ТОП 10:

Кладбище в терниях и волчцах



Меня послали в Синьянский трудовой лагерь. Город Синьян находится в южной части провинции Хэнань, на границе с провинцией Хубэй. В этом районе раскинулись многочисленные плантации чая. Климат здесь суровый, с небольшим числом солнечных дней в году, нередко с туманами и проливными дождями. В связи с пониженным атмосферным давлением и повышенной влажностью здесь полно москитов и ядовитых змей.

В нашем тюремно-трудовом лагере было больше пяти тысяч заключенных, разбитых на четыре бригады. Меня поставили работать на рисовых заливных полях и рыбной ферме. В нашей бригаде находилось свыше тысячи заключенных.

Каждое утро мы должны были присутствовать на занятиях по политической и военной подготовке. Рабочий день каторжан здесь длился от зари до зари - четырнадцать часов работы в день без выходных.

Мы рыли рыборазводные садки вручную, и, кроме того, постоянно трудились на рисовых заливных полях в опасном соседстве со змеями и пиявками. Уже на второй день моего пребывания в лагере меня заставили носить на спине тяжелые корзины с илом и камнями. Весь день мы поднимали корзины по лестнице и сбрасывали с ближайшего откоса. Я был очень слаб. Малого пайка, который нам выдавали в сутки, было недостаточно, чтобы восстановить физические силы. Я много раз терял сознание и оступался, падая с лестницы в яму.

Вооруженная охрана не спускала с нас глаз и постоянно подгоняла. Когда мы уставали, нас избивали прикладами винтовок. Мы влачили жалкое существование.

Каждый вечер мы возвращались в барак со страшно опухшими ногами и потертыми от тяжелого груза плечами. Часто у меня не было даже сил подняться на нары и я засыпал прямо на полу.

Я ослаб настолько, что больше не мог переносить тяжести. Сегодня не знал, дотяну ли до завтра.

Мало того, Синьян находился на расстоянии трехсот километров от моего дома, и моим родным посещать меня было очень трудно. Первые месяцы день ото дня я слабел не только физически, но и духовно.

Я был удручен, поскольку не мог видеться с семьей. Часто я задавался вопросом, на кого был похож мой сын. Хотя в Наньянской тюрьме меня избивали до полусмерти, там, по крайней мере, я знал, что моя семья и мои любимые были рядом. Теперь я подвергся искушениям иного рода - искушениям в форме изнурительной, непосильной и медленной пытки. Вскоре после перевода сюда я описал место каторги в следующем стихотворении :

 

Зимой, весною, летом, в осень

Снега меняются дождями,

И дни сырые очень редко

Меняются сухими днями.

 

Москиты, змеи и пиявки,

Бичи, веревки с шейкерами :

Не лагерь - кладбище с волчцами

И терна низкими кустами.

Сюда с одним попавший бесом -

С семью уйдет. Но слава Богу :

Не от цепей - от возрожденья

Меняется душа плотского!

 

В конце 1984 года накануне праздника лунного Нового года нам велели написать годовой отчет, и составить план на будущий год.

Я не знал, что написать. За отчетом я вспомнил стих из Писания : " Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела, а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься " ( Отк. 2 :5 ).

Я написал стихи, в которых признавался в том, что моя молитвенная жизнь во второй половине этого года ослабла. Я ослаб настолько, что стал мечтать лишь о том, чтобы поесть и выспаться.

Планируя мероприятия на будущий год, я написал, что мне следует покаяться перед богом, чтобы Он простил меня. Я дал слово, что каждый день в пять утра и в девять вечера я буду молиться и размышлять над Словом Божьим.

С того времени я каждый день посвящал молитвенному общению с Богом. Он сменил мою немощь на Свою силу, и мне стало намного легче переносить рабочую нагрузку.

Однажды ко мне подошел лагерный надзиратель и сказал : " Я прочел твои бумаги из суда. Ты назван там контрреволюционером и врагом нашего народа, но я знаю, что на самом деле ты просто христианский пастор, и хочешь, чтобы каждый уверовал в Иисуса. Не понимаю, почему наше государство посылает таких людей как ты на каторгу ".

Он задел меня за живое - я не мог сдержать слез. В глубине души я возмущался всеми несправедливостями, которые переносил. И вдруг Господь сказал мне : " Не жалей себя. Такова Моя воля. Ты должен пройти этим путем ".

