Чутье, как у собаки, а глаз, как у орла



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Чутье, как у собаки, а глаз, как у орла



Но существовал и другой источник, земной. И носил он название «канал информации снизу». «Репортеры, местные и разъездные корреспонденты обязаны снабжать газету сведениями о том, над чем работают партийные органы Советской власти, что происходит на заводах, в колхозах, институтах, в городе и на селе»[45][14].

К 70-м годам ситуация меняется, в другом журналистском пособии есть такие строчки: «Люди – вот главный и неоспоримый источник информации»[46][15]. Как же долго мы к этому шли! Но все новое – хорошо забытое старое. И как тут не вспомнить великого репортера – дядю Гиляя, Владимира Гиляровского. Есть фотография, где стоит Гиляровский, а рядом толпа оборванцев в невообразимых лохмотьях, и все улыбаются. А он на обороте написал: «Я и мои корреспонденты»[47][16].

И те, кто знал, любил творчество этого талантливейшего человека, шел его путем: в народ, к людям. Все знаковые фигуры советской журналистики считали его своим учителем: Михаил Кольцов, Евгений Кригер, Михаил Розенфельд, Алексей Аджубей, Ярослав Голованов, Василий Песков, Инна Руденко, Анатолий Рубинов, Анатолий Гудимов... Не пишу «и другие», а ставлю многоточие, потому что молодое поколение тоже боготворит дядю Гиляя: Сергей Благодаров, Олег Кармаза, Анна Амелькина... И совсем новое имя – человек, который неделю держал читателей в объятьях своих путевых репортажей «Небритая Британия»[48][17]. Руки, ноги, голова, дух публикаций этих журналистов, стиль, манера поведения, интерес к жизни, к человеку – от него, неугомонного, шумного, большого, красивого российского интеллигента, дворянина Владимира Гиляровского.

Его источником информации была вся Москва. Его знали писатели, журналисты, полицейские, пожарные, извозчики, Ремесленники, охотнорядские торговцы, хитрованцы, художники, артисты. Сказать о нем – талантливый – мало сказать. Это была глыбища, его еще никто не повторил, а уж тем более не превзошел. Он обладал даром врастать в событие, умением мгновенно устанавливать контакты с человеком, который его интересовал.

О своей журналистской профессии он писал так: «эта работа была как раз по мне. Бродячая жизнь, полная приключений, выработала во мне необходимые качества для репортера. Я не знал страха, опасности, усталости. На мой взгляд, для такой работы у человека должно быть особое "призвание [49][18] (курсив мой. – Л. В.).

Такое призвание Гиляровскому было дано Господом. Кем он только ни был! Где только его ни носило по российским просторам! Был вольноопределяющимся Нежинского пехотного полка, был юнкером в Москве, обгорал на пожарах, замерзал до полусмерти на дальних проселках, чинил сапоги, объезжал лошадей в калмыцких степях, работал на белильном заводе, в цирке, актером, побывал добровольцем на турецкой войне... Его никто не подталкивал на этот тяжкий труд, он шел сам, по доброй воле, брал у жизни суровые уроки. Все это сформировало в журналисте Гиляровском главное качество – интерес к человеку.

Ведущий теоретик журналистики Е. Прохоров к особому «призванию» добавлял и необходимость развивать черты образного мышления и видения явлений действительности. «Ведь для того, чтобы передать картину событий и запечатлеть облик персонажей текущей истории, важно замечать и фиксировать характерные детали и подробности. Интеллектуальный потенциал изложения необходимо дополнять красочностью, «живописностью», приемами художественной образности. Для этого важно постижение законов художественного творчества, усвоение накопленного опыта искусства, вообще художественной мысли.

Успех журналиста во многом зависит от особенностей эмоционально-психологического и волевого склада его личности. Характерной чертой журналиста является любопытство, обращенность психики вовне (журналист – экстраверт, а не интроверт), стремление расследовать события и факты. Желание докопаться до истины требует мужества – и не столько мужества мысли, сколько отсутствия боязни возможных преследований, угроз, опасностей в ходе поиска и после публикации информации[50][19].

К особому «призванию» журналиста относится «умение замечать и фиксировать характерные детали и подробности», знание законов художественного творчества. Тот особый психологический и волевой склад личности, о котором психолог Мария Арбатова говорит, что «журналисты по психофизике родные братья артистов».

