ЗАЩИТА ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА РОССИИ: ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ЗАДАЧИ




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЗАЩИТА ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА РОССИИ: ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ЗАДАЧИ



 

Принципы защиты

 

О приоритетах текущего момента. Правительство делает вид, что оно управляет экономикой, но это иллюзия, поскольку центры принятия решений лежат за пределами России. В частности, цены на нефть – главную статью российского экспорта – определяют несколько банков Уолл-стрит. Эти банки, пользуясь доступом к «печатному станку» Федеральной резервной системы, формируют цены на «бумажную» нефть. «Бумажная» нефть – производные инструменты, привязанные к черному золоту, они используются для спекуляций, а не для реальных поставок товара. Важно, что цены «бумажной» нефти (устанавливаемые загодя на будущие времена) становятся основой для определения текущей цены на реальное черное золото. Банкстеры к началу XXI века окончательно разрушили обычные механизмы формирования рыночных цен под влиянием реального спроса и реального предложения. Уже не приходится говорить о том, что крупнейшие предприятия российской экономики управляются из офшорных центров, находящихся за пределами российской юрисдикции. А внутри страны в целом ряде отраслей доля иностранных инвесторов в уставных капиталах, оборотах, прибылях и других показателях даже по официальным данным уже превышает половину.

Что касается таких российских структур, как Минфин России и Банк России, то они лишь по вывескам могут значиться как «российские». Фактически эти организации – «пятая колонна» Запада, призванная с помощью сжатия денежной массы заниматься удушением российских товаропроизводителей и расчищать экономическое пространство для ТНБ и ТНК. А также обеспечивать регулярные выплаты репараций и контрибуций победителям в холодной войне. Правда, вместо слов «репарации» и «контрибуции» используются термины «международные резервы» и «резервные фонды», которые многих вводят в заблуждение. Ведомства, входящие в состав так называемого «российского» правительства, имеют явные признаки институтов колониальной администрации, работающей в интересах метрополии. Например, российское Министерство экономического развития можно смело назвать министерством экономической войны. Разумеется, войны, нацеленной на уничтожение отечественной экономики. Именно этому министерству (в бытность министром Э. Набиулиной) принадлежит ключевая роль в подготовке решения о присоединении России к ВТО. Сегодня это министерство обосновывает новую серию приватизаций (естественно, в пользу зарубежных конкистадоров, которых принято называть «иностранными инвесторами»). А Министерство образования и науки сегодня, при новом министре Ливанове, энергично продолжает линию Фурсенко на окончательное уничтожение нашей науки и зомбирование молодого поколения. Т. е. лишая нас надежд на экономическое возрождение в будущем. О таких организациях, как Минфин и Банк России, мы уже говорили в предыдущих публикациях. Их смело можно называть филиалами – соответственно Американского казначейства и Федеральной резервной системы США.

Конечно, экономический суверенитет вторичен по отношению к политическому, культурному, информационному, военному, духовному. Восстановление экономического суверенитета России немыслимо без возвращения всех остальных видов суверенитетов. Либо по недоразумению, либо сознательно многие политики и государственные деятели России предлагают сегодня «поставить телегу впереди лошади». Они озвучивают различные рецепты повышения эффективности российской экономики, ее модернизации, изменения структуры в пользу обрабатывающих и наукоемких отраслей, обсуждают проекты создания «наукоградов» и «международного финансового центра», рассуждают о «постиндустриальной фазе» экономического развития России и т. д., и т. п.

Дискуссии о выборе наилучшей для страны модели экономического развития выглядят сегодня крайне схоластичными и несвоевременными. Причем некоторые наши патриоты тратят на эти дискуссии большую часть своего времени и энергии. Подобная псевдонаучная болтовня создает иллюзию того, что мы живем в мирное время. Между тем нашу стратегию и тактику борьбы за экономический суверенитет следует выстраивать исходя из признания того, что:

– российская экономика подвергается жесточайшей агрессии со стороны транснационального капитала;

– внутри страны интересы ТНБ и ТНК обслуживает компрадорская буржуазия и колониальная администрация;

– Запад готовится к окончательной экспроприации национальных богатств России и превращению местного населения в рабов мировой финансовой элиты.

