Сложению российских стихов».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сложению российских стихов».



Василий Кириллович Тредиаковский (1703-1769) принадлежал к кругу людей,

разбуженных Петровскими реформами. Сын астраханского священника, он, подобно

Ломоносову, охваченный жаждой знаний, ушел из родительского дома, учился в

Славяно-греко-латинской академии, а затем – за границей, в Сорбонне.

Одновременно с Ломоносовым был удостоен звания профессора Академии наук. Его

литературная деятельность представлена художественными и научными трудами.

Как поэта, его при жизни затмили Сумароков и Ломоносов. Но как теоретик и

писатель-экспериментатор, открывающий новые пути в русской литературе,

Тредиаковский заслуживает самого серьезного внимания.

В 1730 г., сразу по возвращении из-за границы, Тредиаковский выпускает

перевод галантно-аллегорического романа «Езда в остров Любви» французского

писателя Поля Тальмана. Текст произведения прозаический, с многочисленными

стихотворными вставками любовного и эротического характера. Переживания

действующих лиц облачены в аллегорическую форму. Каждому их чувству

соответствует условная топонимика «острова Любви»: «пещера Жестокости»,

«замок Прямые Роскоши» и т.п. Наряду с реальными представлены условные

персонажи типа «Жалость», «Искренность», «Глазолюбность» (кокетство). В

европейской литературе 30-х годов XVIII века роман Тальмана был анахронизмом,

но в России он имел большой успех. Секрет его популярности состоял в том, что

он оказался созвучным рукописным «гисториям» начала века. Роман вызвал резкое

недовольство церковников, которым претил его светский, эротический характер.

Настораживало их и то, что в предисловии Тредиаковский заявил, что при

переводе отказался от употребления церковнославянизмов, т.к. считает его

жестким, неблагозвучным, принадлежностью церковной литературы. Примечательно,

что на последних страницах «Езды» Тредиаковский поместил собственные

стихотворения, написанные им как до отъезда, так и во время пребывания за

границей, под названием «Стихи на разные случаи». Это – доклассицистическая

лирика, в которой представлена автобиографическая тематика. Наряду со стихами

на русском языке приведены произведения на французском. Характерно, что

французские стихотворения удались автору лучше: сказалось несовершенство

русского поэтического языка.

Перу Тредиаковского принадлежит первая русская ода, вышедшая в 1734 г.

отдельной брошюрой, под названием «Ода торжественная о сдаче города Гданска».

В ней воспевалось русское воинство и императрица Анна Иоанновна. В 1725 г., в

связи с пятидесятилетием со дня основания Петербурга, было написано

стихотворение «Позвала Ижерской земле и царствующему граду Санкт-Петербургу»

- одно из первых произведений, воспевающих северную столицу России. Кроме

победных и похвальных, Тредиаковский писал также «духовные» оды, т.е.

парафразисы библейских псалмов («Парафразис вторые песни Моисеевы»). К 1735

г. относится «Эпистола от российския поэзия к Аполлину», в которой автор дает

обзор европейской литературы, особое внимание уделяя античной и французской

(Малерб, Корнель, Расин, Мольер, Буало, Вольтер). Торжественное приглашение

«Апполина» в Россию символизировало приобщение российской поэзии к

многовековому европейскому искусству.

Следующим шагом в ознакомлении российского читателя с европейским

классицизмом был перевод «Поэтического искусства» Буало (в переводе – «Наука

о стихотворстве») и «Послания к Пизонам» Горация. Здесь представлены не

только «образцовые» писатели, но и поэтические правила, которым, по убеждению

Тредиаковского, обязаны следовать и русские авторы. Он высоко оценил трактат

Буало, считая его самым совершенным руководством в области художественного

творчества.

В 1751 г. Тредиаковский издал свой перевод романа английского писателя Джона

Баркли «Аргенида». Проблематика этого нравственно-политического произведения

перекликалась с политическими задачами, стоявшими перед Россией в то время. В

романе прославлялся просвещенный абсолютизм и сурово осуждалась любая

оппозиция верховной власти, начиная с религиозных сект и кончая политическими

движениями. Эти идеи соответствовали идеологии раннего русского классицизма.

В предисловии Тредиаковский указывал, что государственные «правила»,

изложенные в ней, полезны и для российского общества.

В 1766 г. Тредиаковский издает книгу под названием «Тилемахида, или

Странствование Тилемаха, сына Одиссеева, описанное в составе ироической

пиимы» - вольный перевод романа раннего французского просветителя Фенелона.

