Психолингвистический анализ текста и речи.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психолингвистический анализ текста и речи.



Психолингвистический анализ текста и речи заключается в том, что на основе анализа языковых единиц делается вывод о психотипе автора или персонажа, о его психическом и эмоциональном состоянии. Применение психиатрических знаний в отношении семантики языкового материала позволяет исследователям «ставить диагноз» как персонажам художественного текста, так и его автору. Образцами подобного исследования являются монография Карла Леонгарда "Акцентуированные личности" и работа Валерия Павловича Белянина «Основы психолингвистической диагностики (Модели мира в литературе). В них исследователи описывают типы акцентуированных личностей и приводят примеры из мировой литературы. Акцентуированные черты личности – это находящиеся в пределах клинической нормы особенности характера, при которой отдельные его черты чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении одних психогенных воздействий при сохранении хорошей устойчивости к другим. Акцентуации не являются психическими расстройствами, но по ряду своих свойств схожи с расстройствами личности, что позволяет делать предположения о наличии между ними связи.
Выделяются следующие типы акцентуированных личностей: демонстративные, педантические, застревающие, возбудимые, гипертимические, дистимические, аффективно-лабильные, аффективно-экзальтированные, тревожные, эмотивные, экстравертированные, интровертированные.
1. Для демонстративных (истеричных) личностей характерна лживость, стремление всячески привлечь к себе внимание, жажда признания, славы, артистизм. Истерия проявляется в особом, рассчитанном на внешний эффект поведении и в особых (истерических) реакциях, которые обусловлены ситуативно, то есть привязано к произошедшим недавно событиям.
У каждого человека нередко возникают проблемы в семье и на работе. Адекватное поведение в таком случае требует, помимо переживаний, попытки сделать нечто, что улучшило бы ситуацию (объясниться с людьми, перезанять деньги, попросить прощения). При истерической же модели поведения личность выбирает иной путь.
Довольно часто — это "бегство в болезнь". Появляются болезни типа сумеречных состояний, головной боли, тошноты, постоянной рвоты, икоты, слабости в ногах, различные припадки, параличи, не имеющие органических признаков. Возможна и истерическая слепота, глухота. Могут возникнуть патологические идеи "порчи" или одержимости. Возможен и синдром "мнимой смерти".
Все эти симптомы имеют большое сходство с симптомами реальных заболеваний, но в силу ряда обстоятельств они носят истерический характер. Во-первых, они направлены на то, чтобы воздействовать на психику и воображение окружающих. Во-вторых, все проявления болезни обусловлены ситуативно. Когда исчезает угроза положению человека, его состояние улучшается.
Для демонстративных личностей характерна небольшая глубина, наигранность переживаний и совершенно определенная ситуативная их обусловленность. Истероидная личность капризничает, манерничает, притворяется только до тех пор, пока на нее обращают внимание, причем это внимание может быть любым — с положительным знаком или с неприязнью. Кажущаяся эмоциональность в действительности оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при большой экспрессии эмоций, театральности, склонности к рисовке и позерству. Потребность в самовыражении у таких лиц присутствует в значительной степени.
Истероидные женщины инфантильны, интеллектуально неразвиты. Их суждения не поднимаются до уровня абстрагирования, мышление ситуативно. Они в значительной степени внушаемы, легко поддаются уговариванию, некритически принимают позицию авторитетного для них собеседника. Для них характерна неспособность подниматься над ситуацией, зависимость от сиюминутных "сюжетов".
Лицам с этой формой психопатий и акцентуаций свойственно желание подчеркнуть свою значимость особым выражением лица, жестами, одеждой.

Например, в повести Б.Гимараенса "Рабыня Изаура" поведение и внешность рабыни Изауры совершенно не соответствуют ее социальному статусу: "Из поместья сеньора Леонсио Гомеш де Фонеска, муниципальный округ Кампус, провинция Рио-де-Жанейро, бежала рабыня по имени Изаура со следующими приметами: цвет кожи светлый, лицо нежное, как у любой белой женщины, глаза черные и большие, волосы того же цвета, длинные, слегка вьющиеся, рот маленький, розовый, красиво очерченный, зубы белоснежные и ровные, нос прямой, талия тонкая, фигура стройная, рост средний. На левой щеке маленькая черная родинка, над правой грудью след ожога, очень похожий на крыло бабочки. Одевается со вкусом и элегантно, хорошо поет и виртуозно играет на пианино".

