ТОП 10:

Заклинание-молитва к Мардуку



 

1 Могучий, пресветлый, муж Эреду

Верховный владыка, первородный сын Нудиммуда,

Мардук, ярый онагр Ээнгуры!

Господин Эсагилы, мощь Вавилона,

Покровитель Эзиды,

5 Хранитель душ, Эмахтилы избранник, созидатель жизней,

Сень страны, защитник рода людского!

Дракон всех капищ,

Благодатно имя твое в устах человечечьих!

Мардук великий владыка!

10 Всевышней волей твоей да буду жив я, да буду здрав я,

Твою божественность да увижу,

Желаний моих достигну!

В уста мои вложи мне правду,

В сердце мое – слова благие!

15 Да будут милостивы ко мне знатные мира!

Мой бог да пребудет со мною справа,

Богиня моя да пребудет слева,

И что сказал я, так, как сказал я, пусть и свершится!

Мардук, всемогущий владыка, прибавь мне жизни!

Душе моей дай жизни!

Долгой дай жизни — тебе молиться!

Тебе да возрадуется Эллиль, с тобою да возликует Эйа!

25 Благословен будь богами вселенной!

Великие боги сердце твое да успокоят!

 

Молитва поднятия рук перед Мардуком.

 

На русском языке: БВЛ. — Т. 1. — С. 224—226.

(1) 12-13- Также, как и строки 17, 18, 19, — двойные.

(2) 1-7. Подчеркнуто пышные эпитеты первых строк объясняются тем, что Мардук, как центральное божество, узурпировал эпитеты многих богов.

 

«МУДРЫЙ МУЖ, ПОСТОЙ, Я ХОЧУ СКАЗАТЬ ТЕБЕ...»

 

«Вавилонская теодицея»

 

I. [Страдалец]

II.

1 Мудрый муж, постой, я хочу сказать тебе,

[......................], я хочу поведать тебе,

[..........................................] тебе.

Слуга твой страждущий — постоянно хочу прославлять тебя.

Где мудрец, что был бы подобен тебе?

Где ученый, что сравнился б с тобою?

Где ж советчик? Хочу рассказать свое горе.

Конченый я человек: настигло меня страданье.

Младшим я был в семье, — а родитель судьбою похищен;

10 Мать, что меня родила, обратилась к Стране без Возврата, —

Отец и родительница моя оставили меня без защиты.

 

II. [Друг]

 

Друг мой почтенный, что сказал ты — печально.

Милый мой, помыслы ты на зло направил,

Ум твой высокий рассудку глупца уподобил,

Облик твой светлый мрачным сделал.

Да, оставляют нас наши отцы, уходят дорогой смерти —

«Реку Хубур переходят», как говорилось издревле.

Ты всех людей многочисленных видел:

[.......] первенец слабый, — не [........] одарил его.

20 Лоснится богач — кто его осчастливил?

Служащий богу в делах удачлив,

Чтущий богиню копит богатства.

 

III. [Страдалец]

 

Друг мой, сердце твое — поток, чей источник не иссякает,

Воды обширного моря, что убыли не ведают.

Тебя хочу расспросить: узнай мое дело,

Взор обрати на мгновенье, выслушай речи.

Сковано тело, нужда меня мучит,

Успех мой минул, прошла удача,

Сила ослабла, кончилась прибыль,

30 Тоска и беда затмили мой облик,

Хлеба с полей для еды не хватает,

Сикеры, живящей людей, недостает для питья мне,

Наступят ли вновь дня счастья? — узнать хочу я.

 

IV [Друг]

 

Уста мои сдержанны [.......................]

Рассудок твой стройный, как безумец, ты спутал,

Рассеянным и неразумным сделал ты поведенье.

Взор твой прекрасный взгляду слепого ты уподобил.

Что неотступно желаешь, — получишь:

Прежняя сень по молитве вернется,

40 Примиренная богиня возвратится по просьбе;

Те, кто тебя не прощали, сжалятся над тобою.

