Методы психолингвистических исследований.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методы психолингвистических исследований.



Методы психолингвистики во многом заимствованы из области экспериментальной психологии. В то же время, как и другие лингвистические дисциплины, психолингвистика опирается на языковые факты. Традиционно в психолингвистике выделяется три метода сбора языкового материала:

1. Метод интроспекции, основанный на интуиции самого исследователя. В статье Уоллеса Чейфа «Роль интроспекции, наблюдения и эксперимента в понимании мышления» (2008) именно этот метод считается ключевым для понимания языка и мышления.

2. Метод наблюдения в естественных условиях.

3. Экспериментальный метод, который в настоящее время является основным исследовательским методом психолингвистики. Авторами экспериментального метода являются американские психологи X. Г. Кент и А. Дж. Розанова (1910). Психолингвистические варианты ассоциативного эксперимента были разработаны Дж. Дизе и Чарльзом Осгудом. В отечественной психологии и психолингвистике экспериментальный метод был усовершенствован и апробирован в экспериментальных исследованиях Александра Романовича Лурии и Ольги Сергеевны Виноградовой. Он может быть двух видов:

А) экспериментальный метод в традиции «язык как продукт» – это так называемый двухмодальный лексический прайминг, впервые использованный в работе Д. Свинни в 1978 году. Прайминг (англ. priming) - один из эффектов имплицитной памяти человека, или памяти без осознания. Данная методика основана на классическом наблюдении, что поиск в ментальном лексиконе происходит быстрее, если слово, которое обрабатывается в настоящий момент, семантически связано с предшествующим словом. Процедура проведения подобного эксперимента заключается в следующем: в каждой экспериментальной попытке испытуемый слышит в наушники некоторое высказывание или несколько коротких высказываний, связанных между собой по смыслу; одновременно он видит на экране компьютера последовательность букв; нажатием одной из двух кнопок он должен как можно быстрее определить, является ли появившаяся на экране комбинация букв реальным словом его родного языка или нет. Например, если испытуемый слышит высказывание, содержащее слово собака, и видит на экране слово кошка, его реакция будет быстрее, чем если бы данное высказывание не содержало слов, связанных по значению со словом собака. Данное явление обычно называют эффектом прайминга.

Б) методом исследования в традиции «язык как действие» является методика референциальной коммуникации, введенная в психолингвистический обиход специалистом в области социальной психологии Р. Крауссом. Основная идея состоит в том, что один из собеседников, Инструктор, видит и/или знает нечто, что он должен вербально передать второму собеседнику, Раскладчику, который этого не видит/не знает. Существует два основных способа проведения подобных экспериментов: через невидимый экран и по телефону, и два основных типа задания: пройти определенным путем по лабиринту или по карте и найти что-то в беспорядочной куче и разложить в правильном порядке. Обычно весь диалог записывается на видеомагнитофон и потом анализируется с точки зрения тех принципов, которые лежат в основе подобного языкового взаимодействия.

В самом общем виде все экспериментальные психолингвистические методики можно разделить на опосредованные (оффлайновые, поведенческие), используя которые исследователь изучает результат того или иного языкового поведения, и непосредственные (онлайновые), которые при помощи измерения времени реакции позволяют исследовать языковое поведение в режиме реального времени. Среди опосредованных методик наиболее популярны различного рода опросники, в то время как среди непосредственных следует выделить чтение с саморегуляцией скорости, запись движения глаз, а также описанный выше двухмодальный лексический прайминг.

При использовании методики чтения с саморегуляцией скорости испытуемый сидит перед экраном компьютера и читает некоторый текст, который появляется на экране не целиком, а по частям. Для того чтобы вызвать на экран следующую часть текста, он нажимает на определенную клавишу компьютера, тем самым самостоятельно регулируя скорость своего чтения. Специальная программа определяет время, которое проходит с одного нажатия на клавишу до следующего. Предполагается, что это время необходимо испытуемому для того, чтобы прочитать и проинтерпретировать текущий фрагмент текста.