Слава Богу! Он знал о моей немощи и непосильных нагрузках. Этот надзиратель уже много времени пристально наблюдал за мной, подозревая меня в желании бежать. Убедившись в том, что я не собираюсь этого делать, он перевел меня с рыборазводных садков на работу в поля. Мне надо было таскать ковши с человеческими экскрементами на огороды для удобрения овощей. Эта работа была намного легче прежней.

Как-то раз мне приказали вымыться, привести в порядок свою одежду, и помочь неграмотным каторжанам в переписке с их родными. Так милость Божья не оставляла меня. Многие заключенные, увидев во мне искреннего христианина, стали уважать меня.

Однажды ко мне подошел како-то охранник и сказал : " В огородной бригаде работает один семидесятилетний старик, католический священник. Ты не знаком с ним? Он хороший христианин ".

Этого человека тоже причислили к контрреволюционерам. Его осудили на 10 лет каторжных работ за то, что он отказался подчиняться Католической Патриотической Ассоциации, контролируемой государством. В лагере он отбывал последний год.

Когда я встретился с отцом Ю в первый раз, тот уже знал, что я ученик Христа. Так ка я не был католиком, отец Ю обходился со мной довольно холодно, и даже не приветствовал. Я молился о нем, и искал способа услужить ему. За обедом я давал ему немного сухого молока, и делился частью пайка.

Я не был католиком, но он вскоре понял, что я был искренним последователем Иисуса. Он слышал о моих страданиях и семидесятичетырехдневном посте.

Постепенно его отношение ко мне менялось. Однажды отец Ю показал мне записную книжку, в которую он записывал молитвы. Будучи очень осторожным и не желая лишних неприятностей, отец Ю отказался от Библии, которую хотели передать ему друзья - католики, и все годы своего заключения провел без Слова Божьего. Моим родным удалось посетить меня несколько раз. При этом они тайно, среди продуктов и вещей, привозили Библию частями. В одном случае моя жена передала мне специально испеченный каравай хлеба.

Вот это был действительно драгоценный подарок, поскольку в каравае были запечены несколько библейских книг! В другой раз она спрятала драгоценные тетради в пачках лапши.

Я давал свою Библию этому католическому священнику и наша дружба крепла. Он был хорошо образован, и мог читать и говорить на латыни, еврейском, английском и древнекитайском языках.

После освобождения из лагеря брат Ю посетил наш дом. Наши служителя подарили много Библий верующим католикам, и впоследствии поддерживали дружеские отношения с ними. Отец Ю вскоре вышел в первые ряды, став епископом подпольной католической церкви. Он поистине любит Бога.

Господь открывал двери перед евангельскими свидетелями. В нашем лагере был один заключенный именем Ся - Чжоу Ба. Маленьким восьмилетним мальчиком его отдали на учебу в большой буддистский монастырь. После полного курса обучения он стал монахом.

Ся -Чжоу Ба стал опытным каллиграфом и мастером кунфу.

Однажды, когда он проходил по рынку, вор вытащил у него кошелек с деньгами. Ся - Чжоу Ба заметил это, и, употребив боевой прием кунфу, ударил карманника. Тот упал замертво.

Подоспела полиция. Зная о боевых способностях Ся - Чжоу Ба, его окружили несколько вооруженных сотрудников КОБ и начали безжалостно избивать. Во время борьбы С-Чжоу Ба ранил несколько кобовцев. Наконец, его задержали, прострелив руку из двухстволки. Потом его избили с такой ненавистью, что после этого он едва выжил. В итоге он оказался в Синьянском трудовом лагере.

В тюрьме многие хотели, чтобы Ся- Чжой Ба преподавал буддистское учение. Некоторые из молодежи даже поклонялись ему, чтобы он научил их боевому искусству кунфу.

Меня же тяготило то, что я не мог поделиться с ним Благой Вестью. Однажды вечером мы встретились, Я рассказал ему об Иисусе Христе, и той же ночью Ся Чжоу Ба уверовал в Господа и Спасителя Иисуса и возродился, покаявшись в грехах. Он принес мне свои буддистские книги, амулеты и талисманы и попросил уничтожить их.

