Издатель журналов, литературный и театральный критик.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Издатель журналов, литературный и театральный критик.



Литературная деятельность Карамзина началась в середине 80-х годов XVIII в. и

завершилась в 1826 г., т. е. в общей сложности продолжалась свыше сорока лет

и претерпела ряд существенных изменений. Ранний период творчества писателя

относится ко второй половине 80-х годов XVIII в., когда юный Карамзин стал

одним из членов масонской ложи розенкрейцеров, возглавляемой Н. И. Новиковым.

Близость к масонам Карамзин рассматривает как счастливый дар судьбы. По

поручению своих наставников он занимается переводами нравоучительно-

религиозных произведений. Одним из них была книга швейцарского поэта Галлера

«О происхождении зла». Вместе со своим другом, также масоном, А. А. Петровым

он редактирует первый в России детский журнал «Детское чтение для сердца и

разума» (1785-1789), где была помещена его повесть «Евгений и Юлия». Влияние

масонов ощущается в повышенном интересе Карамзина к религиозно-

моралистическим проблемам. Однако в отличие от правоверных масонов, Карамзин

испытывает в это время сильное влияние со стороны сентиментальной и

предромантической литературы, о чем прежде всего свидетельствуют переведенные

им произведения: «Времена года» Томсона, идиллия Геснера «Деревянная нога»,

драма Лессинга «Эмилия Галотти». Ему хорошо знакомы и произведения Руссо,

Клопштока, Юнга, Виланда, Ричардсона и Стерна.

Новый, сентиментально-просветительский период начинается в 1789 г. и

продолжается до лета 1793 г. В 1789 г. Карамзин порывает с масонами. Сам

писатель объяснял впоследствии свое решение тем, что его раздражали «нелепые

обряды» и таинственность масонских собраний. Но причина оказывалась более

глубокой. Еще до поездки за границу Карамзин твердо решил начать издание

собственного журнала, который бы полностью соответствовал его новым

литературным вкусам. В 1789-1790 годах писатель совершает путешествие по

Западной Европе. Вернувшись в Россию, он издает ежемесячный «Московский

журнал» (1791-1792), в котором публикует «Письма русского путешественника»,

повести «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», а также переводы

произведений западноевропейских авторов. В критическом отделе помещались

рецензии на вновь выходящие книги как русских, так и зарубежных писателей.

Сотрудниками журнала были И. И. Дмитриев, Г. Р. Державин, М. М. Херасков.

Большая часть произведений принадлежала самому издателю. Просветительские

взгляды Карамзина наиболее ярко были представлены в «Письмах русского

путешественника». Автор осуждает в них деспотизм немецких правителей,

религиозную нетерпимость и фанатизм церковников, восхищается республиканскими

порядками в Швейцарии, подвигом Вильгельма Телля. Идея внесословной ценности

человеческой личности нашла свое отражение в таких произведениях, как «Фрол

Силин, благодетельный человек» (1791) и «Бедная Лиза» (1792).

Следующий этап начинается с лета 1793 г. и завершается в 1802 г. Удручающее

впечатление произвело на Карамзина резкое обострение революционных событий во

Франции. Если начало революции, отличавшееся сравнительно мирным характером,

он встретил вполне сочувственно, то якобинский террор и казнь Людовика XVI

буквально потрясли его. Ярким свидетельством этого стали письма Мелодора и

Филалета, повести «Остров Борнгольм», «Сиерра-Морена», помещенные во второй

книжке альманаха «Аглая» (1795). В своем новом журнале «Вестник Европы»

(1801-1802) писатель подводил итоги минувшему десятилетию. В его

высказываниях чувствуется страх перед резкими и тем более насильственными

изменениями. Если раньше в «Письмах русского путешественника»

общечеловеческое и национальное начала гармонично дополняли друг друга, то

теперь национальное становится главенствующим. Отсюда — недоброжелательное

отношение к Петру I, якобы унизившему патриотическую гордость русских.

И все-таки перемены, происшедшие во взглядах писателя под влиянием

революционных потрясений, не привели к полному отказу от прежней,

просветительской программы. В «Вестнике Европы» он указывает на ряд явлений,

нуждающихся в коренном улучшении, прежде всего на законодательство. В отличие

от реакционеров, стремившихся забросать грязью имена великих французских

философов XVIII в. — Вольтера. Дидро, Руссо, Карамзин продолжает отзываться о

них с прежним уважением. Осуждая революционные действия, писатель не

отказался от своих симпатий к республиканским порядкам.

Последний период начинается с 1803 г. и продолжается до смерти писателя.

