ТОП 10:

Бог изливает Свою ужасающую силу



" Ты испытал нас, боже, переплавил нас, как переплавляют серебро. Ты ввел нас в сеть, положил оковы на чресла наши, посадил человека на главу нашу. Мы вошли в огонь и в воду, и Ты вывел нас на свободу... Придите, послушайте, все боящиеся Бога, и я возвещу вам, что сотворил Он для души моей " ( Пс. 65 : 10 - 12, 16 ).

Незадолго перед концом своего четырехлетнего срока я попал в еще большую беду и оказался в одиночной железной камере. Теперь я был уверен, что смертного приговора мне не избежать.

Однажды утром за мной прислали охранника, чтобы привести на открытый допрос, который, как правило, продолжался весь день. Как раз перед этим я закончил молиться и прославлять Господа.

Увидев меня в радостном настроении, охранник удивился : " Чему ты радуешься? Хороший сон приснился? " Я не ответил ему, продолжая напевать.

Тогда он оборвал меня : " Не радуйся. Сегодня тебе не поздоровится. Посмотрим, как ты запоешь под вечер".

Он проверил мои наручники и, подтолкнув в спину, повел на допрос.

Там меня уже поджидали восемь должностных лиц. На столе были разложены орудия пытки. Однако Бог избавил меня от всякого страха, и я мог смотреть на эти инструменты без содроганий.

Я сел на стул.

Обратившись ко мне, судья произнес : " Юн, мы даем тебе последнюю возможность. В нашей власти приговорить тебя еще на 15-20 лет, если ты откажешься сотрудничать с нами и не сознаешься в своей преступной деятельности".

Я молча смотрел на него.

Тут заговорил заместитель завчальника уездного отделения КОБ : " Гражданин Юн, согласно материалам дела, вы поддерживали преступные отношения с господином Су Юн -дзе, и, с подачи иностранцев, составили политический заговор против нашего государства. Этих фактов достаточно, чтобы приговорить вас к смерти. Но мы хотим, чтобы вы чистосердечно сознались в преступлении. Назовите нам имена тех, кто руководит преступником Су Юн дзе. Если вы откроете нам их имена, мы учтем это как смягчающее вину обстоятельство. В противном случае вы сильно пожалеете ".

Тут я не на шутку рассердился. Я встал и, подняв к небу руки в наручниках, громко заявил : " Не говорите мне ничего больше! Я готов принять смерть! Отвечать на ваши вопросы я не собираюсь. Делайте со мной что угодно! "

С этими словами я сел

В глубине души я молился : " Господь Иисус! Я все равно буду любить Тебя, пусть меня даже расстреляют".

Все были просто изумлены. Опытный судья из провинциального правительства сказал : " Хорошо, Юн! Мы знаем, что ты действительно христианин. Однако наше государство хочет помочь тебе. Мы не собираемся убивать тебя, не надо так волноваться. Ты только прояви благоразумие и подумай о предложении. А теперь возвращайся в свою камеру. Через пару дней мы пригласим тебя и послушаем, что ты нам скажешь ".

Оказавшись в своей железной клетке в жиже на полу, я запел песню :

 

Что грозит мне завтра, я не знаю, Боже...

За меня Ты умер - за Тебя я тоже

Умереть хотел бы, так как избран, знаю,

И Тебе любовью послужить желаю!

 

Через два дня около девяти часов утра за мной явился старший надзиратель. Я удивился, когда он мне сказал : " Собирай вещи, Юн. Приготовься к отъезду".

Я удивился : " Куда это?"

" Мы переводим тебя обратно в Наньянскую тюрьму. Там тебя будет судить местный суд ".

Меня везла в Наньян полицейская машина. Одеяло, одежда, Библия и все остальное, что я имел в этом мире, было со мной. На меня надели наручники и посадили в машину с вооруженной охраной по обе стороны.

В Наньян мы прибыли после обеда в тот же день. С тех пор, как я оставил родной город, прошло около четырех лет. Как оказалось, меня привезли не в тюрьму - машина въехала в какой-то большой двор. Вывеска гласила :" Территориальное управление Комитета общественной безопасности".

Охранники сняли с меня наручники и дали умыться. Затем меня ввели в роскошный конференц - зал. Здесь меня ожидала группа людей. Среди них были главы местного отделения КОБ, председатель Комитета по делам религии, секретари местных отделений КПК и кое-кто из руководства " Патриотической церкви трех благ "

Глава местного отделения КОБ обратился ко мне со следующими словами : " Юн, мы полагаем, что ты уже понял, в каком серьезном положении оказался, так что не станем повторяться. По закону Китайской Народной Республики мы обязаны осудить тебя еще на один срок, но мы знаем, что ты слишком упрям и не изменишься. Мы посоветовались и решили тебя отпустить".