Экономика в условиях войны. Как известно, «экономика» в переводе с греческого языка означает «домостроительство». В условиях войны люди дома не строят. В лучшем случае роют окопы и сооружают оборонительные заграждения. А также переводят в срочном порядке действующие предприятия на выпуск оружия и боеприпасов (мобилизационные мероприятия). Защищают свой общий дом, который принято называть Родиной. Понятия «экономика», «экономист», «экономический» во время войны приобретают условный смысл. Они относятся к защите и мобилизации той экономики, которая создавалась в довоенное время.

Многие сегодня уже признают, что против России ведется необъявленная война. Пока, слава Богу, не «горячая», а экономическая, информационная, идеологическая. Впрочем, в российском воздухе явно уже попахивает порохом. Признав это, мы должны твердо и последовательно говорить не о «рыночной» экономике, а об экономике «военной», «оборонной», «мобилизационной». «Рыночная» и «мобилизационная» типы экономик – антиподы. Не может не радовать то обстоятельство, что Президент РФ В.В. Путин всячески поддерживает программу модернизации наших вооруженных сил, для чего из бюджета страны запланировано выделение триллионов рублей. Но одновременно с вершины властной пирамиды продолжают исходить мантры про «рыночную экономику» и «интеграцию в мировую экономику». А это заставляет сомневаться в искренности (или вменяемости) нашего руководства.

Попытаемся обрисовать некоторые задачи и принципы защиты нашего дома – экономики – в условиях необъявленной войны против нас (точнее, интервенции). Они могли бы быть разделены на три блока: а) защита внешних активов; б) противодействие иностранному капиталу в экономическом пространстве России; в) ликвидация офшорного характера российской экономики. Предлагаемые наброски могли бы стать основой для разработки национально-патриотическими силами России целостной программы экономической обороны страны. Очевидно, что реализация этой программы не может начаться раньше, чем к власти придет правительство, действительно ориентированное на национальные интересы. Было бы и наивно, и вредно пытаться реализовывать программу через нынешнюю колониальную администрацию. А что касается дискуссий по выбору наилучших для России моделей экономического развития, то их мы предлагаем перенести на послевоенное время.

Не надо изобретать велосипед. Недруги России делают все возможное для того, чтобы мы не задумывались об угрозах, возникающих для нашей экономики. А если бы даже задумывались, то не могли найти выхода из экономических тупиков и ловушек. Между тем, имеется бесценный опыт человечества, которым мы обязаны воспользоваться. Иначе говоря, при разработке программы экономической обороны не следует изобретать велосипед. Речь идет как об отечественном, так и зарубежном опыте. Имеется ряд типичных (типовых) угроз, возникающих для любой экономики: переход предприятий под контроль иностранцев, сворачивание и даже полная остановка производства, провоцирование экономических кризисов и экономическая дестабилизация, организация внешних блокад, обесценивание национальной денежной единицы и обрушение ее валютного курса, конфискация и замораживание зарубежных активов, диверсии на военных предприятиях и т. д. Все это периодически случалось и случается в истории человечества и называется экономическими войнами, экономическими диверсиями, подрывной деятельностью, аннексиями и другими специальными терминами. Сегодня мы избегаем этих понятий, что затрудняет понимание экономических угроз и выработку мер противодействия им. Немного отвлекусь. В свое время мне привелось участвовать в работе одной из экспертных групп Совета безопасности Российской Федерации по экономической тематике. Честно говоря, меня поразила атмосфера заседания: оно было похоже на рутинное заседание ученого совета, обсуждавшего какие-то экономические абстракции. При этом использовался язык западных учебников по макроэкономике, а слов «внешние угрозы», «подрывные акции», «мобилизационные мероприятия», «экономическая дестабилизация» и прочая отработанная десятилетиями лексика генеральных штабов полностью отсутствовала (примечательно, что несколько участников заседания были облачены в генеральскую форму).