Существует большое количество различных модификаций данной экспериментальной парадигмы. Во-первых, сами фрагменты текста, которые появляются на экране, могут быть как отдельными словами, так и словосочетаниями или даже предложениями (последний вариант часто используется, в частности, в экспериментах, связанных с изучением дискурса). Во-вторых, методика проведения эксперимента может быть как кумулятивной (в этом случае новый фрагмент текста добавляется к уже существующему), так и некумулятивной (в таком случае новая часть текста замещает предыдущую).

Методика записи движения глаз берет начало с работ Л. Явала, который еще в 1879 году заметил, что движение глаз при чтении происходит не плавно, а наоборот, человек читает благодаря чередованию быстрых перемещений (так называемых саккад) и коротких остановок (фиксаций). С середины 90-ых годов ХХ века в психолингвистическом мире все более широкое распространение получает так называемая методика регистрации движений глаз со свободным положением головы. Сейчас существует две разновидности подобных глазозаписывающих аппаратов: а) полностью бесконтактная модель, когда камера монтируется в непосредственном окружении, и б) модель в виде легкого шлема, который надевается на голову испытуемому; в шлем вмонтированы две миниатюрные (диаметром примерно 5 мм) видеокамеры: одна из них записывает то, на что смотрит испытуемый, а вторая при помощи отражённого света фиксирует изображение глаза. В отличие от прежних технологий новая аппаратура позволяет записывать движения глаз, не ограничивая движения головы испытуемых. Таким образом, исследователи получают возможность изучать не только процессы чтения, но и широкий круг психолингвистических явлений, начиная с устного распознавания слова и заканчивая поведением собеседников в процессе языкового взаимодействия. Особенно популярны исследования, в ходе которых испытуемые получают предварительно записанные на диктофон устные инструкции, следуя которым они смотрят, дотрагиваются или передвигают предметы реального или виртуального мира. Такая экспериментальная парадигма получила название «Визуальный мир».

Задачи метода лингвистического эксперимента и методика его применения зависят от цели исследования и уровневого статуса языковых единиц.

Психолингвистическое исследование слова заключается в его рассмотрении с ассоциативной, параметрической, признаковой, прототипной и ситуационной точки зрения.

1. Анализ ассоциативных связей слова позволяет обнаружить те глубинные схемы внутренних связей и отношений, которые складываются у человека через речь и мышление.

2. Параметрический подход основан на том, что для каждого носителя языка
значение слова не является монолитным: его можно разложить на компоненты, степень выраженности которых поддается количественному измерению.

3. Признаковый подход направлен на познание того, как пользуются значением слова говорящий и слушающий, какими денотативными признаками, определяющими, характеризующими и т.п. они манипулируют в процессе речемыслительной деятельности.

4. Прототипный подход позволяет определить типичное сочетание признаков и степень их значимости для отнесения предмета речи к соответствующей категории.

5. Ситуационный подход предполагает раскрытие внутренних механизмов реализации значения того или иного знака. При этом исходят из того, что актуализация значения происходит в процессе речевой деятельности человека через включение значения в более объемную когнитивную структуру: пропозицию, фрейм, схему, сцену, сценарий, событие, ментальную модель.

Применительно к словообразованию лингвистический эксперимент обычно призван ответить на два вопроса: 1) как «рождаются» новые слова и 2) как «живет» производное слово в нашем языковом сознании? Для этого испытуемым, детям дошкольного возраста предлагается ответить на ряд вопросов, предполагающих употребление производного слова. При этом участникам экс­перимента в качестве производящих даются известные и не известные им слова. Например: Как называются женщины, которые убирают помещение / учат детей / выпекают хлеб / стирают белье? Дети дают ответы: уборщица, учительница, «выпекательница»,«стирательница». В итоге делается вывод, что производное слово воспроизводится по одной и той же наиболее продуктивной, частотной модели. При этом иногда образуются речевые неологизмы. В основу окказионального словообразования обычно кладут важный, бросающийся в глаза признак именуемого объекта, например процессуальный признак). Новое слово образуют в том случае, когда говорящий понимает сущность явления, но не знает, как оно называется одним словом.

