ТОП 10:

Сексуальное воспитание заключенных.



Вообще, меня всегда очень веселили так называемые «понятия». В принципе, они где-то сделаны правильно. Они регулируют жизнь, быт человека в условия компактного проживания, то есть не распускать руки, стараться не материться, не обсуждать какие-то сексуальные предпочтения, - это с одной стороны. С другой стороны, там есть откровенные глупости и куча лицемерия. Допустим, считается, что неприемлемо лизать пизду. Любой, кто лизал в своей жизни пизду, становиться обиженным. Если признался в этом. Но, насколько мне известно, пизду лизали практически все, кроме меня. Об этом я не раз говорил:

- Вот, что ты говоришь, что не лизал пизду?! Да, я знаю, что все пизду лижут. Кроме, естественно, меня.

- Блядь! Да, ты чё?! Гонишь, что ли?

- Чего «гонишь»? Так и есть. Все лижут пизду. Вот спроси у любой девушки.

- Да-нет, это хуйня. Это девушка шлюха.

Нельзя целоваться с девушкой, которая брала в рот. Если сделал это – и сознался – в петушатник.

- Все девушки, которые у меня были, сосали хуй!

- Нет, я их сразу бросал. Но с кем-то же они целовались? Они все загашены?

- Да, конечно!

- Но все девушки старше…- Даже сейчас и возраст язык у меня не поворачивается называть!- Сосали хуй! Это как с келешеванной посудой. Может, пидор из нее и не ел, но она все равно загашена!

Получается, по факту они все это делают, но как только попадают в тюрьму - все начинают отрицать. И, кто по глупости скажет правду - становится изгоем. Все уже, пути назад нет - с одной стороны. Но с другой стороны, я слышал такой анекдот:

- Скажи, ты когда-нибудь ебал гомосексуалиста?

- Нет, никогда. Но я, зато, ебал мужика, который ебал гомосексуалиста.

На воле это анекдот, в тюрьме это считается нормальным, если ты ебешь пидора - ты же не пидор, ты просто ебешь пидора. Я спрашиваю:

- Вот ты пидора ебал?

- Да, а что тут такого? Тут сидишь, выхода нет. Надо ж как-то...

- А что, рук у тебя нет что ли?

- Да-не, ты не понимаешь. Так прикольнее.

- Конечно, прикольнее. Ты слышал, что есть гомосексуалисты активные, а есть пассивные?

- Это что значит?

- Тот, кого ебут — тот пассивный, тот, кто ебет — активный. Но они оба пидоры.

- Ты чего хочешь сказать, что я пидор?!

Но в прямую сказать, что «да, ты пидор» нельзя.

- Ну, ты чего, сам не знаешь? Иди справочник открой, кто ты есть, там написано.

- Да-ты, чего гонишь? Ебать пидора не западло! Он же пидор, он для того и создан.

- Кем создан? Господом богом пидор создан, чтоб его ебать?

- Конечно!

Нихуя себе! Как, красавцы, изворачивают. Меня всегда это очень веселило, и я всегда людей на эти темы подъебывал. Если научился в понятиях разбираться и уверенно себя чувствуешь, то можно вызывать целую бурю негодования, эмоций, просто шутить. В принципе, все вменяемые нормальные люди не будут ебать пидораса, сколько бы он ни предлагал. А чурбаны или какие-то извращенцы могут обосновать это легко, доказать, что это нормально. Если ты малолетка, лопух или латентный пидор. И сам станешь таким же.

Как-то рассказывали случай. Заходит в камеру этап. В камере сидят два строгалика пересиженных. Видят, заходит парень более-менее опрятный, с нормальной прической, в нормальной одежде. Они его подтягивают сразу, - мало ли у него деньги есть, или он интересный человек - чтобы какую-то выгоду с него получить:

- О, а тебя как зовут?

- Антуан.

- Антуан? Кем ты работаешь, Антуан?

- Я визажист.

- У! Визажист Антуан, иди сюда к нам.

Задвинули шторку на своем шконаре, прошло десять минут. Антуан вылезает, уже насосавшись пиписек - и под шконарь. Ему быстро объяснили, что «Антуан», да еще и «визажист» должен непременно взять в рот и жить под шконарем.

Бывают такие случае. Если, конечно, человек не выглядит, как полный «Антуан визажист» и хватит у него мозгов отказаться от предложенных колбасок, то будет жить нормально. Если нет, то его моментально определят.

Это смешно наблюдать со стороны, но когда понимаешь, к чему это приводит, становится совершенно не смешно. Жалко людей.

На малолетке был случай. Отписывают малолетки на взросляк:

- Поймали парня, дрочил на параше.

В ответ пишут:

- Ничего не надо с ним делать.

- О, поздняк, мы его уже выебли.

- Вы чё, вообще идиоты?! Дрочил и дрочил, вы все дрочите! Что вы сделали? Беспредельщики, что ли?!

- Вас поняли. Тех, кто его выебал — выебли.

«Малолетка», одно слово.

Как меня обокрали.