Разумения справедливости ищи постоянно.

Могучий защитник да положит милость,

Гнев его да смягчится, прощение он да подарит!

 

V. [Страдалец]

 

Склоняюсь, мой друг, пред тобою: мудрость твою принимаю.

Слушаю слово твоей речи.

Дикий осел, онагр, что травой набивает утробу,

Внимал ли толкователю божественных истин?

50 Лев свирепый, что добрую плоть пожирает,

Жертву принес ли, чтоб успокоить гнев богини?

[............] богач, что имущество приумножает,

Драгоценного золота отвесил Мами?

Задержал ли я приношенья? — Богу молился,

Посвящал я жертвы богине, но не услышано мое слово.

 

VI. [Друг]

 

Пальма, роскоши древо, мой брат драгоценный,

Исполнен всей мудрости, золотой самородок:

Ты ведь стоишь на земле, а замыслы бога далече.

Взгляни на красавца-онагра в долине, —

50 Строптивца, что нивы топтал, — стрела опрокинет.

На льва посмотри, губителя стад, о котором ты вспомнил, —

За преступленья, что лев совершил, ему уготована яма.

Богача, что имущество в кучи сгребает,

Царь на костре сожжет до срока.

Путями, что эти идут, пойти и ты желаешь? — "

Лучше ищи благосклонности бога!

 

VII. [Страдалец]

 

Разум твой — северный ветер, дуновенье, приятное людям.

Избранный друг мой, совет твой прекрасен,

Одно только слово тебе я добавлю:

70 Идут дорогой успеха те, кто не ищет бога,

Ослабли и захирели молившиеся богине.

Сызмальства следовал я воле божьей,

Простершись, с молитвой искал богиню, .

Но я влек ярмо бесприбыльной службы, —

Бог положил вместо роскоши бедность;

Дурак впереди меня, урод меня выше, —

Плуты вознеслись, а я унижен.

 

VIII. [Друг]

 

Поистине, умница мой, тому, что открыл ты, нет подтвержденья!

Истину ты отвергаешь, предначертанья бога поносишь!

80 Не соблюдать обряды богов ты возжелал в твоем сердце.

Обряды богини истинные ты презираешь.

Точно средина небес, мысли богов далеко;

Слово из уст богини не разумеют люди.

Верно понять решенья богов заказано человекам,

Замыслы их для людей недоступны.

[........................................]

[Далее недостает 48 стихов.]

 

XIII. [Страдалец]

 

Брошу дом [................................]

Имущества не восхочу [....................]

Жертвы богу презрю, божьи меры нарушу.

Бычка зарежу, что назначен был богине в пищу.

Тропой пойду, вдаль заберусь я,

Запруду открою, пущу наводненье.

Точно вор, по широкой степи скитаться стану;

Буду из дома в дом ходить, утоляя голод;

140 Буду голодным бродить, буду по улицам рыскать.

Точно убогий, внутрь войду [......................]

Далеко благо [...................................-]

[...........………..........]

 

[От строф XIV, XV и XVI сохранились лишь отдельные обрывки стихов.]

 

XVII. [Страдалец]

 

180 Все [..........] обратились люди:

В жалкое рубище одет царевич —

В роскошный наряд облачен сын бедняка и голодранца.

Кто солод стерег — золотом владеет,

Кто мерой червонное мерил — тяжкую ношу таскает.

Кто ел одну зелень — пожирает обед вельможи,

А сыну почтенного и богатого — дикий плод пропитанье!

Рухнул богач, далеко [.................]

 

[От строф XVIII, XIX сохранились лишь отдельные слова.]

 

XX. [Друг]

 

[............………….........]

Мыслям искусным твоим ты заблудиться позволил.

[..................] изгнал ты мудрость,

Разумное ты презрел, установленное унизил.

Кто ритуалы свершает — от тяжких трудов избавлен.

