ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Угроза под названием «российские офшоры»



 

«У России нет своей экономики». Наше правительство делает вид, что оно управляет страной, в том числе ее экономикой. У нас куча министерств, которые предназначены для управления экономикой в целом и ее отдельными секторами: Министерство экономического развития, Министерство финансов, Министерство энергетики, Министерство природных ресурсов, Министерство сельского хозяйства, Министерство промышленности и торговли и ряд других. Но на самом деле они почти ничем не управляют. По той простой причине, что все так называемые крупные и средние «субъекты хозяйственной деятельности», осуществляющие производственную, торговую, финансовую и иную деятельность на территории Российской Федерации, имеют офшорный характер. Иначе говоря, действующие в стране предприятия зарегистрированы в офшорных юрисдикциях и управляются оттуда. При этом реальные владельцы (бенефициары) таких предприятий, как правило, неизвестны нашим властям. Т. е. в случае возникновения необходимости наши власти даже не знают, с кем разговаривать и решать возникающие вопросы. А если российские власти вдруг надумают разбираться с таким офшорным предприятием в судебном порядке, то им светит перспектива выяснять свои отношения с управляющими и хозяевами таких предприятий в иностранных судах.

Далеко за примерами ходить не надо. В январе 2011 г. в нашем аэропорту «Домодедово» прогремели взрывы (террористический акт). На место события приехал тогдашний президент РФ Д. Медведев. Никто не смог главе государства членораздельно объяснить, кому принадлежит предприятие аэропорта, кто в нем несет конечную ответственность за безопасность, с кем выяснять причины и последствия взрыва. Потому что аэропорт «Домодедово» оказался офшорным «субъектом хозяйственной деятельности», а перед президентом страны в тот день стояли только «шестерки», «приказчики». Лишь через месяц после напряженной работы правоохранительных органов и спецслужб удалось разобраться в схеме управления аэропортом. А ведь это не лавочка по продаже пива и кока-колы. Это крупнейший в стране аэропорт, являющийся стратегическим объектом! И таких стратегических объектов, управляемых из офшоров, у нас в России тысячи.

Об офшорах сегодня, в 2013 году, заговорили во всем мире. Офшоризация – проблема глобальная. Но в России она несравненно более остра, чем в странах «золотого миллиарда». По данным депутата Государственной Думы Е.А. Федорова, долгое время возглавлявшего комитет по экономической политике и предпринимательству, 95 % крупных и крупнейших российских компаний управляются из офшорных юрисдикций. Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов таким образом охарактеризовал офшорный характер российского бизнеса: «…У России фактически нет своей экономики. Для предприятий, зарегистрированных вне налоговой территории России, будущее страны – пустой звук. В офшорах «создаются» наличные деньги для подкупа чиновников. Там же находится и собственность чиновников, приобретенная на коррупционные деньги» (Олег Гладунов. «У России фактически нет своей экономики» // Свободная пресса, 13.02.2012). В другом своем выступлении С. Миронов отметил, что «в России офшорные структуры контролируют практически всю черную и цветную металлургию, большую часть угольной промышленности. Даже водоканалы в некоторых городах у нас сегодня управляются из офшоров» (Олег Гладунов. Городские водоканалы в России управляются из офшоров // Свободная пресса. 12.07.2011). По сведениям председателя Комитета по промышленности Государственной Думы предыдущего созыва Сергея Себко, в офшорных юрисдикциях зарегистрировано 295 системообразующих российских предприятий, относящихся к добыче полезных ископаемых, энергетике, инфраструктуре. Одно из исследований дает такую цифру: у 25 % российских компаний с объемом годовых продаж более 30 млрд рублей имеются офшорные владельцы. Эти данные согласуются с выборочными оценками, произведенными журналом «Эксперт». Из 50 крупнейших российских компаний рейтинга «Эксперт-400» с совокупной выручкой 16 трлн рублей, принадлежащих частному капиталу и не являющихся дочерними структурами иностранных корпораций, 46 % (то есть 23 компании) либо зарегистрированы за рубежом. Они зарегистрированы главным образом в офшорных зонах на Кипре, в Нидерландах или на Британских Виргинских островах, при этом за офшорами числится от 40 до 90 % акций таких компаний… там находится центр прибыли или центр принятия решений (Евгения Обухова, Евгений Огородников. Пора возвращаться с островов // Эксперт, 28.01.2013, № 4).