Желание рисоваться, играть какую-то роль, обращать на себя внимание проявляется в манере держать себя, отличающейся вычурностью и театральностью. Психиатры отмечают, что демонстративные личности охотно читают стихи, танцуют, поют перед зрителями, и многие из них действительно обнаруживают неплохие артистические способности.
В целом основные отклонения при истерии имеют эмоционально-аффективный характер. При этом они чаще всего выступают в виде колебаний настроения. Истерическая форма поведения, характеризуясь театральностью, нарочитостью, проявляется в стремлении представлять совершенные личностью действия в выгодном свете, приписывать себе несвойственные достоинства и положительные качества или просто придумывать эффектные события, где рассказчик играет главную, зачастую героическую роль.
Одной из распространенных особенностей характера при истерии является склонность к фантазерству, измышлениям. К истероидным личностям близки патологические лгуны, которые обладают с одной стороны, чрезмерно возбудимой, богатой и незрелой фантазией, а с другой — выраженными моральными дефектами. К числу таких лиц исследователи относят писателя Карла Мея, утверждавшего, что он лично знаком с персонажем своих произведений — Чингачгуком.
Истероидные лица предпочитают род деятельности, связанный с миром искусства. Театр, кино, оперетта, мода, дизайн привлекают к себе именно таких людей. Возможность упомянуть о своем знакомстве со знаменитостью доставляет им огромное удовольствие.
В одежде истероидной особы много украшений (крупные бусы, клипсы, банты, повязки на голове, яркие ленты), они носят броскую одежду даже в пожилом возрасте, отдавая предпочтение белому цвету.
У мужчин средством обратить на себя внимание может быть мундштук, папиросы, курительная трубка с табаком в кисете (вместо сигареты), цепочки или кулон, трость с резьбой, яркий пиджак, значок. Нередко они носят усы и шляпу. Нижняя губа увеличена, походка шаркающая, говорят преувеличенно громко.
В речи лиц с истероидной акцентуацией преобладает не столько содержание, сколько форма. Они постоянно перебивают собеседника, словно не терпя конкуренции. Задаваемые вопросы переходят в монолог. Вмешиваясь в разговор, они сами при этом не умеют связно изложить собственный взгляд на ту или иную проблему, поскольку, во-первых, мыслят по ассоциациям, во-вторых, как правило, этот собственный взгляд у них отсутствует. Если же собственная позиция и есть, то носит она парадоксальный, эпатажный характер и сопровождается обвинениями и оскорблениями в адрес несогласных. Оценка собеседника у таких лиц часто проходит по внешним признакам (отсутствие волос, юный либо, наоборот, пожилой возраст, одежда, национальность). В целом оценка поступков подменяется обсуждением лиц, их совершивших.
Эпатажность мужчин проявляется также в беседах на скабрезные темы, с пошлостями и грубостями, которые говорятся с достаточно серьезным видом. По функции их речь представляет собой вызов, оскорбление, провокацию скандала. При этом обзывая других, такой человек уверен, что оскорблен именно он.
Обилие жестов и телодвижений сопровождается особой интонацией: она прерывистая, с подъемом на каждом слове (особенно у женщин). Следует отметить как характерную черту — смех истероидной личности. Он резкий, взрывной, хриплый. Достаточно часто он сопровождает собственную шутку.
У истероидов нередко в речи возникают паузы и останавливается взгляд после сказанного: они словно ожидают эффекта, который должны были произвести их слова.
Говоря об особенностях жизненного пути, можно отметить, что истероидная личность описывает свою жизнь как полную унижений, измен партнера по браку, обид со стороны соседей, притеснений и неудач. Желание представить свою жизнь как унизительную связано с когнитивной установкой истероидной личности. Она двупланова: с одной стороны: "Я хочу быть в центре внимания", с другой стороны: "меня презирают".
Герои демонстративного типа ведут себя очень импульсивно, спонтанно, эмоционально. Их чувствам присуща быстрая переменчивость. Например: «И наконец, веселая и оживленная она уехала. Но ее оживление было мимолетным. Приподнятое настроение, вызванное новизной, исчезло. Снова она глубоко задумалась. И вдруг у нее мелькнула мысль, которая обдала ее сердце мучительным холодом. Печаль, омрачившая ее лицо, была вызвана ... (тем, что) весь день Морис Джеральд был с ней только вежлив и корректен» (М. Рид "Всадник без головы"). Причина для смены настроения - обратили недостаточно внимания.

