ТОП 10:

Бог дарует мне сына и множество братьев



" Но благодарение Богу, Который всегда дает нам торжествовать во Христе и благоухание познания о Себе распространяет нами во всяком месте. Ибо мы Христово благоухание Богу в спасаемых и в погибающих" (2 Кор. 2 : 11-15).

 

Как только меня внесли в камеру, на меня набросился охранник : " Как ты осмелился трепаться и жрать, когда столько времени и рта не открывал? Шкуру с тебя спущу ! Ну, погоди у меня!", - и он с грохотом запер за мной железную дверь.

Потом оскорблять меня принялся староста нашей камеры : " Нет, вы только посмотрите на этого фокусника ! Каждый день здесь косил под умирающего. Вот я убивал и насиловал, а все-таки живу и здравствую, а ты из-за своей веры во Христа все-таки подохнешь как шелудивый пес ".

Другой заключенный, мусульманин, прорычал : " Как ты посмел говорить о каком-то Иисусе вопреки закону? Тебе давно пора на тот свет. Небесный закон будет судить таких свиней, как ты! "

Все в камере знали, что от страшной слабости у меня подкашивались ноги и без посторонней помощи я не мог сделать и шагу. На протяжении многих недель я не произнес ни слова. Когда же до меня донеслись эти оскорбления, Святой Дух вдохновил меня выступить перед ними. Все остолбенели, когда я встал на ноги и объявил громким голосом : " Друзья, у меня есть для вас сообщение от моего Бога. Пожалуйста, выслушайте! "

Они изумились, что я не просто встал, но и заговорил с необыкновенной силой и властью. От меня осталась кожа да кости. Они спорили, когда я умру, однако, теперь я стоял перед ними и говорил громко и властно !

Я сказал им : " Друзья мои, Бог послал меня сюда для вашего же блага. В день, когда меня принесли сюда в камеру, я сказал вам, что я пастор и верую в Иисуса. В первую ночь я пел вам о Боге и говорил о спасении, которое дается каждому. Вы могли узнать меня лично, Кроме того, вы сами свидетели, что все это время я не пил и не ел. И вот я спрашиваю вас, было ли такое в истории, чтобы человек, постившийся семьдесят четыре дня , остался жив? Разве не ясно, что Бог вступился за меня, показав Свою силу и власть!

Теперь мой Господь дал мне силу встать перед вами и сказать об Иисусе, Который есть истинный и живой Бог. Доколе вам жить в грехе, делая зло! Когда придет судный день, как вы избежите ада? Только Иисус может спасти вас!

Сегодня Господь милостив к вам и дает возможность покаяться и получить прощение грехов. Падите на колени перед Иисусом, признайтесь в грехах и просите Бога простить вас. Другого пути спасения нет! "

Когда я закончил, на людей словно упала бомба! Уже ничто не могло удержать их от покаяния. Староста нашей камеры со словами, " Юн, что мне делать, чтобы мне спастись ? ", первый упал на колени.

Остальные, в том числе и мусульманин, тоже бросились на колени : " Что нам делать, чтобы спастись ? Как получить прощение? " Каждый из этих ожесточенных грехом людей в потоках слез раскаивался в пороках, принимая Господа Иисуса Христа в свое сердце.

Они каялись и в том, что плохо обращались со мной. Я простил им, как простил своим братьям Иосиф. Я ободрил их такими словами : " Вот, вы умышляли сделать то, что теперь есть : сохранить жизнь великому числу людей " ( Быт. 50 :20 ).

 

Воды у нас было немного, и я крестил их всех, брызнув на каждого по нескольку капель.

Тюремный охранник, услышав из коридора шум и волнение в нашей камере, бросился к двери. Несколько минут он стоял как вкопанный, не проронив ни слова, пораженный открывшейся ему картиной.

Отношения в нашей камере совершенно изменились. Теперь эти прощенные грешники имели новые, отзывчивые сердца. Их речь и поведение изменились коренным образом. Раньше в камере №2 правили гордость и ненависть - теперь воцарились радость и мир.

Новообращенные ходили со слезами на глазах, пораженные тем, как Господь изливал на них потоки благодати. Когда их выводили на прогулку во двор, они не упускали возможности возвестить о Христе заключенным других камер. Таким образом, Благая Весть стала возвещаться в тюрьме всем. В те дни многие раскаялись и уверовали в Господа!

По милости Божьей у меня теперь появился новый труд - воспитывать и наставлять новообращенных в тюрьме!

 

Вскоре должны были освободить брата Фу. На клочке туалетной бумаги я набросал пару строк и попросил его передать эту записку Делинь. Я испытывал ее : " Твой путь - это путь креста. Была ли ты искркнна, когда вручала свою жизнь Господу? Остаешься ли ты верной Ему? " Я посвятил ей следующие стихи :

 

Возлюбленное дитя Божие!

