ТОП 10:

Азартные игры – финансирование «Формата18».



В тюрьме мне очень сильно не хватало карточной игры в покер, я прямо тосковал по ней. Не то, чтобы я был азартным игроком… Дело в том, что последний год Формат18 существовал за счет карточной игры, как ни странно это звучит. Много всяких уродов писали безумные версии, что и ЗОГ нас финансирует, и мы наживаемся на соратниках, еще что-то. На самом деле не так.

У нас был один товарищ, который сейчас уехал из России в неизвестном направлении. Товарищ Леша очень хорошо играл в карты. Вот, допустим, есть игра «Русский покер», при игре на один бокс она убыточна. Если ты играешь на один бокс, ты всегда будешь в проигрыше, как бы качественно ты не играл, при любой стратегии ты будешь в минусе, это теория игр, это математика. Если ты играешь в открытую на два бокса, то при идеальной стратегии ты можешь получать 1% прибыли, то есть пропустил 10 000$ через стол, один процент от этой десятки ты можешь положить себе в карман. Но 100$ все-таки маловато. Риск велик, что будешь играть не по идеальной стратегии, а по стратегии близкой к ней. В итоге, все-таки люди спускают деньги в покер. Но если ты играешь в открытую на три, а тем более на четыре бокса, то прибыль достигает 8-12%, а это уже существенно. Мы с Лехой ездили по казино, садились за стол, - играл я, играл он. Я старался играть так, чтобы просто не проиграть деньги, и сливал ему маячки на карты, то есть маяковал ему совпадения с картой дилера, туза, короля, даму, валета. Этого хватало. Если я видел, что у меня туз и король, я говорю: «Та-ак...», и при этом чешу нос, - он понимает, что у меня туз и король. Из этого он делает определенные выводы, корректирует свою стратегию игры и делает соответствующую ставку. За ночь иногда получалось заработать и тысячу, и две, и три. Иногда даже и 10 000$. Естественно, казино в конце концов понимает, что его просто наебывают. Тогда подходит администратор и говорит, что нам нельзя играть за одним столом, и чтобы мы расселись. Понятно, что они все пропалили, но доказать ничего не могут. Это не совсем мошенничество, потому что здесь нет обмена картами, это слив информации, это счетчик в голове. Счетчиков в казино не любят и просто говорят: «Извините, наше казино с Вами больше не играет. Без объяснения причин». Таким образом у Лехи были черные листы, так называемые «black list», практически во всех казино Москвы, у меня они были в трети. Тот, кто видел меня до посадки, понимает, что заподозрить во мне счетчика или профессионального игрока было просто невозможно. Человек, который весит 120 килограмм и у которого все руки в шрамах, просто не вызывает ни малейшего подозрения. Так мы довольно долго работали. За счет этого существовал сайт, за счет этого проходили сборы, тренировки, осуществлялись проекты типа съемок «Ку-клукс-клана»… Это в десятки раз прибыльнее и в сотни раз прикольнее обыкновенной работы. Никуда не надо переться в час пик, слушать бредни начальника… Чувствуешь себя не трудящимся-овощем, а смесью Робина Гуда и Тайлера Дердена. Грабишь богатых и рушишь систему.

По вечерам я смотрел по РенТВ «Звезда покера». Смотрел, переживал старые воспоминания: «Сейчас бы в казино посидеть, осетринки покушать, креветок на шпажке, суши какие-нибудь, фрэш апельсиновый, памело погрызть», - всякие лирические мысли приходили в голову. Пришла в голову мысль сделать карты и в камере в покер поиграть, без интереса, чисто для удовольствия. Но карты делать нельзя в тюрьме, потому что это азартные игры, и за это сразу в карцер. Надо что-то придумать. И придумал.