В качестве примера демонстративной личности можно привести героиню повести Б.Гимараенса "Рабыня Изаура", написанной в сентиментальной бразильской традиционной манере "слезы сердца". Очаровательная и несчастная Изаура претерпевает невероятные мучения и унижения потому, что щепетильность и деликатность ее натуры, честность и искренность сердца сталкиваются со злодейством и жестоким оскорбительным издевательством со стороны рабовладельца Леонсио. После неудачной попытки выкупить ее у имеющего на нее похотливые притязания развратного и разнузданного хозяина отец уводит Изауру от него. Леонсио дает объявление в газете с описанием беглянки. Гонимые обществом, отец и Изаура поселяются в тихом городе, но волею судьбы в нее влюбляется отпрыск знатной и богатой семьи с благородным выражением лица Алваро. Оказавшись жертвой гнусного предательства со стороны некоего ничтожного Мартинио, Изаура опять, словно беззащитный заяц, попадает в когти снедаемого роковой и неукротимой страстью и похожего на хищного ястреба с окровавленным клювом Леонсио. Но обладающий живым воображением и впечатлительным сердцем Алваро скупает за половину цены все векселя предававшегося излишествам и безумствам хозяина Изауры. Обольстительной рабыне даруется свобода. Леонсио обесчещен и предпочитает позору смерть.

К демонстративным личностям в художественной литературе относятся многие персонажи Ф.М.Достоевского: кликуша, Федор Павлович, Смердяков ("Братья Карамазовы"), Лебедев ("Идиот"), Порфирий Петрович ("Преступление и наказание").
2. Педантические личности - люди тревожные, боязливые, робкие. Примером педантической личности является вахмистр (рассказ Альфредо де Виньи "Вечерний разговор в Венсене"), которого мучают болезненные сомнения по поводу своей неготовности к строевому смотру, опасения, как бы не украли вверенное ему имущество, то есть тревожат опасности, которые объективно вообще не существуют.

Если поступки истериков характеризуются отсутствием разумного взвешивания, то педантические личности «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Они хотят, прежде чем начать действовать, еще и еще раз убедиться, что лучшее решение найти невозможно, что более удачных вариантов не существует. Педантическая личность не способна вытеснять сомнения, а это тормозит ее действия.

Признаком развития у лиц педантического типа невроза является ничтожность предполагаемой угрозы, тормозящей принятие решения. Если мать прячет в комнате, где находится младенец, все колющие и режущие предметы, то ее действия оправданы страхом, что ребенок может пораниться. Но если та же мать вообще боится прикоснуться к младенцу, «чтобы не повредить ему», то она страдает неврозом навязчивых состояний.

Толчком, способствующим «раскачиванию» чувств, могут быть внешние обстоятельства. Ипохондрический невроз чаще всего возникает в связи с медицинским обследованием, консультациями, предписаниями; больной начинает колебаться между надеждой и опасениями, и в конечном итоге — появляется патологический страх перед тяжким заболеванием.