Дело уже ближе к осени. Как-то пришел татарин Тараз со свиданки и принес диск DVD. Он попросил мать с отцом, что бы они привезли ему каких-нибудь фильмов. Мало того он попросил привезти фильм про скинов. Специально чтоб меня приколоть. Привезли ему диск с фильмом «Россия 88».

Лежу, читаю книжку, прибегает шнырь:

Макс, пойдем, там фильм про скинов идет!

Да, ладно... Какой фильм про скинов?

«Опять «Американскую историю Х» пятый раз смотреть... Или «Ромпер Стомпер» двадцатый — не интересно».

Не-не-не, русский про скинов.

Интересно, что за русский фильм, да про скинов? Не может быть, чтобы чего-нибудь форматовское показали! Книжку под подушку сложил, шконарь поправил, побежал в ПВР. Прихожу, а там народу уже собралось – весь барак. Мне, естественно, место в первом ряду очистили, потому что я единственный скинхэд на зоне. Сел в жюри.

Сижу, смотрю и понимаю, что меня просто обокрали. Пяти минут просмотра мне хватило, чтобы понять, откуда срисованы все персонажи, откуда срисована идея фильма. Вижу, что это экранизированные форматовские ролики! Просто кто-то взял и переснял. Я сижу, комментирую, возмущаюсь:

Это же все украдено. Вот этот ролик изначально у меня на даче снимали... А этот ролик снимали в переходе. А здесь негра видите? Так это в форматовском ролике я был, гуталином рожу мазал!

Мне даже пофигу, что они и знать не знают ничего. Просто ностальгия. Все сидят, вроде слушают меня, но по лицам вижу, что практически никто не верит. Как это так?! Тут фильм на диске записан, а вот сидит человек с их барака и говорит, что это все украдено у него? Фильм – не два пальца обоссать!

Ладно, хрен с вами, псы. Все равно не понимаете! Досидел, досмотрел. Вышел на задний дворик. Разговариваю со своим семейником Андрюхой:

Блин, Андрюха, а ты понял, что меня обокрали? Все, что я снимал, экранизировали и получили за это какие-то европейские премии, думая, что тем самым они борются с фашизмом. А на самом деле просто украли все. Почему меня посадили, а у этого, блядь, премия? Буду ждать, пока мне придут мои авторские отчисления на зону. Куплю себе три пачки «Доширака», больше вряд ли дадут.

Посмеялись.

Компетентные гости.

Проходит два дня. Вызывают меня в штаб. Выходит Иван Михайлович.

«Блядь, началось что-то».

- Так, тут к тебе приехали люди, - говорит Иван Михайлович.

- Та-ак.

- Чё «та-ак»? Ты чё, охуел? Пообщаешься нормально, что бы не было никаких геморроев, понял?

- Понял.

- Заходи в кабинет. Без доклада, без всего, заходи.

Чего-то не просто - заходить без доклада в кабинет зампобора. Сам вышел меня позвать еще… Что там за «люди»?

Захожу, вижу - сидит один человек в гражданке, один в форме ГУФСИНа:

- Здравствуй, Максим, я оперативный сотрудник ГУФСИНа,- Как я угадал! Звезды майорские. - А вот это — человек из ФСБ.

Сидит тип в свитере, в гражданку одет, но лицо говорит, что мозги есть.

- Да, чем могу вам помочь?

- Как ты? Чем на воле собираешься заниматься? У тебя же УДО скоро.

- Так УДО не скоро, мне до звонка полтора года.

- Ну, до звонка... УДО у тебя через два месяца. Чем на воле думаешь заниматься?

- Ну, как чем? Семью, детей, на работу устроюсь.

- Ну, Максим, ты это маме расскажи. Что ты на работу устроишься, семью, детей... Я же понимаю, что ты от Идеи не отошел. У тебя это просто не получится! Информация у меня к тому же есть. Давай как-то с тобой поработаем.

- Да-нет, чего работать?! В чем суть?

- Что ты можешь рассказать о «Рыси»?

- Что за «Рысь»?

- Бригада «Рысь».

- Это спецназ, который меня принимал. Но я ничего о них не знаю. Так, видел пару раз по телевизору передачу.

- Нет, бригада «Рысь» - это пермские скинхэды. Что про них знаешь?

Вот, откуда я могу что-то знать про бригаду «Рысь»? И про пермских скинхэдов? Если я про город «Пермь» узнал, только тогда, когда туда приехал. До того я думал, что это просто город на карте где когда прогноз погоды показывают, постоянно дожди идут, может его и нет на самом деле! Про Пермь я в жизни ничего не слышал.

- Ну, ладно. А сотрудничать с нами хочешь?

- Ну, так-то не очень. Не очень хочу, не вижу смысла.

- Ты подумай, потому что ты не сможешь заниматься политикой, не сотрудничая с нами. Ты на УДО не уйдешь. Надо дружить.

- А чё мне дружить?! Я же ничего противозаконного не делаю. Сейчас выйду, мама-инвалид старенькая, девушка - планирую жениться, инженером пойду работать…

Смотрю, не верят мне совсем.

