ТОП 10:

УПРАЖНЕНИЕ «АЛФАВИТ ДЛЯ ЗАИКАЮЩИХСЯ»



Произносите на легком поклоне вперед каждый звук по 8 раз: Р, Л, М, Н, В, Ф, З, С, Ц, Ж, Ш, Ч, Щ, Б, П, Д, Т, Г, К, X.

Строго следите за одновременностью выполнения поклона и произнесения звука. Дыхание происходит автоматически ртом или носом, о нем думать не надо. Одного вдоха должно хватать на произнесение нескольких звуков (на несколько поклонов). Голова опущена, шею не тянуть и не напрягать. Говорить всем телом, освобождая его от чрезмерного напряжения, чтобы каждая буква «дошла до спины».

УПРАЖНЕНИЕ «ВОСЬМЕРКИ»

Это очень хорошее упражнение на задержку дыхания. Сделайте мгновенный вдох на поклоне вперед (лучше носом, а не ртом). Не выпрямляясь, крепко задержите воздух «в спине» и на одном крепко задержанном вдохе считайте вслух до 8 столько раз, сколько «восьмерок» получится. Если вам воздуха уже не хватает, нужно снова вдохнуть и прекратить счет. Отдохните несколько секунд и снова на одном вдохе постарайтесь просчитать вслух как можно больше «восьмерок». Очень хорошо, если на одном задержанном вдохе у вас будет получаться проговаривать по 10-15 «восьмерок».

Лечение заикания — долгий, кропотливый труд, и здесь следует запастись терпением. Однако за годы моей практики у меня не было ни одного случая, чтобы стрельниковская гимнастика при правильном и регулярном ее выполнении не помогла справиться с заиканием, каким бы сильным оно ни было.

В заключение хочу привести 2 случая из своей практики в виде отзывов пациентов, подтверждающих тот факт, что даже в зрелом возрасте при желании с помощью метода Стрельниковой можно избавиться от заикания.

Мишкин Алексей Васильевич, 1964 г. рождения, г.Москва:

«Страдал сильным заиканием с 3 лет. Посещал логопедический детсад. Было незначительное улучшение речи, но когда пошел в школу, заикание вернулось. Говорить с каждым годом становилось все труднее. Когда учился в старших классах, лечился в Речевом центре г.Москвы. Гипноз никакого улучшения в речи не дал, а медикаменты спровоцировали боли в печени.

В 1981 г. попал к А.Н.Стрельниковой, которая после нескольких уроков поручила дальнейшее мое лечение своему ассистенту М.Н.Щетинину. С каждой неделей занятий дыхательной гимнастикой и специальными упражнениями для постановки голоса речь моя улучшалась. Дыхание стало глубоким и объемным, исчезло напряжение мышц груди и шеи, а также подергивание лица во время ларингоспазма.

Полностью пропал страх перед труднопроизносимыми звуками, голос стал плавным и красивым по тембру. Стал испытывать удовольствие от своей речи. Через полгода после начала занятий полностью избавился от заикания.

После службы в Афганистане работаю в милиции. Продолжаю регулярно заниматься стрельниковской гимнастикой. Она держит меня в форме, снимает усталость и легко излечивает от простудных заболеваний».

Попова Елена Ивановна, 1947 г. рождения:

«С А.Н.Стрельниковой и М.Н.Щетининым мне довелось увидеться воочию в марте 1988 г. Не было бы, говорят, счастья, да помогло несчастье... Я очень хотела попасть на лечение к известному московскому логопеду. Простояв в заочной очереди более 3 лет, я наконец-то попала на прием к светилу. Но услышала неожиданное: «Я вашу болезнь лечить не умею!» Невероятно, но факт. Отказав мне в лечении, врач все же сделал доброе дело, направив меня на исправление речи к Александре Николаевне Стрельниковой.

Так я познакомилась с А.Н.Стрельниковой и ее ассистентом М.Н.Щетининым. Пришла я к ним с тяжелой речью, запинки преследовали меня на каждом шагу. Почти ежегодные курсы лечения заикания в различных клиниках страны (г.Харьков К.М.Дубровский, г.Ленинград — ЛОРНИИ, г.Ростов-на-Дону — областная больница, г.Москва — клиника №8 им.Соловьева, г.Бердянск и г.Сочи — гипноз, г.Тбилиси — биотоки) не давали стабильных результатов. Речь поначалу улучшалась, а затем все возвращалось на круги своя, особенно после гипноза.