И тотчас Святой Дух напомнил мне из Слова : " Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше" ( Ин. 19:11 ).

Должностные лица продолжали : " Однако мы освободим тебя только на определенных условиях :

1. В течении двух лет ты будешь лишен всех политических прав. Как политзаключенному, тебе не избежать позора.

2. Ты освобождаешься под гласный полицейский надзор.

3.Один раз в месяц ты должен являться в местное отделение КОБ и сообщать о своих делах за истекший период.

4. Ты лишаешься права выезда за пределы своего жительства. Ты не имеешь права говорить о своей вере. О посещении твоего дома посторонними ты должен ставить в известность местные власти. Если ты не будешь соблюдать эти требования, тебя ждет строгое наказание.

5. Ты должен стать членом " Патриотической церкви трех благ ", которая признана и зарегистрирована нашим государством ".

 

После того, как эти пять пунктов были зачитаны вслух, меня попросили подписать бумагу в подтверждение моего согласия на эти условия

Я вежливо ответил : " Уважаемые граждане начальники, здесь имеется одно условие, которое я исполнить не могу. Это пятый пункт. Я не хочу и не могу стать членом " Патриотической церкви трех благ ", так как это государственная политическая организация. Как лишенный всех политических прав, я не могу вступать в члены какой бы то ни было политической организации".

Они нашли в моих словах определенный резон. Не зная, что ответить, они ограничились серьезным предупреждением : " Юн, мы знаем, что тебе нелегко переменить свои пути. Горбатого молила исправит. И все же не умничай : если ты опять начнешь настраивать людей против государственной религиозной политики, то будешь расплачиваться за все последствия до конца своей жизни".

Как оказалось, мне уже купили билет на автобус до моего села. Это был последний вечерний рейс. чтобы отвезти меня на станцию, прислали машину. Сердце мое громко стучало. Я радовался и благодарил Господа.

Это произошло 25 января 1988 года. Прошло ровно четыре года с того дня, когда меня , залитого кровью, в наручниках, продетых под стальную перекладину полицейского фургона, привезли в Наньян. Четыре года назад в этот день начался мой семидесяти четырехдневный пост.

И вот наконец - свобода!

Автобус въехал в село после полуночи. В темноте по обледеневшей дороге я пошел к своему дому. Я был чрезвычайно взволнован и возбужден - мне было хорошо известно, сколько страданий перенесла моя семья во время моего отсутствия.

Я спешил по узкой тропинке мимо домов. Из печных труб к небу поднимались столбы дыма : в тот год выдалась холодная зима.

И вот мой дом. Я остановился. все это напоминало сон.

 

Чего я только не пережил за эти четыре года, но Бог всегда был со мной. Меня страшно пытали, но Бог был со мной. Я стоял перед разными судьями и судами, но Бог был со мной. Я был голоден, и даже падал без чувств от истощения, но Бог был со мной.

В моих страданиях Бог ни разу не предал меня, потому что любил и никогда не оставлял меня. Он был всегда верен. Благодати Божьей для меня всегда было достаточно - Он возмещал все мои нужды.

Я вовсе не страдал за Иисуса в тюрьме. Нет! Я был там с Иисусом, и каждый день реально ощущал Его присутствие, радость и мир. Тот, кто оказался за решеткой за веру в Бога, нисколько не страдает. Если же человек страдает в тюремном мире, значит человек не имеет близкого общения с Богом.

Когда я был на свободе, мне в определенном смысле стало не хватать тюрьмы. За решеткой духовное общение с братьями было очень глубоким и сладостным. Нас соединяли очень крепкие узы. Мы служили друг другу любовью и полагали друг за друга свои души. На свободе отношения между людьми, занятыми суетными делами, преимущественно очень поверхностны.

Мои родные не ожидали меня. Они не знали точно, когда меня должны были освободить и не имели обо мне никаких известий. Наружная дверь дома была заперта. Я постучал и моя дорогая Делинь, изумленная и радостная, открыла мне дверь. Малыш Исаак мирно спал. Делинь разбудила его, и они вдвоем смотрели на меня широко раскрытыми глазами, желая убедиться, что это был я, а не сон или видение.