- Ты фильм «Россия 88» смотрел?

«Блин, они и это знают. Тяжело разговаривать с людьми, которые не поленились и все разнюхали».

- Смотрел.

- Что скажешь?

- Что именно?!

- Похоже? Так жизнь скинхэда выглядит?

Ах, блядь, ты ж даже не знаешь про кого фильм... Не все так плохо…

- Да, похоже, так, - отвечаю я, - что-то есть общее.

- Вот, видишь, там же предлагают всякие из молодежных организаций вступить, то-сё. Все равно придется с кем-то работать.

- Не знаю. Я не вижу смыла. Сдавать кого-то придется.

- Ну, сдавать — это просто как отрезать лишние куски от здорового организма. Если человек идиот и берется за нож, его надо сдавать, отсекать как больную опухоль от организации. Все, организация остается целой. Если ты знаешь, что кто-то кровью замазался, так просто избавляешься от него - и все в порядке. Двигаешься вперед. Организация остается нетронутой.

«Да, вот, наверное, для этого я сел за свои Идеи, чтобы сейчас выйти и стать стукачем!»

- Нет, так-то не очень интересно.

При этом Иван Михайлович злобно смотрит на меня, типа: «Ты чего, вообще дебил? Ты же умрешь сегодня здесь вечером».Так-то я понимаю, что будет, если они его попросят. «Хрен с ним. А что делать?! Сейчас соглашаться сотрудничать?! Осидел уже больше половины срока».

- Ладно, мы приехали из Перми специально к тебе поговорить. Если что, если надумаешь с нами сотрудничать, ты Ивану Михайловичу скажи, он с нами свяжется. Мы приедем, жизнь на зоне тебе организуем, никто доебываться не будет, выйдешь через два месяца на волю.

- Понял.

- Все, давай иди, - отправили меня на барак.

Я прихожу, меня как шапкой накрыло! Понимаю, что проскочить на УДО и уйти у меня может не получиться. Если обо мне помнят и ездят в эту дебильную тайгу, меня просто могут приказать завернуть. Ладно, все равно попробую, может получиться сорваться. Надежда же умирает последней!

УДО на носу!

Время подходило к концу августа. Я уже в полной готовности к подаче на УДО. Вообще, я хотел это сделать через волю – чтобы с воли адвокат подал заявление. Чтоб на зоне не смогли уже завернуть, влепить выговор, нарушение - это распространенная практика. Если не хотят отпускать человека, то ему просто вешают нарушение какое-нибудь. Формы одежды, не поздоровался с администрацией или еще какую-нибудь глупость и выписывают ШИЗО. То есть человек уже никак не может пройти УДО. При этом с зоны каждый суд – раз в месяц - уходит человек по 10 УДОшников только в путь. Из 10 заявлений заворачивают только одного или даже вообще никого. Может проскочу? А что делать…

За неделю до подачи заявления лежу читаю книжку. Меня вдруг поднимают и говорят:

- Макс иди плац подметай.

- Нахуй я пойду плац мести?- С козлами все было решено.- Странное предложение.

– Ну надо тебе идти плац подметать.

Так зачем?

– Ну если не хочешь, то не иди. Напиши отказ от 106й

– Че за хуйня-то такая?- Здесь несколько месяцев сижу ничего не подметаю.

– Ну из штаба позвонили и сказали чтобы ты шел плац подметать.

Я сразу понял, что выводят на отказ от 106-ой. Это статья УИК, по которой зек должен час в неделю выполнять хозработы на зоне. За отказ от нее практически железно дают несколько суток изолятора. Собрался оделся взял метлу пошел, подметаю плац от листиков. У меня до подачи еще неделя. Даже если я буду каждый день подметать плац по 3 часа, то хрен с ним - че я не подмету что ли? Авось не развалюсь. Дембельский аккорд. Нормально! Подмел плац, пришел снял кепку, положил метлу, умылся и пошел к нарядчику.

– Что за фигня такая?

Да хрен его знает, не могу тебе ничем помочь прямое распоряжение от старшего опера.

На следующий день снова тоже самое.

– Собирайся, иди плац мети.- Ну я выхожу мету плац, после чего мне говорят – Так, иди перед штабом мети.

Смотрю перед штабом стоит старший опер и курит ещё с какими-то вольными операми.

Ну что, Максим, ты на УДО собрался?

Я? Да вы что, мне до УДО ещё месяц.

Нет. Неделя. Ты же понимаешь что тебя не отпустят. Ты же такой преступник, какое УДО!

Ну может быть. Это не важно.

- А ты, слышал, отказывался от 106й?

- Нет, почему, подметаю вопросов нету.

- Ну, понятно давай тогда, давай.

Все подмел. Прихожу на барак, мне говорят:

– Собирайся, иди канаву копай.

- Так я же только что подметал.

– Ну хочешь - отказ пиши.