Огромным подвигом была его работа над «Историей государства Российского».

Карамзин получил звание историографа и соответствующую этому положению

пенсию, которая позволила ему полностью посвятить себя научным изысканиям.

Первые восемь томов вышли в 1818 г. Это стало событием величайшей важности.

Русские читатели впервые могли узнать о прошлом своей страны из достоверного,

увлекательно написанного труда. Смерть застала Карамзина в 1826 г. в работе

над двадцатым томом, посвященным истории «Смутного времени».

Поэтика сентименталистских повестей Н.М. Карамзина «Бедная Лиза», «Наталья-

боярская дочь» (сюжетно-композиционная организация, образ героя, героини,

роль пейзажа).

Лучшей повестью Карамзина справедливо признана «Бедная Лиза» (1792), в основу

которой положена просветительская мысль о внесословной ценности человеческой

личности. Проблематика повести носит социально-нравственный характер:

крестьянке Лизе противопоставлен дворянин Эраст. Характеры раскрыты в

отношении героев к любви. Чувства Лизы отличаются глубиной, постоянством,

бескорыстием: она прекрасно понимает, что ей не суждено быть женою Эраста.

Дважды на протяжении повести она говорит об этом. Лиза любит Эраста

самозабвенно, не задумываясь о последствиях своей страсти. Этому чувству не

могут помешать никакие корыстные расчеты. Во время одного из свиданий Лиза

сообщает Эрасту, что к ней сватается сын богатого крестьянина из соседней

деревни и что ее мать очень хочет этого брака.

Эраст изображен в повести не вероломным обманщиком-соблазнителем. Такое

решение социальной проблемы было бы слишком грубым и прямолинейным. Это был,

по словам Карамзина, «довольно богатый дворянин» с «добрым от природы»

сердцем, «но слабым и ветреным... Он вел рассеянную жизнь, думал только о

своем удовольствии...». Таким образом, цельному, самоотверженному характеру

крестьянки противопоставлен характер доброго, но избалованного праздной

жизнью барина, не способного думать о последствиях своих поступков. Намерение

обольстить доверчивую девушку не входило в его планы. Вначале он думал о

«чистых радостях», намеревался «жить с Лизою как брат с сестрою». Но Эраст

плохо знал свой характер и слишком переоценил свои нравственные силы. Вскоре,

по словам Карамзина, он «не мог уже доволен быть... одними чистыми объятиями.

Он желал больше, больше и, наконец, ничего желать не мог». Наступает

пресыщение и желание освободиться от наскучившей связи.

Следует заметить, что образу Эраста сопутствует весьма прозаический лейтмотив

— деньги, которые в сентиментальной литературе всегда вызывали к себе

осудительное отношение. Настоящая искренняя помощь выражается у писателей-

сентименталистов в самоотверженных поступках. Вспомним, как решительно

отвергает радищевская Анюта предложенные ей сто рублей. Точно так же ведет

себя слепой певец в главе «Клин», отказываясь от «рублевика» и принимая от

путешественника лишь шейный платок.

Эраст при первой же встрече с Лизой стремится поразить ее воображение своей

щедростью, предлагая за ландыши вместо пяти копеек целый рубль. Лиза

решительно отказывается от этих денег, что вызывает полное одобрение и ее

матери. Эраст, желая расположить к себе мать девушки, просит только ему

продавать ее изделия и всегда стремится платить в десять раз дороже, но

«старушка никогда не брала лишнего». Лиза, любя Эраста, отказывает

посватавшемуся к ней зажиточному крестьянину. Эраст же ради денег женится на

богатой пожилой вдове. При последней встрече с Лизой Эраст пытается

откупиться от нее «десятью империалами». Эта сцена воспринимается как

кощунство, как надругательство над любовью Лизы: на одной чаше весов — вся

жизнь, помыслы, надежды, на другой — «десять империалов». Сто лет спустя ее

повторит Лев Толстой в романе «Воскресение».

Для Лизы потеря Эраста равнозначна утрате жизни. Дальнейшее существование

становится бессмысленным, и она накладывает на себя руки. Трагический финал

повести свидетельствовал о творческой смелости Карамзина, не пожелавшего

снизить значительность выдвинутой им социально-этической проблемы

благополучной развязкой. Там, где большое, сильное чувство вступало в

противоречие с устоями крепостнического мира, идиллии быть не могло.

