СБ ООН о мерах принимаемых в рамках самообороны или иным образом, связанным с поддержанием мира и безопасности в регионе [18].

Сотрудничество ОДКБ в рамках борьбы с транснациональной преступностьюнаправлено против международного терроризма и экстремизма, незаконной миграции, незаконной торговли оружием и наркотиками. Данное направление, однако, носит преимущественно формальный характер. Государства-члены создают рабочие группы, проводят периодические встречи глав соответствующих ведомств [19], принимают программные документы [20], ведут единый список террористических и экстремистских организаций [21]. КСОР были вовлечены в проведение контр-террористических мероприятий (Соглашение о КСОР, ст. 2(3)) в ходе проведения учений.

Документы и механизмы ОДКБ практически не приспособлены для мирного разрешения международных споров. Ст. 1 Соглашения о миротворческой деятельности ОДКБ упоминает мирное разрешение споров в качестве одного из средств миротворческой деятельности, однако, не предлагает конкретных механизмов. Единственным применимым механизмом являются консультации (обычные, внешнеполитические (как средство формирования совместной политики в области безопасности), совместные (по вопросам, касающимся угроз территориальной целостности и безопасности государств, международного мира и безопасности) [22]. Те же механизмы применимы и в отношении споров, возникающих относительно применения и толкования Устава ОДКБ и иных договоров, заключенных в рамках ОДКБ [23]. Лишь Соглашение о статусе формирований сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ от 10.12.2010 г. предусматривает возможность создания примирительной комиссии (ст. 16(2)), Оно же (ст. 16(3)) и Устав ОДКБ (ст. 27) – передачу споров в Совет коллективной безопасности ОДКБ.

Таким образом, несмотря на то, что статус и возможная роль ОДКБ как региональной организации коллективной безопасности не оспариваются, данная организация недостаточно активна даже в наиболее приоритетных с точки зрения ее учредительных документов областях. В рамках ОДКБ практически отсутствуют механизмы предотвращения гипотетической возможности конфликта (меры по укреплению доверия и безопасности), мирного разрешения споров, постконфликтного миростроительства. Борьба с транснациональной преступностью носит преимущественно формальный характер. Вопросы управления совместными системами равно как борьбы с преступностью регулируются, в первую очередь, в рамках СНГ. Государства-члены не достигли достаточного уровня доверия даже для того, чтобы договориться об активном участии в ежегодных учениях.

В то же время, представляется излишним (особенно с учетом узкого членства в Организации) развивать в ОДКБ все механизмы поддержания мира и безопасности. Многие из поставленных задач могут быть решены посредством эффективного сотрудничества с иными организациями, действующими в регионе (СНГ, ОБСЕ, ШОС), и организациями смежных регионов (Совет Европы, Европейский Союз, НАТО).

Сотрудничество региональных организаций коллективной безопасности. Устав ООН не регулирует направления и механизмы сотрудничества региональных организаций коллективной безопасности между собой, однако, устанавливает общие правила для взаимодействия их с СБ ООН. Предусмотренная в Уставе ООН система основана на принципе субсидиарности, закрепляя вспомогательную роль региональных организаций. За последними признается приоритет в области мирного разрешения международных споров в регионе (ст. 52). СБ ООН может использовать их для принудительных действий под его контролем (ст. 53). Они обязаны информировать СБ ООН о любых действиях, принимаемых или планируемых для поддержания международного мира и безопасности (ст. 54). На практике, однако, функциональность данной системы все чаще подвергается сомнению.

После окончания Холодной войны СБ ООН предпринял ряд попыток интенсифицировать и систематизировать сотрудничество с региональными организациями. В качестве возможных механизмов назывались: консультации, взаимные дипломатические усилия, совместное дипломатическое и оперативное развертывание, финансирование ООН операций региональных организаций, обмен информацией, взаимное участие в деятельности координирующих органов, заключение меморандумов о взаимопонимании, резервных соглашений или соглашений между секретариатами, вовлечение организаций в работу СБ ООН, сотрудничество с комиссией ООН по миротворчеству, участие во встречах на высшем уровне и др. [24]. На практике, однако, сотрудничество осуществляется на ad hoc основе [25].

Сложившаяся ситуация четко демонстрирует необходимость кардинального пересмотра существующей системы взаимодействия. Сегодня СБ ООН не использует региональные организации для своих целей, а приветствует любые усилия, предпринимаемые ими для поддержания мира и безопасности в регионе. СБ ООН практически не ссылается на главу VIII в своих резолюциях, и предпочитает санкционировать государства (действующие непосредственно или через региональную организацию), чем организацию как таковую [26]. Региональные организации сами принимают решение о своей вовлеченности в конфликт [27]. СБ ООН принимает во внимание документы и решения, принятые организацией [28] и адаптирует мандат, финансирование и компетенцию миссий ООН к тем, которые проводятся региональными организациями [29]. Сотрудничество между региональны



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.019 с.)