Понятно, пошел копать. Покопал часа два. Весь в глине... Ну, хрен с ним, неделю эту вывезу как-нибудь. Канавы покопать, поподметать, дрова попилить, да ещё и бревна поносить скажут. Да пофигу. Зря, что ли, качался?

На следуюший день, приходит завхоз Сава со свиданки на барак:

– Макс, пиши объяснительную, почему ты ходил после команды отбой.

В смысле?

Сказали нарушение тебе сделать. Вот ты и ходил, значит, после команды отбой.

Так я не ходил!

Так это пофигу. Ты пойми, что все тебя не отпустят и нарушение будет. Я пытался договориться, что ты на УДО писать не будешь, чтоб без ШИЗО обойтись. Сказали нет, нарушение нужно! Ничего сделать не могу - работа такая.

Понятно!

Пишу объяснение, что ходил после 10 часов потому, что хотел в сортир, а терпеть не мог. А что мне в голову может придти - почему я ходил после отбоя?

ШИЗО по заказу.

Вызывают меня 31 августа в штаб. Там сидит полная колода мусоров – Михалыч, зам по

кадрам и воспитательной работе, опер, тыловик, отрядник, ещё менты.

– Ну что, как ты объяснишь свой возмутительный проступок?

В туалет хотелось, гражданин начальник.

Ага, он написал какую-то хуйню в объяснительной.

- Считаю не менее 5 суток ШИЗО надо.- Говорит зам. по КиВр.

- Ты за 5 суток ШИЗО осознаешь свою вину?

- Ну, я бы и без ШИЗО осознал.

- 5 суток изолятора.

Спускаюсь из штаба вниз, на плац. Там были несколько поселенцев - один из них собрался в побег и двое тех, кто его на это спровоцировали. Нас четверых ведут в ШИЗО - меня в одну камеру, поселенцев в другую. Я оказываюсь с двумя парнями - один СДПшник, другой старший дневальный с шестого барака. Они в ШИЗО попали за нанесение татуировок. У дневального сутки уже заканчиваются, а СДПшнику ещё со мной сидеть.

– Что здесь делать предполагается?

– Ну смотри: вот кича непосредственно, вот кабора в соседнюю, вот эти вот шконари - они откидываются после команды отбой, когда ложишься спать. Днем можно спать на полу, накрывшись простынями если их заранее сныкать. Днем, по идее, спать нельзя, но за этим особо не смотрят. Ещё здесь хорошо кормят, потому что пайка усиленная - изоляторная. Но здесь нету курить и нечего, заварить-чифирнуть, поэтому здесь пизда.

– Так мне вообше заебись - я не курю и не чифирю.

– Вот, блядь, тебе везет.

- Кому повезет, у того и петух снесет!

На первой же проверке я у ментов попросил книжку. Мне принесли какой-то женский роман, толстенный такой. Притом что читать нечего, я этот роман на 800 страниц за 3 дня прочитал. СДПшник по кличке Сибик не умолкая рассказывал веселые истории, как он сидит всю жизнь С 12 лет по спецшколам, потом малолетка, потом взросляк. Только вышел - спер или кинул кого-то и снова уехал. «Украл-выпил, в тюрьму». Ему года 22. В принципе балбес, но не особый негодяй это точно. Даже не наркоман.

Самое приятное - это отсутствие попрошаек. Ты сидишь в камере, хотя там темно и прохладно, сыровато, но главное попрошаек нету!!! На бараке как? Каждые 2 минуты открывается дверь, в секцию заглядывает чья-то рожа и начинается - «а есть конвертик, есть ручка, есть иголка, есть чай, есть кофе, есть покурить, есть карандаш, есть нитка…», просят вообще все!!! Все, что можно попросить - просят. Это, может, кажется не страшно. Может даже показаться не по-человечески отказывать постоянно «страждущим». Но источник получения материальных благ сильно ограничен. Посылки расходятся крайне быстро - попрошайничество просто убивает. Люди так привыкают просить, что делают это ради того, чтобы просто что-то делать. Вот я сижу в ШИЗО, мне такой кайф - никто не достает, никто кровь не сворачивает. Никто ничего не просит!!! Тишина! Долгожданная камерная тишина! Принесли - пожрал, позанимался – поотжимался, поприседал и сиди дальше, читай спокойно.

Книгу я проглотил, делать нечего - начал из хлеба лепить четки и игральные кубики, так называемые «зарики». Лепил-лепил, тут слышу – на продоле играет музыка, сел возле тормозов, слышу «станция камская волна» называется. Радио, играет рок - Наутилус, Агата Кристи, БИ-2, Сплин, Снайперы… Просидел я на полу у двери камеры часов 5, потому что на бараке можно услышать только сраный шансон и сраную попсу, типа «Ласкового мая». Заслушался, подпеваю даже. Сибик ходит

- Че Макс башню рвет?

– Да, есть немного.

– Ну давай.- А он ходит по хате туда – сюда ходит, тем и развлекается.- У меня тоже.

Мы с ним много беседовали, он парень вроде вменяемый, я ему что-то про политику рассказываю, про то, как прикольно в казино играть, про девчонок, про фанклуб.