При отсутствии невроза педантичность наносит ущерб личности только тогда, когда она приобретает болезненный характер. Способность принять решение в этих случаях настолько резко нарушена, что человек не в состоянии нормально работать. Обуреваемый сомнениями, он вновь и вновь проверяет, удовлетворителен ли результат его труда, можно ли считать работу законченной. Он начинает отставать от других, от коллектива. Это в известной мере компенсируется старательным и добросовестным выполнением порученного дела. Педантический тип личности часто добровольно работает сверхурочно, чтобы наверстать потерянное время. Немалый вред приносит педантичность в личной жизни. Например, рабочий день закончился, но педантическая личность все никак не может «расстаться» с рабочим местом; уходя, неоднократно возвращается, чтобы проверить, заперты ли ящики, закрыты ли все двери, все ли оставлено в полном порядке. Если она сдерживает себя, отказывается от многократных самопроверок, то по дороге домой все равно ее изводят мысли о прошедшем рабочем дне, тревожат разные мелочи. Особенно усиливаются ее сомнения, когда порученная работа ответственна. Беспокойство не покидает педантическую личность и дома: время засыпания, являющееся для другого периодом «выключения», становится для педантической личности тяжелым испытанием. Она еще раз подвергает скрупулезному анализу все, что было сделано сегодня, погружается в мысли о планах на завтра и не находит покоя.

Бытовые обязанности также не могут выполняться спокойно и гладко. Женщины больше мужчин подвержены чрезмерной, навязчивой аккуратности. Уборка в комнате производится дотошно и основательно, да и куда чаще, чем нужно. Особая чистота должна царить на кухне. Приготовление пищи отнимает у педантической личности много времени, ибо мытье продуктов, их очистка, перебирание овощей, крупы выполняются с предельной тщательностью. Посуду они моют по три-четыре раза, меняя всякий раз воду. Если ожидаются гости, уборка производится особенно интенсивно. Трудоемкой оказывается и забота о предотвращении бытовых несчастных случаев. Женщина, которая ни разу в жизни не забывала закрыть газовый кран, обязательно многократно проверяет себя, поднимаясь для этого с постели даже ночью. То же самое проделывается и с входной дверью.

Если педантичность выступает лишь как акцентуированная черта характера, то описанные выше отрицательные моменты не проявляются. Поведение педантической личности не выходит за пределы разумного, и в этих случаях часто сказываются преимущества, связанные с тенденцией к основательности, четкости, законченности. Так, в области профессиональной деятельности педантическая личность проявляет себя положительно, так как выполняет работу очень добросовестно. На производстве хорошо знают работника с этой стороны, знают, что на него можно положиться безоговорочно: ему всегда доверяют работу, при выполнении которой необходима большая точность, тщательность. Любопытно следующее: на педантическую личность ответственное задание может оказать угнетающее действие, так как вызовет множество тревог и опасений, в то же время она возьмется за работу без особых раздумий и выполнит ее четко. Если учесть, что педантичность, сверхаккуратность это одновременно и сверхдобросовестность, то сразу становится понятным положительное значение такой черты характера. Позитивное начало педантической личности проявляется и в том, что такой человек любит свое производство, хорошо осознает обязательства по отношению к нему и не меняет место работы без веских оснований. Нередко такие люди много лет, а иногда и всю жизнь работают на одном и том же предприятии.

Педантическая скрупулезность чревата тем, что акцентуированная личность начинает усиленно печься о собственном здоровье. При умеренных проявлениях это положительное качество. Сверхаккуратный человек осторожен, не увлекается курением, не слишком много пьет. Однако при неблагоприятных обстоятельствах такая установка служит толчком к развитию ипохондрии.