В конце 2011 г. на заседании «Деловой России» В.В. Путин (в то время премьер-министр) признал, что офшоризация российских компаний лишает власть возможности управлять экономикой: «…Когда у нас за офшорами вообще ничего не видно, не видно конечного бенефициара совсем, нам невозможно даже принимать решения по некоторым ключевым вопросам». Впервые на таком высоком уровне было озвучено, что офшоризация – серьезная угроза российской экономике и национальному суверенитету. С тех пор прошло полтора года, борьба с офшоризацией российской экономики Путиным после возвращения в кресло президента РФ была объявлена важным приоритетом национальной политики. Реально же пока остается status quo.

Западный бизнес выводит в офшоры прибыли, а российский – активы. Об офшоризации экономики сегодня говорится и пишется как о глобальной проблеме. При этом, к сожалению, часто опускается из виду, что схема офшоризации российской экономики принципиально отличается от схем США, Великобритании, других стран Запада.

На Западе в офшорах создаются, как правило, дочерние структуры материнских компаний, имеющих «прописку» в метрополии (США, Великобритания и др.). Дочерние офшорные структуры являются центрами аккумуляции прибыли. В некоторых случаях они также используются для разного рода схем, основанных на манипуляции трансфертными ценами. Опять-таки такие манипуляции обслуживают вывод прибыли за пределы страны, собирающей налоги. Западные схемы заточены на минимизацию налогов, уплачиваемых материнской компанией в казну метрополии.

У российских компаний схема иная: выстраивается цепочка офшорных компаний, на верхнем конце которой находится материнская компания – конечный бенефициар. А в российской юрисдикции находятся дочки, внучки, правнучки, в капитале которых участвуют вышестоящие офшорные компании. Российская схема заточена на защиту собственности, на эффективный контроль конечного бенефициара над активами, расположенными в России. При сохранении анонимности конечного бенефициара. «Россия находится в уникальном стратегически уязвимом положении. Хребет экономики – предприятия ТЭКа, порты и аэропорты, связь, доменные печи, объекты электроэнергетики – все это контролируется из офшоров», – пишут авторы обзора мировой офшорной экономики Е. Обухова и Е. Огородников (Евгения Обухова, Евгений Огородников. Пора возвращаться с островов // Эксперт, 28.01.2013, №

4). Дополнительным стимулом для вывода российских компаний в офшоры является доступ к рынкам дешевых банковских кредитов и западным фондовым рынкам. Конечно, российские компании также используют офшоры и как центры аккумуляции денежных средств (прибыли), и для разного рода манипуляций с трансфертными ценами (для выведения прибыли из России по «серым» каналам). На вполне законных основаниях российские компании переводят в офшорные структуры дивиденды, а также проценты по кредитам. По некоторым оценкам, суммы недобираемых в федеральный бюджет налогов, укрываемых в офшорах, составляют 25–30 % по отношению ко всем налогам, которые фактически уплачивают в бюджет все категории юридических лиц.

В Европе не более 4 % крупнейших и крупных компаний контролируются владельцами из офшорных юрисдикций, в США – 2 %. Что же касается России, то здесь картина совершенно иная, не имеющая аналогов среди развитых стран мира. Мы уже выше говорили, что доля крупных и средних компаний, работающих в России, но управляемых из офшорных юрисдикций, превышает 90 %. А вот еще оценка, которую часто приводит в своих выступлениях лидер «Справедливой России» С. Миронов: более 70 % российских производственных активов принадлежит фирмам, зарегистрированным в офшорах, в то время как в США и Евросоюзе не более 10 % (Олег Гладунов. «У России фактически нет своей экономики» // Свободная пресса, 13.02.2012). Итак, отличие российской и западной моделей офшоризации принципиальное. У них в офшоры выводятся лишь прибыли. У нас в офшоры выводятся не только прибыли, но и активы. Первый вариант создает проблемы фискального характера. Второй вариант создает угрозу окончательной утраты всей отечественной экономики.

В офшор уходит не только частный капитал, но и государство. Офшоризованным у нас оказывается не только средний и крупный частный бизнес. Офшорами также активно пользуются компании, имеющие государственный статус – госкорпорации, акционерные общества с преобладающей долей государства. Президент Путин в послании Федеральному собранию признал, что госкомпании 90 % сделок совершают в иностранной юрисдикции.