Исааку исполнилось четыре года, но мы еще не видели друг друга. Он цеплялся за маму и спрашивал : " Кто это? Это не мой папа! Кто это?" Это больно ранило меня, но прошло несколько дней, и мой сынок привык ко мне и не стал чуждаться.

А тогда мы пали на колени и возблагодарили Бога за то, что наша семья снова вместе. Потом мы обнялись с Делинь и всю ночь плакали и смеялись, рассказывая о пережитых трудностях, выдержанной борьбе и о благости Божьей, проявленной к нам.

Когда я вернулся домой, моей матушки не было. Она отправилась в Наньян, надеясь узнать, когда меня освободят. Начальство не приняло ее и не ответило ни на один из ее вопросов. Матушка вернулась домой на второй день после моего освобождения, сокрушенная и разочарованная. Вы можете представить ее неописуемую радость, когда она увидела меня дома!

Однажды ночью, через три дня после освобождения, я имел странное видение и тут же понял, что Господь желает вразумить меня через него.

Я увидел толпу христиан, которые гнались за мной. В руках у меня был яркий фонарь размером с яйцо. Они пытались отобрать его у меня, поэтому я спрятал его, но свет пробивался через одежду. Что бы я ни делал, эти люди постоянно преследовали меня.

Я проснулся весь мокрый от пота. Разбудил жену : " Нам надо помолиться. Только что я видел страшный сон ". Когда я поделился с Делинь подробностями этого видения, она сказала : " Господь хочет вразумить нас, что укрыть тебя от верующих будет очень трудно. Когда они узнают, что ты здесь, они все явятся сюда на встречу с тобой. И тогда власти арестуют их. Вот почему они выпустили тебя из тюрьмы. Они хотят воспользоваться тобой, как светом для привлечения мотыльков. Когда верующие соберутся, полиция нападет на них ".

 

Это видение стало сбываться. Через две недели после моего освобождения состоялся объединенный съезд КОБ и Народного собрания КНР. На съезде было во всеуслышание объявлено о полной свободе совести в Китайской народной республике. Критике подвергались только только домашние церкви. Здесь также объявлено о моем освобождении из мест заключения и передаче под строгий надзор местных органов власти. Кроме того, делегаты съезда были уведомлены о пяти пунктах, которые были навязаны мне перед освобождением. Этим документом на съезде пытались опорочить меня.

Однажды рано утром ко мне пришли братья - ответственные служители. Меня провели на собрание руководства. Мое сердце горело святым огнем. Мы все молились о возрождении. Многие молодые люди плакали. Все присутствующие обновили свое посвящение.

Огонь Святого Духа горел на моей родине в Наньяне. Множество чудес и тысячи обращений произошли в течение короткого времени. Этот огонь загорелся и в других местах.

За мной внимательно следили, так что я не мог отправиться куда хотел. Чтобы покинуть свое село, я сначала должен был оформить письменное разрешение. От меня требовалось раз в месяц являться в местное отделение КОБ и сообщать о своих занятиях. Это было для меня жало в плоть.

Однажды я взмолился Богу : " Господи, не Ты ли сказал Петру, что должно повиноваться больше Богу, нежели человекам; итак с этого времени я больше не стану докладывать властям о себе, а стану повиноваться только Тебе ".

Господь тотчас откликнулся в моем сердце : " Итак будьте покорны всякому начальству, для Господа : ... ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей " ( 1 Петра 2 : 13, 15 ).

Вот почему я два года соблюдал все требуемое от меня и раз в месяц являлся в отделение КОБ, чтобы отметиться. Здесь я ловил всякую возможность свидетельствовать о Слове Божьем местным кобовцам. Сообщая о своих занятиях за истекший период, я никогда не говорил им, где я благовествовал. В своих сообщениях я говорил только о тех откровениях, которые Господь давл мне из Своего Слова.

В марте 1988 года мы услышали, что в южный Китай, город Гуанчжоу, доставлены Библии. Верующие христиане их зарубежных стран доставили эти Библии контрабандой через Гонконг. Мне также рассказали об одном американском пасторе, который обосновался в Гонконге из любви к Китайскому народу. Он говорил и проповедовал по- китайски, причем бегло.

Делинь, услышав об этом пасторе, предложила мне встретиться с ним и взять несколько Библий для нашей домашней церкви. Она взяла на себя всю ответственность за мой выезд из села и убедила меня не беспокоиться о разрешении местных властей.