В качестве примеров подобного типа личности К.Леонгард приводит главного героя повести Ж.П.Рихтера "Путешествие войскового священника Шмельце во Флец"; героев романа Г.Келлера "Зеленый Генрих" и пьесы Мольера "Мнимый больной"; Нехлюдова из "Воскресенья" Л. Толстого.
3. Паранойяльный характер личности — это повышенная подозрительность и болезненная обидчивость, стойкость отрицательных аффектов, стремление к доминированию, непринятие мнения другого и, как следствие, высокая конфликтность. Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются. Самой важной такой сверхценной идеей параноика является мысль об особом значении его собственной личности. Соответственно этому, основными чертами психики людей с параноическим характером являются очень большой эгоизм, постоянное самодовольство и чрезмерное самомнение. Это люди крайне узкие и односторонние: вся окружающая действительность имеет для них значение и интерес лишь постольку, поскольку она касается их личности; все, что не имеет близкого, интимного отношения к его "я", кажется параноику мало заслуживающим внимания.
Параноика не занимает ни наука, ни искусство, ни политика, если он сам не принимает ближайшего участия в разработке соответствующих вопросов, если он сам не является деятелем в этих областях; и наоборот, как бы ни был узок и малозначащ сам по себе тот или иной вопрос, раз им занят параноик, этого уже должно быть достаточно, чтобы этот вопрос получил важность и общее значение.
Всех людей, с которыми параноику приходится входить в соприкосновение, он оценивает исключительно по тому отношению, которое они обнаруживают к его деятельности, к его словам; он не прощает ни равнодушия, ни несогласия. Кто не согласен с параноиком, кто думает не так, как он, тот в лучшем случае — просто глупый человек, а в худшем — его личный враг.
Для поведения паранойяльной личности характерны лидерство и эгоизм.
Паранойяльные личности в наибольшей степени подходят для фигуры лидера. Они способны преодолевать препятствия, умеют увлечь людей своим примером и в отличие от истероидных личностей целенаправленны.
Сопутствующий лидерству эгоизм проявляется в желании организовать всю деятельность вокруг себя. Недаром другое название для паранойи — мания величия. Считать себя самым главным человеком, приписывая себе все заслуги, — вот характерная черта паранойяльной личности.
Что касается эмоциональной жизни параноиков, то это люди односторонних, но сильных аффектов: не только мышление, но все их поступки, вся их деятельность определяются каким-то огромным аффективным напряжением, всегда существующим вокруг переживания параноика, вокруг его "комплексов", его "сверхценных идей". В центре всех этих переживаний всегда находится собственная личность параноика. Односторонность параноиков делает их малопонятными и ставит их по отношению к окружающей среде в состояние отчуждения, а затем и враждебности. Крайний эгоизм и самомнение не оставляют места в их личности для чувства симпатии, для хорошего отношения к людям. Активность побуждает их к бесцеремонному отношению к окружающим людям, которыми они пользуются как средством для достижения своих целей; сопротивление, несогласие, борьба, на которые они иногда наталкиваются, вызывают у них чувство недоверия, обидчивости, подозрительности.
Параноики неуживчивы, агрессивны: обороняясь, они всегда переходят в нападение, и, отражая воображаемые ими обиды, сами, в свою очередь, наносят окружающим гораздо более крупные; таким образом, параноики всегда выходят обидчиками, сами выдавая себя за обиженных. Всякий, кто входит с параноиком в столкновение, кто позволяет себе поступать не так, как тот хочет этого и требует, становится врагом; другой причиной враждебных отношений является факт непризнания со стороны окружающих дарований и превосходства параноика. В каждой мелочи, в каждом поступке они видят оскорбление их личности, нарушение их прав. Таким образом, очень скоро у них оказывается большое количество "врагов", иногда действительных, а большей частью только воображаемых. При этом мания величия может переходить в манию преследования.
Такого рода отношения с другими людьми делают параноика по существу несчастным человеком, не имеющим интимно близких людей, терпящим в жизни одни разочарования. Видя причину своих несчастий в тех или других определенных личностях, параноик считает необходимым мстить; он злопамятен, не прощает, не забывает ни одной мелочи. Лица с паранойяльной акцентуацией склонны к ревности.

Для таких лиц характерны крайне выраженная энергичность, самодовольство, самомнение, кипучая деятельность. Они никому не доверяют, считают своих друзей способными на нечестность и обман.
В борьбе за свои воображаемые права параноик часто проявляет большую находчивость: очень умело отыскивает он себе сторонников, убеждает всех в своей правоте, бескорыстности, справедливости и иной раз, даже вопреки здравому смыслу, выходит победителем из явно безнадежного столкновения, именно благодаря своему упорству и мелочности. Но, потерпев поражение, он не отчаивается, не унывает, не сознает, что он не прав, наоборот, из неудач он черпает силы для дальнейшей борьбы.

