ТОП 10:

По ту сторону бамбукового занавеса



Утром в день моего избавления из тюрьмы я попросил друзей связаться с главой домашних церквей Чжэнчжоу и сообщить ему о моем побеге и намерении встретиться с ним, когда стемнеет.

Тем же благословенным утром, около одиннадцати часов, моей жене было видение от Господа. А надо сказать, что Делинь освободили из тюрьмы за две недели до моего побега и теперь она скрывалась в доме верующих.

И вот она видит меня на свободе. Я сижу перед нею, радостный и довольный, и прошу пригласить всех старейшин церкви и сотрудников на собрание. Указав на меня пальцем, она сказала : " Ты не посмеешь! Ты что, не боишься смерти?" Я же только улыбнулся ей в ответ.

Под впечатлением этого видения, Делинь села в автобус в Чжэнчжоу. Первым делом она бросилась в дом пастора, которого я намеривался посетить вечером того же дня!

Не успела она переступить порог дома, как услышала : " Ты знаешь, что Юн бежал из тюрьмы?"

Запинаясь, Делинь еле выговорила : " Повторите, пожалуйста, что вы сказали! Это правда? Он действительно бежал?"

Она медленно опустилась на стул и рассказала о видении от Господа утром. " Вот-вот! Божья связь быстрее всякого Интернета!", - улыбнувшись, воскликнул брат.

Уже стемнело, когда я пришел к ним домой, и просто изумился, встретив там дорогую жену и других сотрудников.

Перед тем, как Бог избавил меня из тюрьмы, утром мне было видение, в котором Делинь была на свободе. В тот же час и она имела видение о моем избавлении, и теперь по воле Божьей мы были вместе! Мы обнялись, и спели вместе из Пс. 125:1-3

 

Когда возвращал Господь плен Сиона,

Мы были ка бы видящие во сне :

Тогда уста наши были полны веселья,

И язык наш - пения;

Тогда между народами говорили :

" Великое сотворил Господь над ними! "

Великое сотворил Господь над нами:

Мы радовались.

Я был на свободе, но мне так хотелось вернуться сейчас в тюрьму к моим братьям и рассказать, как чудно Господь избавил меня. Трудно объяснить, какой крепкой может стать дружба между братьями в тюрьме. Я скучал по ним и молился о них.

************************************************** *

Делинь : После моего освобождения из тюрьмы прошло около двух недель. Я скрывалась в доме двух сестер. Однажды, когда хозяев не было дома, Господь послал мне ясное видение. Я вижу Юна. Он на свободе и готовится пойти на какое-то собрание! Я спрашиваю его : " Как тебе удалось бежать? Ты опять как всегда занят?" Он отвечает : " Мне Господь помог выйти. Теперь я снова должен проповедовать ".

Когда хозяева вернулись домой, я рассказала им обо всем, что мне открыл Господь. Никто из христиан в то время не сомневался, что Юна казнят или осудят на пожизненное заключение, и сестры не поверили мне. " Ты просто скучаешь без него", - услышала я в ответ.

Они подумали , что я сошла с ума! Одна из сестер снисходительно улыбнулась, а другая с сожалением посмотрела не меня. Я оставила их в недоумении, и отправилась в Чжэнчжоу.

Через несколько часов мне сообщили, что мой муж на свободе!

О, как велик Бог! Все происшедшее : и побег Юна из тюрьмы, и откровение об этом в моем видении - позволило мне глубже понять Божье величие. Я впервые убедилась, что все возможно Богу!

************************************************** **

Юн : Руководители церкви в Чжэнчжоу хотели, чтобы мы с женой уехали из провинции как можно дальше, так как считали, что оставаться нам здесь слишком опасно.

Полиция рыскала всюду, не теряя надежды поймать меня. Мой побег из тюрьмы особо строгого режима доставил много хлопот провинциальным властям, особенно тюремному начальству.

Как мне рассказали потом, Комитет общественной безопасности во все собрания домашних церквей послал своих сотрудников - " сестер во Христе". Они говорили : " Мы друзья брата Юна, и слышали, что Бог помог ему бежать из тюрьмы. Как его дела? " Так они надеялись получить хоть какие -то сведения о моем местонахождении.

Когда нас с Делинь арестовали, наших детей взяла на попечение одна христианская семья из другой провинции. Мы связались с друзьями и в конце концов встретились с дорогими детьми.

Однажды в знойный летний день нас посетили руководящие братья. И вдруг с плачем примчалась малышка Юйлинь : " Мамочка, там полиция, там полиция! Папе надо бежать! "

Мы сразу же поднялись на крышу и уже приготовились прыгать, но поняли, что полицейские направлялись в другую сторону - они искали не нас. Мы немного успокоились, но все же эта ложная тревога напомнила об экстремальных условиях, в которых мы жили и трудились.