У государственной «Роснефти» только по официальной отчетности зарегистрированы одиннадцать дочек в офшорах и юрисдикциях с льготным режимом налогообложения: пять на Кипре, по одной в Голландии, Ирландии, Великобритании, Люксембурге и две – на острове Джерси. За границей и часть активов «Ростехнологий»: например, в конце 2012 г. госкорпорация подписала соглашение о создании нового СП с альянсом Renault – Nissan. Компания Alliance Rostec Auto, получившая в собственность контрольный пакет акций «АвтоВАЗа», была зарегистрирована в Нидерландах – эксперты единогласно объяснили этот факт привлекательным налоговым режимом. В конце 2012 г. Ростехнологии перепродали кипрской компании Nordcom 45,42 % акций единственного в России производителя титана – корпорации «ВСМПО-Ависма». Акции, впрочем, и до этого принадлежали дочерним структурам Рособоронэкспорта через офшоры Cador Enterprises и Jivanta Ventures.

Имея статус госкорпорации Роснано начала создавать офшорные структуры под предлогом того, что они позволят корпорации выходить на западные финансовые рынки. Наиболее крупная такая структура – фонд Rusnano Capital с капиталами 500 млн долларов, зарегистрированная в Швейцарии. После преобразования в 2011 году Роснано из госкорпорации в акционерное общество с государственным участием компания продолжила курс на офшоризацию своего капитала и операций.

«Газпром», в котором государству, как известно, принадлежит контрольный пакет, львиную долю своей деятельности ведет при помощи юрисдикций с более комфортным, чем в России, налогообложением. Осенью «Газпром», владеющий многочисленными зарубежными активами, решил перерегистрировать их в Швейцарии. Все расценили это как бегство от санкций Еврокомиссии, которая подозревает компанию в ограничении конкуренции и установлении несправедливых цен на газ, за что «Газпрому» грозит штраф 14 млрд долларов. Помимо этого швейцарская прописка помогает материнскому холдингу минимизировать налоги. До этого у «Газпрома» был лишь швейцарский трейдер Gazprom Schweiz AG, а почти все зарубежные активы находились под контролем берлинской Gazprom Germania GmbH. Громкой покупкой через офшор стало в 2005 году и приобретение «Газпромом» нефтяной компании «Сибнефть». Сделал он это через голландскую дочку Gazprom Finance В. V. Недавно стали известны и подробности продажи доли «Газпрома» в компании НОВАТЭК структурам, близким другу Путина и совладельцу нефтетрейдера Gunvor Геннадию Тимченко. Все сделки проводились через ирландские и люксембургские аффилированные компании (Анна Васильева. Офшорная тревога // «Коммерсантъ Деньги», № 4 (912), 04.02.2013). В начале 2012 года Счетная палата России объявила о начале проверки работы в офшорах крупнейших российских государственных компаний, в том числе «Газпрома», «Роснефти», «Зарубежнефти», Росатома. В начале 2013 года Счетная Палата продолжила эту работу, включив в список проверяемых такие государственные компании, как «Аэрофлот», РЖД, «РусГидро», Росагролизинг. Однако настораживает то обстоятельство, что в открытом доступе нет никакой информации об уже проведенных проверках.

Мы обращаем особое внимание на офшоризацию государственного сектора экономики по той причине, что раздающиеся с 2011 года призывы власти к сворачиванию офшорных структур никак не реализуются практически. Можно понять сопротивление частного капитала деофшоризации, его способность уходить от исполнения государственных директив. Но если власти не принимают никаких мер по деофшоризации государственных компаний, то это вызывает сомнение в том, что заявления власти искренни. Или возникает подозрение, что власть вообще не способна чем-то управлять. Впрочем, следует иметь в виду, что созданные несколько лет назад в России госкорпорации – по сути, внутренние офшоры, которые закрыты полностью от общества, а также непрозрачны для органов государственной власти. Эти госкорпорации не имеют аналогов в мировой практике. Некоторые из них являются настоящим государством в государстве. Они организованы по принципу матрешки: в рамках холдинговой «матрешки» имеются десятки дочерних и внучатых компаний-«матрешек». А при создании госкорпорации «Ростехнологии» в нее вошло аж 450 предприятий разных отраслей экономики.

Весной 2012 года обсуждался даже вопрос о создании специальной гигантской структуры – госкорпорации Сибири и Дальнего Востока; фактически предлагалось большую часть станы вообще вывести из-под контроля федерального правительства, превратить в гигантский офшор. Правда, слава богу, к середине прошлого года этот вопрос стал затухать. В несколько модифицированном виде он был реанимирован в марте 2013 года, когда начался «наезд» на офшорную зону Кипра, от которого пострадали многие компании и граждане России. Премьер-министр Д. Медведев заявил, что ответом России на этот «наезд» могло бы быть создание ряда офшоров на Дальнем Востоке. Правда, дальнейшей детализации эта идея не получила.