В области грамматики психолингвистика разъясняет правила смысловой организации речевого высказывания, выявляет отношения между словоформами, виды грамматической связи между ними.

Классический эксперимент в этой сфере языка был поставлен в свое время Л.В. Щербой. Ученый предложил своим студентам передать смысл, вытекающий из «предложения», состоящего из квазислов (словоформ, лишенных лексических значений): Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокренка. Эксперимент показал, что предложенные грамматические формы 1) способны выражать грамматические значения (например, куздра — субъект действия, существительное женского рода, ед. числа, именительного падежа, одушевленное); 2) вступать между собой в грамматические связи и отношения; 3) языковое сознание человека при этом располагает синтаксическими моделями, схемами и образцами, например N-V: Композитор сочиняет симфонию. Девочка собирает цветы. N-Adj: Булочки у нас вкусные. Дождь сегодня ливневый. По существующим в нашем сознании моделям можно построить фразу бессмысленную, но правильную в синтаксическом отношении. Примером служит хрестоматийная фраза Н. Хомского: Бесцветные зеленые идеи бешено спят. Участники эксперимента признали ее грамматически правильной.

Психолингвистический эксперимент помогает обнаружить коммуникативно-прагматические свойства высказывания: ситуацию общения, коммуникативные намерения, связь коммуникативного значения с контекстом, его актуальное членение на тему и рему. В рамках лингвистического эксперимента разработаны разные методики:

1. Ассоциативный эксперимент.

В настоящее время ассоциативный эксперимент является наиболее разработанной техникой психолингвистического анализа семантики речи. Процедура ассоциативного эксперимента состоит в следующем. Испытуемым предъявляется слово или целый набор слов и говорится, что им необходимо ответить первыми приходящими в голову словами. Обычно каждому испытуемому дается 100 слов и 7—10 минут на ответы. Большинство реакций, приводимых в ассоциативных словарях, получено у студентов университетов и колледжей в возрасте 17-25 лет (при этом слова-стимулы давались на родном для испытуемых языке).

В прикладной психолингвистике разработано несколько основных вариантов ассоциативного эксперимента:

1. 1. «Свободный» ассоциативный эксперимент. Испытуемым не дается никаких ограничений на словесные реакции.

1. 2. «Направленный» ассоциативный эксперимент. Испытуемому предлагается называть только слова определенного грамматического или семантического класса (например, подобрать прилагательные к существительным).

1. 3. «Цепочный» ассоциативный эксперимент. Испытуемым предлагается реагировать на слово-стимул сразу несколькими словесными ассоциациями — например, назвать в течение 20 секунд 10 различных слов или словосочетаний.

На основе ассоциативных экспериментов в прикладной психолингвистике созданы ассоциативные словари. Первый «Словарь ассоциативных норм русского языка» был составлен авторским коллективом под руководством Алексея Алексеевича Леонтьева. В настоящее время наиболее полным словарем является «Русский ассоциативный словарь» Ю. Н. Караулова, Ю. А. Сорокина, Е. Ф. Тарасова, Н. В. Уфимцевой. Он содержит около 1300 слов-стимулов (в «обиходно-бытовой» речи, в живом разговорном общении употребляется 2,5—3 тыс. слов). В качестве типичных словесных реакций в нем представлено около тринадцати тысяч разных слов; всего же в словаре приведено свыше миллиона словесных реакций.

Разработана методика оценки данных ассоциативного эксперимента. Существует несколько вариантов возможной интерпретации результатов ассоциативного эксперимента. Приведем некоторые из них.

При анализе словесных реакций испытуемых выделяют, прежде всего, так называемые синтагматические (небо — голубое, дерево — растет, машина — едет, курить — вредно) и парадигматические (стол — стул, мать — отец) ассоциации.