Есть 13 рангов и 4 масти, я нарисовал 12 знаков зодиака и тринадцатого нарисовал падающего сокола Рарога, и четыре масти рунами обозначил. Сделал маленькие карточки из картонных коробок от каш. Вырезал их одинакового размера, нарисовал на них все эти значки. Если спросят у меня, скажу, что это знаки зодиака, что я просто гаданием увлекаюсь. Сделал из хлеба фишки, как в казино, - времени много, что ж не поделать? Раскатал хлеб, крышкой от газировки наштамповал фишек, высушил, разрисовал их ручкой. Сели мы с Абакаром, поиграли на эти фишки, то бишь без реального интереса, - весело. На следующий день шмон. «Так. Негоже эти карты показывать. Вдруг в карцер отправят». Пока на шмон шли с матрасом и баулами, карты запихнул в карман. Мой матрас быстренько прошмонали с металлоискателями: «Все. В угол относи его». Я понес его в угол, карты из кармана вытащил, внутрь матраца сунул. Все нормально. Дальше обшмонали мои баулы, - ничего запрещенного не нашли. Всех обыскали. Вся камера прошмонана, идем назад. А по дороге надо проходить через металлодетектор, он рамочный, маленький. Неудобно проходить с баулами в руке, с матрасом под мышкой. Я как-то начал поворачиваться, матрас выпал, все эти карты по полу разлетелись, прямо под носом у охраны. Блин! Поехал я в карцер… «Ой, черт, что-то рассыпалось, надо собрать». Собираю, они смотрят. Видно же, что выпало что-то запрещенное и сныканное!

- Что это у тебя?

- Да, это гадальные...

- Что «гадальные»?

- Да, гадальные руны.

- Да? А зачем?

- Как зачем?! Судьбу, приговор узнать.

- Да? Ну, собирай.

Собрал, пришел в камеру. Приходит старший:

- Что это за карты?

- Это не карты, это гадальные карточки.

- Покажи. А зачем фишки?

- Фишки — это другое. Это мы тут так дни считаем…

Карточки мне отдали. Не стали доебываться. На следующей неделе я их не досчитался, на техосмотре их решили отшмонать и украли. Наверняка сейчас где-нибудь играют ими втихаря.

Красный сапог.

В камеру к нам привели Колю Педорова. Коля Педоров — уникальный персонаж. На полголовы повыше меня ростом, весит килограмм 110, но фигура лампочкой, - узкие плечи, толстая жопа, тонкие ноги. Видно, что пьющий, хотя сидит уже четыре года. Значит очень сильно пивший… Его перевели из Лефортово. С ходу заявляет, что служил в спецназе, спецназ ГРУ, охотник за головами, спецподразделение в Афганистане. Понятно - врун.

Сидели мы с ним где-то две недели. За это время он успел наврать столько, что я в течение месяца вспоминал и анализировал все навранное. Я просто диву давался - у него нельзя спросить даже, сколько время, наврет. Вплоть до того, что он пошел солдатом служить защищать Родину, при этом у него отец заведовал всем строительством в Москве. Рассказывал, какой он бедный голодающий солдат, семья у него неблагополучная, с женой проблемы. Рассказывал, как он подавлял беспорядки 1991-93 гг., как он воевал во всех горячих точках, какие могут быть. У него восемь контузий, семь ранений. Показывал шрамы по всему телу. Видно, что это бутылочные порезы. Врал вообще без перерыва. Он постоянно курил и молился перед сном. Ладно, что молится, но он стал курить и во время моих занятий, хотя договорились не курить пока в хате качаются. Я говорю:

- Коля, ты на хрена это делаешь-то?

- Чё?

- Ты не кури. Ты что издеваешься надо мной?! Я занимаюсь, ты с сигаретой ходишь.

- Да, ты понимаешь, кто я такой?

- Мне по фигу, кто ты такой. Ты кровь-то мне не сворачивай.

- Ты понимаешь, что большой шкаф громко падает?

«Большой шкаф»! Я вешу 80, а он 110, - наверное, сейчас большой шкаф громко и упадет.

- Знаешь, мы с тобой во дворик выйдем, я даже 40 сантиметров до тебя не дотронусь, а ты потеряешь сознание.

Бой на расстоянии, насмотрелся «Военной тайны», красный сапог! Говорю:

- Да? Давай попробуем.