Моя работа связана с командировками. Порой бывало настолько трудно разговаривать, что в окружении людей чувствовала себя обессиленной и беспомощной. Готова была бежать на край света, чтобы никто не видел ни моих горьких слез, ни моих страданий. А когда буквально захлебываешься на каждом полуслове и от невысказанных чувств и мыслей слезы застилают глаза, сетуешь на то, зачем вообще родилась... А как много хотелось бы сказать всем и каждому!

Под руководством Александры Николаевны Стрельниковой я прозанималась ее гимнастикой около 20 дней. И несмотря на длительный период заикания — более 30 лет, — речь моя значительно улучшилась. Я поняла, что получила в руки самое сильное и надежное оружие против моего недуга. Спустя полтора года я вдруг узнала, что Александра Николаевна Стрельникова трагически погибла. Это известие глубоко потрясло меня, но я твердо решила для полной гарантии успеха повторить еще раз пройденный мною курс лечения под руководством специалиста.

И вот я снова в Москве, снова повторяю стрельниковскую гимнастику, но уже под руководством Михаила Николаевича Щетинина. С Михаилом Николаевичем работать над собой легко, с ним сживаешься с первых минут знакомства. Он на своих уроках своей кипучей энергией заставляет вас сражаться с болезнью до конца. И болезнь в конечном счете отступает, отступает раз и навсегда.

Теперь после пройденного курса лечения я действительно могу с уверенностью сказать: «Человек может все! Если, конечно, по-настоящему захочет, если соберет всю свою волю в железный кулак. Надо только выдержать определенный для каждого срок, не спасовать перед трудностями, преждевременно не сломаться».

ПОСТАНОВКА ГОЛОСА

Пение — один из способов общения и самовыражения человека, доступный почти каждому. Следовательно, это действие естественное и простое. Тому, у кого природные данные певца, хочется петь точно так же, как и тому, кто от природы бегун и ему хочется бегать. Тело певца устанавливает связи, необходимые именно для пения, легче, чем какие-нибудь иные, и требует их использования, потому что в живой природе то, что не используется, — отмирает.

Пение удовлетворяет не только эстетическую и эмоциональную, но и физическую потребность человека, о чем необходимо знать и помнить певцу. Это работа комплекса мышц, связанных с процессом дыхания, и бессознательно организованная творческим эмоциональным настроем. Комплексная работа невозможна без координирующего центра, а так как ее организует эмоция, профессионал должен уметь создавать ее и сохранять во время пения.

У людей, поющих голосами, которые мы называем «поставленными от природы», связи звуковедения устанавливаются бессознательно, но при этом правильно и легко, дыхание организовано верно. В таких случаях единственное, что обязан сделать педагог, — это помочь певцу осознать, что происходит в его прекрасном инструменте во время пения, чтобы он мог сберечь голос и восстановить естественные связи, если случайность их нарушит.

Но певческие школы в большинстве случаев предлагают воспринимать пение не как способ выражения мыслей и чувств, а как средство для мысленного направления звука на каждой ноте. Заботясь о ноте, певец теряет естественное чувство кантилены и осмысленной фразы и думает не о том, кому, почему и для чего он поет, а о том, попала ли данная нота туда, куда он ее направил.

Увлеченность пением вызывает бессознательное стремление к синтезу, то есть к объединению мышц, участвующих в нем, к организации координирующего центра. Анализ же своих ощущений во время пения ослабляет и нарушает связи звуковедения. Иногда внимание певца сосредоточено на какой-нибудь одной группе мышц: «В маску! В маску!», «На зубы!», «В купол!». Это-то и нарушает естественные связи звуковедения, а с ними теряется и чувство радостно поющего тела, которое есть от природы у человека, как есть оно у соловья или жаворонка.

Необходимость глубоких внутренних связей в большинстве случаев осознана певцами. Их создает и сберегает певческий эмоциональный настрой, пока ему не мешают или мешают не слишком активно. При грубом вмешательстве связь рвется в каком-то звене и голос перестает звучать. Потеря голоса — это нарушение связей звуковедения, а его возвращение — восстановление этих связей.

Что же надо делать, чтобы сохранить и развить связи звуковедения?