С тех пор Делинь стала просить Бога, чтобы у нас был налаженный быт и нормальная семейная жизнь. Она была сильно обеспокоена тем воздействием, которое производил напряженный образ жизни на наших детей.

В то время мое здоровье пошатнулось : из-за резких болей в груди я дышал с трудом. Пришлось обратиться в больницу. Когда мне сделали рентген, врач сказал сурово : " У вас туберкулез или рак " Он хотел немедленно положить меня в больницу. Делинь тоже так считала : " Бог хочет, чтобы ты отдохнул".

Поначалу я упрямо отказывался от госпитализации. Мне хотелось по-прежнему встречаться с христианами по всей стране. Однако главы домашних церквей, навестившие меня, советовали : " Отдохни и посмотри, что скажет Господь. Власти разыскивают тебя всюду. Тебе ни в коем случае нельзя домой. Подумай не только о себе, но и о других".

Впервые, с тех пор как шестнадцатилетним юношей я начал проповедовать в Хэнане, я не мог заняться общественным служением. О моем побеге из тюрьмы знали все, и китайские власти прилагали все усилия, чтобы выследить меня. Главы домашних церквей понимали, что пригласить меня в свои общины было все равно что организовать своими руками набег кобовцев и подвергнуть всех огромным штрафам. Права на такой риск ни у кого не было, и мне предложили скрыться, отказавшись от общественного служения.

 

Во время болезни я ужасно страдал. Мне не хотелось покоиться только в одном Боге - я хотел покоиться в деле Божьем. И тогда я снова постиг, что я трудился, не имея настоящего мира от Господа. И так мне понравилось трудиться для Господа, что я стал видеть в этом свое спасение и радость. Бог желал удалить этого идола из моей души.

Итак, болезнь дала мне возможность быть больше с женой и детьми. Мы вместе молились, вместе уповали на Бога и вместе ждали Его повелений.

Однажды утром в молитвенный час я был охвачен присутствием Господа. Он говорил мне как Друг : "Я пошлю тебя к другому народу. Ты не будешь понимать их язык. Там будет много незнакомых лиц, но ты должен повиноваться Мне : " Иди и пробуди этот народ!"

Я рассказал об этом жене и детям. Но они не знали, что и сказать. И я скрыл эти слова Господни в своем сердце.

В другой раз я размышлял о жизни и служении апостола Павла. И вот что Господь сказал мне : " Поспеши и выйди скорее... поскольку здесь не примут твоего свидетельства О Мне " ( Деян. 22 : 18 ). И Он продолжил : " Юн, не медли! Уезжай из Китая. Твое свидетельство о Мне здесь завершилось. Здесь уже не примут твоего служения : народ запуган ".

На следующее утро мне позвонил один дорогой друг. Он, конечно, не знал о том, что именно Господь повелел мне накануне, но его слова стали подтверждением Божьего повеления : " Брат Юн! Господь открыл мне, что Он готовит для тебя новое служение.

Это служение станет продолжением того, на которое Он поставил тебя в юные годы, повелев идти и проповедовать на запад и на юг".

После этого звонка я окончательно уразумел, что Господь направляет мои стопы в другую сторону.

Я рассказал обо всем Делинь, и она с радостью приняла волю Господню : я должен оставить Китай, чтобы идти на запад и на юг.

Была у меня одна большая проблема : паспорт. Его у меня не было никогда, я за всю жизнь ни разу не выезжал за границы Китая. Оформление паспорта в установленном порядке исключалось, так ка я имел судимость. Если бы я обратился за паспортом, то был бы тут же арестован.

Мы молились и предали эту нужду Господу.

Через короткое время я встретился с некоторыми братьями. Я рассказал им, к чему Господь призывает меня, и один из братьев, коммерсант, повинуясь водительству Духа Святого, решил передать мне свой паспорт со словами : « Брат Юн, возьми мой паспорт. Употреби его для дела, на которое Господь призывает тебя. Обо мне не волнуйся. И будь, что будет! Я приму все на себя».

Когда я увидел паспорт, возникла другая проблема. На фотографии этот брат нисколько не напоминал меня! Это был лысый человек в очках. А у меня была копна волос и совершенно другие черты лица. Кроме того, он выглядел намного старше меня!

С верой в то, что Господь повелел мне проповедовать другим народам мира, мы назначили время отъезда из Китая и купили билет на авиарейс Пекин – Франкфурт на двадцать восьмое сентября 1997 года.