Так что, хотим мы этого или не хотим. Ну не каждому дано быть в этой профессии, вмещающей в себя так много. В том числе и умение мыслить образно. Помимо социально-мировоззренческой позиции, общественно-политических взглядов, установок и ориентации, необходимо иметь особые склонности, способности, личностные свойства. Вся совокупность необходимых качеств реализуется в творческой индивидуальности. Очень колоритна в этом плане биография молодого журналиста Александра Мешкова, автора «Небритой Британии».

 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Александр МЕШКОВ. Родился суровой зимой 1954 г. в г. Таллине.

Окончил Одесское мореходное училище по специальности «гидротехник» и Воронежский государственный университет по специальности «журналистика».

Работал матросом, дворником, сторожем, воспитателем, бетонщиком, сварщиком, арматурщиком, музыкантом в ресторанах, директором рекламного агентства, редактором юмористического журнала, ведущим телевизионных программ и даже – не к ночи будет сказано – журналистом. С 2000 г. – работает корреспондентом московского выпуска «КП»[51][20].

 

Чувствуете, где она, связь времен? Как же эта биография перекликается с биографией дяди Гиляя!

Я позволила себе такой исторический экскурс потому, что долгие годы игнорирование специфических личностных качеств журналиста сказывалось на его дальнейшей профессиональной деятельности. «Недостаток развития тех или иных свойств и дисгармония между ними ведут к существенным нарушениям требований профессии в процессе формирования работников СМИ. Так, например, доктринеров формирует жестко заданная, негибкая (хотя, может быть, и широко развитая) социальная позиция, почвой для которой являются слабые творческие способности, недостаток интеллекта, отсутствие смелости (так необходимой для изменения взглядов в связи с переменами в закономерностях действительности), слепая вера в однажды усвоенные идеи. А позиция журналистов-приспособленцев характеризуется слишком легким отношением (а иногда и полным пренебрежением) к тому, что называется принципами; циничным отношением к идеалам и ценностям, желанием услужить очередному "хозяину" (при этом не всегда на первый план выступает материальный интерес). Парадокс заключается в том, что и догматик, и приспособленец при определенных обстоятельствах могут служить "добру, истине и справедливости". Но в любом случае в их произведениях будут ощущаться натянутость, искусственность, заданность...»[52][21].

Индивидуальные свойства журналиста можно развить только при условии любви к этой многотрудной и непростой профессии. У журналиста было, есть и будет много возможностей влиять на окружающую жизнь, формировать общественное мнение. «Причем, чем смелее раскрывается он, не боясь быть искренним, тем пристальнее вчитываются в его строки люди»[53][22].

Именно эти качества присущи репортерам «Комсомолки». Смотрите, сколько искренности в таком начале репортажа: «...Дело даже не в том, что педали "газ" и "тормоз" я научилась отличать недели полторы назад. Просто в стране начался кризис, у меня кончились деньги, стало скучно. А тут еще один знакомый рассказал на днях, что за каких-то три часа "набомбил" на своей "семерке" неплохую сумму. Ну а чем я хуже?»[54][23], опубликованного под рубрикой «Испытано на себе» и посвященного тому, как журналист «шабашил» за рулем автомобиля. Для подобного репортажа необходима находчивость, мобильность, общительность, психологическая устойчивость, собранность. Все эти качества приобретаются в процессе журналистской практики, через осмысление теоретических знаний, постоянно пополняемых и развиваемых. И состояться в современной журналистике можно только лишь при наличии всех перечисленных качеств. У по-настоящему талантливого журналиста не бывает безновостных дней, любую дверь любого ведомства, особняка и халупы он легко открывает. А другой?..

 

§ 4. Письма пишут разные, слезные, болезные...

Это известные строки Константина Симонова. Действительно, они бывают разные: болезные, прекрасные, бесполезные. Но письма – это потрясающий информационный Клондайк. На страницах советской печати, в программах радио, телевидения письма занимали ведущее место. Вплоть до 70-х годов по поводу улучшения работы с письмами принимались партийные постановления. Общая установка была такова: письма надо печатать. Мнения, замечания трудящихся рассматривались как «неиссякаемый источник тем для публицистических выступлений, коллективного обсуждения назревших проблем»[55][24].

В «Правде» письма выходили с крупным аншлагом «Письма», в «Известиях» – под заголовком «Письма читателей», в «Комсомольской правде» – «Час письма».