У многих осужденных были разбиты семьи. Я поделился с ними Благой Вестью, и некоторые из них посвятили свои души Иисусу. Мы крестили новообращенных в рыборазводном садке. Двое из них, брат Ся Чжоу Ба и брат Сунь, со временем сделались сильными благовестниками. После освобождения брат Ся-Чжоу Ба стал пастором одной из домашних церквей.

Под Рождество 1985 года по поручению домашних церквей меня навестили братья Шэнь и Ан. Для верующих в тюрьме рождественские дни были особенно трудны. Мы выбивались из последних сил, но с братьями и сестрами все же хотели отпраздновать Рождество нашего Господа Иисуса. Когда эти два брата прибыли в тюремно -трудовой лагерь, я как обычно работал в поле : переносил ковши с экскрементами. Начальство не пропустило их и велело отправляться назад, но они проделали большой путь и хотели увидеть меня, поэтому остались ждать меня за воротами.

Услышав о том, что ко мне приехали двое друзей, я помчался в лагерную канцелярию. Как правило, свидания проходили только в специально отведенном месте. Воспользовавшись своим добрым именем, я обратился к начальству : " Два родственника из моего родного города приехали навестить меня! Их не пустили, но им нужно в туалет. Пожалуйста, позвольте им пройти в лагерный двор и воспользоваться туалетом. Если вы разрешите мне проводить их туда, у нас получится короткое свидание ".

Невероятно, но главный начальник удовлетворил мою просьбу! "

По дороге к туалету мы обсудили важнейшие новости. 1985 год был незабываемым для домашних церквей во всем Китае. Небывалое возрождение привело к распространению Благой Вести вдаль и вширь, и каждый день тысячи душ присоединялись к церкви. Оглядываясь назад, надо признать, что 1985 год стал знаменательным годом в истории христианской церкви в Китае. Я был так рад услышать эти новости, что расплакался от радости.

Мы втроем вошли в туалетное помещение, и там поклонились Богу, чтобы как-то отметить Рождество Христово. Стоя на коленях, я молился : " Господи, мы можем молиться Тебе только в этом грязном месте, но Ты все понимаешь, ибо Ты некогда оставил славу небес и родился в яслях. Ты пожелал пойти путем страданий и послушания. Сегодня мы молимся и служим Тебе! "

Мои посетители тоже встали на колени рядом со мной и, взявшись за руки, мы помолились и ободрили друг друга.

В этот момент в туалет вошел и, конечно, увидел нас один из заключенных по имени Йонг. Это был нехороший и злой человек. Он доносил на других, и в конце концов сделался старостой. Йонг закричал : " Ага, Юн! Ты приводишь в лагерь посторонних и устраиваешь шабаш. Я немедленно доложу начальству!"

Святой Дух побудил меня сказать ему : " Именем Иисуса, ты не выступишь против живого Бога! Я повелеваю тебе пасть на колени и покаяться в грехах. Обратись к Господу, и ОН, быть может, простит тебя!"

Как сраженный молнией, Йонг пал на колени, и мы втроем возложили на его голову руки и помолились о нем. И я в который раз понял : когда мы повинуемся Богу, происходят чудеса независимо от обстоятельств, в которые мы попадаем.

Приняв Господа, Йонг стал мне добрым другом. Он жаждал Слова Божьего. Будучи доносчиком, он нажил среди заключенных множество врагов, чтобы отомстить ему, многие стали ложно доносить на него уже после того, как тот стал христианином.

Однажды во время обеденного перерыва Йонг прилег на нары и стал украдкой читать мою Библию, которую я тщательно прятал в бараке. Йонга поймали. Библию тут же отобрали. Йонг вышел из себя и стал драться с охранниками. Одному из них он едва не откусил палец. В конце концов его связали и увели.

Меня нашли двое братьев и рассказали о случившемся. И вот что я сказал тогда : " Давайте молиться и просить Бога, чтобы Он помог Йонгу". Я пошел к охранникам и попытался с ними все уладить, но они были так рассержены, что не стали и слушать меня.

В тот момент я увидел одного из начальствующих в лагере. Я подбежал к воротам и заговорил с ним : " Капитан Вон, Йонг читал мою Библию. Я знаю, что это серьезное дело, но, умоляю вас, помогите мне вернуть мою Библию!"Вон был одним из тех начальников, которые относились ко мне по-доброму. Он страдал от ужасного кашля, который мучил его день и ночь.