215 [.................] сделался важным,

[.......................] имя ему ученый:

Голову держит высоко, имеет то, что желает.

Следуй стезею бога, храни его обряды.

220 [.................] и на добро поставлен.

 

[От строфы XXI сохранились отдельные слова: «плута...», «мошенников всех...», «добро себе собирают».]

 

XXII. [Друг]

 

[ ........................................]

Завидовал ты процветанию плута? —

Прыть его ног исчезнет скоро!

Без бога мошенник владеет богатством?

Оружье убийцы его настигнет!

Что твой успех, если воли божьей не ищешь?

240 У влачащего божье ярмо достаток скромный, но верный.

Найди благое дыханье бога —

И что за год утратил — восстановишь тотчас.

 

XXIII. [Страдалец]

 

Вгляделся я в мир — в нем дела — по-другому:

Демону бог не закрыл дороги:

Отец по каналам волочит лодку,

А сын его взрослый разлегся в постели.

Старший брат бежит, как пес, по дороге —

Младший ликует — своего погоняет мула.

По улице рыщет бродягой наследник, —

250 Второй сын дает бедняку пропитанье.

Что получил я от бога, которому поклонялся?

Пред теми, кто ниже меня, я склоняюсь,

Презирают меня и последний, и богатый, и гордый.

 

XXIV. [Друг]

 

Искусный, ученый, знанья обретший,

Озлоблено сердце твое, — потому и покосишь бога.

Как средина небес, сердце бога далеко,

Познать его трудно, не поймут его люди.

Творение рук Аруру, все существа живые, —

Отпрыск их первый у всех неладен:

260 Первый теленок мал у коровы,

Приплод ее поздний — вдвое больше;

Первый ребенок дурачком родится;

Второму прозванье — Сильный, Смелый, —

Видят, да не поймут божью премудрость люди!

 

XXV. [Страдалец]

 

Внемли мне, друг мои, пойми мои мысли,

Сохрани наилучшее слово из речи:

Превозносят важного, а он изведал убийство,

Унижают малого, что зла не делал.

Утверждают дурного, кому правда — мерзость,

270 Гонят праведного, что чтил волю бога.

Золотом наполняют ларец злодея,

У жалкого пропитанье из закрома выгребают.

Укрепляют сильного, что с грехом дружен,

Губят слабого, немощного топчут.

И меня, ничтожного, богач настигает.

 

XXVI. [Друг]

 

Царь богов Happy, человеков создавший,

Зулуммар великий, добывший их глину,

Царица, лепившая их, владычица Мами,

Кривую речь человечеству дали;

Наделили его навсегда неправедностью и ложью.

Доброе дерзко говорят о богатом:

Царь-де, на его стороне богатство;

Малому человеку вредят, точно вору,

Творят ему мерзость, убить замышляют,

Обманом зло принять заставляют, ибо нет у него защиты.

Ужасно ведут к концу, гасят его, как угли.

 

XXVII. [Страдалец]

 

Добр ты, друг мой, — увидь мое горе.

Приди мне на помощь, страданья пойми же!

Был я послушен, учен, богомолен,

290 Но поддержки и подмоги ни на мгновенье не видел.

Городскую площадь прохожу незаметно;

Тиха моя речь, мой голос негромок.

Головы не подъемлю, в землю смотрю я;

Точно раб, не молюсь я в собрании равных.

Боги, что бросили меня, да подадут мне помощь!

Богиня, что отвернулась, да возымеет милость!

Пастырь, солнце людей, как бог, пасет [человеков]

 

На русском языке публикуется впервые.

«Вавилонская теодицея» — принятое в ассириологичес-кой литературе название аккадской поэмы, написанной в I половине XI в. до н.э. вавилонским жрецом-заклинателем Эсагил-кини-уббибом. Первая ее строка, дающая название поэме, частично разрушена. Поэма состоит из 27 (или 25) 11 -строчных строф; каждая строка в строфе начинается с одного и того же клинописного знака, а все знаки вместе образуют акростих: «Я — (Э)сагил-ки[ни]-уббиб, заклинатель, чтущий бога и царя».