Накануне вылета я весь день преподавал в библейской школе при одной домашней церкви в районе Пекина. Когда –то я помогал организовывать эту школу. Студенты, узнав, что Господь повелевает мне начать благовестие за рубежом, были тронуты и горячо, со слезами помолились обо мне. Я просил их молиться обо мне до полудня следующего дня, когда я должен был вылетать за границу. Эти юноши и девушки остались в библейской школе и молились всю ночь, прося Бога защитить меня и благословить мой путь. С тех пор я часто вспоминаю их чистую любовь к Богу и ко мне. Теперь эти молодые люди служат Господу в отдаленных районах Китая - в Тибете и во Внутренней Монголии.

В ночь перед вылетом я сильно волновался. Во-первых, я никогда не летал на больших самолетах, и, во-вторых, я отдавал себе отчет, что в случае моего ареста мне предъявят самые серьезные обвинения и приговорят ( если только не вмешается Бог ) к смертной казни, когда разберутся, что я бежал из тюрьмы. Мне хотелось убедиться, что я действовал согласно воле Божьей, и что Его благоволение над нами как печать. Если бы в то время кто-нибудь выступил против этого предприятия, то я, по всей видимости, изменил бы планы. Но никто из моих сотрудников не сказал ни слова против - все ободряли и поддерживали меня.

Трое сотрудников вместе со мной молились со мной всю ночь о защите свыше. К утру от ночных бдений я устал, как Иаков, боровшийся с Богом. Я все время думал о том, что может произойти со мной в аэропорту и что сказать служащим аэропорта. Меня тревожило также и то обстоятельство, что вылет должен был состояться за несколько дней до праздника 1 октября - Дня провозглашения КНР, когда органы общественной безопасности в Пекине переходили на особый режим работы.

На рассвете во время усиленной молитвы один из моих сотрудников сказал : « Верный служитель Божий, не волнуйся! Бог положил мне на сердце слово для тебя». Он имел ввиду место из книги Бытия 27:20 : « И сказал Исаак сыну своему : что так скоро нашел ты, сын мо? Он сказал : поскольку Господь Бог твой послал мне успех»

Этот стих ободрил меня и успокоил. В ответ на молитвы братьев и сестер Господь подводил черту под былым. Совсем недавно я был в кандалах с перебитыми ногами и без всякой надежды на будущее. Но вот прошло несколько месяцев и меня, объявленного в розыск « преступника» без паспорта и удостоверения личности, Господь выводил из Китая.

Тогда я ответил брату словами апостола Павла : « Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано» ( Деян. 27:25)

На рассвете Бог строго предупредил меня : « В таможенном зале говори только то, что Я повелю тебе « Одновременно с этим Он положил мне на сердце следующие слова из Писания : « При многословии не избежать греха, а сдерживающий уста свои – разумен» ( Притчи 10 :19 ).

С привокзальной площади Пекинского аэропорта я позвонил домой и попросил Делинь молиться обо мне. Голос Делинь показался мне очень спокойным, и неудивительно : у нее в сердце был совершенный мир, и она твердо верила, что Бог выведет меня из Китая.

Поскольку я раньше никогда не проходил таможенного контроля и других формальных процедур, один брат показал мне, как оформить необходимые документы, где сдать багаж и внести выездную пошлину. Затем я прошел в зону таможенного контроля, повторяя про себя слова Божии : « В таможенном зале говори только то, что Я повелю тебе».

Я встал в очередь проверки документов. Наконец, когда пришла моя очередь, я передал служащему за стойкой паспорт и посадочный талон. Взглянув на фотографию в паспорте, затем на меня он рассмеялся : « Ба-а-а! Да это вовсе не вы! Здесь совсем другое лицо!» Он поднял паспорт, чтобы служащие за другими стойками могли удостовериться в этом. И те удостоили меня презрительной усмешкой..

Может показаться невероятным, но в глубине души я был абсолютно спокоен. Да, я очень волновался накануне, но Господь ясно указал мне, что я должен оставить Китай; и теперь я был аюсолютно уверен, что Бог творит Свою волю. В моем сердце был чудный мир и покой.

Служащий вышел из-за стойки, потом повернулся и повторил : " Это не ваш паспорт! " Он был решительно настроен выяснить, кто же все-таки я. Но я пристально смотрел ему в глаза, обжигая взглядом.

Между тем время шло. Очередь пассажиров начала волноваться. Люди стали ругать служащего за волокиту. Видя, как накаляется очередь, он велел мне отойти в сторону и подождать, пока он пропустит других пассажиров.