- Может, выйти тоже в скины податься?

- Конечно, обязательно!

- Слышь, Макс ты сутки свои добьешь - все равно заявление на УДО пиши. Можно будет, если адвокат есть, нарушение оспорить.

– Как оспорить - мне с ним связаться никто сейчас не даст.

– Пофигу, все равно, хоть сам, пиши.

Посмотрим.

Отсидел я в ШИЗО 5 суток, отдохнул замечательно! За это время научился определять кто там по коридору идет, еду несут или проверка... Пообщался через дырку в стене с поселюгами. Их закрывают только на ночь, а утром выводят на работы. Закрыли их вот за что: один молодой съел килограмм картошки. Т.е. он ее выкопал на Мусорском огороде, который они окучивали и съел. Они ему говорят

- Ты че, дурак? Тебя же размотают, ты же украл картошку! За это мало того что тебя размотают, так еще посадят в ШИЗО и могут даже отпетушить! У начальника грядку вскрыл!

- А что мне теперь делать?

- Да хрен его знает что делать! Тебе все – срыва нет уже…

Парень 18 лет, мозгов нету. Руки в ноги, подорвался и просто пешком ушел с поселения. Они же не охраняются.

Вся администрация на ушах - поехали в его родную деревню Чернушка. Поймали его на автобусной остановке, чудесным и гениальным образом он там оказался. Дали по ушам, привезли назад, провели через всю зону в мешке. Прыгал как заяц. Быстренько влепили ему 15 суток. Естественно, поменяли режим из колонии поселения обратно на общий и добавили надзор. За побег ему не стали добавлять срок, хотя это до 3 лет.

Так нахрена вы его запугивали?

Просто пошутили. Мы откуда знали, что он побежит?

Да, согласен.

Он сказал, что мы его запугали и сказали, что если ты не убежишь, то тебе край. Теперь и у нас двоих УДО не будет.

Вообще, на зоне УДО - это одна из тех вещей, которая заставляет зэков вести себя более-менее цивильно и не нарушать режима содержания. Если есть «кнут и пряник», то УДО это основной «пряник» ФСИНа. «Кнут» это моральное давление, побои, изоляторы. Человек понимает, что если он себя будет вести себя так, как от него требует администрация, то он может уйти намного раньше конца срока. Если статья у него даже тяжкая, то может уйти по половине. Любой задумается, как себя вести. Не было бы УДО - все зоны назад бы перекрасились в черный цвет. Оно сильно действует на сознание человека - практически полностью его занимает изнутри, все его глобальные мысли. Большинство дальше чем о моменте освобождения и не задумывается никогда. Человек становиться послушным. Есть, конечно и другие «пряники». Власть, например, данная мусорами козлам. Но это, естественно, не для всех. Облегченные условия содержания, дополнительные свиданки и передачки, закрытие глаз на трубки и дивидишки… Но УДО – это основное. Как «Е….ая Роисся» среди других партий.

Отсидел я эти 5 суток, приходит помощник дежурного, Леонидыч, меня выпускать. А он знал кто я, за что сижу – не поленился, личное дело прочел. И, похоже, телевизор смотрел.

- А ты, Максим, против олигархов же выступал?

- Категорически против! Дерут шкуры с трудящихся! – Серьезно разговаривать с Леонидычем я не мог, он слишком походил на Кота Леопольда.

- А как ты мог против них выступать, если у тебя прописка Рублевское шоссе!? Ты же сам олигарх!

- Я очень бедный олигарх – типа Сифона и Бороды…

- Не надо мне заливать. Я знаю, что у тебя там квартира своя. А квартира там может быть только у олигархов! Вот тебя и посадили, чтоб на своих не нападал.

- Если честно, то да. Просто решил стать бедным. А они меня не отпустили.- Такой ереси можно наговорить только деревенскому менту, хорошенько посидев в камере с сельским уркаганом.

- Выйдешь – будь осторожнее. Они могут дальше мстить.

- Спасибо, Леонидыч, я постараюсь!

Возвращение страданувшего.

На воздух вышел довольный и отдохнувший. С мыслью, правда, о том, что дома этой осенью мне не быть… Когда меня сажали - была пасмурная погода. Из камеры же на улицу посмотреть было нереально. Вместо окна - два мутных оргстекла, между ними пыль и паутина – ничего не видно. Только холод чувствуется. Наверное, слякоть начинается - хоть и начало сентября, но это все-таки Соликамск, близко к Северному Ледовитому океану - там погоду вообще не поймешь. Если снег на зоне растаял окончательно только к 15 июня, то в сентябре выпадения снега вполне можно ожидать. Но выхожу на улицу, а погода замечательная! Бабье лето началось! Солнце светит, тепло, небо голубое с редкими облачками! Красота! Иду на барак, а там меня встречают толпой.

Макс! Как страданул? Как в изоляторе? Давай чифира выпьем - положено заварить, это традиция!

Надо так надо...