Пусть наши тела увядают, стареют,

Пусть наши друзья и родные отходят...

Пусть крестным путем нам идти все труднее,

Но ты все же действуй из воли Господней.

Заключив брак, мы мечтали с Делинь о детях, но в то время, когда повсюду полицией были расклеены мои фотографии, мы не могли проводить достаточно времени вместе. Однажды, незадолго до моего ареста, я тайком пробрался домой, вот тогда она и забеременела.

Вскоре меня арестовали.

Однажды ночью в камере мне приснился чудесный сон. Я увидел радостную и счастливую Делинь с сыном на руках. Она подошла ко мне и кротко спросила : " Как мы назовем нашего сына? "

Принимая ребенка из ее рук, я вспомнил похожий случай из Писания, когда Авраам принял долгожданное дитя и нарек его Исааком. Когда я сказал жене : " Назовем его Исаак ". Она радостно улыбнулась и взяла Исаака на руки.

Я проснулся и уже не мог заснуть. Чудесный сон не выходил из головы.

На следующий день, утром 19 апреля 1984 года, родные принесли принесли мне в тюрьму добрую весть, которую один охранник дружелюбно сообщил мне : " Юн, у тебя родился сын. Через несколько дней они будут отмечать это событие. Вот тебе бумага и карандаш. Жена просит выбрать имя сыну".

Тут я вспомнил сон, который видел накануне. Я поблагодарил охранника, и написал Делинь : " Назовем его Исаак ". Потом я написал письмо малышу :

Моему дорогому сыну Исааку,

Когда ты родился, твой папа был в тюрьме ради Христа. Я не знаю, сынок, доживу ли до того дня, когда увижу тебя. Люди желают своим детям успехов в жизни, а твой папа желает одного - чтобы ты возлюбил Господа Иисуса Христа и последовал за Ним. Исаак, всегда доверяй Господу, и, когда подрастешь, станешь человеком Божиим. Твой отец.

Проверив письмо, охранник не нашел в нем ничего запрещенного и передал его семье.

 

ДЕЛИНЬ : После первого свидания с Юном в тюрьме прошло совсем немного времени и у нас родился сын.

Само по себе это было чудо. Акушерка, которая помогала мне рожать, сказала, что впервые в жизни видит, как женщина рожает без боли. Я говорю совершенно искренне, потому что мне действительно не было больно. Это была милость Божия ко мне.

За несколько , как мне родить, мне велели прийти в больницу и сделать аборт. В местном органе государственного планирования семьи ГПС ) сказали : " Твой муж никогда не выйдет из тюрьмы. Пожалей себя и не дай ребенку вступить в этот мир. ". Мне велели вернуться через несколько дней, и тогда мне сделают операцию.

Я страшно испугалась. Конечно, я ни за что не согласилась бы на аборт, но, если бы я не пришла в больницу, меня все равно разыскали бы и провели операцию насильно. Я рассказала обо всем матери, а так же братьям и сестрам во Христе. Они горячо молились, умоляя Бога помочь мне в этом безвыходном положении. Господь ответил на их молитвы ! Я родила на два месяца раньше предполагаемого срока и до того, как государство успело вмешаться с принудительным абортом! Когда к нам пришли представители местного органа ГПС разбираться, почему я не явилась в назначенный день в больницу - они увидели меня в кресле с ребенком на руках! Им пришлось уйти ни с чем!

Мы передали Юну записку, где сообщили о рождении сына, а он написал из тюрьмы нам : " Назовем его Исаак ". Господь вразумил его сновидением , и он уже знал, как назвать сына.

Времена тогда были очень трудные. Мы крайне нуждались. Полиция конфисковала в нашем доме все - - горшки, кастрюли, мебель и даже нашу одежду. Нам с матерью Юна не оставалось ничего иного, как работать в поле, иначе мы умерли бы с голоду. Матери Юна было уже за шестьдесят, но она оставалась крепкой и подвижной.

Не прошло и недели после рождения Исаака, как нас навестили несколько братьев и сестер во Христе. Они прошли сто километров, чтобы помочь моей свекрови и мне в поле. Старых женщин, работающих на поле, в нашем селе можно было по пальцам пересчитать. Полевые работы предназначены для молодых и сильных. Наши помощники видели, как приходилось сгибаться от тяжелой работы матери Юна.

Друзья собрали за нас урожай пшеницы и связали его в снопы, но в житницу не перенесли, а оставили на краю поля. Вскоре поднялся сильный ветер. Мать Юна побежала в поле, чтобы постараться вывезти хлеб до того, как его прибьет дождь. Полил дождь и загремел гром. Случилось так, что арба, груженая пшеницей, перевернулась, придавив руку и ногу матери Юна к земле. В этом положении она пролежала в грязной канаве, как в ловушке, несколько часов. Я была дома с новорожденным и о случившемся ничего не знала.