Синтагматическими называются ассоциации, грамматический класс которых отличен от грамматического класса слова-стимула и которые всегда выражают предикативные отношения. Парадигматические ассоциации представляют собой слова-реакции того же грамматического класса, что и слова-стимулы. Они подчиняются семантическому принципу «минимального контраста», согласно которому чем меньше отличаются слова-стимулы от слов-реакций по составу семантических компонентов, тем более высока вероятность актуализации слова-реакции в ассоциативном процессе. Этот принцип объясняет, почему по характеру ассоциаций можно восстановить семантический состав слова-стимула: целый ряд ассоциаций, возникших у испытуемого на данное слово, содержит ряд признаков, аналогичных тем, которые содержатся в слове-стимуле (например: летние, лето, начались, отдых, скоро, ура, безделье, школа, лагерь отдыха). По этим словесным реакциям можно достаточно легко восстанавливать слово-стимул (в данном случае — слово каникулы).

Среди словесных реакций в психолингвистике выделяют также реакции, отображающие родо-видовые отношения (кошка — домашнее животное, стол — мебель), «звуковые» ассоциации, имеющие фонетическое сходство со стимулом (кошка — крошка, дом — том), реакции, отображающие ситуационные связи обозначаемых предметов (кошка — молоко, мышка), «клишированные», восстанавливающие «речевые клише» (мастер — золотые руки, гость — незваный), «социально-детерминированные» (женщина — мать, хозяйка) и др.

Семантические поля слов «активного словаря» (как и определяемые ими ассоциативные реакции) у каждого человека отличаются большим индивидуальным своеобразием, как по составу лексических единиц, так и по прочности семантических связей между ними. Актуализация той или иной связи в ответе-реакции не случайна и может зависеть даже от ситуации (например, у ребенка: друг — Вова). Большое влияние на структуру и особенности речевой (вербальной) памяти человека оказывает общий уровень образования и культуры. Так, ассоциативные эксперименты ряда отечественных психологов и лингвистов выявили, что лица с высшим техническим образованием дают чаще парадигматические ассоциации, а с гуманитарным — синтагматические.

На характере ассоциаций сказываются и возраст, и географические условия, и профессия человека. Разные реакции на один и тот же стимул в эксперименте давали жители Ярославля (кисть — рябины) и Душанбе (кисть — винограда); люди разных профессий: дирижер (кисть — плавная, мягкая), медсестра хирургического отделения больницы (кисть — ампутация) и строитель (кисть — волосяная).

Однако принадлежность к определенному народу, одной культуре делает «центр» ассоциативного поля в целом достаточно стабильным, а связи — регулярно повторяемыми в данном языке (поэт — Есенин, число — три, друг — верный, друг — враг, друг — товарищ). Характер словесных ассоциаций определяется также культурно-историческими традициями того или иного народа. Вот каковы, например, типичные вербальные ассоциации на слово «хлеб»: у русского человека — хлеб-соль, узбека — хлеб-чай, француза — хлеб-вино и т. п.

2. Метод семантического дифференциала.

Метод семантического дифференциала используется для выявления субъективных (индивидуальных) семантических полей и относится к методам «шкалирования». Последние используются в психологии для получения количественных параметров исследуемого явления в целях объективной оценки его соотношения с другими объектами. В психолингвистике в качестве объекта исследования выступают слова и словосочетания. Семантический дифференциал в психолингвистике — это метод количественного и качественного «индексирования» (оценки) значения слова с помощью двухполюсных шкал, на каждой из которых имеется градация с парой антонимических прилагательных.

Процедура проведения эксперимента с помощью этой методики заключается в следующем. Испытуемым предъявляется слово, и они должны отметить цифру, которая соответствует их представлению о слове как семантической единице. На каждой шкале нанесена градация от +3 до —3 или просто 7 делений.

1) Хороший;
2) Скорее хороший, чем нейтральный («средний»);
3) Скорее нейтральный, чем хороший;
4) Нейтральный («средний»);
5) Скорее нейтральный, чем плохой;
6) Скорее плохой, чем средний;
7) Плохой («низкий уровень»).