За непроницаемой завесой госкорпораций может происходить втайне от народа приватизация государственной собственности, вывод капитала за пределы российской юрисдикции, трансформация внутренних офшоров во внешние офшоры. Вот как характеризует один эксперт государственную корпорацию: «С точки зрения менеджмента госкорпорация – это вертикально-интегрированная структура, имущество которой на 100 % формируется за счет имущественного взноса Российской Федерации, создаваемая специальным Федеральным законом для решения конкретных отраслевых задач и подчиняющаяся напрямую президенту РФ. Понятно читателю?! Создается за счет имущества государства, но выводится из подчинения государства и передается в частные руки, которые и осуществляют управление, ставят цели и задачи вне государства и неподконтрольные государству» («Госкорпорация – частная офшорная зона» // http://rusforce.org/showthread.php?t=11893).

О «крестовом походе» Запада против офшоров. Как известно, Запад начал «крестовый поход» против офшоров. Воинственные призывы стали раздаваться еще несколько лет назад, прежде всего от президента США Барака Обамы. Обращалось внимание именно на такую негативную сторону офшоров, как уход физических, а особенно юридических лиц от уплаты налогов. Только в США налоговым уклонистам, по самым консервативным оценкам, удавалось прятать не менее 100 млрд долларов налогов. В Европейском союзе объем недополучаемых ежегодно налогов оценивается в 1 триллион евро, причем большая часть этой суммы укрывается от европейских фискалов в офшорах. В условиях финансового кризиса дефициты бюджетов стран «золотого миллиарда» начали быстро расти, параллельно наблюдался быстрый рост государственного долга. Государственные и политические деятели Запада искали разные способы затыкания бюджетных дыр, связанные как с экономией бюджетных расходов, так и с увеличением налоговых поступлений в казну. На первое место вышел такой способ, как ликвидация офшоров или по крайней мере изменение их статуса и повышение прозрачности.

До недавнего времени борьба с офшорами велась в достаточно вялом режиме. Власти США в конце прошлого десятилетия в качестве главного объекта этой борьбы выбрали Швейцарию, добиваясь получения от банков этого государства информации о налоговых уклонистах американского происхождения. В результате осады швейцарского «оазиса» властям США удалось не только получить информацию о налоговых уклонистах, но и в целом расшатать институт банковской тайны в этом знаменитом налоговом убежище. Вела свою борьбу и Германия, периодически покупая на черном рынке ворованные базы данных о немецких клиентах банков Швейцарии, Лихтенштейна, Люксембурга. Но все это было лишь подготовкой к настоящей атаке.

Борьба с офшорами перешла в активную фазу в нынешнем, 2013 году. Сначала это был удар по офшорному государству Кипр (март), а затем по очень крупному и пользующемуся всеобщим спросом офшору под названием Британские Виргинские острова.

Итак, формально целью борьбы Запада с офшорами выступает борьба со своими налоговыми «уклонистами». Об этой цели говорят все ведущие государственные и политические деятели стран «золотого миллиарда». Иногда говорится о том, что одновременно решаются такие важные задачи, как демонтаж банковской тайны, борьба с коррупцией, организованной преступностью, отмыванием грязных денег и даже международным терроризмом. Все это так.

Но имеются и другие, не декларируемые цели. Борьба с офшорами свидетельствует о том, что мировая финансовая элита, давшая отмашку бойцам с офшорами, начала радикальную перестройку мирового порядка. Важнейшими характеристиками нового мирового порядка будут следующие: фактическое исчезновение суверенных национальных государств, сворачивание традиционных товарно-денежных отношений и переход к нерыночным экономическим отношениям, создание мирового правительства, превращение банковской системы в институт глобальной исполнительной власти. Созданный социально-экономический порядок можно назвать новым рабовладельческим строем. Или «лагерным социализмом». Верховная власть будет принадлежать узкой группе мировой олигархии – главным акционерам Федеральной резервной системы США. Эта группа «избранных» подготовит мир к приходу нового «мессии». Впрочем, пока это контуры, к счастью, не сегодняшнего, а завтрашнего мира. А пока группа «избранных» («золотой миллион») решает более конкретную задачу – окончательное перераспределение мирового богатства и его полное сосредоточение в своих руках. Лишь только полное лишение жителей планеты средств существования (земли и других природных ресурсов, а также основных средств производства) позволит «золотому миллиону» по-настоящему поработить все человечество.