Позже у матери Юна определили перелом плеча и бедра.

Это было страшное горе, которое я уже не могла вынести. Муж был в тюрьме. Большинство друзей и родных меня оставили. Я одна выбивалась из сил с новорожденным, а тут слегла и мать Юна.

Теперь я работала в поле одна, мои силы были истощены до предела. Однажды во время полевых работ у меня сильно закружилась голова и я потеряла сознание. Так я пролежала много времени. Когда я пришла в себя, то расплакалась, так как поняла, что не нужна никому из родных. А невестка и соседи только и делали, что поносили меня. Глядя на небо, я стала петь Псалом 123 : " К Тебе возвожу очи мои, Живущий на небесах! очи наши - к Господу, Богу нашему, доколе Он помилует нас. Помилуй нас, Господи, помилуй нас, ибо довольно мы насыщены презрением ; довольно насыщена душа наша поношением от надменных и уничижением от гордых ".

Юн : Во время очередной волны гонений за решетку были брошены девять служителей нашей церкви и я. По многим христианским домам прошли с обысками и наложили большие штрафы за хранение Священного Писания и другой христианской литературы.

Многие верующие были запуганы этим, но Святой Дух удалил их страхи и поставил новых руководителей церкви. По всей стране пронесся свежий ветер возрождения. Молитвенные собрания продолжались ночами, и многие души пробуждались от духовной спячки. Знамения и чудеса были обычным явлением. Люди приносили своих больных в домашние церкви и получали исцеленными. Страдающие душевными болезнями и одержимые бесами обретали полное избавление, исцеляясь именем Иисуса.

Христиане продолжали свидетельствовать в тюрьмах при поддержке свыше, поскольку возносилось множество ревностных молитв о каждом из них. Большое число заключенных обратилось к Богу.

Многие государственные служащие и члены Коммунистической партии Китая ( КПК ) уверовали в то время в Иисуса. Некоторые из них даже стали верными Христовыми свидетелями.

В селе под названием " Железный храм Будды ", что находится в 10 км от нашего дома, жила одна сестра во Христе именем Чжи. Ее муж, богатый человек, в Бога не верил и поклонялся идолам. Он не желал слушать жену, которая умоляла оставить ложных Богов и поклониться Иисусу. Их сын был смертельно болен, и врачи отказывались его лечить.

Однажды этот богач, имевший родственников на высоких правительственных постах, пригласил к себе домой верующих, чтобы они провели здесь молитвенное служение об исцелении его сына. Собралось много христиан. В тот же день под вечер в " Железный храм Будды" приехал на велосипеде брат Фон, чтобы рассказать верующим о свидании со мной в тюрьме.

Собравшиеся были сильно взволнованы, когда услышали о моем длительном посте и страданиях. Все молились обо мне, оставив молитвы о бедном мальчике!

Это не понравилось мужу сестры Чжи : " Сегодня вечером я пригласил вас помолиться о моем сыне. Кто он, этот Юн? Он голодал 74 дня и остался живым? Не верю! Разве он Бог? " Затем он сказал : " Перестаньте плакать о Юне! Лучше помолитесь о моем сыне от имени этого Иисуса, в Которого верует Юн. Если Иисус поможет моему сыну, то я воспользуюсь связями в правительстве и помогу этому Юну выйти из тюрьмы ".

К славе Своей Бог слышит всякую искреннюю молитву. Больной мальчик в ту же ночь исцелился. И все его семейство приняло Иисуса. Сестра мужа Чжи собрала всех крестьян своего села, чтобы возвестить им Благую Весть, и большинство собравшихся обратилось к Богу. Позднее, после моего освобождения из тюрьмы, я посетил это село и услышал от местных жителей следующую историю.

Однажды сестра Чжи сказала мужу : " Я слышала, что сегодня жена Юна родила. Почему бы тебе не посетить его семью? И не забудь при этом подарки для матери и малыша. Это ребенок Юна, Бог которого исцелил нашего сына и спас твою душу.

В тот же день этот человек пришел к нам и принес много подарков моим родным Увидев в первый раз мою мать, он сказал : Почтенная госпожа! Хотя вы не знаете меня, примите эти подарки от чистого сердца. Никто из вас не знает меня, но позвольте рассказать вам одну историю.. "......Делинь отдыхала у себя в комнате. Услышав эти слова, она встала и вышла послушать его.

Он же подробно рассказал обо всем - как Господь помиловал его, как исцелил его сына и спас большинство крестьянских семей села " Железный храм Будды".

Потом все вместе возблагодарили Бога. Мои родные просили, чтобы он посетил своих родственников в правительстве и известие о рождении сына дошло до меня.