Тут Володя вмешивается:

- Николай, ты же давал подписку не применять это в мирной жизни.

- Да-да, я подписку давал. Не буду применять это оружие. Смотри, тебе повезло, ты будешь жить еще какое-то время!

У меня истерика, человек уверовал в бесконтактный бой! Смотрю, Абакар на шконаре корчится от смеха, потому что он рукопашник, спортсмен, и понимает всю глубину его глубин. Посмеялись все.

Николай, мало того, что был алкоголик, православный, куряга, врун, но он был еще идейным военным. Любое поползновение, даже в шутку, в сторону армии воспринимал, как личное оскорбление. Как-то показывали по телевизору, что какой-то капитан насиловал новобранцев, заставлял их заниматься с ним анальным, оральным сексом. Потом эти опущенные новобранцы шли заниматься проституцией, а деньги приносили этому капитану.

- О! Капитан Америка — защитник Родины, настоящий солдат!- Прокомментировал я.

Николай решил, что это я в его сторону палку кидаю. Не знаю, может и в него, у меня на подсознании то как-то получалось. Я не очень люблю армию, особенно нашу, россиянскую. Я прикалываюсь над этим, а он:

- Ты чего? Ты опять надо мной издеваешься? Да, я старше тебя. Да, я столько сделал для страны. Ты негодяй! Я уйду из вашей камеры. Завтра же заявление напишу, чтобы меня перевели.

«Замечательно. Офицер сказал — офицер сделал». К тому времени у него был конфликт и со мной, и с Глебом, только Володя хитро притворялся его подпевалой. Он над ним прикалывался, но Николай не мог этого заметить. Николай ушел к адвокатам, пришел:

- Все, я ухожу от вас. Я договорился.

Ну, и замечательно. Канай отсюда, собака!

На следующий день стучат в дверь:

- На «П», полностью с вещами.

И так же полностью с вещами заказывают Володю.

- А меня-то зачем? Я не жаловался. Меня здесь оставьте.

Николай подходит к нему, хлопая по спине:

- Нормально, Володя, с тобой вместе поедем!

Володе постоянно приходили передачи. Он человек обеспеченный, ему помогают, кормят. Николай просто уволок Володю, как баул.

Ислам и НС.

Абакар делал намазы пять раз в день, правоверный мусульманин. При этом спортсмен, не курит, не бухает, не наркоман. По сути, это идейный противник национал-социализма, причем практически самый главный. Но в вопросах морали мы с ним сходились гораздо ближе, чем с Колей, который православный, военный, по идее должен быть русским националистом. Но у нас с ним просто противоположные моральные ценности. Например, он рассказывает про какого-то своего знакомого, что тот достойный и уважаемый человек, ведь у него есть два миллиона долларов. Я говорю, что если у него два миллиона долларов, то это не говорит о том, что он классный парень.

- Как не говорит?

- Если он нормальный человек, то нормальный. А два миллиона никак не характеризует, что он замечательный человек.

- Да, нет. Это прекрасно характеризует!

- Мне пофигу, что у него есть деньги. Он же мог их и украсть, мог их отнять, мог заработать и остаться гондоном. То, что у него есть деньги, не делает из него хорошего человека.

- Да, ты вообще ничего не понимаешь.

Вроде фигня, - сказал и сказал. А через неделю Абакар вспомнил этот разговор, и сказал:

- Макс, вот за это я тебя уважаю. Ты хоть человека ценишь за его поступки, а не за то, что где-то заработал или украл, набил карманы.

Не фига себе! Что самое интересное, по многим моральным вопросам, которые касаются убогих, пидорасов, наркоманов, вырожденцев, извращенцев, позиция мусульман намного ближе к позиции национал-социалистической, чем позиция христиан. Это я не раз замечал в тюрьме. С одной стороны удивлялся, с другой стороны, это реально может привести к тому, что будут «белые ваххабиты», русские мусульмане. Я об этом подумал еще в 2008-м году, а тут вышел, и узнаю, что уже много таких русских мусульман!