Через 30 часов я прибыл в Гуанчжоу и встретился с этим братом из Америки. Он рассказал мне, что полюбил Китай и хочет положить душу за китайский народ. Его желание глубоко тронуло меня. Это было мое первое общение с западными христианами. Они собрали много пакетов с Библиями, в которых так нуждались домашние церкви.

С тех пор мы стали принимать у себя иностранных гостей - верующих христиан. Нам нравилось находиться в их обществе. Мы были благодарны им за Библии и многое другое, чем они снабжали нас, хотя иногда принимать их было трудно, поскольку мы сами едва сводили концы с концами. В то время мы поднимались в 5 утра для ежедневного молитвенного служения, а после молитвы и завтрака ревностно трудились для Господа до полуночи.

Верующие из домашних церквей любили слушать долгие проповеди из Слова Божьего. Многие Китайские проповедники умели говорить вдохновенно, без остановки, в течение многих часов. Так продолжалось день за днем. Мы увидели, что некоторые из наших гостей могли выступать не больше сорока пяти минут, после чего они истощались и сказать им уже было нечего! Так что мы приглашали только тех служителей, которые могли проповедовать не менее двух часов подряд.

!989 год оказался решающим для домашних церквей. Созрела жатва : нам необходимо было сплотиться. Ужасная резня на площади Тяньаньмынь первого июня оказала сильное влияние на умонастроение множества людей в Китае. Расправа над мирной демонстрацией дискредитировала коммунизм в глазах миллионов людей, сыграв роль пускового механизма в поисках ими духовных истин.

 

В 1989 году Святой Дух мощно всколыхнул весь Китай. Все меньше людей вступало в ряды КПК, и все больше присоединялось к Церкви.

Если между 1971-89 годами большинство верующих составляли пожилые крестьяне, то с 1989 года за Христом последовало много образованных людей, государственных служащих и рабочих. И множество прежних коммунистов оставляли пустую марксистскую идеологию, принимая христианскую веру.

Благая Весть распространилась и в моем родном селе. Несколько членов КПК вышли из ее рядов, уверовав в Иисуса, крестились и начали благовествовать! Грешники получали спасение и многие больные исцелялись. Сила Евангелия стала предметом бесед среди сельских жителей. Каждого, казалось, потрясло могущество и реальность существования Бога. Даже соседи, которые издевались над моей женой все эти годы, раскаялись и стали твердыми верующими. Они глубоко сожалели о том, что притесняли мою семью.

В ночь ареста в 1983 году я кричал : " Я человек с неба! Мой дом в селе Евангельском! " Теперь это истинно так! Милостью Божьей наше село действительно превратилось в село Евангельское.

Власти знали, что многие обращались к Богу и много чудес происходило в то время, но предпочитали оставаться в своих участках и не гнать домашние церкви. Полицейские боялись нас, поскольку видели, что начала действовать могучая сила. Они знали, что выступать против народа Божьего неразумно и опасно.

Наши сотрудники не имели никакого семинарского образования, но воистину исполнялись силой Святого Духа. Каждый раз во время благовестия слушатели поражались их учению, так что имя Иисуса становилось известным все больше и больше. "Видя...что они люди некнижные и простые, они удивлялись, между тем узнавали их, что они были с Иисусом " ( Деян. 4 : 13 ).

Главы домашних церквей были заняты так, что у них даже не оставалось времени на прием пищи и на общение с семьей. Отовсюду был слышен македонский призыв : Придите и расскажите нам об Иисусе. Время тогда было удивительное, и мы старались изо всех сил трудиться на ниве Божьей - собирать жатву, используя благоприятные дни.

Однажды меня пригласили провести особое собрание в городе Вэньчжоу, что в провинции Чжэцзян. Там Господь творил множество чудес. Слепые прозревали, глухие начинали слышать, а хромые ходить. Нас окружал народ, жаждущий Господа, В надежде обрести исцеление, люди прикасались к моей одежде. В конце концов, потребовалось шесть или семь молодых людей, чтобы вынести меня из собрания.

В провинции Аньхой на встречу пришло более двух тысяч человек. На собрании, во время моей проповеди, внесли четверых одержимых бесами. Многие годы никто не мог справиться с ними. Врачи и специалисты пытались их лечить, но одержимым становилось только хуже.

Один из этих людей стал просто ужасом для церкви. Он неоднократно покушался на жизнь пастора и требовал, чтобы тот поклонился и служил его бесам. Он состоял на учете как социально опасный больной, и во времени обострений заболевания полиция держала его в наручниках. Какое-то время христиане молились за этого человека, но лучше ему не становилось.