У мужа сестры Чжи был племянник, служивший в вооруженной охране тюрьмы в Наньяне. Он в числе остальных охранников так же истязал меня электрошоком, избивал и заставлял ползать в человеческих испражнениях.

Итак, этот новообращенный брат пришел к своему племяннику и сказал : " Юн - мой родственник ( он имел в виду, что я его брат во Христе ). Иисус, в Которого верует Юн, является истинным и живым Богом. Обрати внимание на Юна и хорошо пообщайся с ним".

Тогда этот охранник раскаялся в том, что издевался надо мной. Ведь каждый полицейский в местном отделении КОБ знал о заключенном, который не ел и не пил 74 дня. С тех пор моя жизнь в тюрьме стала немного легче. Гонения прекратились. Меня даже назначили старостой камеры.

Так Исаак, ставший надеждой и радостью нашей семьи, озарил светом, засиявшим во тьме того страшного тяжелого года.

Дорогая душа от Господа

" Ибо суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом" ( Иак. 2:13 ).

Каждый день я учил новообращенных. Добродетель и справедливость поселились в каждой камере. День ото дня люди возрастали в благодати и познании истины. Некоторые свидетельствовали : когда Дух Святой обличал их и они раскаивались в своих преступлениях, то их жизнь и злодеяния представали перед ними как на экране.

Однажды утром начальник тюрьмы вызвал меня к себе. Вежливо предложив чашку чая, он усадил меня в мягкое кресло, и вот , что он сказал : " Юн, я знаю, что ты веруешь в Иисуса. Сегодня я думаю поручить тебе особое задание ".

Я подумал, что начальник хочет сделать меня стукачом, но ошибся. Вот что он сказал мне : " В камере №9 сидит осужденный убийца по имени Хуань. День за днем он пытается покончить самоубийством. Это сумасшедший. Он кусает сокамерников. Мы решили послать его в твою камеру. Нам хотелось бы, чтобы ты следил за ним до тех пор, пока его не казнят. Сделай так, чтобы он не причинил вреда ни тебе, ни другим осужденным. Если ты не проявишь должной бдительности, и он убьет тебя, то за это придется отвечать тебе".

Услышав эту новость, я тотчас понял, что Хуань был той драгоценной душой, которую Господь даровал нам для его спасения.

Я передал эту новость сокамерникам, но она испугала их. Им не хотелось принимать этого человека. Один сокамерник заметил : " Это не человек, а бес ". После того, как все высказались против, я подождал немного и спокойно сказал : " Братья, прежде чем уверовать в Иисуса, мы были точно такими же, как он И мы походили на бесов, Однако всем нам, погибающим в злым делах, Иисус подарил спасение. И мы просто обязаны сжалиться над этим человеком, и принять его, словно он и есть Сам Иисус".

Сокамерники поняли, что я был прав, и переменили свое отношение к Хуаню. Теперь они ожидали его, как давно потерянного друга.

Когда на следующий день Хуан перевели в нашу камеру, я подумал, что он похож на одержимого легионом бесов из пятой главы Евангелия от Марка. Его ноги за спиной были скованы. Он постоянно сквернословил и пытался искалечить себя оковами. Это был свирепый, исполненный ненависти человек, а было ему в то время всего двадцать два года.

Хуань был обездвижен, но когда тот или иной сокамерник приближался к нему слишком близко, он пытался откусить ему ухо или нос. Будучи скован по рукам и ногам, он постоянно дергался и протер кожу на стопах до кости.

В камере №9 заключенные относились к нему как к зверю, избивая кулаками и ногами. Они давно его не кормили, а издевались, выливая порцию баланды. Вся его роба была залита баландой.

Однажды в отчаянии, дождавшись момента, когда никто не наблюдал за ним, Хуань пытался покончить с собой, протаранив головой стену камеры. Он выжил, но оставил вмятину в стене.

Как только Хуань оказался в нашей камере, он понял, что здесь что-то не так. Каждый принял его с любовью и симпатией. Мы приветствовали его и нашли ему хорошее место.

Будучи в кандалах, Хуань много времени не мылся и от него ужасно пахло. Любовь Божья, действующая в наших сердцах, побуждала нас любить Хуаня. Мои сокамерники указали на меня со словами : " Это Юн. Он наш староста и христианский пастор ". Я сказал ему : " Брат Хуань, каждый из нас был преступником. Не бойся ничего. Мы позаботимся о тебе ".

Я попросил его сесть и успокоиться. Потом попросил всех поделиться водой. Вода в камере была на вес золота. Когда миска с водой наполнилась, я подошел к Хуаню, смочил обрывок своей рубашки и с осторожностью смыл с лица Хуаня грязь и сгустки крови.