Последний фигурант.

На несколько дней мы остались в пятиместной камере втроем. Кажется, что пространства немерено - ходи, где хочешь, делай, что хочешь, и заниматься хорошо! Всего один курящий Глеб во всей камере. Просто замечательно. Все бегаем, тренируемся, - растяжечка, рукопашечка. Тут приводят Андрея, последнего фигуранта дела по убийству зам.преда Центробанка Козлова. Всех уже осудили, - Финкеля, Шалфея, - а Андрея только поймали. В принципе, ему лучше, чем им было. Во-первых, известно все дело, ему нет смысла что-то скрывать, ему просто сотрудничать со следствием, - руки поднял и вперед. Получил в итоге девять лет, хотя мог получить значительно больше. Андрей только с воли. Убитый, подавленный, что поймали, сейчас сидеть долго. К вынесению приговора он набрал где-то килограмм пятнадцать по сравнению с тем, что было при задержании.

Еще через какое-то время привели Шпалера. Шпалер владелец фирмы, его обвинили в контрабанде с Германией. Спортивного телосложения, блондин, высокий, голубоглазый, - русский немец или немецкий русский, - честно говоря, до конца не понял. Фамилия немецкая. Приехал. Молодец, не гонял особо, сразу вошел в тюремную жизнь. Стал с нами заниматься спортом, тренироваться. Не стал заморачиваться на жалости к себе, все у него нормально было.

Пришел ларек. Заказали все себе молока, кефира, творога, - полностью затарились белково-молочными продуктами. С белком здесь проблемы, поэтому надо брать на все. Молоко долго храниться, им и заниматься удобно, творог можно в холодильнике тоже долго хранить. Обычно ларек приходит в течение двух недель маленькими партиями. А тут нам — бац — через несколько дней заставили всю хату молоком, творогом, - ходить негде! Я тысяч на пять молочки набрал, Глеб, Абакар, Шпалер. Вся камера заставлена молочной жратвой. «Сейчас-то я прокачаюсь как нужно. Тут и гантели большие - баулы, которые можно набить пакетами молока и тренироваться ими. Замечательно». Только я об этом подумал, на следующий день всю камеру раскидывают. Да что ж такое?

Полутеррорист.

Приехал я опять в 509 камеру, там сидело шесть человек: чеченец Али, полубоевик–полубандит с бородой, со сбритыми усами. Сидел по 105 и 209, а уж что у него там дальше было хрен его знает.

Валера Разбойник, мой старый знакомый.

Негр-наркоторговец Максвелл, Боря Спрут, Вадим Чёрный Риэлтор и кто-то ещё.

Прямо с ходу начались рамсы с чеченом.

- Э, ты что нацист?- Подходит вплотную.

- Да национал социалист.- Делаю злое лицо и выставляю вперед лоб.

- Ты что? Я у тебя враг получается?

Я встал к нему в упор, смотрю в глаза. С одной стороны можно, конечно, и драться. Вес у нас одинаковый, говна ни у кого нет, я его забью сто процентов. Но это какая-то провокация беспонтовая. У меня приговор через две недели. Неспроста это. Что-то опера задумали?

- Нет, мне лично ты не враг. Но если что-то хочешь, то пожалуйста.

- Не, ну если не враг, то нормально.

Всё. Вроде как-то улеглось, но, естественно, зуб он на меня точил.

Выходные. Лежу я на шконаре смотрю телевизор, «Квартирный вопрос». А чечену захотелось переключить, то ли что-то другое посмотреть, то ли просто позлить. Я думаю, он это специально сделал. Переключает и я ему говорю:

- Ты нахуя переключил? Я смотрю!

- Эээээ, ты что мне сказал? На хуй, за хуй! Ты что взрослых не уважаешь, старших!

Подлетает к шконарю и начинает орать, я ему:

- Ты успокойся! Обратно включи!

- Что ты мне сказал? На хуй я переключил, ты что так базаришь?