В целях максимального правдоподобия Карамзин связал сюжет своей повести с

конкретными местами тогдашнего Подмосковья. Домик Лизы расположен на берегу

Москвы-реки, неподалеку от Симонова монастыря. Свидания Лизы и Эраста

происходят возле Симонова пруда, который после выхода повести получил

название «Лизина пруда». Все эти реалии произвели на читателей ошеломляющее

впечатление. Окрестности Симонова монастыря стали местом паломничества

многочисленных поклонников писателя.

В повести «Бедная Лиза» Карамзин показал себя большим психологом. Он сумел

мастерски раскрыть внутренний мир своих героев, в первую очередь их любовных

переживаний. До Карамзина переживания героев декларировались в монологах

героев. Последнее относится прежде всего к эпистолярным произведениям.

Карамзин нашел более тонкие, более сложные художественные средства,

помогающие читателю как бы угадывать, какие чувства испытывают его герои,

через внешние их проявления. Лирическое содержание повести отражается и в ее

стиле. В ряде случаев проза Карамзина становится ритмичной, приближается к

стихотворной речи. Именно так звучат любовные признания Лизы Эрасту: «Без

глаз твоих темен светлый месяц, // без твоего голоса скучен соловей поющий;

// без твоего дыхания ветерок мне не приятен».

Кроме «Бедной Лизы» в «Московском журнале» была опубликована историческая

повесть Карамзина «Наталья, боярская дочь» (1792). Своеобразие первой

исторической повести Карамзина состоит в том, что в ней прошлое показано не с

парадной, официальной стороны, а в его домашнем облике. Героиня повести

Наталья — единственная дочь престарелого вдовца боярина Матвея Андреева.

Изображается уединенная теремная жизнь молодой девушки, ее скромные забавы

вместе с соседками-подругами. Главное содержание повести — любовные

переживания героини, начиная с непонятных ей самой тревожных томлений и

кончая всепоглощающей страстью, овладевшей ею при встрече с избранником ее

сердца. Наталье разрешалось появляться за пределами дома только в церкви и то

под присмотром мамки. Здесь-то и происходит ее знакомство с Алексеем

Любославским, сыном опального боярина, вынужденным скрываться в подмосковных

лесах. По убедительной догадке А. Старчевского, отправной точкой при создании

повести послужил «брак царя Алексей Михайловича с Натальей Кирилловной

Нарышкиной, воспитанницей боярина Матвеева». Но от этой исторической основы в

повести, кроме имен, ничего не осталось. Историзм произведения носит пока еще

поверхностный характер и ограничивается предметами быта, одежды, оружия XVII

в.

Допетровская старина прославляется как время, когда русское дворянство еще не

было затронуто иноземным влиянием, принимавшим в XVIII в. зачастую самые

уродливые формы. Эта идеализация распространяется и на нравы XVII в. Наряду с

образцовым монархом выведен столь же справедливый боярин, правая рука

государя — отец Натальи Матвей Андреев. Прототипом его был один из

сподвижников царя Алексея Михайловича, воспитатель матери Петра I боярин

Артамон Сергеевич Матвеев, воспетый Рылеевым в одной из его дум. Этот

дипломат и военачальник был отправлен в ссылку при царе Федоре Алексеевиче и

трагически погиб в 1682 г. во время первого стрелецкого бунта.

В повести Карамзина факты биографии А. С. Матвеева поделены между двумя

героями. Первая, благополучная часть его жизни послужила материалом для

образа отца Натальи — боярина Матвея Андреева. История опалы и ссылки А. С.

Матвеева вместе с малолетним сыном Андреем отразилась в судьбе боярина

Любославского и его сына Алексея. Карамзинский боярин Матвей представлен

мудрым и нелицеприятным наставником царя, защитником всех обиженных. Он

выступает как посредник между народом и верховной властью. Не боясь опалы,

говорит царю все, что думает, справедливо разрешает судебные споры, всегда

стоит только за правду. Особое место отведено хлебосольству и нищелюбию отца

Натальи; филантропия всегда была одним из краеугольных камней общественной

программы Карамзина. Семейные, домашние добродетели служат у Карамзина

надежной опорой для общественных. Боярин Матвей — идеальный отец и столь же

идеальный гражданин. Алексей Любославский — нежный сын, образцовый супруг и

вместе с тем отважный воин. Даже в Наталье любовь к мужу пробуждает воинский

пыл, и вместе с Алексеем она выходит на ратное поле. Разумеется, не следует

видеть в этом произведении верное отражение социальных и семейных отношений

XVII в. Перед нами типичная утопия дворянского просветителя конца XVIII в.,

перенесшего на прошлое свое представление об идеальном сословно-монархическом

государстве и противопоставившего этот идеал общественным отношениям своего

времени.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.228.52.223 (0.014 с.)