Уильям Теккерей и его «роман без героя» «Ярмарка тщеславия».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Уильям Теккерей и его «роман без героя» «Ярмарка тщеславия».



Уильям Мейкпис Теккерей (1811-1863)

Уильям родился в Калькутте, где отец его в то время был чиновником на британской административной службе. Отец Теккерея вскоре умер, и заботы по воспитанию мальчика взял на себя майор Кармайкл-Смит, ставший его отчимом. Когда Уильяму исполнилось шесть лет, его послали на родину для получения образования, «какое приличествовало джентльмену». Он учился в Чартерхаусе и Кембридже, но из Кембриджа Теккерей почти убежал, проучившись в университете всего один год. Летом 1832 года Теккерей уехал в Германию, которая в то время славилась постановкой филологической науки.

 

Получил ли Теккерей то, что он искал в университетах Веймара и других немецких городов, сомнительно. Однако он познакомился там с Гете и другими писателями. В год совершеннолетия его ждало получение наследства, оставленного отцом, его влекло искусство. Талант к рисунку, проявившийся у Теккерея очень рано, заставил его мечтать о парижских школах живописи. Но обстоятельства сложились совсем по-другому: «судьба» не благоприятствовала Теккерею с самого начала его жизненного пути. Разоряется банк, распоряжавшийся средствами, оставшимися после отца. Необходимость срочного выбора профессии определяет возвращение на родину и решение заняться правом, которое его не привлекает. Приходится немедленно думать о заработке. С планами учиться рисунку и поселиться в Париже приходится расстаться. Занятия правом, впрочем, оказались кратковременными. Выручает отчим, открывший в эту пору радикальную газету «Знамя нации». Молодой Теккерей, став в ней иностранным корреспондентом, горячо берется за работу, которая его живо интересует. Так начинается первый этап самостоятельной деятельности будущего великого писателя. «Знамя нации» просуществовало недолго, но Теккерей продолжал выступать иностранным корреспондентом в новой газете отчима «Конституционалист» (1836-1837). в 1837 году он начал печататься в «Журнале Фрэзера».

 

В 1836 году Теккерей женился на Изабелле Шоу, которую встретил в Париже. Через четыре года, когда он с женой и двумя малолетними дочерьми плыл на пароходе в Ирландию, Изабелла внезапно попыталась покончить жизнь самоубийством. Вся дальнейшая жизнь впавшей в безумие молодой женщины прошла в лечебницах для душевнобольных. Хотя Изабелла умерла только в 1892 году, пережив, таким образом, писателя на тридцать лет, для Теккерея брак с нею был лишь тяжелой фикцией, на которую его обрекло законодательство того времени. Потеряв жену и друга, встав перед задачей воспитать двух дочерей, далеко материально не обеспеченный, Теккерей остро ощущал свое одиночество. До самого конца 40-х годов он был вынужден сам предлагать свои услуги издателям и печататься практически на любых условиях. Крупнейшим из ранних произведений Теккерея был роман «Барри Линдон». С конца 30-х годов начинают выходить его первые зарисовки нравов английского общества. Это «Записки Желтоплюша», «Дневник Кокса», «В благородном семействе», «Знаменитый бриллиант Хоггарти», наконец, «Английские снобы».

В 1847-1848 годах Теккерей публикует свой самый знаменитый роман «Ярмарка тщеславия». Заглавие книги и тот символический образ, к которому Теккерей неоднократно обращается в тексте романа, заимствован из широко популярного в Англии произведения Джона Бэньяна «Путь паломника» (1678). На «ярмарке (или базаре) житейской суеты», которую рисовал Бэньян, продается решительно все: «любые товары... жены, мужья, дети... все, что угодно». После «Ярмарки тщеславия» Теккерей написал романы «Пенденнис» (1849), «Ребекка и Ровена» (1850), «История Генри Эсмонда» (1852), «Ньюкомы» (1855), «Виргинцы» (1857-1859).