Капитан Вон пришел в канцелярию и набросился на Йонга : " Кто ты такой, что оказываешь сопротивление нашим охранникам? Вот я займусь тобой! Но сначала ты вернешь мне Библию Юна".

Через несколько дней, когда все постепенно улеглось, капитан Вон попросил меня прийти в его кабинет. Наклонившись ко мне, он сказал : " Юн, я читал вашу Библию, но ничего не понял в ней".

Таким образом Господь дал мне возможность прославить Его, и я ответил капитану : " Если вы хотите понять Библию, сделать это очень просто. Прежде всего, примите сердцем Господа Иисуса. Доверьтесь Ему и Он поможет постичь вам любое учение из этой Книги. Капитан Вон, помимо того, что эта книга расскажет вам, как получить спасение, Сам Иисус исцелит вас от вашего кашля!"

Тут я понял, что Дух Святой коснулся его сердца. Я закрыл дверь его кабинета и сказал : " Капитан Вон, пожалуйста, встаньте на колени, чтобы Иисус благословил вас ".

Он встал на колени и помолился : " Иисус, я верю, что Ты - Бог. Пожалуйста, исцели меня "

Я возложил на него руки, он покаялся в грехах и принял Господа в свое сердце. Бог избавил Вона от страданий, и он постепенно обрел хорошее здоровье.

С того дня брат Вон стал учеником Иисуса. Затем волей Божьей его повысили в звании, он получил больше полномочий, но всегда помнил меня. Он перевел меня с прежней работы в кузницу. Кроме того, я стал водовозом для охраны.

На новой работе у меня было больше времени читать Библию и молиться. Когда мои родные приезжали на свидание, нам разрешали встречаться в кузнице.

Кроме того, меня поставили пасти овец и прикармливать рыбу в садках. Отсюда я усвоил несколько уроков. Я понял, что овец нельзя бить, - их нужно кормит, если тебе хочется, чтобы они шли за тобой. Прикармливая рыбу, я пользовался случаем, чтобы благовествовать осужденным, работавшим возле садков. Некоторые из них уверовали в Иисуса. Время в лагере бежало стремительно. Дни сменялись неделями, недели месяцами. Прошел 1986 год, наступил 1987. Все это время заключенные имели возможность слышать Благую Весть, и многие уверовали. Я постоянно занимался наставлением новообращенных. Приятно было видеть, как они, возрастая в благодати Божьей, начинают сами благовествовать ближним.

Наконец наступил 1988 год. До моего освобождения оставалось три месяца. Я волновался и мечтал о том мгновении, когда обниму жену и сына. Моему сыну Исааку теперь исполнилось четыре года, а я еще не видел его. Я не видел его первых шагов и не слышал его первых слов. Мне хотелось, чтобы он стал таким же как я, но как понять такому малышу, что произошло с папой?

Однажды среди ночи в тюрьме получили указание из самого Пекина. Тогда собрали всех политзаключенных и объявили, что дело идет только обо мне, и что у меня большие неприятности.

А случилось вот что. Власти обыскали мой дом и конфисковали Библии, изданные за границей, а также письма, полученные нами от китайских пасторов из-за границы. Одно из писем брата Су вызвало в Комитете общественной безопасности большой переполох. В этом письме брат Су сообщал мне : " К нам из Америки едет Билли Грэм. Он встречается с Председателем и Премьер-министром КНР. Я хочу встретиться с братом Билли Грэмом и рассказать о тебе. Быть может, он поможет тебе освободиться досрочно. Поэтому, пожалуйста, напиши мне подробно, как обращаются с тобой в тюрьме и вообще о твоих переживаниях".

Это письмо тайно передали мне, и я тотчас ответил. Однако, прежде, чем мой ответ отослали брату Су, сотрудники КОБ обнаружили письмо брата и мой ответ на него.

Среди прочего в ответном письме брату Су я написал : " Через страдания я понял очень многое. Я нисколько не сержусь, что меня бросили за решетку, ведь истинным судьей является Бог. Он внесет ясность во все. Тюремно-трудовой лагерь, в котором я нахожусь, напоминает мне огромное кладбище. Заключенные здесь ужасно страдают. Мы ограничены во всем. Работаем от зари до зари.