Ч. Осгуд, который впервые предложил данную процедуру эксперимента, пытался получить от испытуемых оценку слов-понятий из самых разных понятийных классов (например: пламя, мать, ураган, радость и т. д.). Испытуемым предлагалось оценить эти слова с точки зрения того, насколько они «добрые» или «злые», «сильные» или «слабые», «большие» или «маленькие» и т. п. Математическая обработка результатов эксперимента показала, что по некоторым шкалам оценки в значительной степени совпадали между собой. При этом оказалось, что совпадающие шкалы могут быть объединены в три группы — так называемые «факторы», которым Ч. Осгуд приписал следующие названия: оценка, сила и активность. Каждый из этих факторов включает четыре признака, обозначенных четырьмя парами антонимов — прилагательных. Бланк для проведения эксперимента по методике семантического дифференциала обычно выглядит следующим образом.

Оценочные факторы   +3 +2 +1 -1 -2 -3  
Оценка веселый               грустный
хороший               плохой
полный               пустой
светлый               темный
Сила длинный               короткий
большой               малый
сильный               слабый
сложный               простой
Ориентированная активность новый               старый
теплый               холодный
быстрый               медленный
активный               пассивный

 

Если экспериментатор просит испытуемого оценить, допустим, понятие «мать» и понятие «отец», то отец может оказаться таким же хорошим, как и мать, но он будет «сильнее» матери, зато мать — «теплее». Эти понятия оказываются в разных точках общего «семантического пространства». Разумеется, каждый испытуемый будет «фиксировать» в эксперименте свой собственный личный опыт, но в среднем (при большом числе испытуемых) может быть получена общественно закрепленная «социально-психологическая» оценка явления, которое обозначено данным словом. Разница в оценках и определяет семантическую дифференциацию слов. Общее количество баллов, приписанных какому-либо языковому объекту, суммируется; при этом обобщенные значения могут представлять собой дробные величины, поскольку общая сумма баллов, полученных по какой-либо шкале данным словом, будет делиться на количество испытуемых. Например: мать = сильный (—2, —3, —1, —2, —3, —2, —2, —3) = —18:8 = —2,25 мать = теплый (+3, +2, +3, +3, +3, +2, +3, -2) = 17 : 8 = +2,13

В практической психолингвистике есть и другой вариант методики семантического дифференциала, когда экспериментатор сам дает свои названия шкал для слов, которые просит оценить. При этом появляются новые факторы, специфические именно для определенных понятийных классов слов. Шкалы могут иметь разную величину («размерность»), их может быть разное количество. Методика семантического дифференциала получила широкое применение в исследованиях массовой коммуникации, а также в рекламном деле, в частности, для решения задачи выбора «оптимальных» вариантов речеобозначения рекламируемых товаров и услуг, то есть наиболее «хороших», «положительных» слов из соответствующего ряда синонимов.

Для лингвистов, работающих в области семиотики, эта методика интересна тем, что с ее помощью можно выявить новые, ранее не известные аспекты значения слов. В лингвистике различают слова экспрессивно нейтральные (например: отец, глаза, есть, ударить) и экспрессивно окрашенные (папа, батя, очи, гляделки, лопать, врезать). Однако эксперименты по измерению семантического дифференциала значений показали, что в определенном смысле экспрессивно окрашены все слова (не только батя, но и отец, не только очи, но и глаза). По-видимому, это связано с тем, что человек оценивает все явления, с которыми он сталкивается, отнюдь «не бесстрастно», поэтому эмоциональную окраску получают все слова, «пропущенные» через его сознание и опыт.

Методика семантического дифференциала оказалась применимой и для исследования фонетического значения слов. В отечественных исследованиях по фоносемантике было выявлено, что испытуемые могут приписывать звукам любое коннотативное значение, в том числе цветовые характеристики. Так, звук «а» представляется многим русскоязычным носителям языка как «объект» красного цвета (недаром в слове красный есть этот звук), «е» — зеленого (он есть в слове зеленый), «и» — синего (и он тоже есть в слове синий) и т. д.