 

Ярмарка тщеславия.

Теккерей сам называл этот роман «романом без героя». В нем рассказываются две параллельные хроники: жизнь Ребекки Шарп и жизнь Эмилии Седли, двух воспитанниц пансиона мисс Пинкертон. За обучение Эмили платил ее богатый отец, делец из Сити, Ребекка Шарп, дочь бедного художника и французской танцовщицы, пребывала у мисс Пинкертон в обмен на обучение воспитанниц французскому языку. С выходом Эмилии и Ребекки из пансиона и начинается их жизнь на ярмарке тщеславия. Жизненный путь Эмили уже расписан – у нее есть любящие родители, и они уже нашли ей жениха, Джорджа Осборна, отец которого – тоже богатый делец из Сити. Эмилия кротка до нелепости, совершенно беззлобна и безобидна, сентиментальна долготерпелива.

Сирота Ребекка должна отправиться работать гувернанткой к баронету сэру Питту Кроули. Жизни двух девушек описываются параллельно, но Ребекке уделяется гораздо больше места, чем Эмилии. В романе без героя Бекки оказывается антигероиней. Вокруг нее развиваются события. Она активна, предприимчива, лицемерна, бесстыдна и жестока. Она пытается окрутить брата Эмилии Джозефа, но ее попытка проваливается. Бекки отправляется к сэру Кроули и вскоре выходит замуж за его младшего сына, Родона. Родон Кроули без памяти влюблен в свою жену, она же воспринимает его как путь к богатству его родных. Но его отец, который сам хотел жениться на Бекки, возненавидел обоих, а тетка, ранее боготворившая Родона, возмутилась и так и не простила его до конца своей жизни.

В это время отец Эмилии разорился, и старый Осборн запретил сыну жениться на Эмилии. У Эмилии был и другой поклонник, друг Джорджа Осборна, Уильям Доббин, боготворивший Эмилию совершенно бескорыстно и желавший только ее счастья. Он уговаривает Джорджа жениться на Эмилии, которая, в свою очередь, боготворит Джорджа. Старый Осборн отказывается от сына. Супруги уезжают в Брюссель – предстоит новая битва с Наполеоном, который вырвался с Эльбы. В Брюсселе Осборны встречаются с супругами Кроули, и Осборн откровенно флиртует с Бекки.

Впрочем, в битве при Ватерлоо Джордж погибает. Эмилия в скором времени возвращается в Англию, а Бекки с мужем и ребенком путешествуют по континенту. Жизнь Эмилии и ее сына Джорджи протекает в бедности, до тех пор, пока старый Осборн не смягчается и не забирает к себе внука. Бекки же с мужем живут в долг и разоряют всех, кто имеет несчастье им поверить. Бекки становится содержанкой маркиза Стайна, и на короткое время торжествует в светском обществе, но ее муж, наконец, узнает, что она из себя представляет, и светской карьере Бекки приходит конец. Наконец, судьба снова сводит Эмилию с Бекки. Из-за Бекки Эмилия ссорится со своим другом Доббином, и тогда Бекки совершает единственный добрый поступок в своей жизни – она решает способствовать счастью Эмилии и Доббина, но может это сделать, только показав Эмилии письмо ее мужа более чем десятилетней давности, где Джордж умоляет Бекки бежать с ним.

И здесь Бекки, которая совершенно лишена всякой сентиментальности, впервые снисходит к сентиментальности Эмилии: «Сказать по правде, она плакала не так долго, как ожидала Бекки, которая утешала ее и целовала, - редкий знак симпатии со стороны миссис Бекки. Она обращалась с Эмми, словно с ребенком, даже гладила ее по головке». В конце романа Эмилия обретает несколько потускневшее счастье с Доббином, а Ребекка продолжает жить как прежде, притязая на положение в свете, но так и добившись его.