«Вавилонская теодицея» написана как диалог между Страдальцем, сетующим на «неправильное» течение дел в мире, и утешающим его Другом, который приводит в ответ традиционные возражения и объяснения.

Поэмы этого круга отличаются своим внекультовым характером и, очевидно, преследуют дидактические цели - дать человеку модель поведения в аналогичной ситуации. Оформились они впервые в э-дуббе; возможно, это были своеобразные упражнения древних учеников и учителей в сочинительстве. К концу II тыс. до н.э. поэмы о невинных страдальцах значительно усложняются, испытав воздействие других жанров шумеро-вавилонской словесности. На «Теодицее», очевидно, сказалось влияние древнего жанра диалогов-споров.

В ученых кругах «Вавилонская теодицея» пользовалась известностью на протяжении тысячи лет: поэма сохранилась в 10-12 списках, происходящих из Вавилона, Ниневии, Аш-шура и Сиппара. Самые древние таблички с текстом «Теодицеи» были найдены в библиотеке Ашшурбанапала и датируются серединой VII в. до н.э., а самые поздние — относятся в селевкидскому или даже парфянскому времени (конец IV-I вв. до н.э.). Сохранился также поздневавилонский филологический комментарий к поэме, в котором объясняются вышедшие из употребления слова и выражения.

Сохранность текста оставляет желать лучшего: несколько строф повреждены весьма сильно, а три (или, быть может, одна) утрачены полностью.

Теодицея — «богооправдание» — термин христианского богословия для выражения теологической задачи «примирить существование зла в мире с благостью, премудростью, всемогуществом и правосудием Творца» и применительно к вавилонскому религиозному сознанию может быть использован лишь очень условно. Бог и богиня, о которых идет речь в поэме, — личные божества, покровители человека.

17.Хубур — подземная река, окружающая царство мертвых.

21. Букв.: «Служащий богу имеет ламассу» (см. Словарь). 86 и далее. Размеры лакуны могут быть и меньше, чем обозначено в тексте.

132-143- Отчаявшийся Страдалец отвергает традиционный образ жизни и общепринятые ценности. Отказываясь от дома и имущества, т. е. своего социального лица, человек пытается уйти от сужденной ему судьбы, «переменить участь». Он как бы перерождается, становится кем-то другим, и злая судьба, определенная тому, прежнему, уже не может быть судьбой новоявленного скитальца. Спасая жизнь, бросает имущество герой вавилонского потопа Утнапишти («Эпос о Гильгамеше»,Х1, 24-26, 39-42); спасаясь от смерти, бежит в степь и Гильгамеш («Эпос о Гильгамеше»,

X, 8а-11).

180-187. Страдалец, несомненно, осуждает нарушение привычного порядка вещей — все поменялись местами, все социальные роли перераспределены. Кошмарная картина вывернутых наизнанку социальных отношений нередко встречается в произведениях древневосточной словесности (ср. древнеегипетское сочинение «Речение Ипувера»). Насколько такие описания соответствовали реальным процессам, происходившим в обществе, сказать трудно.

215. Букв.: «Корзина для переноски кирпичей далека от того, кто носит (ритуальную головную) повязку». Эти корзины носили на голове.

247-248. Наш перевод основан на новом чтении одного знака в строке 247; ранее эти строки переводили: «Мчится, как лев, по пути брат старший, // Младший же рад, (коль) осла погоняет».

276. Нарру — бог Эллиль.

277. Зулуммар — бог Эйа.

297. Последняя строка поэмы, по предположению французского ученого Р. Лабата, представляет собой отголосок заключительных обращений к царю как третейскому судье, которыми нередко завершались древние ученые диалоги-споры.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.021 с.)