Когда мы помолились Иисусу за этих четверых одержимых, трое из них тотчас избавились от бесов. Но человек, одержимый духом убийства, вступил с нами в непримиримое сражение. Мы молились о его исцелении до четырех утра, но он не уставал проклинать нас и выкрикивать в наш адрес угрозы. Особенно ему хотелось убить меня. Бес в этом человеке насмехался надо мной, обращаясь с такими словами : " Ты говоришь, что обладаешь властью над бесами, а меня выгнать не можешь! Здесь мой дом, и я никуда отсюда не уйду! "

За многие часы, проведенные в молитвах над этим человеком, мы истощили все свои силы. Мы прочли множество молитв, но ничего не помогало. Наконец, разочарованные и опустошенные, мы отступили : " Господи, мы ничего не можем сделать".

Внезапно, в то время как мы сидели в унынии духа, Дух Божий сошел на нас, а человек, одержимый бесами, забился в судорогах. Мы тут же вскочили и возложили на него руки. И тотчас бесы оставили его.

Так в то утро Господь преподал нам очередной урок. Когда уходят наши силы, то это не поражение, а доступ к безграничным источникам Божьим. Воистину, когда мы сами по себе немощны, то сильны в Боге.

В то время народ страстно желал Бога. Если вам не приходилось бывать в такой обстановке, то вам не понять, на что это похоже. В некоторых провинциях сила Божья проявлялась настолько потрясающе, что люди, бывало, обличались Святым Духом по пути на собрание. Они падали на колени прямо на пороге и раскаивались в своих грехах.

Нужда в благовестниках была так велика, что мы не знали, что делать дальше.

Брат Чжан Ронлян и его сотрудники спрашивали : " Что же нам делать? Нас приглашают по всей стране на благовестие и исцеление. Мы теперь как свечи, подожженные с обоих концов".

Однажды я услышал ясный голос : " Пойдите в пустыню и молитесь! Вы должны молиться и проповедовать. Прежде молитва, затем проповедь ".

Тогда многие пасторы домашних церквей стали наставлять новообращенных. Прежде мы делали основной упор на благовестии, теперь мы решили не только приобретать души для Христа, но и воспитывать учеников.

В апреле 1989 года мы приступили к программе интенсивной подготовки. Многие библейские школы располагались на склонах гор в выдолбленных пещерах.

Когда Бог начинает действовать, лучшее что мы можем сделать, это примкнуть к Нему. Все человеческие планы и стратегии становятся бесполезными и никчемными : они уносятся прочь, как зонтики во время урагана.

 

 

************************************************** ****

Вскоре после освобождения из тюрьмы я сдержал свое обещание перед казненным братом Хуанем и навестил его родителей. Со времени обращения и казни Хуаня прошло уже три с половиной года. Его родители все еще хранили его " письмо", написанное кровью ".

Я сказал им : " Хотя ваш сын умер, дух его жив и сейчас находится со Христом Иисусом на небесах. Его слова в письме, которые он написал кровью, так же живы. Сегодня я пришел к вам, чтобы рассказать о последнем желании вашего сына. Он сказал, что вы должны уверовать в Иисуса! "

Отец и мать Хуаня, будучи членами КПК, занимали высокое положение в обществе. Но я видел, что Святой Дух коснулся их сердец, хотя они колебались, понимая, что вера во Христа Иисуса обойдется им очень дорого.

После нашего многочасового разговора они сунули мне в карман сверток с деньгами за посещение. Я вынул эти деньги и положил их на чайный поднос со словами : " Мне не нужно денег. Мне нужно приобрести ваши души для Христа! Теперь во имя Иисуса Христа Назарея я повелеваю вам встать на колени и принять Иисуса своим Спасителем! "

Родители Хуаня тут же встали на колени и со слезами на глазах исповедовали перед Господом свои грехи.

По сегодняшний день они неуклонно следуют за Господом.

 

Второй срок

"И взял Иосифа господин его и отдал его в темницу, где заключены узники царя. И был он там в темнице. И Господь был с Иосифом, и простер к нему милость, и даровал ему благоволение в очах начальника темницы. И отдал начальник темницы в руки Иосифу всех узников, находившихся в темнице, и во всем, что они там ни делали, он был распорядители. Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него в руках, поскольку Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех " ( Быт. 39 : 20-23 ).