Высушив лицо Хуаня, я оторвал кусок своего одеяла и обработал раны, которые он нанес себе цепями. Употребив для дезинфекции свежих ран немного зубной пасты, я тщательно перевязал их.

Хуае не проронил ни слова. Он сидел и смотрел на нас широко открытыми глазами. Я знал, что Господь уже коснулся его сердца.

Во время обеда каждый из нас поделился с новым сокамерником частью рисового пайка. Затем все мы помолились Господней молитвой и начали есть. Я кормил Хуаня с ложки.

После еды мы тихо спели песню, которую я научил заключенных, на тему из Мтф. 6 : 25-34 :

Наш Небесный Отец богат милостью,

ОН кормит и одевает нас каждый день,

Его мы желаем славить и в смирении учиться от Него,

Так как наш Господь одевает даже траву полевую.

 

Не заботьтесь о том, что нам сегодня есть

Или что нам завтра пить.

Наш Отец точно поможет.

 

Посмотри на маленького воробья, который летает на небе,

Посмотри на лилии полевые - ни трудятся, ни прядут,

И все равно Господь одевает их великолепно.

Мы не гораздо ли ценнее их?

 

Братья, повернитесь и следуйте за Христом,

Ведь этот мир - не ваш дом.

 

Потом я прочел слова Иисуса из шестой главы Евангелия от Матфея, и провел параллель между отцом земным и Небесным, указав на ценность человеческой жизни.

 

В тот день на ужин нам выдали еженедельный манту. Братья ожидали, что я скажу. Им хотелось есть, и я сказал : " Сегодня мы поделимся с новым другом Хуанем рисом и водой, и на ужин каждый может съесть свой манту, но, надеюсь, завтра вы поделитесь с ним супом".

Сначала я накормил Хуаня, а потом начал есть сам.

Надкусив свой манту, мне вдруг захотелось заплакать. Мне послышался нежный голос : " Я умер за тебя на Кресте. Теперь покажи, как ты любишь Меня! Я голоден, измучен жаждой, я в узах, - все, что ты сделаешь одному из Моих меньших братьев, ты сделаешь Мне".

 

Я понял - Бог хочет, чтобы я отдал свой манту Хуаню. Я упал на колени и со слезами на глазах сказал : " Господи! Но ведь и я жажду , и я голоден".

И тогда мне на ум пришел следующий текст из Писания : " Кто отлучит нас от любви Божией : скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? " ( Римл. 8 :35 ).

Завернув свой манту в платок, я спрятал его в карман для Хуаня. Сразу же мир и радость вернулись ко мне.

На следующий день утром нам дали водянистый суп из лопухов, в котором плавало несколько лапшинок. Все поделились с Хуанем. Пищи у него было больше, чем у каждого из нас, но это не радовало его. Вот что он сказал охраннику : " Меня скоро казнят! Почему мне не дают достаточно пищи? Вам хочется уморить меня голодом перед казнью? "

И тогда Бог велел мне : " Вынь из кармана свой манту, и накорми его ". Я подошел к Хуаню и накрошил манту в его бульонную чашку. Каменное сердце Хуаня было сокрушено. Вскочив со стула, он встал на колени и расплакался. Он сказал мне : " Старший брат, почему ты любишь меня? Отчего ты не съел свой манту вчера? Я ведь убийца! Все ненавидят меня! Даже мои родители, брат, сестра и невеста. Почему ты любишь меня? Я не могу отплатить тебе добром за твою любовь...., но после смерти, когда я превращусь в духа, я вернусь в эту камеру и стану служить тебе добрыми делами ".Настал час, когда Бог хотел, чтобы я поделился с ним Благой Вестью. Я сказал Хуаню : " Мы все относимся к тебе хорошо потому, что Иисус любит тебя. Если бы мы не верили в Него, то мы относились бы к тебе так же, как твои прежние сокамерники. Благодари Бога за Его Сына, Иисуса Христа ".

И тогда Хуань воскликнул : " Господи, я благодарю Тебя за то, что Ты возлюбил такого грешника как я ". Этот ожесточенный сердцем преступник постигал любовь Иисуса. Теперь он освободился от бремени греха.

Мои сокамерники были счастливы. Они поняли, что только любовь Божья может даровать людям, обремененным грехом, истинную надежду.

После того, как Хуань обрел спасение, ситуация в камере улучшилась. Все вместе мы пели гимны. Хуань очень старался изучить все, что мог. Я говорил ему об Иисусе : Его жизни, учении, страдании, Его воскресении и Втором пришествии.

Я говорил Хуаню, что самоубийство грех. Услышав это, он упал на колени и плакал, каясь в греховных помыслах. Он попросил меня поднять ворот его рубашки, где спрятал лезвие, чтобы воспользоваться им при первой возможности.