Тредиаковский переработал сам жанр книги, создав на основе романа героическую

поэму по образцу гомеровского эпоса. Тредиаковский ввел многое, чего не было

в романе Фенелона: гекзаметр, характерный эпический зачин, сложные эпитеты.

Предмет осуждения в «Тилемахиде» - верховная власть, в поэме говорится о

деспотизме правителей, о пристрастии их к роскоши и неге, о льстецах,

окружающих монарха и мешающих ему видеть истину. В конце автор приходит к

чисто просветительской мысли о необходимости издания в государстве законов,

обязательных как для монарха, так и для подданных.

А.Д. Кантемир. Личность. Литературное творчество. Сатиры (история жанра,

Структурно-типологические разновидности сатир, их композиционно-стилевые

Особенности).

Антиох Дмитриевич Кантемир (1709-1744) — первый русский писатель-классицист,

автор стихотворных сатир. Сын молдавского господаря, принявшего в 1711 г.

русское подданство, Кантемир был воспитан в духе сочувствия Петровским

реформам. В годы реакции, наступившей после смерти Петра, он смело обличал

воинствующее невежество родовитых дворян и церковников. Кантемиру принадлежат

девять сатир: пять написанных в России и четыре — за границей, куда он был

направлен в качестве посла в 1732 г. Сатирическая деятельность писателя

наглядно подтверждает органическую связь русского классицизма с потребностями

русского общества. В отличие от предшествующей литературы все произведения

Кантемира отличаются сугубо светским характером.

Жанр стихотворной сатиры был известен как в античной, так и во французской

литературе XVII —XVIII вв. Сам Кантемир в сатире IV называет своими учителями

Ювенала, Персия, Горация и Буало. Любопытно отметить, что одна из сатир Буало

также носила название «К своему уму». Но используя созданную до него жанровую

форму, Кантемир наполнил ее злободневным русским содержанием.

Как писатель-классицист Кантемир оценивает своих героев с точки зрения

служения интересам государства. Герои его сатир — люди, забывшие свой долг,

свои обязанности перед государством, — невежды, бездельники, взяточники,

казнокрады. В этом одно из коренных отличий произведений Кантемира от

предшествующей древнерусской литературы, в которой поведение человека

определялось евангельскими заповедями.

Большая часть сатир Кантемира имеет двойное название. Одно из них указывает

на объект сатиры — «На хулящих учение», «На зависть и гордость дворян

злонравных», «На человеческие злонравия вообще». Другое — на адресата, к

которому, обращается автор, — «К уму своему», «К архиепископу Новгородскому»

или же на собеседников, обсуждающих ту или иную проблему, — «Филарет и

Евгений», «Сатир и Периерг» (т. е. любопытный). Обычно в большинстве сатир

тесно связаны между собой два художественных принципа: монолог автора,

порицающего враждебные ему явления, и изображение этих явлений. В

произведениях Кантемира имеют место оба эти начала, но более всего удается

ему живописная часть сатиры. Кантемир — несомненный художник слова, у него

зоркий, наблюдательный глаз, он умеет словами обрисовать нужную ему картину.

Подобно многим классицистам, Кантемир видит причину порочного поведения своих

героев в подчинении их той или иной «страсти». Характерно в этом отношении

название сатиры III «О различии страстей человеческих». Каждый из героев

наделен только одной страстью. Это или стяжатель, или сплетник, или скупец,

или лицемер, или развратник, или щеголь и т. п.

Разумеется, такое изображение отличается известной одноплановостью,

схематичностью, но оно всецело соответствует задачам писателя-классициста:

предостеречь читателя от возможности сделаться жертвой той или иной страсти.

Чем отчетливее, рельефнее будет изображен порок, тем действеннее станет

воспитательная роль художественного произведения. Условные, чаще всего

греческие имена героев (Критон, Хрисипп, Клеарх) должны подчеркнуть типичный,

общечеловеческий характер изображаемых страстей.

Замечателен стиль сатир Кантемира. Его источник — живая разговорная речь,

чему во многом помогает форма, выбранная писателем, — разговор с

собеседником. В сатирах много просторечных слов и даже вульгаризмов,

полностью соответствующих грубым, низменным характерам героев сатир.

Несмотря на большую популярность сатир Кантемира, о чем свидетельствуют их

многочисленные списки, русское правительство не торопилось с изданием этих

произведений. Впервые, в прозаическом переводе на французский язык, они были

напечатаны в Лондоне в 1749 г., пять лет спустя после смерти писателя. В 1752

г. в Германии вышел стихотворный перевод сатир Кантемира на немецкий язык. И

только в 1762 г. последовало русское издание под редакцией поэта И. С.

Баркова, осуществленное Академией наук.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.219.62 (0.008 с.)