 

С момента моего освобождения в январе 1988 года и до середины 1991 года мы успели посетить все домашние церкви Китая. Господь употреблял меня для славы Своей; Его Слово возвещалось во многих крупных провинциях; множество грешников принимали христианскую веру. Мы трудились от зари до зари, забывая даже поесть. Наш день начинался рано утром - мы посвящали утренние часы общению с Господом, а затем упорно трудились, проводя время в проповеди, наставлениях и поездках, и уже глубокой ночью просто падали в постель. На следующий день снова просыпались до восхода солнца, и весь круг повторялся сначала.

В тех редких случаях, когда мы бывали дома, нам приходилось через силу работать в поле, чтобы наверстать упущенное. Кроме того, надо было переделать множество дел, которые ждали твердой хозяйской руки.

В начале 1991 года Господь предупредил меня, указав на место из Откровения 2 : 3 -5 : " Ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься "

Я изнемогал, " сгорая" в служении.

В мае 1991 года началась новая волна гонений на домашние церкви. Однажды ночью, когда все еще спали, Делинь проснулась. Сердце ее сильно стучало, она была напугана видением. Она воскликнула : " Нам нужно взять Библии и немедленно бежать! "

Я успокоил ее и попросил рассказать о сновидении. Делинь сказала : "На улице было ветрено и холодно, и мне было страшно одиноко. Я ехала на велосипеде по грязной дороге. На багажнике были две тяжелые сумки с твоими любимыми духовными книгами и я не могла подняться на гору.

Я старалась изо всех сил, но ничего не получалось. Тут, выбившись из сил и почти падая, я выехала на какую-то дорожку. Положив сумки с книгами на обочину, я присела отдохнуть. Юн, Господь вразумил меня : если ты Его не послушаешь, то тебя отведут туда, куда тебе не хочется. Бог предупреждает нас. Давай уйдем, пока темно, и скроемся от тех, кто замышляет против нас зло! "

И вот что я сказал тогда своей жене : " Послушай, скоро уборка урожая. Давай подождем несколько дней и отправимся позже ".

Считая эти доводы разумными, я убеждал Делинь согласиться со мной, но она сказала : " Если ты не послушаешься меня, тебе не миновать беды. Ты ожесточился сердцем и во что бы то ни стало хочешь быть героем. Ты больше не слушаешь советов близких. Тебе надо покаяться в этом и просить Бога очистить твое сердце".

Святой Дух тоже обратился ко мне через Евангелие от Матфея, 2 : 13 : " Встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги ". Он велел мне бежать немедленно, но я не внял Его предостережениям.

Напрасно я тратил свои силы многие месяцы : сгорал физически, эмоционально и духовно. Мое духовное зрение и слух притупились. Сердце мое, как сорной травой, заросло гордыней. Вместо того, чтобы повиноваться Божьему голосу, я надеялся на человеческий рассудок и собственную мудрость.

Мои сотрудники советовали мне не оставаться дома, но я пренебрег их советом. я перестал служить Господу от чистого сердца. Это было причиной моего падения. Я изнемог, исчерпал все силы и сердцем уклонился от истины.

Служение мое стало моим идолом. Место любящего Бога заняло служение Ему. Я скрывал свое состояние от людей, молившихся за меня, и продолжал уповать на собственные силы, пока Бог по Своей великой милости и любви не вмешался в мою жизнь.

Я все еще поднимался ни свет ни заря, я все еще молился с главами домашних церквей, я все еще читал Библию каждый день, но я это делал из долга, по привычке, а не по велению сердца, жаждущего общаться с Иисусом.

Ранее в том же году на Всекитайском собрании народных представителей было принято постановление арестовать всех руководителей домашних церквей, отказавшихся присоединиться к движению " Патриотическая церковь трех благ". Был принят закон, на основании которого собрания, проводимые домашними церквями, признавались незаконными. Местные власти получили право преследовать нас в полном соответствии с действующим законом.

Через четыре дня после видения Делинь, переодетые кобовцы устроили засаду вокруг моего дома. Они связали и арестовали меня. Оказалось, что уже три-четыре дня они приходили за мной, но я уходил в собрание очень рано и возвращался очень поздно.

Итак, меня бросили за решетку во второй раз. Теперь уже по причине непослушания Богу и неуважения к моей жене и сотрудникам. Господь по Своей великой милости допустил мне, выдыхающемуся в служении, отдохнуть некоторое время в тюрьме и больше узнать о внутренней, духовной жизни.