Между тем, основные меры противодействия внешним угрозам национальной экономике нам известны. Это:

– введение государственной монополии внешней торговли;

– запрет или ограничения на свободное трансграничное движение капитала;

– установление государственной валютной монополии;

– проведение национализаций иностранных активов в стране (а также активов, принадлежащих компрадорской буржуазии);

– отказ от погашения (и даже признания) всех или части внешних долгов;

– установление эффективного государственного контроля над центральным банком и денежным обращением внутри страны;

– проведение внутри страны чрезвычайных мобилизационных мер с соответствующей перестройкой государственного управления экономикой, созданием системы государственных резервов и т. п. (для противостояния блокадам и наращивание военно-экономического потенциала страны);

– организация специальных компаний и торгово-финансовых схем для получения на внешних рынках необходимых товарных и финансовых ресурсов (в условиях блокад);

– возвращение внешних активов в страну или выведение их из зон высокого риска и т. п.

Наиболее ценным является наш собственный опыт. Особенно опыт СССР первой половины XX века. Что касается XXI века, то здесь нам может быть интересен опыт братской Белоруссии, Венесуэлы, Ирана и ряда других стран, не желающих вписываться в новый мировой порядок.

 

Защита внешних активов РФ

 

Общие положения:

а) прекратить дальнейшее наращивание внешних активов путем введения различных запретов и ограничений на вывоз капитала из страны;

б) конвертация высокорисковых зарубежных активов в активы, менее подверженные конфискациям;

в) сворачивание до минимально необходимого (допустимого) уровня внешних активов РФ.

Наиболее перспективным направлением должна стать схема преобразования (конвертации) внешних активов во внутренние. Суть ее в том, что внешние активы трансформируются в инвестиционные товары, закупаемые на международном рынке. Речь идет о машинах, оборудовании, технологиях. Далее эти инвестиционные товары направляются на цели модернизации российской экономики. Очевидно, что условием эффективной реализации схемы конвертации внешних активов во внутренние активы должно быть наличие долгосрочной и масштабной программы реконструкции и развития российской экономики и наличие механизмов реализации этой программы. Можно также рассмотреть возможность использования части внешних активов для погашения внешней задолженности Российской Федерации.

Программа защиты внешних активов РФ отчасти должна решать и более широкие задачи, выходящие за рамки экономики. В частности, национальная власть должна иметь полную информацию о владельцах зарубежных активов. Это необходимо не только для решения вопросов имущественных, но также вопросов национальной безопасности. Еще раз повторим, что мы находимся в состоянии необъявленной войны. Стало быть, жить мы должны по законам войны. А законы войны таковы: воюющая страна исходит из презумпции того, что любое лицо, имеющее активы в стране противника, воспринимается как лицо с «двойным гражданством». А стало быть – как «пятая колонна». Вспомним слова Спасителя: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Матф., 6:21).

Такие лица с «двойным гражданством» могут сохранять свою собственность за рубежом, но при этом они резко ограничиваются в своих правах и имеют особый статус со всеми отсюда вытекающими последствиями. Не стоит даже говорить о том, что такие лица лишаются права занимать какие-либо должности во власти, а также работать на оборонных предприятиях и т. п. Думаю, что таким лицам следует также запретить работать в СМИ, поскольку в современной войне «информационное оружие» приобретает особую значимость. Путин в своем послании Федеральному собранию в 2012 году сказал правильные слова о необходимости «национализации элиты». Такая «национализация» невозможна без ликвидации офшорного характера нашей властной верхушки.