Достал чая из баула, мужики заварили. Здесь признаюсь, что просто пришлось выпить чифира - народу собралось много и все крайнее настоятельно требовали соблюдения традиции. Отбыл кичу, за ШИЗО страданул… С нашего барака давно никто на сутках не был, потому что все решалось в ПВРе с помощью кулаков и палок, с занесением в грудную клетку, а не в личное дело. В бараке даже велся черный список - если человек совершает какое-то нарушение, то вечером его просто избивают в ПВРе. ПВР - это помещёние по воспитательной работы. Там зеки смотрят телевизор, проводят собрания отряда и там же проходят все экзекуции. Допустим, если ты ходишь по коридору, когда продол моют - тебя заносят в черный список. Еестественно, кому-то можно, кому-то нет. Все смотрят по личности или наличию должности. Козлам ходить можно и некотором мужикам тоже, но большинству - нет. Или если ты набрызгал водой в умывальнике и не вытер за собой, если «показывал зубы» козлам т.е. в чем-то не соглашался, грубил или, тем более, угрожал. Продолжать можно до бесконечности… Шел не в ногу в столовую, плохо поздоровался или вообще не поздоровался с милицией, ходил без шаромки по бараку, сидел на шконаре если тебе нельзя… Записанных после отбоя называли пофамильно, они шли в ПВР. Заходят по одному, через 5 минут возвращаются - все болит и распухает. Ложатся на шконари и спят, думая о своих безобразиях, исправляются. Мне в этом отношении повезло - с козлами я договорился и на бараке жил спокойно. Без приказа администрации меня пальцем не трогали. Одни боялись просто, с другими у меня были ровные деловые отношения.

После того, как я чифирнул, ко мне подошел Савва

– Пойдем поговорим. – Завел меня в свою завхозную комнату. – Макс, ты это, ты не думай что я под тебя подмутил. Это реально приказ администрации был, я ничего сделать не мог. Через полгода мы с тебя нарушение снимем. Если бы была возможность - я бы тебя отмазал.

– Да я знаю.

– Какие проблемы будут - обращайся, все по зеленой. Главное чтобы не было не каких заебов со стороны администрации.

– Понял, спасибо.

Спалился.

В середине сентября меня вызывает старший опер Захарыч к себе в кабинет - пришли заказные письма из Москвы. Получилось так, что я переписывался с несколькими девушками. Даже со многими. Но одна особо умная догадалась хвастаться в интернете, что «Тесак мой парень» и так далее. Вроде понятно, что Тесаку просто скучно в лагере, и почему бы не написать даже незнакомой девушке ответное письмо? Ежели сама напрашивается на общение? Почему не пофлиртовать немножко? Тем более, что в местах лишения свободы это даже спорт такой, развлечение - чем больше девушек тебе пишет, тем интереснее. Тем более их можно разводить на фотографии, а это уже суперигра. На воле попросить девушку фотку скинуть на сайте знакомств – как билет на метро купить. Вообще никаких эмоций. Всё вполне предсказуемо и даже не очень интересно. Здесь же все совсем по-другому. А эта бестолочь зачем-то хвасталась. И как то на нее вышла Саша. Говорит, нет, Тесак мой парень! Нет мой, ты вообще его не знаешь! А вот тебе его письма для меня, сама почитай! Почерк сверь! Саша смотрит - почерк мой, заглавные буковки авторским стилем оформлены, портрет нарисован… Обе на меня обиделись - я сволочь и негодяй.

Вот меня вызывают в штаб, цензорша пришла. Выдает мне письма от одной, от второй. Они шли вместе, в одно и тоже время отправленные. Настроение ухудшилось. Цензорша уходит в вольный штаб. Захарыч говорит:

– Останься поговорить с тобой хочу.

- О чем именно?- блин опять началось!!!

– Слушай к тебе лично у меня никаких претензий нету. Пришлось тебя в ШИЗО отправить, ты извини. Позвонили из Москвы и сказали, что если ты уйдёшь на УДО, то всю нашу управу выебут. А нам на зоне, сам понимаешь, тогда уж вообще пиздец настанет.

– Да я понял, что это не ваша инициатива. Даже и не сомневался.

– Ну давай если какие проблемы будут обращайся.

– Хорошо, - Вот с проблемами только к оперу бежать. Я еще столько не отсидел!

Отправил он меня на барак. Чувствую депрессуха пиздострадальная накатывает, потому что с двумя девушками сразу облом – это крутовато. Неудачный день! Не поняли мои романтические нотки дамы. А у меня ведь очень большое сердце, как у телёнка! Я же могу любить одновременно всех девушек, но каждую по-своему - в этом нет ничего страшного. Никому хуже от этого не будет. Главное, чтоб не спалили… Плюс УДО никакого не будет, сидеть лишних 1.5 года, которые я себе запланировал тут оставить. Какой же отстой! И тут ещё осень наступила - такая мерзкая погода! В окно смотришь - листья с берез падают, какие-то коты бегают облезшие, срут на перекопанную землю и зарывают лапами. Играют воробьи, иногда попадаются посравшим облезлым котам… Дождь все время то льет, то моросит, то хлещет, то капает, то пылью водяной стелется. Все сырое, противное, серое и умирающее…

Новые проблемы.