Пока параноик не пришел в стадию открытой вражды с окружающими, он может быть очень полезным работником; на избранном им узком поприще деятельности он будет работать со свойственным ему упорством, систематичностью, аккуратностью, не отвлекаясь никакими посторонними соображениями и интересами.
Среди параноиков выделяется подгруппа фанатиков. Это люди с исключительной страстностью посвящающие всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, служению, совершенно не оставляющему в их личности места ни для каких других интересов. Таким образом, фанатики, как и параноики, люди "сверхценных идей", как и те, крайне односторонние и субъективные. Отличает их от параноиков то, что они обыкновенно не выдвигают так, как последние, на передний план свою личность, а более или менее бескорыстно подчиняют свою деятельность идеям общего характера. Есть довольно многочисленная группа фанатиков чувства. К ним относятся восторженные приверженцы религиозных сект, служащие фанатикам-вождям слепым орудием для осуществления их задач. Тщательное изучение таких легко внушаемых и быстро попадающих в беспрекословное подчинение людям с сильной волей показывает, что они почти не имеют представлений о том, за что борются и к чему стремятся. Сверхценная идея превращается у них целиком в экстатическое переживание преданности вождю и самопожертвования во имя часто им совершенно непонятного дела.
Подобная замена сверхценной идеи соответствующим ей аффектом является также характерной особенностью некоторых ревнивцев, ревнующих не благодаря наличию мысли о возможности измены, а исключительно вследствие неотступно владеющего им беспредметного чувства ревности.
Предпочитаемые роды деятельности паранойяльной личности — политика, религия и наставничество. Наличие идеи, необходимость поиска людей, которые вступили бы в ту или иную партию и при этом поддерживали бы эту идею, — все это словно подпитывает паранойю. При интересе паранойяльной личности к религии возможно появление фанатизма в отношении своих идей и нетерпимости к другим мнениям. Характерно, что от призывов "возлюбить ближнего своего как самого себя" фанатики религии переходят к проклятиям с пожеланиями врагу гореть в "геенне огненной". Что касается интересов паранойяльной личности, то по преимуществу, они направлены на классику, реалистическое искусство и в целом на традиционную культуру. Неприятие авангарда, нетрадиционного искусства очень велико. Что касается литературных предпочтений, то максимальное неприятие вызывает научная фантастика.
Консервативность убеждений паранойяльной личности связана с приверженностью к "истинным ценностям" и к уважению традиции. Возможные предпочтения в музыке — И.С.Бах, Л Бетховен, духовная музыка, религиозная литература. Если говорить о внешности, то, чаще всего, паранойяльная личность имеет крупное телосложение и "представительный вид", обладает громким голосом.

В речи паранойяльной личности преобладают три семантических квантора. Первый квантор: 'за'— 'против'. Он реализуется, например, в таком высказывании, как "Кто не с нами, тот против нас". Второй квантор: 'истина'— 'ложь'. Иллюстрацией может служить высказывание: "Марксистская теория верна, потому что она истинна". Третий квантор: 'доверять'— 'подозревать'. Он проявляется, к примеру, в поговорке "Доверяй, но проверяй".
К числу паранойяльных К.Леонгард относит: Отелло (Шекспир "Отелло"), Родиона Раскольникова и жену Мармеладова (Достоевский "Преступление и наказание"), Альцеста (Мольер "Мизантроп").