Возвращение зарубежных частных активов. Для возвращения из-за границы наших «беглых» частных капиталов в Россию необходима реализация комплекса мероприятий.

1. Принятие законов, определяющих статус граждан, имеющих зарубежное имущество.

2. Принятие законов и иных нормативных актов, стимулирующих возвращение капиталов в страну («амнистия беглого капитала»).

3. Создание системы выявления зарубежных активов, принадлежащих российским лицам.

Конечно, вопрос возвращения «беглого капитала» в любую страну является вопросом крайне сложным. Многие страны регулярно проводили кампании по репатриации капиталов еще в конце прошлого столетия, но результаты оказывались весьма скромными. Чаще всего это были амнистии, объявляемые для «налоговых уклонистов».

В качестве успешной амнистии капиталов можно назвать опыт Италии в 2001 году, когда лишь за два месяца в страну вернулось около 61 млрд долларов. Условием амнистии предусматривалась единовременная выплата 2,5 % от задекларированной суммы или приобретение акций итальянских компаний на 12 % от возвращенной суммы. При этом было объявлено о резком ужесточении налогового законодательства после амнистии. В Ирландии в 1988 году в результате амнистии было возвращено 1,5 млрд долларов, или 2,5 % ВВП страны.

Наиболее успешной оказалась операция, проведенная в конце прошлого десятилетия (2009 г.) в Италии тогдашним министром финансов и экономики Джулио Тремонти. Из Италии капиталы уходили в основном в офшорные территории с целью ухода от уплаты налогов. Правительство объявило налоговую амнистию, при этом оно согласилось на уплату при возвращении капиталов налогов всего лишь в размере 6 %. Во-первых, это было уже сопоставимо с налоговыми ставками в целом ряде офшоров. Во-вторых, наиболее чуткие предприниматели уже догадывались, что в недалеком будущем начнется массовая зачистка офшоров. Поэтому решили загодя вернуться на родину, используя крайне мягкие условия амнистии. В общей сложности в результате операции «Возвращение капиталов в Италию» сумма репатриированного капитала составила 95 млрд евро. Эта было расценено властями страны как выдающийся успех. Действительно, в послевоенной Европе было множество амнистий, но суммы возвращавшихся капиталов были несравненно более скромными. Правда, на результаты итальянской амнистии можно посмотреть и с другой стороны. По оценкам экспертов, за пределами страны все еще оставалось около 500 млрд евро капиталов итальянского происхождения. В других странах Европы налоговые амнистии приносили намного более скромные результаты, чем в Италии. Например, Великобритания объявила в 2007 году амнистию, которая дала в бюджет страны всего 400 млн фунтов стерлингов.

Впрочем, можно ожидать, что последующие кампании по репатриации «беглых» капиталов будут более успешными в силу того, что в мире началась активная зачистка офшоров. Вот, например, в апреле 2013 года налоговая служба Великобритании объявила о кампании налоговой амнистии для тех, кто скрывает свои капиталы в офшорных юрисдикциях островов Гернси, Джерси и Мэн. Срок действия амнистии – с 6 апреля 2013 г. по 30 сентября 2016 г.

Вот и налоговая служба США использует для борьбы с офшорными налоговыми уклонистами поочередно (и параллельно) метод кнута и пряника. Под «пряником» имеются в виду налоговые амнистии, осуществляемые в рамках программы добровольной выдачи офшорных активов (OVDP). В 2009 и 2011 гг. были проведены первые две кампании в рамках программы, которые вернули в казну 4,4 млрд долларов. В январе 2012 г. была начата третья кампания. В связи с начавшейся зачисткой офшоров ожидается, что результаты третьей кампании будут намного более существенными. В рамках третьей серии программы «нечестные» налогоплательщики должны заплатить штраф в размере 27,5 % от максимальной суммы совокупного баланса на зарубежных (офшорных) счетах в течение восьми последних полных налоговых лет до момента явки с повинной. По сравнению с процентной ставкой кампании 2011 года в 25 % штрафные санкции увеличились. Как и ранее, в зависимости от ряда факторов штраф может быть снижен до 12,5 % или 5 %. Также прозвучала информация о том, что заявители должны будут раскрыть банки и консультантов, которые помогли им избежать уплаты налогов в США. Многие офшорные консультанты почувствовали себя неуютно, а банки не зря зачастую требуют от клиентов подписания специальной формы «налогового нерезидентства с точки зрения США».