В полном сокрушении Хуань рассказал мне свою историю. Его отец, член КПК, был успешным менеджером одной большой компании. По окончании средней школы Хуань стал работать техником на электростанции.

В возрасте двадцати лет Хуань помолвился, Невеста очень любила его, но он втянулся в местную банду и быстро сбился с пути. Каждый день он напивался. Бандиты грабили магазины, убивали невинных людей и насиловали женщин.

Когда одного из членов банды арестовали и допросили, он рассказал в местном отделении КОБ, как вовлекли в банду Хуаня. Тогда арестовали и его. По ходатайству отца судья проявил снисходительность и Хуаня осудили на три года тюремного заключения, хотя и нашли виновным в убийстве. Первого мая 1983 года отец Хуаня, расплатившись большой взяткой, досрочно освободил его из тюремно- трудового лагеря.

С тех пор Хуань был " свободен", но жизнь для него уже утратила смысл. Он не находил в ней интереса и впал в тоску. Вскоре снова схлестнулся с дурной компанией. Однажды вечером они с приятелем отправились выпить. И вот что они сказали друг другу : " Жизнь безнадежна и бессмысленна. Нам обоим она немила, давай умрем вместе".

Опьяневшие приятели договорились о расширенном убийстве. Для этого они решили выкрасть из складского помещения электростанции, где работал Хуань, два мешка, по восемь килограммов динамита в каждом. И приготовились драться друг с другом насмерть. Когда один из них будет убит, оставшийся в живых отнесет труп к главному силовому трансформатору и подорвется. Так должны были погибнуть оба.

И вот, вооружившись металлическими прутьями, они начали драться. Когда приятель повредил плечо Хуаню, тот ответил ударом по голове и убил его на месте. Он раскроил ему череп, из которого брызнул мозг. Увидев это, Хуань страшно испугался и убежал. За динамитом он так и не вернулся.

Хуань знал, что полиция уже ищет его. Он решил скрыться : бежать из родной провинции, а там, разъезжая по Китаю, наслаждаться прелестями греховной жизни. После этого он запланировал вернуться повидать родных, а потом покончить с собой.

 

Чтобы иметь средства для путешествия, Хуань купил острый нож, и стал грабить магазины. Путешествуя по стране, он изнасиловал много девиц. В надежде обрести мир в сердце он посетил несколько буддистских храмов и поклонялся идолам. Бегство в грех и похоть не принесли удовлетворения, и его духовное состояние становилось все хуже .

Насытившись приключениями, Хуань сел в поезд, шедший в его родной город. Ему хотелось свидеться с родными в последний раз, а затем отравиться. Чтобы отравиться наверняка, он достал два флаконы снотворного. Возвращаться домой засветло ему не хотелось, и тогда он выпрыгнул из поезда перед станцией назначения и до сумерек скрывался в лесопосадке.

Однако полиция обнаружила его и арестовала его. В сумке у него нашли нож орудие многих убийств, а так же письмо - посмертную записку, в которой он признавался во многих преступлениях.

На сей раз и отец Хуаня не сумел ему помочь. Той последней соломинкой, что сокрушила Хуаня, была рубашка, посланная ему отцом в тюрьму. Во всю спину на рубашке были слова : " Свидания не дают, увидимся во время казни ! "

А теперь Хуань раскаялся во всех преступлениях и стал новым творением во Христе. Он любил петь песню, которой научился от меня :

 

Я люблю Иисуса, я люблю Иисуса!

Я люблю Иисуса всякий миг!

Солнце улыбается - я люблю Иисуса!

Тучи собираются - я люблю Иисуса!

Я люблю Иисуса всякий миг!

Я люблю Иисуса, я люблю Иисуса!

 

Из-за полной перемены его сердца мы переименовали Хуаня в Энь - Юаня ( Милость и свет ).

Зная о том, что его скоро казнят, Хуань стремился в оставшиеся дни изо всех сил славить Иисуса.

Обычно, когда мы через чур шумели, охранники безжалостно карали нас. Каждого засовывали в щель под дверью, щель была достаточно широка, и били по голове прикладами винтовок. Вот почему мы всегда служили Богу и молились тихо, убедившись сначала в том, что около двери никого нет. Хуань часто поклонялся Иисусу так громко, что приходили охранники и призывали его успокоиться, но, так как приближался день его казни, его не наказывали.

Брату Хуаню терять было нечего, и он все время громко, срывающимся голосом, пел. Из-за этого камера №2 стала главным местом поклонения и хвалы! Осужденные из других камер прислушивались к тому, что доносилось оттуда.

Хуань попросил меня вырезать на стене нашей камеры Крест. Бетон затвердел так, что работать пришлось всем. Ведь всем хотелось угодить нашему брату во Христе. Хуань обещал принять на себя ответственность, если охрана обратит внимание на этот Крест. Когда нас выводили на прогулку, мы старались отыскать осколки стекла и старые гвозди, чтобы было чем царапать по стене.