Письма для любого издания были кислородно-новостной подпиткой, событийным поводом для большей части публикаций. Письмо в газету рассматривалось как социальное явление. Поток писем формировали на «ролевом» перекрестке удовлетворения информационных потребностей интересов людей, и он был рожден сугубо социальными потребностями. Исследователь Г. С. Вычуб давал следующую характеристику этому явлению: «Объективное положение печати, традиции ее деятельности порождают у пишущих людей стремление использовать прессу для воздействия на другие общественные институты. Одни обращаются к прессе, надеясь на гласность ее воздействия, другие – учитывая ее непосредственную связь с директивными организациями, третьи – веря в силу ее авторитета и т.п. При этом для части пишущих публикация писем не является необходимой, им безразличен способ осуществления их цели, другие же рассчитывают лишь на гласность, как на решающее условие, обеспечивающее успех»[56][25]. Одно из таких писем в «Комсомольскую правду», ставшее основой для очерка И. Руденко «Мать», породило 10-тысячную лавину писем. Вдумайтесь – 10 тысяч писем-откликов! Судьба этой женщины, ее гражданский, женский подвиг до сих пор вызывает только одно чувство – потрясение. Маргарита Константиновна Копылова, врач, доктор медицинских наук, мать десятерых детей, крупнейший исследователь в области туберкулеза, на себе испытывала вакцину против ТБЦ. Читатели восторгались, не верили, приезжали в Ригу. «Две тысячи женщин – работниц комбината из-под Иркутска очерк читали на общем собрании, переругались, обсуждая статью, и командировали к Копыловой проверенного и надежного мужчину с магнитофоном и фотоаппаратом»[57][26].

Так и было. Вот уже более 10 лет в редакциях на читательские письма не отвечают. В социальном феномене ушедшей социалистической системы – письме– произошли достаточно серьезные изменения; снизились информационные потребности людей и резко изменились их интересы.

Если раньше большинство писем носило непосредственно-практический характер, то современную редакционную почту можно характеризовать как соломинку для утопающего. В редакцию приходят письма-отчаяния, письма-страдания. «Помогите!». Таким образом, можно говорить о резкой смене качественной тональности письма. Это – одно. Другое же – резко сократился объем редакционной почты. Пожалуй, мешками писем по-прежнему ворочает «Комсомольская правда», в других редакциях ситуация совсем другая. Возникает много проблем с информационно-новостной направленностью редакционной почты. Редакционная почта, скажем так, дает организационные новости и сюжеты, темы для будущих материалов.

Вот как выглядит полоса «Читатель – газета – читатель» газеты «Комсомольская правда»: «Фото из конверта», «Из почты обозревателя», «Если вы потерялись на этой земле», «От благодарной читательницы», «Ну и ну!» и др. С начала 2001 года «Комсомолка» получила 313 672 письма, 21 103 – за последнюю неделю[58][27].

Рассмотрим одну из публикаций рубрики «Из почты обозревателя».

 

У Нади было много знаменитых друзей. При жизни...

Жила-была на свете девочка Надя. Сорванец, артистка, художница, талант. Сначала дело было в Свердловске, потом в Москве. Известный кинодраматург Надежда Кожушаная промелькнула как метеор. Она была сценаристкой самых прославленных фильмов: «Прорва», «Зеркало для героя», «Нога» (первого художественного фильма об Афгане с Иваном Охлобыстиным в главной роли). Почти все ленты, снятые по ее сценариям, были отмечены призами на престижных фестивалях всего мира.

Она была счастлива в семейной жизни: любимый муж Борис, любимая дочь Катя.

Наде было 40 с небольшим, когда она внезапно умерла.

И вот пришло письмо от ее матери.

 

Уважаемая Ольга Кучкина!

Пишет Вам Ямшанова Глафира Михайловна, мама Нади Кожушаной. У меня есть кассета с записью интервью, которое Вы брали у Нади в 1996 году. Идет пятый год, как ее нет. Мне очень плохо. Я осталась совсем одна.

Первые два года я бывала в Москве, а потом не смогла (инвалид II группы).

Надина могила в Москве на Троекуровском кладбище расползлась, осела, крест качается, памятника нет. Зять Борис женился, любит и любим. За это никак нельзя осуждать. Каждому дана жизнь. Но как быть с Надей?

Здесь, на Урале, можно заказать памятник. Камни красивейшие, форма любая. Я все беру на себя, даже отправку багажом по железной дороге. Очень прошу Вас, помогите мне, несчастной матери, найти Надиных друзей. Хороших людей много. Я верю, что Хотиненко, Охлобыстин, Бортник, Феклистов отзовутся. Может, кто-то из них возьмет на себя труд хотя бы получить памятник, который я оплачу. Будьте милосердны.