Что касается России, то, конечно, решение проблемы репатриации «беглых» капиталов для нее является гораздо более сложным. Потому что владельцы капиталов нарушили не только налоговые законы, но зачастую и многие другие законы. Первый раз об амнистии капиталов было заявлено президентом В.В. Путиным в 2005 году. Он тогда называл сумму вывезенных из страны капиталов, равную 300 млрд долларов. Фактически единственным условием амнистии, которые называл президент, была уплата 13 %-ного налога с возвращенной суммы и размещение этих денег в российских банках. Срок амнистии был определен до 31 декабря 2007 года. Воспользоваться этим захотели немногие, в бюджет страны попало лишь 3,7 млрд рублей. Это и неудивительно, учитывая, что главным мотивом вывода капиталов было не уклонение от уплаты налогов, а уход от ответственности за нарушение норм Уголовного кодекса.

Другой фактор, препятствующий быстрому и масштабному возврату капиталов в Россию, – глубокая интеграция этих капиталов в западную экономику. Запад добровольно от таких средств не откажется. Особенно банки. Единовременное лишение многих западных банков миллиардов «русских» денег может просто вызвать их банкротства. Депутат Государственной Думы Е.А. Федоров достаточно пессимистично оценивает возможность возврата банковских вкладов российского происхождения: «На мой взгляд, нужно вообще избавиться от мысли, что это наши деньги. Это не наши деньги. Это деньги, которые находятся в иностранной юрисдикции, поэтому они – иностранные деньги, которые связаны с Россией в плане их происхождения. Но это иностранные деньги, ими владеют иностранные предприниматели. Если вы посмотрите список «Форбс» крупнейших предпринимателей из России – их 101 человек, они совершенно конкретны – Дерипаска, Алекперов и другие – они все иностранные предприниматели. Да, у них российское происхождение, у многих российское гражданство, но статус иностранного предпринимателя это никак не меняет. Поэтому иностранные предприниматели хранят деньги там, где сами и находятся, – это естественная ситуация. А происхождение денег – Россия, это правда» (С. Табаринцев-Романов. Шувалов хочет амнистии офшорных денег, но они уже давно принадлежат «ребятам с авианосцами». // 19.04.2013. «Накануне. RU»).

Впрочем, не все так безнадежно. Если не помогут амнистии, то следует начать «штучную», «адресную» работу по каждому физическому и юридическому лицу, подозреваемому в нелегальном вывозе капитала за пределы России. Процесс, конечно, трудоемкий, затяжной, требующий привлечения специалистов разных профилей.

Необходимо создание финансовой полиции. Финансовая полиция, призванная бороться с коррупцией при расходах бюджетных средств и нелегальным оттоком капитала, может быть создана в России на базе Росфинмониторинга и будет подчиняться или президенту, или премьер-министру, предложил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Новое ведомство объединило бы три функции, которые в данный момент осуществляются разными ведомствами, – финансовую разведку, финансовый контроль и оперативно-разыскную деятельность. Аналогичные ведомства существуют и в странах СНГ, и за рубежом. На Украине финансовая полиция может появиться уже в середине этого года. В Казахстане, Грузии, Белоруссии, Италии, Сингапуре, Австрии и Британии финполиция уже существует.