Закончив, он сказал мне : " Совершенно очевидно: этот паспорт не ваш. Но, допустим, вы пройдете таможенный контроль здесь, но вам не пройти его в Германии. Вас вернут обратным рейсом!"

Невероятно, но он шлепнул печатью в моем паспорте и сказал : " Идите! "

Объяснить по-человечески то, что сделал этот служащий, невозможно. Я могу сказать только, что в этом случае действовал Сам Господь, побуждая служащего исполнить Его волю.

Затем я прошел таможенный контроль на рентгеновской установке. Размещая ручную кладь на платформе сканера, я обратил внимание на полицейского, который смотрел на меня, передавая что-то по рации. Я прошел вперед, чтобы взять свой багаж - полицейский не сказал ни слова. И снова могучая рука Божья сохранила меня!

В зале ожидания я позвонил по телефону-автомату одному брату и дал знать, что со мной все в порядке. Через несколько минут я уже был на борту китайского реактивного лайнера, двери закрыли и самолет вышел на взлетную полосу. Вскоре мы уже поднимались все выше и выше!

Потоки радости и благодарения захлестнули меня. Не успели убрать шасси, как я, не сдерживаясь, громко запел :

Господь, меня избравший из толпы людей,

Сокрыл тотчас под крыльями любви Своей.

И светом осененных от Фавора горы,

Спасенных благодатью много с той поры.

Аллилуйя!

Пассажиры, сидевшие передо мной, как по команде обернулись и уставились на меня, как бы спрашивая всем своим видом, как этого сумасшедшего пустили в самолет!

Впервые в жизни я оставлял Китай, чтобы прославить Царя царей и Господа господствующих среди племен и народов.

Во время долгого полета я размышлял о своей жизни, благодаря Бога за Его безграничную милость. Я считаю себя малейшей частью Тела Христова в Китае. Я просто ничто, но Бог избрал меня стать посланником Его среди народов, и, конечно, не в силу моих особых способностей и умений. Это произошло только по Его непостижимой, незаслуженной мною благодати.

Примерно через десять часов наш самолет приземлился в Германии, в аэропорту Франкфурта, и я проследовал к стойке иммиграционной службы.

Когда подошла моя очередь, немецкий служащий у стойки взял мой паспорт. Брови его взлетели, и я наткнулся на его строгий взгляд. Он что-то говорил мне, но я ничего не понимал, и просто улыбался. Он привстал и отодвинул меня в сторону.

Затем мой паспорт передали на проверку еще троим служащим. Они, конечно, поняли, что этот паспорт принадлежит другому лицу. Недоверчиво покачивая головой, они угрожающе твердили : " Nein! Nein! Nein!"

И в этот миг Господь положил мне на сердце следующие слова : " Нечестивый бежит, когда за ним никто не гонится; а праведник смел, как лев" ( Притчи 28:1).

Исполнившись огня Божьего в сердце, я осуждающе смотрел прямо в глаза начальствующего. Служащий взглянул на меня, шлепнул печатью в паспорте, вернул его и подтолкнул меня, мол, можешь идти!

Слава Богу, меня пропустили! Это была исключительно милость Божья!

Итак, я оказался в Германии. Когда я ехал на такси в дом одного пастора, Святой Дух обратился ко мне с такими чудесными словами : " Как Я освободил тебя из тюрьмы, как Я вывел тебя за пределы Китая, так Я выведу сто тысяч детей Моих из Китая во свидетельство обо Мне по всей Азии!"

Через два дня я позвонил домой Делинь и детям и рассказал им, как Господь благополучно привел меня в Германию. Первым делом Делинь спросила : " Когда ты вернешься?" Я ответил, что чувствую себя как младенец Иисус, Которого Иосиф и Мария вывезли в Египет. Лишь один Господь знал, когда я вернусь. Мы с Делинь договорились перед Господом, что будем просить Его, в том случае, если я не вернусь в Китай через два года, сотворить чудо воссоединения нашей семьи за рубежом Китая.

Спустя две недели после моего прибытия один христианский друг привез меня в Гамбург, в лагерь беженцев. Здешние служащие очень удивились, услышав мой рассказ, и перевели меня в другой лагерь для беженцев, в восточную Германию.

Не имея никаких документов, я не мог доказать, что Юн - это я. Ко мне приходили разные чиновники с китайским переводчиком, задавали множество вопросов о моем прошлом, судимостях и побеге из тюрьмы. Я отвечал на все вопросы совершенно откровенно, но мне не верили. При этом со мной обращались даже грубо. Переводчик посоветовал мне перестать врать, ведь моя " бесподобная ложь" только подрывает доверие к моим заявлениям! Он добавил также, что вот уже два с лишним года германское правительство не дает статус беженца никому из граждан КНР.