Если ты, мой читатель, являешься служителем Божьим, то прими от меня кроткое наставление и, пожалуйста, наблюдай за собой, чтобы тебе не совершить ошибку, которую совершил я. Ибо Некто ревнует о нас ревностью Божией. Он наш возлюбленный. И если служение Богу для нас важнее, чем личное общение с Ним, то мы непременно попадем в ловушку. Если ты сгораешь в служении, то постой, остановись! Отдохни! Светильник твой нуждается в постоянном пополнении елеем, иначе твой свет потухнет. Вспомни : " оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша; но вы не хотели и потому Господь медлит, чтобы помиловать вас, и потому еще удерживается, чтобы сжалиться над вами; ибо Господь есть Бог правды : блаженны все уповающие на Него ! " ( Ис. 30 : 15,18 ).

 

На суде меня осудили за " серьезное нарушение общественного порядка ". Судья предупредил меня : " Сегодня мы посылаем тебя в Дааньский тюремно-трудовой лагерь. О тебе говорят, что ты способен перевернуть мир вверх дном. Мы знаем, что ты повсюду проповедуешь христианское вероучение и за несколько дней можешь убедить чуть ли не каждого последовать твоему учению. Если ты начнешь заниматься этим в Дааньском тюремно-трудовом лагере, то нам придется преподать тебе урок, который ты запомнишь на всю оставшуюся жизнь ".

Меня, как и брата во Христе Чуаня, моего сотрудника, приговорили тогда к трем годам лишения свободы с отбыванием срока в тюремно-трудовом лагере. На нас надели наручники и посадили в камеру с уголовниками. Через несколько времени нас отправили в пересылочную тюрьму, где продержали несколько месяцев, и после чего уже официально перевели в тюремно-трудовой лагерь.

Я осознал свой грех. Я понял, что в этом положении оказался по причине своей гордыни. После прибытия в пересылочную тюрьму я раскаялся в слезах и вручил себя Божьей благодати и милости. И Господь простил меня, умножив во мне веру.

Как только я вошел в тюрьму, Дух Святой положил мне на сердце следующие слова из Писания : " И кто вам сделает зло, если вы будете ревнителями доброго? Но если и страдаете за правду, то вы блаженны; а страха их не бойтесь и не смущайтесь. Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением. Имейте добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе " ( 1 Петра 3 : 13-16 ).

Как принято в тюремном мире, всех вновь прибывших заключенных ( по крайней мере в первые несколько дней ) встречают серьезными побоями и пытками. Особенно это относится к рецидивистам. Причем этим занимается большей частью не охрана, а старосты камер. Эти звери в человеческом обличии проявляют свою власть, чтобы дать понять вновь прибывшим, кто здесь хозяин. Надзиратели остаются в стороне и ничего не делают, чтобы прекратить это безобразие.

Зная об этих тюремных нравах, я приготовился к побоям, но, как оказалось, один из полицейских, узнав, что должны доставить какого-то христианского пастора, решил избавить меня от подобной " встречи". Он подошел ко мне и спросил : " Ты действительно веришь в Иисуса? "

Я ответил : " Да! Вы тоже веруете в Него ? "

" Все мои родные веруют, но я нет " - ответил этот человек.

" О, вы глава семейства. Почему же сами не уверовали в Него ? "

Он улыбнулся, но отвечать не стал : " Поговорим с тобой об этом в другой раз. Но теперь скажи, чем я могу тебе помочь? "

Сердце мое наполнилось благодарностью к Богу. Я сказал этому доброму человеку : " Если можно, пожалуйста, немного освободите наручники. Они впились мне в запястья".

Тогда он спросил : " Может быть, вы хотите что-нибудь передать своей семье ? Я желал бы помочь вам ". Слава Богу, благодаря содействию этого доброго человека, не прошло и двух дней, как моим родным и некоторым сотрудникам разрешили свидание со мной. Я поблагодарил Господа. В этот раз меня приняли в тюрьме лучше, чем в 1984 году!

В октябре 1991 года, через пять месяцев после моего ареста, местное отделение КОБ направило спецгруппу вооруженных охранников, чтобы перевести меня и ряд других заключенных из пересылочной тюрьмы в Дааньский тюремно-трудовой лагерь, расположенный в уезде Рюань, на северо-западе Хэнаня.

Когда мы прибыли, главный охранник сказал : " Вот вам великий смутьян, главарь контрреволюционеров именем Юн ". Тюремные надзиратели окружили меня и стали расспрашивать : " Тебе известен Су Юн-дзе, главарь контрреволюционной банды? Тебе знаком пастор по имени Верный Хэн ? "

Я ответил : " Эти люди веруют в Иисуса! "

Полицейские принесли мое дело : " Не пытайся нас провести. Мы знаем, что ты заодно с этими преступниками".