Я выдолбил в стене большой крест. Мы также нацарапали карту мира и в строчку под крестом написали слова : " Ибо так возлюбил Бог мир ". Тогда Хуань попросил выдолбить ниже креста могилу с плитой, а на ней свое новое имя, Эн Юань, во свидетельство того, что он принадлежит Иисусу.

Когда мы закончили, Хуань плакал от радости. На этом мы не остановились и продолжали писать, пока все четыре стены камеры не покрылись многочисленными стихами из Библии, например, о возвращении блудного сына, о терпении в скорби, и еще одно место ( Рим. 3 : 23-24 ) : " Все согрешили и все лишены славы Божьей, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе".

Удивительно, что охрана, видевшая наше художество, не проронило ни слова.

Крест и библейские стихи остаются в этой камере до сих пор. Сотни заключенных читали эти слова, многие каялись и принимали христианство.

Булавками из нагрудных тюремных значков мы аккуратно, по одной, вытягивали нити из полотенец. Потом каждый вышил себе крестик на тюремной робе в области сердца. Красный крестик мы вышили на рубашке Хуаня. Новообращенные были довольны! С крестом на сердце они ощущали силу и поддержку свыше.

Вечером 16 августа мы крестили брата Хуаня. Осужденные получали из кухни одну чашку воды в день, и теперь, чтобы собрать достаточно воды для крещения Хуаня, каждый отдал полчашки воды из дневной порции. Лучшего крещения в наших обстоятельствах нельзя было и придумать!

После крещения Хуань спросил : " Может ли Иисус спасти мою семью? Может ли моя мать, отец, братья, сестры и бывшая невеста уверовать, и оказаться со мной на небесах? "

Я указал ему на такое библейское обетование : " Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься сам и весь дом твой " ( Деян. 16 : 31 ).

Всю ночь Хуань молился о своей семье, чтобы они познали спасение Божье через Иисуса Христа.

Быстро приближался день казни Хуаня. Ему отчаянно захотелось написать родным. Это было невозможно, поскольку руки его были скованы за спиной наручниками.

После обращения к Богу Хуань стал кротким и любящим, Вся тюрьма обратила на это внимание. Упрашивая тюремное начальство снять кандалы с Хуаня, я уверял их в том, что он уже никому, в том числе и себе, не опасен. Кандалы ему просто заменили более свободными, но вообще снять отказались, ведь согласно тюремным правилам осужденных на казнь держали в кандалах до момента казни.

Хуань выпросил у охранников карандаш и два листа бумаги. Так, сместив руки на бок, он мог писать. Когда он вывел несколько слов, карандаш сломался. В отчаянии Хуань наклонился и принялся бить указательным пальцем правой руки по полу. Тот стал кровоточить. И тогда Хуань дописал письмо родным кровью. Вот что он написал:

Дорогие папа и мама,

 

Я уже не увижу вас больше, но знаю, что вы любите меня. Ваш сын опозорил вас. Пожалуйста, после моей смерти не горюйте. Я хочу рассказать вам самое важное. Я не умру, поскольку имею жизнь вечную! Я встретил в тюрьме одного милосердного человека. Это дорогой брат Юн. Он спас мне жизнь и помог уверовать в Иисуса. Он полюбил меня, заботился обо мне и каждый день кормил меня.

 

Папа и мама, я нахожусь на пути в Царство Божие, Я стану молиться за вас и всех близких. Вы должны уверовать в Иисуса! Пожалуйста, позвольте моему брату Юну возвестить вам Благую Весть. Когда он придет к вам, то расскажет вам обо мне все. О, как мне хочется, чтобы и вы обрели жизнь вечную!

 

До встречи в Царстве Божьем!

Ваш сын Хуань ( Энь - Юань ).

Я позаботился, чтобы письмо Хуаня тайно вынесли из тюрьмы и передали родителям.

Хуань крестился 16 августа, письмо своим родителям он написал 17 числа, а казнь должна была состояться восемнадцатого.

В последние часы жизни Хуаня атмосфера в тюрьме была напряженной. Охрану удвоили. Каждые пять минут охранники проверяли заключенных, слепили глаза светом, чтобы убедиться в том, что все было в порядке. Осужденные знали, что такое бывает только в одном случае - накануне казни осужденного на смерть.

Вечером 17 августа Господь побудил меня умыть ноги Хуаня по примеру Иисуса. Хуань был очень спокоен и улыбался. Он говорил : " Встретимся в Царстве Небесном".

На следующий день завтрак нам выдали раньше обычного. В восемь утра в нашу камеру вошли охранники и вызвали по списку троих : " Юн, Хуань, Гонг, на выход! " Кто бы мог подумать, что брата Гонга и меня в то же самое время вызовут на открытое судебное заседание! Охрана связала каждого из нас.