К этому времени новость о том, что я выехал за пределы Китая и остался в Германии, стала известна немецким братьям ( некоторые из этих дорогих братьев сотрудничали с нами в Китае) Они привезли в восточногерманский лагерь для беженцев копии статей обо мне из газет, вышедших в Китае после моего мартовского ареста. Немецкие братья также показали и фотографии со мной в Китае в доказательство того, что они знали меня до моего прибытия в Германию.

Они подписали необходимые заявления и поддержали меня всем, чем могли. По всей видимости, и германскому посольству в Пекине также было поручено исследовать мои заявления. Так что в скором времени личность моя была установлена.

В лагере для беженцев меня подвергли полному медицинскому обследованию. При этом констатировали, что у меня на всем теле имелись следы пыток. С подозрением на туберкулез или рак легкого меня поместили в больницу. С этим легочным заболеванием я жил уже более десяти лет с тех пор, как тюремные надзиратели прыгали по моей груди.

Восточногерманский лагерь для беженцев был оборудован весьма скромно, но и такой после китайских тюрем показался мне курортом! В светлое время суток нам разрешали выходить за пределы лагеря, но не дальше пятидесяти километров.

Я провел в больнице 69 дней и еще три месяца в лагере для беженцев, пока рассматривалось мое заявление о предоставлении мне правового статуса беженца.

Делинь : После удивительного освобождения Юна из тюрьмы вся страна, казалось, подключилась к его поискам. Время было страшно напряженное. Главы домашних церквей говорили Юну, что ему не следует преподавать и руководить : это было бы большой опасностью для всех. Кобовцы преследовали Юна по пятам, так что все, кто поддерживал с ним связь, шли на большой риск.

В течение месяца после побега Юна из тюрьмы мы скрывались в городе Ухань, в провинции Хубэй, однако люди, укрывавшие нас, были так напуганы, что у них пропал сон.

Тогда мы переехали в Шаньдун, но и там через некоторое время мы столкнулись с той же проблемой : семья, приютившая нас, не могла нормально отдыхать по ночам. Они боялись за свою безопасность и думали только о том, что будет, когда Юна арестуют в их доме. Нам оставалось только плакать и молиться Богу : " Господи, как же нам служить Тебе? Куда бы мы не пришли, везде у перепуганных людей пропадает сое".

Бог через это как бы говорил Юну, что ему придется оставить Китай и пойти на Запад. Мы тогда молились больше месяца, чтобы понять волю Божью. В конце концов мы попросили у Господа знамения шерсти и росы : " Господи! Если это воля Твоя, что Юн должен оставить Китай, мы просим Тебя - выведи его Сам из Китая". И Он ответил нам, что это Его план.

После этого Юн удивительным образом оказался на борту китайского самолета и пересек границы Китая. Мы все поняли, что на это была воля Божья.

*************************************************

Юн : Два года спустя на одном собрании в Финляндии я свидетельствовал о своем чудесном избавлении из тюрьмы и о том, как Господь помог мне покинуть Китай.

После собрания ко мне подошел один бизнесмен, наш брат во Христе, и через моего переводчика рассказал удивительную историю. Теперь я понял милость , проявленную ко мне Богом в день вылета из Пекинского аэропорта.

Вот что сказал мне этот финский брат : " Я работаю в компании, которая обеспечивает безопасность средств дальней связи. Несколько лет назад наша компания выиграла один конкурс. Речь идет о контракте на монтаж в Китае современного программного оборудования по распознаванию речи, в том числе в пунктах таможенного досмотра Пекинского аэропорта.

Этот аппаратурно-программный комплекс дает возможность сотрудникам безопасности с помощью скрытых микрофонов сличать голоса подозрительных пассажиров с компьютизированнной базой данных, содержащей образцы голосов преступников, объявленных в розыск. Можете не сомневаться, что и ваш голос находится в их базе данных, поскольку много ваших проповедей ходит в записях на пленке. Если бы в тот день в Пекинском аэропорту вы сказали бы хоть одно слово, вас, конечно, арестовали бы на месте".

Я возблагодарил Господа за Его водительство, когда Он сказал мне : " В таможенном зале говори только то, что Я повелю тебе".

*****************************************

Мой дорогой брат Су подсказал мне бежать из тюрьмы, в которой мы были с ним в 1997 году, но, когда я уже был на западе, он еще оставался там.

И с братом Су Бог сотворил великое чудо. Многие считали, что его приговорят к смертной казни, и через несколько месяцев после нашего ареста весь мир обошло ложное сообщение о его казни.