В качестве примера рассмотрим роман Э.Л.Войнич "Овод". Содержание романа заключается в том, что молодой человек по имени Артур Бертон, обучаясь в духовной семинарии, заинтересовался политикой и вступил в организацию "Молодая Италия". Его идеал — честность, откровенность, доверие и порядочность. Ложь, обман, недоверие, предательство и клевета неприемлемы: совесть должна быть чиста.
В организации "Молодая Италия" Артур знакомится с девушкой Джеммой и ревнует ее к другому члену кружка — к своему соратнику по борьбе Болле. Во время отъезда его наставника и духовника епископа Монтанелли Артур, явившись на исповедь к другому священнику, признается в своей ревности, попутно упоминая и об обстоятельствах, при которых он встречается с девушкой и своим соперником. Священник доносит полиции о тайной организгции, и Артура арестовывают. Но из тюрьмы Артура отпускают как информатора. Друзья отворачиваются от него. И вскоре его постигает новое разочарование он узнает, что Монтанелли является его отцом, то есть он обманывал его всю жизнь. Артур исчезает, сымитировав самоубийство. Через несколько лет, явившись под псевдонимом "Овод", пишет разоблачительные статьи в адрес католической церкви. Джемма к этому времени уже замужем за Боллой.
Во время операции по перевозке оружия повстанцам Овода арестовывают. К нему в камеру приходит потрясенный Монтанелли, ставший уже Кардиналом. Овод призывает его бежать с ним за границу. Он говорит: «Я уведу вас в светлый мир. Заря близко. Неужели вы не хотите, чтобы солнце вышло и над вами?». Монтанелли отказывается. Тогда Овод пытается бежать из тюрьмы, но болезнь подкашивает его, и побег не удается. Овода расстреливают.
Герой романа обладает высоким представлением о ценности человеческой жизни. Это представление противостоит пониманию человека как машины или как игрушки и орудия в чьих-то руках. Благоговение перед жизнью и вера в высокие нравственные идеалы пронизывает мысли героев романа.
Вокруг Овода обилие подслушивающих, выслеживающих врагов и шпиков. Это делает его очень подозрительным: "Постоянное напряжение этой борьбы начинало заметно сказываться на нервах Артура. Зная, как зорко за ним наблюдают (в тюрьме), и, вспоминая страшные рассказы о том, что арестованных опаивают незаметно для них белладонной, чтобы подслушать их бред, он почти перестал есть и спать. Когда ночью мимо него пробегала крыса, он вскакивал в холодном поту, дрожа от ужаса при мысли, что кто-то прячется в камере и подслушивает, не говорит ли он во сне".
Овод постоянно испытывает тревогу, недоверие и страх перед опасностью. Появляется даже неприязнь, раздраженность и ярость, вызванная необходимостью борьбы против несправедливости.

4. Возбудимые личности подвержены влечениям, инстинктам, неконтролируемым побуждениям. При повышенной степени реакций этого типа можно говорить об эпилептоидной психопатии, хотя прямая связь с эпилепсией отнюдь не обязательна. Реакции возбудимых личностей импульсивны, им чужда терпимость, у них часто возникает гнев, вспыльчивость, раздражительность; мышление тяжеловесно и уровень мышления довольно низок. В юности у них нередки импульсивные побеги из дому, они склонны к жестокости.

Эпилептические припадки протекают следующим образом. Человек внезапно испытывает перемену настроения, потом наступает "особое состояние", он падает, начинает биться в конвульсиях, затем замирает, и происходит релаксация (вплоть до мочеиспускания), затем обычно наступает сон. Именно эти судорожные припадки и определили старое название болезни — "падучая". Эпилептическому припадку сопутствуют помрачение и спутанность сознания, сумеречные состояния. Спутанность сознания характеризуется оторванностью от реальности, дезориентацией в месте и времени и утрате способности к абстрактному мышлению. Возможен фугизм (от лат. fuga «бегство, бег»), который проявляется в форме стремительных движений и действий (человек сдирает с себя одежду, пытается куда-то бежать). По окончании эпизода расстроенного сознания отмечается амнезия, чувство тоски, злобы и страха: например, на следующий день после совершения убийства Раскольников "шел, смотря кругом рассеянно и злобно" (Достоевский "Преступление и наказание"). Перед припадком человек может ощущать различные предвестники или ауры (от греч. aura «ветерок»): он может слышать смех, различные шорохи, ему может казаться, что все вокруг стало либо маленьким, либо, наоборот, большим. Припадок может быть спровоцирован внешними условиями. Так, это может быть нахождение в темноте, яркий свет, вспышки, появление низкочастотного гула либо определенного ритма, нахождение в воде.