 

«Ярмарка тщеславия» - противоречивый роман. С одной стороны, кажется, что, как любили писать отечественные критики времен развитого социализма, это роман без героя, потому что «в современном мире есть только один герой - деньги», и роман посвящен социальным разоблачениям, которым Теккерей не был чужд. И действительно, сатирическое изображение английской знати дает основания к такому прочтению. Все зло, словно бы говорит рассказчик Теккерея, происходит от погони за деньгами, титулами, положением в свете. Человека определяет его среда.

Именно она вынуждает людей жертвовать друг другом ради выгоды. И сама Бекки Шарп словно бы разделяет эту точку зрения. «Не велика хитрость быть женой помещика, - думала Ребекка. - Пожалуй, и я была бы хорошей женщиной, имей я пять тысяч фунтов в год. И я могла бы возиться в детской и считать абрикосы на шпалерах». Да и рассказчик Теккерея не очень-то ее обвиняет. Но наличие денег столь же мало определяет нравственные качества, как и их отсутствие. Богатый маркиз Стайн нравственно отвратителен, несмотря на все свое богатство. Леди Джейн Кроули мила и приятна, также несмотря на свое богатство. Эмилия Седли равно кротка и доброжелательна и человеколюбива и в богатстве, в бедности. «Ярмарка тщеславия» - роман без героя, потому что во всем мире Теккерей не видит ни одного человека, который мог бы стать героем – ни одного человека, который мог бы стать положительным персонажем в его книге. «Ярмарка тщеславия» проникнута глубоко мизантропическим взглядом на мир. Бекки Шарп – бессовестная интриганка. Эмилия Седли – сентиментальная дурочка, долготерпеливая, но не видящая, какого мелкого и неприятного человека она боготворит. Уильям Доббин, который видит недостатки Джорджа и Бекки, не способен увидеть, что достойная любви и уважения кротость Эмилии граничит с тупостью. А когда Теккерею не в чем упрекнуть своего героя или героиню, он отодвигает их на второй план своего повествования, как происходит с леди Джейн Кроули и маленьким Родоном Кроули.

 

Нежность и доброта леди Джейн внушали Ребекке такое презрение, что этой маленькой женщине стоило немалого труда скрывать его. Простодушие и наивность, которые отличали леди Джейн, всегда выводили из себя нашу приятельницу Бекки, и временами она не могла даже удержаться от презрительного тона в разговоре с невесткой. <…> В деревне леди Джейн, бывало, рассказывала сказки детям, собиравшимся у ее колен (с ними всегда был и маленький Родон, очень привязанный к тетке); но когда в комнату входила Бекки и ее недобрые зеленые глаза загорались насмешкой, бедная леди Джейн сейчас же замолкала под этим презрительным взглядом. Ее нехитрые выдумки в испуге разлетались, как феи в волшебных сказках перед могучим злым духом. Она не могла собраться с мыслями и рассказывать дальше, хотя Ребекка с неуловимым сарказмом в голосе просила ее продолжать эту очаровательную сказку. Добрые мысли и тихие удовольствия были противны миссис Бекки: они раздражали ее; она ненавидела людей, которым они нравились; она терпеть не могла детей и тех, кто любит их.

- Не выношу ничего пресного, - заявила она лорду Стайну, передразнивая леди Джейн и ее манеры.

- Как некая особа не выносит ладана, - отвечал милорд с насмешливым поклоном и хрипло захохотал.

Теккерей сравнивает леди Джейн с Ребеккой, и первоначально леди Джейн проигрывает. Читатель может принять леди Джейн за второе издание беспомощной Эмилии Седли, но Теккерей наделяет леди Джейн достаточным характером, чтобы постоять за себя в споре с мужем, причем сделать это честно и откровенно, прямо на глазах у Ребекки, из-за которой и разгорается этот спор:

- Я была вам верной и честной женой, сэр Питт, - бесстрашно продолжала леди Джейн, - я блюла свой брачный обет, данный перед богом, и была послушной и кроткой, как подобает жене. Но всякое повиновение имеет свои пределы, и я заявляю, что не потерплю, чтобы эта... эта женщина опять была под моим кровом: если она войдет сюда, я уеду и увезу детей. Она недостойна сидеть вместе с христианами. Вам... вам придется выбирать, сэр, между ею и мною. - И с этими словами миледи, трепеща от собственной смелости, стремительно вышла из комнаты, а изумленный сэр Питт остался один с Ребеккой.