И бьёт мне по роже! Я удар блокировал, но по губам он попал. Не думая, начинаю долбить его в ногой лицо. Но на мне толстенные шерстяные носки – с гриндами не сравнится эффект. Он отскочил, я уже не достаю. Спрыгиваю со шконаря, он бросается на меня. Схватил его за шею, наклонил и начинаю бить коленом в живот. Ноги скользят. Приходится одной рукой за шконарь держаться. Так обидно, что свободную руку пришлось не по делу использовать. Можно же всю печенюгу за минуту размолоть! Думаю, ну, сейчас с чеченскими боевиками буду расправляться. Но не вышло. Нас растянули. «Не надо, хватит!» Это всегда раздражает, когда не дают добивать. Заняло всё буквально минуту, не больше. Не успели ни продольные прибежать, ни чего. Крови особо ни на ком нету, ни у кого ничего не рассечено, поэтому никто не уехал в карцер, не стали с нас объяснительные брать. Ну, ещё раз дёрнись! Всю голову разобью! Но нет, он решил по-другому.

Он, оказывается, для себя меня проверял! Испугаюсь я его или нет, как я себя поведу, если он на меня кинется. Чечен, что взять. И в тот же вечер начал со мной вести разговоры на тему « А не читал ли ты случайно Дэвида Дьюка?»

Опять какая-то провокация! Таких совпадений не бывает!

- Какого Дэвида Дьюка? Я вообще не знаю кто это такой.- Хотя я и общался с Дьюком, показывал ему ролик на ноутбуке «Казнь таджикского наркоторговца». Он тогда сильно перепугался. Пришлось объяснять на ломаном английском, что это шутка…

- А что, ты читал?

- Про жидов он классно пишет, вообще правильно! Жиды! Я их ненавижу! Они правят миром, они воруют деньги, они уничтожают народы!

Поговорили полчаса. Даже я не так сильно на жидах помешан, как он. И он мне всё рассказывает и рассказывает. А я понимаю, что это не провокация - просто Али реально антисемит! То есть он читал таких авторов, которые в принципе нацисты. Мне и в голову не могло прийти, что их могут читать чеченцы. Ладно, это положительный момент, но с ним много разговаривать не надо. Там явная какая-то дисфункция головного мозга… опасный тип…

Али очень смешно делал намазы, то есть молился, как положено, 5 раз в сутки. Вставал на коврике на колени, читал молитву и кланялся до пола. При этом он упирался мордой в пол и бил кулаками и рёбрами ладоней по ковру. Я говорю:

- Это что такое ты делаешь?

- Это я, что бы время не терять, молюсь и силу удара развиваю и костяшки набиваю.

И вот он постоянно мало того, что молится - ещё и бьёт руками, ладонями, кистями, кулаками по полу. Набивает-набивает, готовится, к чему - непонятно. Всё уже, приехал. Сил у него меньше и меньше, потому что стареет человек, но готовится к джихаду.

Побег в Африку.

Валера очень любил пошутить. Весёлый и жизнерадостный, всю жизнь практически провёл в тюрьме. Заключение не было поводом сильно грустить. Для него это привычная среда обитания, а здесь ещё и с едой полный порядок, контингент интеллектуальный, есть с кем пообщаться и никто не доводит, кровь не пьёт особо. Хотя у него на воле остались жена, трое детей… Весил он килограмм 105. Вроде, с пузом, но прям здоровый, весь в татуировках - вот настоящий русский мужик-разбойник. Если есть образ у меня в голове к слову «мужик», так это он. Валера шутил над негром. Напихает ему под подушку морковки, бананов, апельсинов. Негр ложится спать:

- Ой! Что это у меня под подушкой лежит?

- Ух ты, нифига!!!! Домой, что ли, в Африку убежать хочешь? С собой вещей собрал?

Максвелл нормально реагировал на шутки, смеялся. Мы у него спрашиваем:

- А вот как считаешь, негром тебя можно называть?

- Негром? Конечно! Я же негр!

- Почему тогда в Америке говорят, что нельзя негров неграми называть?