Росфинмониторинг разработал в 2012 году целый ряд поправок в Уголовный, Налоговый, Административный кодексы, а также в ряд действующих российских законов. Суть поправок в следующем:

а) введение уголовной ответственности за легализацию средств, не уплаченных в виде налогов;

б) ликвидация банковской тайны в отношении физических лиц (поправки в закон «Об оперативно-разыскной деятельности»; банки в течение трех дней должны предоставлять информацию об операциях физических лиц в налоговые органы по запросу последних; сейчас такая практика предусмотрена лишь в отношении юридических лиц);

в) конфискация имуществ нарушителей (сейчас такой конфискации не предусматривается);

г) отказ банков от совершения сомнительных операций и замораживание по инициативе банков средств сомнительных клиентов;

д) дополнительные меры контроля над операциями на фондовом рынке и рынке страхования со стороны профессиональных участников рынка;

е) введение понятия «бенефициарного владельца» (поправка в закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»);

ж) введение уголовной ответственности за нелегальный вывод денежных средств в рублях или валюте из Российской Федерации (контрабандный вывоз денежных средств; перевод по фиктивным документам; вывод с помощью манипуляций ценами и др.); за отдельные виды нелегального вывода уголовная ответственность существовала и раньше, но лишь при больших объемах выводимых средств; поправки предусматривают снижение пороговых значений объемов выводимых средств, необходимых для возбуждения уголовных дел.

Следует отметить, что к категории «сомнительных» клиентов поправки относят в первую очередь офшорные компании или фирмы, тесно ассоциированные с офшорными компаниями. «Сомнительные» операции – в первую очередь, операции, предполагающие использование офшорных банков и любых других структур офшорных юрисдикций.

По мнению наших юристов, необходимо введение понятия уголовной ответственности юридических лиц. Это поможет обеспечить репатриацию нажитого на территории России преступного капитала, выведенного за рубеж. Сейчас у наших правоохранительных органов возникают сложности во взаимоотношениях с судами зарубежных стран, когда речь идет о вывезенных от нас преступных капиталах. Поскольку российская сторона не может предоставить судебное решение, устанавливающее виновность фирмы в этих преступлениях, зарубежные суды отказывают в возврате похищенного имущества его законному владельцу либо в его изъятии в доход России.

Еще одна проблема, которая препятствует эффективной борьбе с незаконным выводом капитала за рубеж, – несовершенство системы информационного обеспечения при выявлении источников легализуемых преступных доходов. Она не позволяет сопоставить данные об основном преступлении, в результате которого был получен капитал, с информацией о подозрительных финансовых операциях, направленных на его вывод за рубеж. Российский орган финансовой разведки – Росфинмониторинг, в который и поступает информация о подозрительных финансовых операциях, является информационно-аналитическим ведомством. Он может установить лишь факт сомнительности той или иной внешнеэкономической операции. Однако он лишен возможности выявить ее бенефициаров, так как не наделен полномочиями по осуществлению оперативно-разыскной деятельности. Правда, у нас есть целый ряд органов, наделенных такими полномочиями, – МВД, ФСБ, ФСКН и прочие, но они непосредственно не имеют доступа к информационным ресурсам о подозрительных финансовых операциях. Поэтому информация о преступлениях, в результате которых наживаются незаконные капиталы, а также об операциях, посредством которых они поступают за рубеж, существует разрозненно и сводится воедино в крайне редких случаях. Решить проблему смог бы новый орган, который и предлагает создать Следственный комитет. Что-то наподобие финансовой полиции. Сочетание функций финансовой разведки, оперативно-разыскной деятельности и контроля за распоряжением госимуществом позволит, как считает руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, оперативно сопоставлять информацию об источнике происхождения преступного капитала с данными о подозрительных финансовых операциях, направленных на его вывод за рубеж. А также быстро документировать следы этих преступлений и своевременно пресекать движение криминальных денежных средств. И в конечном итоге – направлять следователю качественный материал, имеющий реальную судебную перспективу.