Голос воспроизводим мелодию. А мелодия — это движение. Произвести движение может только то, что само подвижно. Мяч полетел — его бросила рука, ветка качнулась — ее толкнул ветер. Подвижны органы дыхания, их мускулатура и мускулатура, с ними связанная. Вот что может в человеке говорить, кричать и петь!

Инструмент певца — часть его тела. И при том одна из наиболее важных и наименее управляемых — органы его дыхания. Мы не видим движений, которые происходят внутри них, и эти движения зависят от эмоционального состояния.

Следовательно, учиться петь — это учиться управлять дыханием и певческим эмоциональным настроем. Но не только дыхание подчиняется эмоциям, но и эмоции можно подчинить дыханию! У актеров и певцов есть профессиональный термин «опора». «Опертый» голос — это звонкий голос. А что такое «опертый» вдох? Прикоснуться к плечу партнера — еще не значит на него опереться. Опереться — это перенести на чужое плечо часть тяжести своего тела, почувствовать, что мускулатура плеча стала сопротивляться нажиму вашей руки. Следовательно, «опертый» вдох — это вдох предельной глубины. Воздух, взятый во время такого вдоха, не может идти дальше. Он «оперся», то есть попросту уперся в стенки органов дыхания. Мускулатура, окружающая их, стала сопротивляться нажиму воздуха, и вы чувствуете это. Ощущение похоже на то, какое испытываешь, опираясь на чужое плечо: упругое, физически приятное сопротивление мышц. И если вдох сделан правильно, вам сразу захочется петь!

Вдох — движение воздуха внутрь тела. Сознательно сделать вдох — значит мысленно установить связь с дном легких. Направление гортани диагонально по отношению к легким, следовательно, удобнее петь, если вы сделали сознательно или бессознательно вдох, «опертый» в спину. Легкие расширяются к основаниям не в груди, а в спине. Следовательно, этот вдох легко задержать, хотя объем его велик.

Звучание — выдох, колеблющий голосовые связки. Чтобы сохранить во время звучания чувство «опоры», надо научиться задерживать правильно сделанный вдох. И еще не нужно думать о дороге, по которой вы поведете вдох. Думайте о месте, в которое он мгновенно приходит, потому что, если вы думаете о дороге, там возникает напряжение. Ведите вдох движением и эмоциональным настроем. Пользуйтесь наклоном во время вдоха. Затаите дыхание и пойте, никуда не направляя звук.

Существует мнение, что «запирать» дыхание вредно, чуть ли не опасно. Да, вдох, искажающий форму легких, задерживать, да и просто делать вредно! Вдох же, заполняющий легкие, не искажая их формы, может вернуть и голос, и здоровье!

Лучшая в мире постановка голоса не русская, не французская, не немецкая и даже не итальянская, а природная. Если вы сознательно взяли правильный вдох и задержали его, все остальное сделает певческая интуиция.

Вспомните строевую песню в армии, хоровую за столом и песню трудовую, например нашу «Дубинушку». Во всех случаях песня поднимает настояние, освобождает от привычной сдержанности и объединяет людей, как не могут объединить просто слова без мелодии. Желая выразить мысли и чувства, люди ищут прежде всего слова и поют их под музыку. Для человека, поющего естественно, пение — это протяжная речь повышенной эмоциональности.

И в профессиональном пении, в эстрадной, романсовой, оперетточной и даже оперной музыке вокализ — исключение, чаще всего на верхних нотах, где произнесение слов затруднено. И нет естественной границы между разговором и речитативом, а речитатив — вступление к арии. Следовательно, и профессиональному певцу нет смысла представлять себе пение как вокализ со словами, да еще с постановкой голоса. Ведь тогда оно — действие заумное и сложное. И слова в этом случае только мешают петь. А каково слушать певца, которому слова мешают петь? Если же для вас пение — протяжная речь, то это действие эмоциональное и простое и слова помогают петь, организуют кантилену. Надо только уметь произнести эти слова, ведь, как известно, «хорошо произнесенное наполовину спето».

О хорошем певце в народе говорят: «Нутром поет!» И не думайте, что петь нутром — значит петь особо выразительно. Нет. Народ говорил как слышал: поет нутром — значит, звучит тело, как музыкальный инструмент. Звучит грудь. А маска, купол, зубы — неподвижная надстройка над тем, что поет. Поэтому думайте, что произносите слова диафрагмой. И не насилуйте ее. Она все знает. Достаточно только подумать о том, что тело делает слово, и потянуть сказанное. Протяжность расширит ваш диапазон, продемонстрирует ваш тембр и превратит речь в одну из разновидностей музыки — мелодию с текстом.