Характер эпилептоидной личности следует назвать тяжелым. Такой человек нередко испытывает гнев, негодование, ярость. При совершении преступления личность, находившаяся в таком состоянии, обычно признается недееспособной. Эпилептоидная личность характеризуется снижением интеллекта, возбудимостью. Однако после вспышек гнева и страсти, приступов злобного настроения возможны обещания исправиться, угодливость, слащавость, льстивость. Отсюда определение старых учебников эпилептика как человека с камнем за пазухой и молитвенником в кармане. Эпилептоидная личность занимает определенные ниши в человеческой деятельности: физический труд; счет мелких предметов (например фишек, денег), работа руками с мелкими предметами (печатанье на машинке, вязание); организация чужой работы, секс (проституция). Возможна работа с детьми (в планах князя Мышкина из "Идиота" Достоевского была работа по воспитанию детей, организация клуба для них).
В творческой деятельности преобладает "вторичное" творчество и трансляция результатов чужого умственного труда. Нередко использование чужого сюжета, пересказ известных произведений.
По внешнему виду такие личности достаточно узнаваемы. Они либо худощавы, у них борода клинышком, усы, либо коренасты (особенно женщины). Говорят и поют резко, с хрипотцой.

Такие личности богато представлены в художественной литературе. Это Курт (Готхельф "Курт фон Коппиген"), Кориолан (Шекспир "Кориолан"), Геракл (Софокл "Трахинянки", Еврипид "Геракл"). В частности, герой Достоевского Дмитрий Карамазов ("Братья Карамазовы") является типичным случаем возбудимой личности. Кроме того, писатель, сам страдавший эпилептическими припадками, наделил ими многих персонажей своих произведений, в частности, князя Мышкина ("Идиот"), Смердякова ("Братья Карамазовы"), Мурина ("Хозяйка"), Нелли ("Униженные и оскорбленные").
5. Тревожную личностьотличает робость, в которой чувствуется элемент покорности, униженности. Тревожность в отличие от страха здоровых людей происходит от внутренних причин, а не от внешних событий. Она связана не с реальной ситуацией, а с тем, как представляется человеку и какой имеет для него смысл. Тем не менее попытки убедить человека, что его тревожность не имеет объективных причин, заканчиваются обычно неудачей. Такая безысходность обусловлена тем, что причины тревожности лежат в бессознательной области и усиливаются собственными неосознаваемыми фантазиями. Тревожность, оставаясь бессознательной, приобретает незаслуженную, незаконную власть над человеком.

Тревожная личность отказывается ездить в лифте, метро, летать на самолете, переезжать через мосты, мотивируя свое поведение безотчетным чувством боязни. Однако причина может скрываться за неосознанным желанием. Например, одна пациентка остро переживала предстоящий отъезд супруга в заграничную командировку, в результате у нее бессознательно возник страх ездить в транспорте. В связи с беспомощностью жены мужу пришлось отложить поездку. Важно отметить, что она не знала о причинах своего страха, решение удержать мужа таким способом пришло к ней неосознанно.

Приходится изрядно потрудиться, отыскивая причины тревожности, которая может скрываться за разнообразными желаниями и принимать самые различные формы. Например, человек может сознавать, что испытывает тревожность при общении с другими людьми, но без психолога вряд ли поймет, что она вытекает из лежащей в основе его характера навязчивой потребности. У одних это потребность быть агрессивным, у других — уступчивым, у третьих — высокомерным. Например, высокомерие — это защитная реакция от присущих тревожной личности чувств униженности, неуверенности, неполноценности. Тревожная личность скрывается за различными масками, например, за маской отчаянного храбреца может скрываться трус, так же, как за маской развязности — застенчивость. Человек, одолеваемый тревогой, отказывается или с неохотой ходит на работу, учебу или встречается с лицами противоположного пола. За этим поведением стоит стремление избежать неудач, особенно в ситуациях, где бы его могли сравнить с другими лицами или принятыми стандартами, страх поражения или отвержения. У него легко возникают отличные от действительности, но соответствующие мечтаниям представления о себе и о мире. Он постоянно чувствует себя обиженным, считает, что его недооценивают, не понимают, поскольку оценивает себя выше, чем окружение. Происходит так называемая идеализация собственного «я». Это приводит к тому, что его самореализация из-за нереального «я» при столкновении с действительностью оказывается невозможной, что вызывает ненависть к реальному «я». В своей самооценке он колеблется между ощущением величия и ничтожности и в любой момент может впасть из одной крайности в другую. Это объясняет причину заниженного или завышенного уровня его притязаний. В результате того или иного самоощущения его наполняет гордыня и злоба или зависть и тоска.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.031 с.)