Переход от описания объектов с помощью признаков, заданных шкалами, к описанию объектов с помощью факторов, являющихся смысловыми инвариантами, связан с потерей информации об объектах. Иными словами, перевод нерасчлененных эмоционально окрашенных оценок в жесткие шкалы — это всегда некое формальное обобщение. Оно обусловлено тем, что из содержания шкалы в факторе отображается только та информация, которая инвариантна всей совокупности шкал, входящих в дифференциал. Этим инвариантом оказываются эмоциональный тон или образное переживание, лежащее в основе так называемого «коннотативного значения». С точки зрения психологии коннотативное значение — генетически более ранняя форма воплощения значения семантического знака, в которой предметное отношение и эмоциональное отношение, личностный смысл и чувственный компонент еще слабо дифференцированы. Поэтому методика семантического дифференциала позволяет оценить прежде всего не значение как знание об объекте, а коннотативное значение, связанное с личностным смыслом, социальными установками, стереотипами и другими эмоционально насыщенными и мало осознаваемыми формами обобщения.

3. Метод прямого толкования слова.

Метод же прямого толкования слова представляет собой «текстовое» описание испытуемым содержания и варианта значения слова.

Например, в серии экспериментов была сделана попытка установить, насколько в языковом сознании представлена внутренняя форма слова. Для этого испытуемых просили дать словесные определения самым простым словам. Если в этих определениях присутствовал корень толкуемого слова, то предполагалось, что внутренняя форма сохраняет свое влияние на процесс семантической интерпретации слова. Оказалось, что при толковании слова «вечерник» испытуемые-школьники в 96% ответов используют слова вечер, вечерний и т. п., а при толковании слова «дневник» используют аналогичные слова (день, ежедневный) только в 25% случаев. Это может свидетельствовать о том, что осознание внутренней формы слова не играет определяющей роли в семантическом анализе слова и, следовательно, слово показывает большую идиоматичность.

4. Метод классификации.

В психолингвистике достаточно широко используются применяемые в практической психологии экспериментальные методики, связанные с построением разного рода классификаций. Эти эксперименты выявляют степень сформированности когнитивных (в данном случае — «речепознавательных») процессов. Они показывают, как человек, опираясь на свою речевую деятельность, выделяет признаки предметов, обобщает их, объединяет предметы в тематические группы, классы. Джордж Миллер в начале 60-х гг. ХХ в. выдвинул гипотезу о том, что «формы» (варианты) классификации предметного материала соответствуют внутренним семантическим связям этого материала и, следовательно, структура этих связей может проявляться в самой процедуре процесса классификации.

В наиболее распространенном варианте данной методики исследования испытуемым предлагают классифицировать набор предметов или элементов (например, несколько слов). При этом ни количество групп, которые может образовать испытуемый, ни количество слов в каждой группе в психолингвистическом эксперименте не ограничивается. Результаты эксперимента систематизируются и отражаются в семантической «матрице», где учтены все варианты объединения слов. Понятно, что некоторые слова объединяются между собой испытуемыми чаще, чем другие. Общее число отнесений разных слов в один класс служит мерой семантического сходства каждой пары объектов.

На основании этого производится процедура так называемого «кластер-анализа», когда объекты объединяются в последовательные группы. Вначале объединяются слова, которые семантически ближе друг к другу, затем эти пары вновь объединяются с теми парами, что стоят ближе к ним, и т. д. Образуются ряды кластеров, представляющие собой вербальный материал на разных уровнях семантической близости слов: «средства для хранения вещей», «средства транспортировки» и т.д. В конечном итоге получается своеобразное «дерево кластеризации». Чем ближе сходство слов, тем короче ветви дерева, соединяющие эти слова.

Материалом психолингвистических исследований являются «ненормативные» виды речевого общения, детская речь, патология речи в результате различных нарушений коры головного мозга, речевое воздействие в пропаганде и средствах массовых коммуникаций, в судебной психологии и криминалистике. Современная психолингвистика позволяет решать проблемы би­лингвизма, описывать стратегии овладения и пользования иностранным языком. Она необходима для распознавания людей по особенностям их речи, для решения проблем машинного перевода, речевого ввода информации в компьютер.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.223.5 (0.016 с.)