На суде брат Су отказался от защиты и не отвечал на обвинения в свой адрес на том основании, что так называемый "суд" был только ширмой для придания законного статуса заранее приготовленному приговору. Его осудили на 10 лет тюремного заключения. Позднее, по непонятной причине, этот срок довели до трех лет, и он был на свободе уже в мае 2000 года. Нельзя не видеть в этом благословения Божьего.

Во время трехлетнего тюремного заключения брата Су много пытали и истязали. Тюремные чиновники надевали ему наручники отдельно на запястья и приковывали его к металлическим воротам так, чтобы при открытых воротах он повисал на руках в положении распятия, от чего его внутренности мучительно напрягались и опускались.

Затем его мучители закрывали ворота, давая Су минутное облегчение, и снова открывали их. Они повторяли эту пытку много раз подряд. Брат Су говорил позже : " В некоторой мере я узнал, что за муки на кресте пришлось испытать Иисусу".

В мае 2000 года меня пригласили в Соединенные Штаты. Был запланирован ряд выступлений. Я знал, в какой день должны были освободить брата Су, и хотел удивить его. Служба безопасности в тюрьме действовала особо тщательно, так что брат Су ничего не знал, что произошло со мной после побега в 1997 году. В течение трех лет он ничего не слышал обо мне. Был ли я убит, арестован или скрывался где-то. Обо всем он узнал только после своего освобождения.

И вот брат Су на свободе! Не прошло и минуты после его освобождения, а я уже вызвал брата Су по мобильному телефону его друзей. Мне ответил низкий, бархатный голос Су. " Дорогой мой брат Су", - дрожащим от волнения голосом сказал я, " это я, твой бывший сокамерник Юн! Я звоню тебе из Америки! Могучая рука вывела меня из Китая! "

Брат Су со сдержанной радостью в голосе воскликнул : "Слава Богу! Господь вывел тебя из Китая, так что китайские и западные церкви теперь имеют возможность благовествовать вместе. Ты станешь свидетелем чудесных дел Господа в Китае!"

Мы говорили взволнованно и громко, пытаясь восполнить за несколько минут три года молчания, которые прошли с того момента, когда мы в последний раз обнялись друг с другом на прощанье.

В юности брат Су был для меня отцом по вере. Я считал его великим вождем китайской церкви. Такое же отношение к нему у меня сохранилось и до сих пор, но в последние годы я осознал, что брат Су стал мне дорогим братом по вере. После моей семьи, брат Су для меня самый дорогой и бесценный сотрудник в деле евангелизации.

Назад в Иерусалим

 

Хотя Китай находится очень далеко от Иерусалима, один из удивительных фактов истории состоит в том, что святую землю с Китаем связывает вот уже более двух тысячелетий одна дорога.

Согласно некоторым преданиям этой дорогой Благая Весть пришла в Китай, быть может, уже через несколько десятилетий после смерти и воскресения Иисуса. Семь столетий назад известный исследователь Марко Поло проделал путь в Китай по той же дороге. Этот важнейший путь давал возможность травам, пряностям, разным драгоценностям попадать в Китай, а кроме того, новым верованиям и армиям захватчиков наводнять его пределы. С другой стороны, Иерусалим выступал в роли центра вселенной, из которого китайские товары расходились по Европе, Северной Африке и Ближнему востоку.

Европейская знать поражалась, увидев впервые тутового шелкопряда - самую замечательную тварь, вывозимую из Китая. Она-то и дала имя этому пути - шелковый путь.

В наши дни народы, живущие вдоль древнего шелкового пути, слышат Благую Весть меньше других народов мира. Колыбель трех величайших религиозных твердынь - ислама, буддизма и индуизма, вставших на пути распространения Евангелия, - находится именно здесь. Более 90% не охваченных благовествованием народов мира живет вдоль великого шелкового пути и в ближнем зарубежье Китая. Два миллиарда жителей земли обитают в этом регионе планеты, не зная Благой Вести о том, что Иисус умер за их грехи, и что Он - единственный путь в небо!

В 20-х годах XX века Бог воздвиг церковь под названием "Семья Иисуса", которая пешим ходом понесла Благую Весть из Китая в Иерусалим. Верующие назвали свою миссию " Назад в Иерусалим".

(Однако миссионерством среди народов Азии и Ближнего Востока занимались и другие китайские церкви ).

Члены церкви " Семья Иисуса", основанной в 1921 году в провинции Шаньдун верующим китайцем по имени Цзин Дянь - Инь, считали, что все обязаны продавать свое имение и раздавать другим членам Семьи. Лозунг церкви " Семья Иисуса" обобщал в пяти словах их завет с Иисусом и аскетический образ жизни : " Жертва, отречение, бедность, страдание, смерть".