- Оооо! Это я нэ знаю! Они уже совсем зажрались. Как их надо называть?

- Может нам тебя надо «афророссиянин» называть?

- Нет! Я же негр! Почему меня надо афророссиянином звать?

Второй Новый год.

Справлял второй Новый год в камере. Угощались приготовленными в чайнике блюдами.

В этот раз была паровая колбаса. Для этого берётся колбаса чайная, кладется на дуршлаг, закрывается разделочной доской. Из колбасы от пара выходит большая часть жира, она становится горячая, распаренная, менее жирная и очень вкусная. К колбасе был кетчуп смешанный с майонезом. Туда я немножко подавил чесночка и порезал лука. Получился замечательный соус. Я сделал лечо. Сделали самодельных тортиков из печенья, орехов, сгущёнки и фруктов. Сделали чайку, сделали бутербродов.

По тюремной традиции убрали президента, включили музыку. Поздравили друг друга с Новым годом, ну и почти все сразу легли спать. Смотреть новогодние гей-парады почти никто не захотел. А двое ренегатов были жестоко осмеяны. Я тоже лёг. Почему-то мне взгрустнулось, вспомнил Новые года на воле. Они у меня тоже как-то постоянно не задавались. Именно в праздник бралась откуда-то злость на людей во всём мире. Это было связанно с тем, что я сам человек непьющий, а вокруг все до последнего бухие, кричат, поздравляют. И это дико напрягает, потому что чувствуешь себя чужим на этом празднике жизни. Да и у многих моих друзей такие же ассоциации с этим праздником. Это просто торжество алкоголизма. Ладно еще сам праздник, хотя он перестал быть таковым, когда мне стало понятно, что Деда Мороза не существует. Когда он «был» - это было волшебство, это было радостно. А потом, когда ты понимаешь, что это папа с мамой покупают подарки и кладут под ёлку - тут энтузиазм пропадает… А уж про последующие за праздником выходные вполне можно сказать, что это «геноцид русского народа». Можно подумать, что кто-то верил, будто если людям дать зимой полторы недели отпуска, они проведут его с детьми, в кругу семьи! Какие дети, если можно бухать!? Отменить этот бред! Третьего числа на работу! К станкам и печам!

Но в этот Новый год я решил написать Деду Морозу письмо. Я за пару недель сел, достал бумажку, карандашик. По телевизору была передача, там говорили, куда дети могут писать письмо Деду Морозу. В великий Устюг. Адрес я срисовал, написал его на конверт и сел сочинять послание. Оно было примерно такого рода: «Привет, дорогой Дед Мороз! Пишет тебе мальчик Максим. Сейчас я веду себя очень хорошо, за весь год ни разу не нарушал режим содержания, поэтому надеюсь, что ты выслушаешь мою просьбу и выполнишь то, о чем я тебя прошу. Для себя мне ничего не нужно, потому что я сижу в тюрьме и сюда ничего не пропустят. Но ты, дедушка, пожалуйста, всем девочкам и мальчикам в Греции и во Франции и в России подари побольше бутылок с зажигательной смесью, взрывпакетов, фаеров и арматуры, чтобы они могли устроить праздник на улицах. Максим, 24 года ФБУ ИЗ-99/1». Потом прочитал вслух это письмо сокамерникам:

- Макс ты чего!? Федеральная тюрьма, какие арматуры и бутылки с зажигательной смесью мальчикам из Греции и России! На хрен надо?

- Давайте все подпишемся! Групповое письмо! Дед Мороз тогда точно оценит и подарит это всё детям.

- Тебе мало сроку? Хорош прикалываться.

- Не-не! Я отправлю.

Никто к моей петиции не присоединился. Пораженцы! Неверующие!

Упаковал письмо в конверт, вложил его в ящичек для заявлений. Что самое интересное - его мне не вернули, никуда не вызывали за него. Может быть, оно даже ушло и, может быть, Дед Мороз рассмотрел мою просьбу? Зажал, правда, подарки сделать… Старый еврей!







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.237.183.249 (0.017 с.)