Одна погода бы тоску навеяла. А завхоз мой, с которым я в договоренности и нарядчик - уехали на этап на «Белый лебедь» судиться. Договариваться со мной новый завхоз не хочет, боится. Приказ из штаба от Михалыча - «не давай ему жизни», он и не дает, взял под козырёк. Смотрящий старый освободился, а с новым я ни разу не общался. Меня просто перестали допускать до телефона, опять связь пропала с внешним миром.

Чувствую, что меня начинают «поджимать». Сначала запретили спать днем, потом запретили на шконаре лежать. И в один день говорят

- Собирайся Макс, пойдёшь на баланы.

– В смысле.

– Ну пойдёшь бревна носить.

– Это я понял. Вопрос нахуя?

– Сказали тебе бревна носить, жизнь тебе сладкую обломать.

Пошел я носить бревна. Естественно со злости халтурил и сачковал. В грязи по колено. Да по уши, если честно, никак не мог себе это за тренировку засчитать. Закончили часа через два.

На другой день опять ко мне дневальный приползает с гнусно-довольной рожей.

– Короче, сейчас пойдёшь морковь таскать. Или пиши отказ от 106-ой и опять в изолятор.

Пришел Грузовик с морковью. Пойду, что делать? Повторное нарушение – в СУС переводиться неохота.

Привезли морковь в мешках по 25 килограмм, чтоб зимой зеков кормить. Её нужно сначала отнести от въезда на зону к вахте, там сложить штабелями, взвесить и заточковать. А после этого отнести на продуктовый склад. В принципе хоть какое-то развлечение. Ходишь, на новых людей интересно посмотреть, потому что к тому времени мне запретили вообще выходить с барака. После того, как я отказался вставать на должность, в дежурке повесили мою фотографию и под ней крупными красными буквами написали «Склонен к экстремизму». СДПшникам запретили открывать мне калитки. Завхозов предупредили чтобы я не ходил ни к кому в гости, т.е. я не мог сходить ни на хоздвор, ни в ПТУ, ни, тем более, на другие бараки. Все это было запрещено. А тут меня вроде выпустили морковь поносить, дождя нет, мешки почти чистые и приятной умеренно-спортивной тяжести. С одной стороны нельзя, а с другой - пообщаюсь с зэками. Хоть и понимаю, что они такие же болваны, как и на моем бараке – но, тем не менее, какое-то развлечение. Естественно, наложил себе моркови в карманы, в рукава и штанины.

Однако надо как-то эту проблему решать. Пошел к новому завхозу:

– Короче, я заебался. Эта движуха беспонтовая - спать нельзя, куда-то ходить надо, что-то носить… Давай решать вопрос.

Речь тут идет о 10 тысячах и все - и позвонить можно, хоть о соратниках волноваться не буду, и, опять же, не будут кровь сворачивать. Самое же неприятное не в том, что морковь пришлось носить, а в том, что как сказали мне жизнь портить, так это постоянно какие-то мелкие замечания пошли - так сядь, тут пойди, тут одень, пуговицу застегни, воротничок поправь… Мелкие доебки в грубой форме, за которые просто хочется убить. И это больше всего раздражает. Убить-то нельзя!

На бараке сидел грузин по кличке Грузин, которого перевели вместе с подлым толстым армяном. Он общался с блатными на нашей зоне, через них тоже можно было попробовать вопрос решить. Я ему говорю:

- Грузин, ты с блатными можешь поговорить, чтоб у меня гемора этого не было? Телефон затянем на барак. Козлы со мной боятся двигаться. Заебли уже и связь очень нужна.

- Ну, давай я за тебя поговорю.

Сходил, поговорил. Меня дёргают на шестой барак. Там сидят стремяги и бродяги, смотрящий сидит. Почти черный барак на почти красной зоне. Разговаривал чеченец Тим. Крепкий такой, спортсмен, пьет протеинчик:

- Максим, чё-как, в чем суть проблемы?

- Была договоренность с Саввой, сидел спокойно. Он на этап уехал, а больше со мной никто не хочет договариваться… Тут такая хуйня – фсбшники приезжали, мусора из МУРа. Теперь администрация боится, как бы я шум не стал поднимать по телефону, поэтому мне все зарубили - звонить не дают, общаться ни с кем…

– Понятно. Ладно, ты парень вменяемый – я трубу тебе дам, позвонишь. Затянешь телефон на барак к себе, и грев - 5 косарей на черное пойдет, на крытую пацанам. Я скажу, все ровно у тебя будет. Козлы мусорам будут докладывать, что ты страдаешь. Сам понимаешь – я надеюсь на твою сознательность. Звони только на беспалевные номера и, главное, шума не поднимай.

– Я понял всё. Это вполне устраивает. И я сам себе не враг, кипиш поднимать. Меня в обиженку Михалыч раньше отправит, чем адвокат до зоны доедет.

- Пошли тогда звонить. – Достал трубу из-под подушки.