Их цель была возвещать Благую Весть, переходя из одного места в другое. Образец общинного образа жизни и глубокая христианская любовь членов " Семьи Иисуса" поражали многих наблюдателей и привлекали всех, кто ищет ответы на сложные жизненные вопросы, а также бездомных, нищих и презренных. Много слепых и нищих вливалось в " Семью Иисуса", получая жизнь вечную во Христе.

Церкви " Семья Иисуса" умножались, но вместе с тем умножались и их страдания. Зачастую, когда церковь " Семья Иисуса" вступала в новый город, навстречу им выходило все население, чтобы избивать, оскорблять и издеваться над ними. Однако подобное сопротивление не останавливало их, и во время благовестия всегда находились люди, которые бросали все и следовали за Иисусом.

К концу 40-х годов в Китае насчитывалось уже более 100 общин " Семья Иисуса", численностью примерно в 20 000 человек.

Многие верили, что Бог призывает их отправиться пешком в Иерусалим, благовествуя и проповедуя, чтобы Царство Божье утверждалось во всех народах. Через много лет, пройдя тысячи миль, группа преданных проповедников Благой Вести оказалась в пограничном городке Кашгар в Синьцзяне на северо - западе Китая.

************************************************** *

Осенью 1995 года я проповедовал в одном собрании в центральном Китае. Господь возбудил во мне высокое стремление сделаться частью Его замысла : послать множество китайских христиан в индуистские, буддистские и мусульманские страны в качестве служителей - миссионеров. Я поставил перед слушателями цель - искать водительства Божьего. Я призывал не только продолжать настоящее служение, но и расширять его горизонты, чтобы благовествовать в сопредельных с Китаем странах, до сих пор не охваченных проповедью.

Как-то в старой книге о движении " Назад в Иерусалим" я нашел один гимн, и сейчас я пел его со слезами на глазах :

 

Вы взоры на запад свои устремите _

На нивах созревших работников нет...

О, сердца Господня не огорчите,

Своим безучастьем нарушив завет!

 

Пусть слезы ручьями из глаз наших льются,

Пусть Божья роса орошает нам грудь,-

Мы выше поднимем знамена Иисуса,

И выйдем на запад заблудших вернуть!

 

Последняя битва все ближе и ближе,

И трубы тревожней и громче звучат!

Быстрей облекайтесь в оружие Божье,

Чтоб души заблудших не ринулись в ад!

 

 

Кому-то уж смерть постучалась в ворота,

Весь мир побеждается мерзким грехом,

И честно трудиться - вот наша забота,

Чтоб выдержать смертную битву со злом!

 

С надеждой и верой мы выйдем на битву,

И все, даже семьи свои, отдадим!

Свой крест мы поднимем и после молитвы,

Домой все отправимся - в Иерусалим!

 

Воспевая этот гимн, я обратил внимание на одного старца в собрании, который был явно растроган. Он плакал, едва сдерживая рыдания. Я не знал его, и связал его слезы с темой проповеди!. Белобородый, седой старец медленно вышел вперед и попросил слова. В собрании воцарилась почтительная тишина.

И он стал рассказывать : " Меня зовут Симон Цзао, я служу Богу. Сорок восемь лет назад я и мои сотрудники написали эту песню, которую ты только что спел. Все были замучены за веру в Иисуса, - он продолжил, - и я был одним из руководителей движения " Назад в Иерусалим". Мы прошли пешком через весь Китай и всюду благовествовали.

Наконец в 1948 году, после многих лет страданий, мы дошли до пограничного города Кашгара в Синьцзян - Уйгурском автономном районе. Мы остановились на некоторое время, расчитывая оформить визы для путешествия по Советскому союзу. Конечно, мы испытывали страх и тревогу, но вместе с тем и приятное волнение в ожидании будущего путешествия!

Но нам не удалось покинуть Китай : в те дни китайская Красная Армия под руководством Председателя Мао захватил Синьцзян. Границы были закрыты сразу же. В стране была установлена жестокая " диктатура пролетариата". Всех руководителей нашего движения арестовали. Пятерых из нас осудили на сорок пять лет каторжных работ. Все братья давно уже умерли за решеткой, выжил только я один. В 1988 году, через сорок лет каторги , меня освободили. Ради цели, которую мы поставили перед собой, то есть, ради благовествования по пути из Китая в Иерусалим, я провел на каторге сорок лет ".