Глафира Ямшанова

Екатеринбург.

 

В таком же направлении работают с письмами и журналисты Дальневосточного приложения «Комсомольской правды». Письма читает, отвечает на них журналист Людмила Чеснокова. Рубрики Дальневосточного приложения таковы: «Вот такая история», «Письмо от пенсионерки», «Ваш адвокат – газета», «От ограбленного» и др.

Журналист Л. Чеснокова ситуацию, сложившуюся с письмами, видит так:

«Редакционной почты стало значительно меньше. Раньше почта шла буквально мешками, сегодня – единицами. Большую часть писем я бы объединила под рубрикой «Помогите!». То есть газета остается последней инстанцией для отчаявшихся, потерявших веру в справедливость, людей... Как и чем можем, им помогаем».

С изменением тональности писем изменилось их информационно-новостное направление.

К примеру, письмо рубрики «Жизнь дана на добрые дела».

 

Когда нашей бабушке Наталье Петровне исполнилось 80, она решила, что уже пора и о душе подумать. У сына с невесткой все хорошо, внуки – 4 мальчика и девочка – растут. Все в жизни ее – ладком, рядком. Но не хочет быть она никому в тягость, сама стала к смерти готовиться – туфли прикупила, платье, белье.

Но человек предполагает, а Бог располагает. В одночасье в ее жизни все рухнуло – в автокатастрофе погибли сын и невестка. Господи, сколько же слез она выплакала, сколько корила себя за то, что смерть звала. А она, злодейка, все перепутала, ее кровинушек забрала. Ей твердили: «Отдавай детей в детский дом». Младшему исполнилось тогда 7, старшему – 15.

Решение приняла после сороковин. Квартиру в городе сдали, машину перегнали в деревню, благо сын купил там полдома с участком.

И началась у Натальи Петровны новая жизнь. Сказать, что было трудно, – ничего не сказать. Но крутились. Первым в военное училище поступил старший внук, а за ним потянулись и другие. Только внучку она определила в педагогический, а мальчишки все пошли по военной части.

Когда 10 лет спустя, теплым августовским вечером приехал из города самый младший внук Олег и, обнимая бабушку, сообщил, что он тоже поступил в училище, Наталья Петровна была по-настоящему счастлива. Вся семья была в сборе – старшие внуки со своими женами и детьми и младшие. Это был ее вечер.

А утром Наталья Петровна уже не встала – умерла во сне. В сентябре ей должно было исполниться 90 лет.

Галина Суркова

Октябрьский район[59][28].

 

Действительно, информационная насыщенность этой заметки достаточно привлекательна, поучительна, несет большой нравственный потенциал. Это – не сенсационная новость, но она достаточно выгодно выглядит на полосе.

Таким образом, возможность и необходимость разных способов включения писем в структуру информации зависит от характера и содержания писем, задач издания, интересов аудитории. Безусловно, факты из писем широко используются в журналистских материалах, в том числе и новостных, на основе писем создаются журналистские произведения.

Завершая разговор о письмах как источнике информации, необходимо отметить, что в последнее десятилетие объем читательской почты резко сократился. Это объясняется переменами в социальной структуре нашего общества. Поэтому сегодня не приходится говорить об эффективности воздействия писем трудящихся на общественную жизнь. В большинстве своем они носят резко критический характер. То есть, если раньше письма образно называли барометром общества, показывающим разнообразную погоду, то сегодня стрелка этого барометра шкалит на отметке «пасмурно».

 

Итоги

Новости оттуда, «сверху» были, есть и остаютсяважнейшими информационными каналами. Избегайте информационных посредников. Ищите, открывайте свои новостные источники. Ваш информатор – ваши уши, глаза и локаторы. Берегите их! Журналистика – это действительно особое призвание. Дано или не дано! Будьте мужественным, но не забывайте о доброте, отзывчивости. Благотворительные редакционные акции – это ваши акции. Холодность и равнодушие с нашей профессией не совместимы. Если письмо в редакцию написали, значит, автора «достали». Сможете ему помочь – помогите.

ГЛАВА 3

ЖУРНАЛИСТА ЖДЕТ УДАЧА

С РАЗНЫМИ МЕТОДАМИ ПОДАЧИ

 

И журналисты мы, и плотники

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.01 с.)