Меня арестовали за то, что я люблю Бога и хочу рассказывать всем об Иисусе. Хотя крест, который мне надо нести, тяжел, благодати Господней достаточно для меня. Сердце мое радуется и поет новые песни Господу. Хвала Ему! Слава моему Богу и Царю! "

И вт, обнаружив эти письма, кобовцы примчались в наш тюремно-трудовой лагерь среди ночи, и без отлагательств приступили к допросу всех заключенных в бараке. А меня в это время привязали к железному флагштоку посреди тюремного двора.

Потом меня связали, бросили в фургон и отвезли в другое место. Там меня провели через несколько металлических дверей и заперли в тесной, темной камере с железной дверью. Эта камера больше походила на железный ящик. Высотой и длиной она была метр с лишним, шириной - около метра. Здесь было так тесно, что я не мог ни встать, ни потянуться. Наручники защелкнули на моих запястьях за спиной.

 

В камере давно никого не содержали, и от плесени там стояло ужасное зловоние. Голова кружилась, меня тошнило. Ноги по щиколотку были в како-то жиже, что заставляло меня дрожать от холода, особенно по ночам. Всякий раз, вспоминая о том, как я томился в карцере, я представляю себе не карцер, а холодный гроб!

Над железной дверью имелось окошечко с решеткой в три арматурных стержня. Слабый свет пробивался только оттуда.

Утром того же дня я подтянулся к окошку и выглянул. Я увидел там птиц, перелетавших с ветки на ветку, и совсем пал духом. НО постепенно в душе моей зазвенели новые струны. Мне казалось, что я как птица вырываюсь из клетки на свободу. И я был так далеко от прекрасных гор, лесов и рощ, что мне захотелось стать свободной птицей.

Сегодня еще до моего избавления из тюрьмы оставалось несколько месяцев, но сейчас все изменилось. Я стал спрашивать Господа : " Когда же меня освободят? Когда же я смогу свидетельствовать народу и проповедовать о Твоей чудесной жизни? "

Подняв руки к небу, насколько позволяли размеры моей камеры, я воскликнул : " Господи, хочу покориться Твоей воле. О, Господи! Пожалуйста, скажи мне, что это за место? Где я? Почему я здесь?"

И мне на сердце легло следующее Слово Божье из Отк. 1 :9 : " Я Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за Слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа"

И тотчас темные тучи надо мной рассеялись. От радости мое сердце вырвалось из этой тесной и темной клетки. И я сказал : " Господи, благодарю Тебя. Когда мне было всего 16 лет, Ты зажег в моем сердце страстное желание запоминать Твое Слово. И оно запечатлелось в моем сердце. Я благодарю Тебя за Твою драгоценную Библию. О Господи! Теперь я прошу Тебя об одном. Пожалуйста, снова передай мне Библию в это место, чтобы мне повторять Твои Слова".

Вдруг послышался лязг открываемых ворот, и железная дверь моей клетки распахнулась. Два кобовца повели меня на допрос. Меня ожидал руководитель местного отделения КОБ с руководителями провинции и начальником тюремно-трудового лагеря. Лица у всех были мрачнее тучи. Я стал искать стул, чтобы сесть без приглашения. Но глава местного отделения КОБ строго приказал : " Встать на колени, злодей и убийца ! Ты осознаешь тяжесть совершенного тобой преступления?"

Он просто не знал, что за последние годы я уже привык к такого рода угрозам и запугиванию. Вот прочему я, конечно, не встал на колени и ответил : " С первого дня задержания я повиновался всем тюремным правилам. Я подчинялся тюремному начальству, работал изо всех сил, не жаловался, помогал товарищам по лагерю. Мне дважды объявляли благодарность за примерное поведение в лагере, так что я не совершил здесь ничего противозаконного"

Лицо главного кобовца исказилось, и он заревел : " Заткнись, лгун! У нас имеются материалы твоего дела. Четыре года назад ты симулировал сумасшествие. Тогда ты устроил антигосударственную голодовку. Вынося тебе приговор, мы думали, что ты исправишься, и дали тебе всего четыре года. Но с прибытием в лагерь ты стал вести себя еще хуже и продолжал контрреволюционную, религиозную деятельность. Если бы мы оставили тебя здесь, ты бы разложил всю тюрьму.

Во-первых, ты установил преступные связи с иностранцами, и получал религиозную литературу из-за границы. Более того, ты уже знал о прибытии в Китай религиозной делегации из Америки за несколько месяцев! Тебя об этом предупредил Су Юн -дзе, преступник, давно объявленный в розыск по всему Китаю.