Музыка имеет три измерения — высоту, тембр и силу. Певец должен просто помогать голосовым связкам смыкаться, чтобы точной была высота каждой ноты, освобождать тембр от посторонних призвуков. А что касается силы, о ней нельзя думать, форсировка ее не создаст. Надо думать о звонкости — звонкий голос хорошо летит в зал. Что касается диапазона, то очевидно, что на верхних нотах активно должны работать брюшной пресс и диафрагма, а на низких — грудные мышцы.

«ПОТЕРЯ» ГОЛОСА

У всех наших пациентов певцов, жаловавшихся на короткий диапазон, слабость звука, быструю утомляемость от пения и разговора, сухость и боли в к горле, певческие или фиброматозные узелки, — было мелкое ключичное или грудное перерасширение и напряженное дыхание. Оно-то и являлось главной причиной болезни. Звучание — выдох, колеблющий голосовые связки.

Если в узких верхушках легких воздуха слишком много, ему тесно. И он стремится уйти во время звучания такой широкой струей, что мешает голосовым связкам смыкаться. Он давит снизу на гортань так, что стремится вытолкнуть гортань с сомкнутыми голосовыми связками кверху. Замолчать певец, актер, да и просто человек, которому надо говорить или петь, не может. Он продолжает речь или пение на недосомкнутых или с трудом смыкающихся голосовых связках и, конечно, кончает работу больным.

Идет к врачу. А дальше по кругу: бюллетени, медикаменты, советы беречь голос. И на помощь болезни приходит страх. Человек начинает напряженно думать о гортани и голосовых связках, а они — напрягаются в ответ на его мысли. От неверного звуковедения начинает расти узелок. Бюллетени все чаще и продолжительней, и, если молчание и медикаменты не помогают, — оперативное удаление узелка. Но как бы ни был прекрасен хирург — улучшение самочувствия и звука кратковременны, потому что дыхание и звуковедение остались неверными. Возможно возникновение узелка повторно. Снова оперативное удаление и, в большинстве случаев, предложение сменить профессию.

Следовательно, надо не беречь голос, а иначе организовывать дыхание и звуковедение.

Первое, что мы рекомендуем и актерам, и певцам, — убрать избыток воздуха из верхних долей легких. Мы тренируем вдох, самый удобный для задержания. Это создает воздушный резерв в основаниях легких и не допускает в гортань избытка воздуха. Петь и говорить сразу становится легче.

Затем мы делаем звуковые упражнения на тех же движениях, на каких делали вдохи. Диафрагма и брюшной пресс активно работают во время звучания, и болевые ощущения или узелок начинают исчезать. А когда вы тренировкой приучили их работать в помощь звуку, они сработают уже по привычке. Привычка же требует подкрепления. Дыхательные упражнения надо повторять.

И вот еще что. Если во время пения в какой-то части тела у вас возникает неприятное ощущение — знайте: там — ошибка. Найдите движение, которое это ощущение уберет.

Проверьте все сказанное выше. Спойте что-нибудь раза четыре подряд, чтобы не думать, что вы еще «не распелись». А затем сделайте упражнение «насос»: 9 раз по 32 вдоха-движения. А после этого повторите ту же самую вещь. И вы почувствуете, что петь легче, и услышите, что голос звучит значительно лучше. Дыхание, которое вы тренировали, продержится по инерции еще некоторое время. «Затаите» дыхание и пройдите 8 шагов. «Затаите» и пройдите 12 шагов, 16 шагов. Берите в спину. Тренируйте вдох на наклоне вперед. И на нем пойте, т.е. говорите нараспев, думая о смысле слов и красоте мелодии.

Нам внушают, что петь хорошо — трудно и сложно, а плохо — легко и просто. Но ведь в жизни-то все наоборот: плохой певец поет трудно и сложно, а хороший — легко и непринужденно. Теперь вы знаете почему!

АКТЕРСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ

Перед выполнением звуковых упражнений, опубликованных в разделе о заикании, и специальных актерских упражнений, о которых речь пойдет в этой части книги, нужно сначала сделать упражнения из основного комплекса «насос» и «обними плечи». Они подготовят голосовой аппарат к дальнейшей работе.