Исходя из понимания стратегических планов «золотого миллиона», можно в полной мере понять цели начавшейся кампании зачистки офшоров. Конечно, эта зачистка направлена не только и не столько на то, чтобы увеличить собираемость налогов в бюджеты стран «золотого миллиарда». Она нацелена на то, чтобы провести конфискацию имущества офшорных компаний и банков в пользу «золотого миллиона». Можно выделить два основных объекта конфискаций: а) денежные средства, размещенные на счетах офшорных банков; б) финансовые и нефинансовые активы, которые находятся в управлении офшорных компаний. Согласно последнему отчету международной исследовательской организации Tax Justice Network (TJN), занимающейся независимыми расследованиями в области уклонений от уплаты налогов, на банковских счетах офшорных юрисдикций находится от 21 до 32 триллионов долларов. Что касается активов, которые находятся в управлении офшорных банков и компаний, то этот вопрос является еще более туманным. Например, по данным Boston Consulting Group (BCG), офшорные банки в конце прошлого десятилетия управляли капиталом в размере 7 трлн долларов, а по оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), – 11,5 трлн долларов (Елена Снежко. Борьба с офшорами активна в развитых странах, но полезна для развивающихся // www.investgazeta.net // 16.04.2009). Что касается нефинансовых активов, управляемых из офшоров, то значительная их часть приходится на активы реального сектора российской экономики. В первой нашей статье мы привели денежную оценку материальной части национального богатства России: не менее 40 трлн долларов. Если исходить из предположения, что половина этого материального имущества представляет собой активы, управляемые офшорными компаниями (по нашему мнению, консервативное предположение), то мы получаем 20 трлн долларов. Такова минимальная цена вопроса для тех, кто запланировал зачистку офшорных компаний, принадлежащих российским физическим и юридическим лицам.

Под колпаком экспроприаторов. Наши офшорные компании, клиенты офшорных банков, реальные бенефициары всех офшорных схем давно уже находятся под колпаком Запада. Этот «колпак» начал создаваться еще в конце прошлого столетия под флагом борьбы с международной преступностью, коррупцией, отмыванием грязных денег, уклонениями от уплаты налогов. Процесс строительства «колпака» резко ускорился после событий 11 сентября 2001 года, когда США объявили о войне с международным терроризмом. Важнейшим направлением такой войны было определено предотвращение финансирования терроризма. Очевидно, что для финансирования даже крупных террористических актов требуются деньги, исчисляемые не миллионами, а сотнями или десятками тысяч долларов. Такие деньги обычно не проходят через банки, используются наличные средства. Тем не менее под флагом борьбы с финансированием терроризма Запад в значительной степени сумел демонтировать банковскую тайну, обеспечил доступ спецслужб и налоговых органов к информации о клиентах банков и их операциях. В строительстве «колпака» активно участвуют спецслужбы, налоговые органы, иные финансовые ведомства и организации (в том числе финансовая полиция), различные международные организации и банки. Последние выступают в качестве главных агентов западных спецслужб, являются их «щупальцами». Думаю, что спецслужбы таких стран, как США и Великобритания (стран, которые создавали в своих интересах офшоры и которые контролируют большую часть всех офшоров в мире), имеют более полное представление об офшорном бизнесе российских граждан, чем спецслужбы самой России.

Приведу выдержку из одного материала, который был подготовлен еще в 1990-е годы английской фирмой Global Offshore Services, выступающей в качестве консультанта по офшорным операциям для частных клиентов. В этом материале консультант предупреждает о тех рисках, которые несет юридическое или физическое лицо, открывающее банковский счет или компанию в офшорной зоне: «Почти все существующие офшорные финансовые центры мира являются колонией или бывшей колонией британской короны и независимый статус Британского Содружества не является независимостью от британской короны, которая продолжает управлять внешними делами всех своих колоний. Более того, конституции британских колоний не являются защитой от произвола британской короны… Лица, полагающие, что они избежали глобального контроля развитых стран путем размещения своих активов в офшорной юрисдикции, глубоко ошибаются… Все банковские перечисления в офшорных финансовых центрах, осуществляемые в долларах США, проходят через Федеральный резерв США, и данные по этим перечислениям (название компании или имя лица плательщика и получателя, основание платежа, сумма платежа) скапливаются в огромной базе данных международной финансовой полиции» («Опасности, подстерегающие владельцев офшорных компаний» // Сайт «Прогноз финансовых рынков», http://bre.ru/risk/8930.html).

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.184.78 (0.009 с.)