Государственные зарубежные активы и международные резервы. В отношении зарубежных активов, принадлежащих государству и Центральному банку РФ, решение вопросов их защиты видится следующим образом. Государственные активы в виде различных объектов недвижимости (за исключением имущества МИДа РФ), с нашей точки зрения, должны находиться в управлении специальной организации (ведомства) исполнительной власти. Т. е. их следует вывести из «тени» управления делами Администрации президента. В силу большой специфики зарубежных активов нецелесообразно передавать их под управление уже существующего Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущества), находящегося в ведении Министерства экономического развития РФ. Еще в 1990-е годы предлагалось создать специальное агентство по управлению зарубежным государственным имуществом, следует вернуться к этому варианту и реализовать его. Для начала необходимо провести полную инвентаризацию этих объектов, а также организовать комплексную проверку с привлечением Счетной палаты РФ. После этого можно приступить к следующей фазе мероприятий – разработке Программы управления зарубежным имуществом.

Что касается такого элемента внешних активов, как наши требования по долгам других стран, то необходимо в кратчайшие сроки добиться погашения этих требований. Большая часть их – просроченные обязательства других стран перед Российской Федерацией. По данным Банка России, на 01.01.2012 просроченная задолженность по кредитам органов государственного управления РФ составила 36,3 млрд долларов. Полагаю, что закрытие этой позиции внешних активов РФ могло бы быть осуществлено посредством подписания Российской Федерацией с другими странами контрактов на поставку товаров в нашу страну в счет погашения накопившейся задолженности. Не исключено также рассмотрение варианта конвертации долга в инвестиции. Но такой вариант может обсуждаться лишь с теми странами, которые могут гарантировать защиту наших инвестиционных активов от арестов и конфискаций. К сожалению, таких стран сегодня очень мало. Теоретически можно также рассмотреть вариант продажи наших долговых требований на мировом рынке. Но это будет крайне невыгодно, так как практически продать эти долговые требования можно лишь с дисконтом 90 процентов, и даже выше.

Теперь о международных резервах Российской Федерации. Еще раз напомним: принято считать, что эти резервы являются достоянием всего нашего общества (Российской Федерации). Однако если внимательно читать Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», то выясняется, что эти резервы «приватизированы» Центральным банком. При необходимости получить доступ к этим средствам правительство РФ может столкнуться с отказом и бойкотом со стороны руководства ЦБ. Последнее может ссылаться на «особый статус» Банка России, а при необходимости даже искать защиту в иностранных судах. В Новейшей истории других стран такое уже случалось. Например, в начале 2010 года президент Аргентины Кристина Киршнер потребовала перевести несколько миллиардов долларов из резервов ЦБ для погашения внешнего долга страны и неожиданно натолкнулась на противодействие со стороны руководителя ЦБ. Он обосновывал свой отказ от выполнения приказа президента страны ссылками на «особый статус» центрального банка и находящихся в его управлении международных резервов. Я уже описывал эту историю и не буду ее повторять. Я ее здесь вспоминаю лишь в связи с тем, чтобы лишний раз повторить не для всех очевидную истину: внешние активы РФ в виде так называемых «международных резервов Российской Федерации» находятся вне сферы государственного управления (законодательной, исполнительной, судебной власти). Даже президент Российской Федерации не имеет права давать указания председателю Банка России, каким образом распоряжаться накопленной валютой. С учетом сказанного полагаю, что первым шагом должно стать изменение статуса Банка России, перевод его под контроль государства. После этого государство получает доступ к управлению международными резервами. А далее следуют такие шаги:

а) прекращение дальнейшего наращивания международных резервов;

б) направление международных резервов на реализацию программы реконструкции и развития российской экономики;

в) сохранение части международных резервов в качестве стратегического резерва; конвертация части международных резервов в более безопасную форму, не уязвимую для конфискаций со стороны Запада (речь идет, прежде всего, о золоте).

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.233.139 (0.019 с.)