Просто так с телефона нельзя звонить - вышек нет, поэтому прикручивают к телефону антеннку. Металлическую проволоку. Эту проволоку прикручивают к другой проволоке, которая к запретке непосредственно прикручена. Получается такая здоровая антенна, многометровая. Запретная полоса, запретка, это тройной забор, между ними расстояние метров по пять. Земля перекопана и наверху колючка. Вот к ней приматывают антенну и тогда труба более-менее ловит. В секции Тима проволока перетерлась. Пошли в соседнюю секцию, где жил Гоша здоровый и его брат Илья. Вот я из их секции сидел, звонил. С товарищем финансовую проблему обсудил, которая оказалась вполне разрешимой.

Гошан и Илюха.

Тут пришел Илья, завхоз шестого. Познакомились, он сразу предложил чая с бутербродами. Это вообще нонсенс для зоны! Угостить кого-то, ничего не прося. По разговору я понял, что у него не только мозги есть, но и мировосприятие далеко не овощное. Парень с меня ростом, худощавый и на первый взгляд похож на совершенно безобидного студента. Мне даже Стас Лухмырин вспомнился – тоже обманчивая внешность.

– Не хочешь к нам на барак переехать? Тебе нормально тут будет - никто кровь не будет сворачивать, у вас то барак пидорский, козлы-гондоны одни сидят, мужиков гнобят, а тут барак нормальный, все по-человечески.

– Давай попробуем. Если переведут, конечно. А так-то я собираюсь на хоздвор идти. В ширпотребку.

- Это нормально. Тем более весь хоздвор у нас на бараке живет.

Договорились, Тут приходит его брат Гоша:

– Макс, здорово! Мне Андрюха, про тебя много рассказывал. - Андрюха это мой семейник.- Говорит ты занимаешься целыми днями, не чифиришь и не куришь?

– Не обманул.- Смеюсь.- Я про тебя то же самое слышал.

- Давай, на биржу ко мне выходи - там заниматься будем вместе. У меня там тренажерка маленькая. Собрал себе штанги, гантели, брусья, турничок. В моей бендюге (небольшая хозяйственная постройка) будем заниматься. Там и жрать можно. Мне столовские каждый день курочку готовят.

- Это вообще шикарно было бы! – Честно сказать, я от такого предложения вообще офигел.

- Ты Андрюхе только не говори, что я тебе предлагал.

– А че такое?

– Ну, не надо.

– Ладно, не скажу.

- Все, давай увидимся! Я к тебе на барак в гости приду скоро!

Про Илюху-то я слышал мало, а вот Гошу козлы частенько обсуждали. Они его люто ненавидели и боялись. Ненавидели потому, что он не был гадом. Не встречал этапы, что считалось очень крутым козьим занятием. Не выбивал явки и не отжимал деньги у мужиков. А боялись потому, что он был самым здоровым на всей зоне и к тому же психопат. В хорошем смысле. Если разозлить – мог постелить кого угодно. Ярость берсерка в уральском варианте.

Спросил я потом у Андрюхи:

- Гошан, что он за парень-то?

- Парень вообще нормальный, но отмороженный на всю башку, занимается, как психопат.

Он мне много про него рассказывал, но тут я конкретно спросил.

- Как думаешь, на биржу он меня возьмет к себе работать? Сам видишь, какие мне условия на бараке создают.

- Ты понимаешь… На биржу тебя могут и не выпустить… Это дохуя делов… А если я за тебя у Гошана попрошу, а ты накосячишь? Там же реально работать надо! Я потом и виноват окажусь! Хрен его знает. Я с ним разговаривал про тебя, он не уверен. Тут думать надо…

«Ах, ты,- думаю,- пес, Андрюша! Он же мне сам сказал сегодня, что тебе предлагал меня в бригаду устроить!»

В столовой на другой день подходит ко мне Гоша.

- Макс, пойдем ко мне в гости. Позвонишь, куда надо, пообщаемся.

- Пойдем, конечно! Только к завхозу подойди, скажи, что меня забираешь.

А как раз мой тогдашний завхоз один раз попал под раздачу к Гошану. Гоша шел, ему СДПшник не открыл локалку.

- Ты что, животное тупое?! Открывай!

- Я тебя не пущу! Сказали тебя не пускать!

- Да мне похую кто тебе что сказал! Я – бригадир, не сечешь?

СДПшник начал орать, Гошан дал ему по еблу. Прибежало еще человек пять СДПшников. Он их раскидал, разбил всем ебла. Потом сбегал к начальству, грамотно все накидал. Собрал опять их всех, но уже с разрешения начальства, и разбил ебла еще раз, показательно. Вот одним из них завхоз и был. Вот Гошан мне и говорит.

- Да нормально все. Только в дежурке добро возьмем на всякий случай.

Заходит в дежурку, подходит к дэпэнк, как обычно.

- Я Марцинкевича к себе на барак в гости проведу?

- Э! Нет! Этого нельзя!

- Как нельзя?







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.236.59.154 (0.037 с.)