Прежде чем Хуаня увели на место казни, он бросился ко мне в объятья со словами : " До встречи на небе! "

На тюремном дворе один из охранников ударом по ногам сзади заставил Хуаня опуститься на колени и снял с него кандалы. Затем ему на голову водрузили колпак с надписью поперек - " Осужденный преступник".

 

Таким в последний момент я и запомнил Хуаня, моего дорогого, возлюбленного во Христе брата. Потом Хуаня отвели на место казни и выстрелом в затылок привели смертный приговор в исполнение.

Я слышал выстрел, отправивший Хуаня в руки Иисуса.

Мне было грустно и одновременно радостно. Я возблагодарил Бога за то, что Он даровал мне возможность проводить моего брата в последний путь в Царство Небесное. " Дорога в очах Господних смерть святых Его ! " ( Пс. 115 :6 )

************************************************** *******

В тот день на гражданскую казнь и открытое заседание суда вызвали девять заключенных из мужских и женских тюрем Наньяна. Среди них был и я. Нас возили по городу, передавая о наших преступлениях по репродуктору. Я радовался, что меня подвергнут гражданской казни перед народом ради Иисуса! Сердце мое просто ликовало от радости.

На суде я не мог молчать. Я только что видел брата Хуаня, произведенного в славу, так что вечность была для моей души важнее всего сущего. Я громко пел. Полицейский капитан пригрозил мне шейкером. " Заткнись, Юн! И не смей петь, а не то я спущу с тебя шкуру живьем! "

Все осужденные были прикованы друг к другу и , подобно скотине, согнаны в кузов открытого грузовика. Когда грузовик кружил по улицам, вдруг пошел ливень, промочивший нас до нитки. Для моей души это стало благословением с Неба. Я громко воскликнул : " Господи! Я жаждал потоков Твоей благодати! Обильно излей благодать Свою на раба Твоего ! "

Я начал громко петь. Люди из-под зонтов смотрели на нас в полном изумлении. Так как все девятеро осужденных на гражданскую казнь были местными, многие из них опустили головы, не желая позориться перед родными и близкими.

Одна молодая женщина, ей было не больше двадцати лет, стояла в кузове рядом со мной. Звали ее Сяо - вэй. В тюрьме она оказалась потому, что в драке с соседями повредила их одежду. Используя знакомства среди должностных лиц, эти соседи заставили упрятать Сяо-вэй и ее мать в тюрьму по сфабрикованным заявлениям. Сяо-вэй была христианкой, но оступилась в хождении перед Богом.

Когда я пел Богу, Сяо-вэй рыдала. Она спросила меня : " Чему во время гражданской казни можно радоваться ? "

Я сказал ей : " Как же не радоваться! В этот день меня сочли достойным пострадать за Иисуса! "

Сяо-вэй покраснела. Я же продолжал громко петь :

 

Когда из-за лжи и побоев

Разрушится храм мой телесный,

То ненависть миру внушавший,

Оставленный даже друзьями,

Тебе, милый Отче Небесный,

Пролив свою кровь, послужу я,

И жизни венец обрету, и войду

В Царство благости Божьей !

 

Сяо-вэй плакала и без конца доставала платок из кармана. Я сказал ей : " Сяо-вэй, не огорчай Духа Святого. Возвращение блудного сына дороже золота. Обратись к Небесному Отцу! Он ждет тебя! "

В раскаянии, громко рыдая, она воскликнула : " Господи! Помилуй меня, грешницу! Пожалуйста, прости мне мои грехи ". Я помолился о ней и возблагодарил Бога за Его милосердие. Когда Сяо-вэй обрела сердечный мир и радость, то встала на цыпочки и отерла мне слезы своим платком.

Грузовик двигался в сторону моего родного села. Сяо-вэй, обратившись ко мне, сказала : " Я слышала, что есть такой верный служитель именем Юн. Он жил в этом селе. Ты не знаешь, что с ним произошло? "

Улыбнувшись, я спросил у нее : " Ты хотела бы встретиться я этим человеком?

Она ответила : " Я слышала свидетельство о нем от других из нашей церкви. Но как же я встречусь с ним? "

Тогда я сказал ей : " Человек, говорящий с тобой теперь, и есть этот Юн ".

Сяо-вэй снова расплакалась и возблагодарила Бога, Который устроил ей эту встречу. Она крепко держалась за меня, пока грузовик двигался по улицам.

Все в кузове промокли до нитки. Даже полицейским с автоматами под плащем было зябко от холодного ветра и дождя. Из-за этих неудобств они не обращали на нас внимания. Никто из народа не вышел на открытое судебное заседание. Суд отменили. Для властей этот день был провалом.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.227.250 (0.04 с.)