Но ни леди Джейн, ни другие действительно положительные персонажи романа, не занимают в нем такого центрального положения, как мошенница Ребекка или раздражающая в своей преданности покойному мужу Эмилия. Рассказчик Теккерея называет себя кукольником, дающим представлением с марионетками, и это самоопределение играет двоякую роль. С одной стороны, кукольник пытается показать то, что, с его точки зрения, действительно происходит в мире, а если и преувеличивая и превращая живых людей в кукол, то только затем, чтобы более ярко показать своим читателям пороки окружающего мира. Но, с другой стороны, будучи кукольником, рассказчик и сам создает своих кукол, отражая в них не только окружающий мир, но и самого себя. Они разыгрывают то, что захочет он, и почему читатели должны верить кукольнику, когда он говорит, что мир похож на его кукольный театр? В отличие от своего учителя Филдинга, стремившегося создать иллюзию реальности, а не кукольного театра, Теккерей принимает на себя роль кукольника и оказывается в самим им созданной ловушке.

 

«Ярмарка тщеславия», как и «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, - пример вхождения художественного текста в противоречие с философско-социальными установками автора. «Ярмарка тщеславия» начинается как роман о последствиях человеконенавистничества:

И она действительно не была ангелом.<…> …мисс Ребекка в ту пору своей жизни не была ни кроткой, ни склонной к всепрощению. Все обходятся со мной плохо, решила эта юная мизантропка. Мы, однако, уверены, что особы, с которыми все обходятся плохо, полностью заслуживают такого обращения. Мир - это зеркало, и он возвращает каждому его собственное изображение. Нахмурьтесь - и он, в свою очередь, кисло взглянет на вас; засмейтесь ему и вместе с ним - и он станет вашим веселым, милым товарищем; а потому пусть молодые люди выбирают, что им больше по вкусу. В самом деле, если мир пренебрегал Ребеккой, то и она, сколько известно, никогда никому не сделала ничего хорошего.

Но затем роман превращается в странный социальный памфлет, словно бы и не было первых страниц о вреде человеконенавистничества и о том, что мерзкий и отвратительный мир всего лишь отвечает людям тем, что они сами дают миру. Постоянно рассуждая о том, как Бекки Шарп стремится достичь богатства и положения в свете и как, начав жить той жизнью, к которой она стремилась, Бекки внезапно ощущает, что ничуть не более счастлива, чем когда она жила с нищим отцом и когда к ним приходили его нищие друзья, рассказчик Теккерея отчасти подтверждает заглавие своего романа – все суета сует, и деньги – тоже суета.

«Ярмарка тщеславия» - это, в конечном итоге, не просто роман о погоне за деньгами, это роман о поиске счастья, но в таком контексте смысл романа оказывается еще мрачнее: счастье оказывается почти невозможно найти не только в деньгах, но и в любви – даже к Доббину и Эмилии счастье приходит так поздно, что, с точки зрения читателя, оказывается странным и как бы несовершенным. «Ярмарка тщеславия» - произведение мизантропическое, почти как «Путешествия Гулливера» Свифта, но поскольку Теккерей пишет роман, где действие происходит в реальном мире, и стремится к тому, чтобы даже самые гротескные его куклы были узнаваемы для читателей, он не может столь последовательно, как Свифт, выдержать свою мизантропию. А кроме того, Теккерей вовсе не был таким заклятым человеконенавистником, как Свифт, и его поздние романы, например, «История Генри Эсмонда» и «Ньюкомы», куда как более гуманно смотрит на мир и людей.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.170.171 (0.007 с.)