Первые дни в трудовом лагере мне не разрешалось говорить ни с кем и никому и никому не разрешалось говорить со мной. Заключенные приняли меня за злодея, убийцу или насильника. Меня сильно избивали.

Люди в этом месте особенно нуждались в благовестии. В лагере было много больных и голодных. Некоторые были настолько слабы, что лежали весь день в ожидании смерти.

В первые месяцы за мной был установлен строгий надзор, но я не заводил разговоров ни на какие политические темы. Господь помогал мне смотреть на этих людей с Его состраданием. Я молился о больных и благовествовал моим сокамерникам всякий раз, когда выпадал случай.

Охране показалось, что я квалифицированный массажист, поскольку, беседуя с больными заключенными, я делал им массаж. При этом я осторожно благовествовал больным и молился за них. Благодаря этому методу, многие со слезами на глазах, всем сердцем принимали Господа Иисуса и исцелялись от болезней. Вскоре уже все заключенные и охранники знали, что я верю в Иисуса и что Иисус силен спасти и исцелить каждого.

Однажды я благовествовал группе осужденных. Сердце мое было наполнено Господней радостью. Несколько охранников переговаривались между собой : " Взгляни-ка, этот веселится больше нас, хотя мы-то на свободе, а он в зоне. Давай попросим, пусть споет". Я запел свой любимый гимн : " Пусть знает мир, что я спасен Иисусом".

Осужденные возвращались в камеры и учили других заключенных петь песни, которым научились от меня, и передавали им слова, которые слышали от меня. Эти люди, доведенные до отчаяния тяжелой жизнью и безысходностью, жадно стремились к духовному свету. Они понимали, что у них нет другого основания и радости, и тянулись к Слову Божьему, как к драгоценной жемчужине.

Однажды у начальника тюремно-трудового лагеря случился шейный прострел и он попросил меня сделать массаж спины. Я разговорился с ним и он вскоре понял, что я не был тем, кем меня представляли материалы судебного дела. Он сказал мне : " Вы поступаете не так, как нас предупреждали в КОЬ. Мы внимательно следим за вами уже много месяцев. У всех охранников и осужденных сложилось о вас хорошее мнение, поэтому мы решили назначить вас старостой камеры. Теперь вы будете отвечать за морально- нравственное и трудовое воспитание осужденных ".

Отношение тюремного начальства ко мне изменилось в лучшую сторону. Меня перевели на работу в администрацию тюремно-трудового лагеря. В мои обязанности входила организация учебной подготовки осужденных, подбор и трансляция по лагерному радио музыкальных программ. Я стал тюремным библиотекарем и даже помогал редактировать сообщения, которые из тюремно-трудового лагеря посылали в правительство провинции с докладом о переменах жизни осужденных к лучшему.

Как вы помните, я не закончил и средней школы. Из-за болезни отца я оставался дома и работал, но теперь Господь выдвинул меня. В лагере я работал в отделе управления, отделе образования и отделе санитарной профилактики тюремной администрации! Хотя среди заключенных встречались люди с университетским образованием, Господь в знак благоволения Своего поставил на эти места именно меня.

Оба мои срока, пусть во многом различные, полностью отвечали замыслу Бога в отношении моей жизни. В целом жизненный опыт, обретенный мною за решеткой, оказался столь необходимой для моей души " библейской семинарией".

Я больше узнал о характере Бога, и Он научил меня, как быть для Него живым свидетелем. Будучи в тюрьме второй раз, не могу пожаловаться на то, что меня преследовали и пытали так, как во время моего первого заключения.

Первые четыре года, проведенные в тюрьме, напоминали мне историю брошенного за решетку, оклеветанного и гонимого Иосифа. Но мой второй срок тоже напоминал историю Иосифа, когда Бог возвеличил его и он оказался в положении второго после фараона человека во всем царстве. Я познал истинный смысл следующего места Писания : " Ибо не от востока и не от запада и не от пустыни возвышение, но Бог есть судия : одного унижает, а другого возносит".

И все же, позвольте мне пояснить, я не был свободен делать все, что хотел! Моим сотрудникам не давали свидания со мной. Посещать тюремно-трудовой лагерь разрешалось только по специально оформленным властями документам. На многих из моих единоверцев в то время кобовцы установили слежку, и они не могли рисковать, оформляя разрешение на свидание со мной.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.72 (0.028 с.)