Все собрание было потрясено. Мы сидели с открытыми ртами, многие плакали.

Я попросил Симона Цзао : " Дядюшка Симон, пожалуйста, расскажите нам еще".

Он продолжил : " Когда Господь поставил перед нами эту цель, мы с женой были женаты всего четыре месяца. Моя красавица жена была уже в положении. На обоих арестовали и бросили за решетку. Жизнь в тюрьме была невыносима

Зимой, и у жены случился выкидыш", - он отер слезы и продолжил, - " в то время коммунисты расправились с многими миссионерами и новообращенными китайцами. В первые месяцы своего заключения, в 1948 году, я видел мою дорогую жену только два раза, да и то издали, через решетку. Больше я ее не видел никогда. Ко времени моего освобождения, сорок лет спустя, моя драгоценная жена была уже давно у Господа ".

 

Мы все рыдали и верили, что стоим на святом месте, в присутствии Господа.

Я спросил дядюшку Симона : « Когда вас освободили из тюрьмы в 1988 году, вы все еще мечтали в сердце о походе в Иерусалим? «

Он ответил на мой вопрос песней:

 

Сколько лет дуют свирепые ветры!

В который раз собираются свирепые тучи,

И ледяные дожди не дают нам рассмотреть жертвенник божий,

Тот жертвенник Божий, откуда возносятся наши жертвы.

Сокрушенные сердцами, плачут наши старейшины :

Разбрелись во все стороны стада Господни.

Горькие слезы исторгает лютый ветер.

Куда же ушел добрый Пастырь?

Куда ушли воины Божии?

Куда ж они ушли?

Куда ушли?

Куда?

 

После того, как дядюшка Цзао немного отдохнул, я спросил его снова : »Дядюшка Цзао, вы все еще храните эту мечту в своем сердце?»

Он продолжил пение,-

 

Иерусалим, ты в моих мечтах

Иерусалим, ты в моих слезах

Я искал тебя и нашел тебя

В пламени жертвенника –

Я искал тебя и нашел тебя

В израненных руках Иисуса.

 

Мы скитались по миру горя,

Мы скитались по миру сует,

И брели в направлении

Своей небесной отчизны

Долиной смерти сорок лет.

И я разучился плакать.

 

Иисус расторгнул узы смерти

Иисус пришел. Чтоб нам

Открыть стезю ко славе!

Ради нас былые посланники

Проливали кровь и слезы –

Так исполним призыв Божий!

 

Он говорил, и его голос дрожал : « Каждый вечер на протяжении сорока лет я обращался на запад, к Иерусалиму, и плакал к Богу : « О Господи! Мне никогда не дойти до Иерусалима на своих ногах. Наша мечта не осуществилась, мы не достигли цели. Отче Небесный, прошу Тебя, воздвигни новое поколение китайских христиан, которые не пожалеют жизни, чтобы благовествовать по пути в Иерусалим, в место, откуда и начали возвещать Благую весть».

Я взял его за руку и уверил : « Движение, которое возникло в годы вашей юности, не остановится! Мы продолжим его! «

Эти слова пролились бальзамом на его исстрадавшееся сердце. Он встал, возложил руки на нас и благословил словами из Евангелия от Луки 24 : 46-48 : « Так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему».

Слова этого брата прозвучали как призыв : « Крестный путь обагрен кровью мучеников. Пронесите Евангелие Иисуса Христа через мусульманские страны до Иерусалима! Обратите свой взор на запад! «

Это собрание стало поворотным пунктом в моей жизни. Я вдруг понял, что Бог передает пылающий факел из рук этого дорогого старца китайским домашним церквам, поручая исполнить этот великий труд.

Еще до того собрания Господь положил мне на сердце образовать миссию « Назад в Иерусалим», но после выступления Симона Цзао это стало главной целью моей жизни. Я предельно ясно понял, что китайским домашним церквам суждено сокрушить последние духовные твердыни мира – дом Будды, дом Мохаммеда и дом Индуизма - и возвестить славное Евангелие всем народам перед вторым пришествием нашего Господа Иисуса Христа!.

Надо иметь ввиду, что когда мы говорим о миссии « Назад в Иерусалим», мы не ставим Иерусалим нашей конечной целью. Мы не собираемся там на великую конференцию!

Иерусалим был отправной точкой для евангелизации две тысячи лет назад, и мы считаем, что эта евангелизация, пройдя через все страны, должна закончиться в Иерусалиме. Наша цель благовествовать не только в Иерусалиме! Мы хотим проповедовать во всех странах, городах и селах, не охваченных благовестием, по пути из Китая в Иерусалим.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.217.242 (0.051 с.)