УПРАЖНЕНИЕ «СЛОГИ»

Не берите дыхание перед каждым слогом. Одного вдоха должно хватать на несколько (4) слогов. Кланяйтесь на каждый слог: «РИ РУ РЭ РО». Произнесите то же самое, выполняя встречные движения рук (как в упражнении «обними плечи»). Голову назад ни в коем случае не откидывайте. Стойте ровно и прямо, бросая согнутые в локтях руки на каждом слоге навстречу друг другу, как бы обнимая себя за плечи: «РИ РУ РЭ РО». Затем переходите к следующим 4 слогам: «ЛИ ЛУ ЛЭ ЛО».

И так далее. Не думайте о дыхании, но лучше дышать ртом, а не носом.

РИ РУ РЭ РО ЛИ ЛУ ЛЭ ЛО

МИ МУ МЭ МО НИ НУ НЭ НО

ВИ ВУ ВЭ ВО ФИ ФУ ФЭ ФО

ЗИ ЗУ ЗЭ ЗО СИ СУ СЭ СО

ЦИ ЦУ ЦЭ ЦО ЖИ ЖУ ЖЭ ЖО

ШИ ШУ ШЭ ШО ЧИ ЧУ ЧЭ

ЩИ ЩУ ЩЭ ЩО БИ БУ БЭ БО

ПИ ПУ ПЭ ПО ПРИ ПРУ ПРЭ ПРО

ДИ ДУ ДЭ ДО ТИ ТУ ТЭ ТО

ТРИ ТРУ ТРЭ ТРО ГИ ГУ ГЭ ГО

КИ КУ КЭ КО КРИ КРУ КРЭ КРО

ХИ ХУ ХЭ ХО.

УПРАЖНЕНИЕ «РАСПЕВКИ»

Все вы, вероятно, помните русскую народную песню «Тонкая рябина»:

Что стоишь, качаясь,

Тонкая рябина,

Головой склоняясь

До самого тына.

Если не знаете слов, не страшно, они вам не понадобится. Возьмем слог РУ. Почему именно его?! Да потому что на гласном звуке «У» — происходит самое тесное смыкание голосовых связок. А при произнесении согласного звука «Р» вибрируют не только связки, но и вся гортань в целом. Происходит так называемый «внутренний массаж» всего певческого аппарата.

Слегка наклоните голову вниз, руки опустите к полу, плечи полностью расслабьте, спина круглая (а не прямая) — это исходное положение.

Пойте «Тонкую рябину» на слог РУ (без текста), слегка кланяясь вниз к полу в ритме этой русской народной песни. Мелодия у нее протяжная, красивая, способствующая выработке кантилены. Не торопитесь, кланяйтесь размеренно, плавно, не спеша — строго в ритме этой песни. О дыхании не думайте, дышите только ртом, вдыхая после каждой музыкальной фразы:

«РУ-РУ-РУ-РУ-РУ-РУ-У-У-У» (вдох)

«РУ-РУ-РУ-РУ-РУ-РУ-РУ-У-У-У» (вдох)

Таким образом спеть 3 куплета «Тонкой рябины» на «РУ».

Если кто-то не знает мотива этой песни или же песня вам не нравится, можно петь на «РУ» «Подмосковные вечера», только в более быстром темпе.

РЕКОМЕНДАЦИИ ПЕВЦАМ И ДРАМАТИЧЕСКИМ АКТЕРАМ

Никогда не думайте о дыхании ни в пении, ни в речи. Думайте о смысле того, о чем говорите или поете. Зрители, сидящие в первом ряду партера, не должны видеть, как певец на сцене пользуется дыханием.

Не тяните и не напрягайте шею во время пения или монолога. Напряжение мышц шеи передается на гортань и происходит недосмыкание голосовых связок. Звук получается сдавленным и не летит в зрительный зал.

Абсолютно свободными и подвижными (незажатыми) должны быть и плечи. Только при таком условии у актера и певца будут свободно и объемно звучать низкие ноты (грудной регистр).

А вот для того, чтобы хорошо звучал головной регистр, чтобы звонкими были верхние ноты, необходимо создать так называемую диафрагмальную «опору», т.е. очень сильное напряжение внизу живота. Здесь очень большое значение имеют крепкие ноги и абсолютно здоровые половые органы.

Стрельниковская дыхательная гимнастика поможет развить певческий аппарат и создаст так называемый «столб звука», который есть от Бога у оперных певцов с мировыми именами.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.223.3.101 (0.014 с.)