Во-вторых, ты всегда выступаешь против нашего государства и религиозной политики. Ты выступаешь против политики " Патриотической церкви трех благ", называя ее блудницей. За последние четыре года нет никаких указаний на то, что ты переменил свои пути или сожалеешь о множестве своих грехов.

В- третьих, здесь , в тюрьме, мы позаботились о тебе как любящие родители, а ты набрался дерзости написать стихи, в которых заявляешь, что наш лагерь напоминает огромное кладбище, заросшее терном и волчцами! Государство испробовало все, чтобы сделать из тебя полезного для страны труженика, но ты идешь против нас".

Чем больше он говорил, тем в большую ярость приходил и кричал во все горло : " Сегодня мы преподадим тебе самый серьезный урок! Возможно, тогда ты проснешься и исправишь свои пути".

Вошла охрана, и я услышал : " Юна на выход. Займитесь им как следует! "

Доставив меня на место пытки, мне надели наручники и начали истязать электрошоком, хлыстами и палками. Распарывая мою плоть, они не оставили живого места на моем теле. До того, как мне потерять сознание, мне было Слово Господне : " Вот твое призвание. Ты должен снести все это ради Слова Божьего и свидетельства Иисуса".

Когда я пришел в себя, то лежал на полу неподвижно, как труп. Охранники принесли меня и бросили в мою клетку. Руки и ноги у меня были скованы.

Той же ночью Бог вразумил меня ярким сновидением. Мои оковы внезапно спали, и я оказался на свободе! В этом сновидении я читал учебную Библию, проповедовал некоторым братьям, с которыми был в тюрьме, и ободрял их свидетельствовать о Господе. Мне явился католический отец Ю. Он радостно повторял : " Иисус победил всех врагов! Иисус победил всех врагов! " И я тогда сказал ему : " Когда меня бросили в эту тюремную клетку, я попросил Бога передать мне учебную Библию". Затем мы с отцом Ю вместе поблагодарили Господа небес.

Проснувшись, я нашел, что наручники по-прежнему были на мне, но Святой Дух сказал мне : " Расслабь руки". Когда я сделал это, наручники спали с меня! Я возблагодарил Бога так же, как в сновидении. Я сказал : " Господь Иисус, я люблю Тебя. Спасибо за то, что я теперь могу петь. Пожалуйста, передай мне Библию ".

На следующий день около восьми часов утра произошло одно чудо. Начальник лагеря открыл железные ворота, и вошел ко мне в камеру. Обратившись ко мне по имени, он сказал : " Юн, хотя ты совершил много преступлений, мы уважаем твою веру. Вчера у нас было собрание, на котором мы решили выдать тебе Библию. На, вот, возьми ее ! "

Незаметно надев на себя наручники, я взял Библию и поблагодарил начальника. После этого он сказал мне : " Юн, пожалуйста, хорошо исследуй свою Библию и покайся в грехах, чтобы тебе стать полезным членом общества ". Затем он запер за собой дверь и ушел.

Я пал на колени и в слезах благодарил Господа за этот великий дар. Я просто не мог поверить своим глазам. Моя мечта осуществилась! Никому из заключенных никогда не разрешалось иметь при себе Библию, или другую христианскую литературу, и, тем не менее, Бог даровал мне Библию!

Вот таким способом Господь указал мне, что вопреки злым умыслам людей Он не забыл меня и по-прежнему руководит моей жизнью. Ни коллективная, ни индивидуальная человеческая воля не могла воспрепятствовать Всемогущему Богу исполнять Свои замыслы! Здесь мне припомнилось, как в свои шестнадцать лет я чудом получил свою первую Библию от Бога. Теперь мне было тридцать лет и я находился в полном одиночестве в тесной клетке, темной и мрачной камере, однако, Божья помощь, подкрепление и сила никогда не иссякали!

Руки мои дрожали. Я медленно открыл свою Библию на последней странице: "Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе! Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь" (Отк. 22:20-21).

Следующие три месяца меня продержали в изоляции в той же самой клетке. Сюда через зарешеченное окошко проникало очень мало естественного света, но мне этого было достаточно, чтобы читать. В первые же десять дней я прочел всю Библию. Я запомнил за это время пять глав из послания к Евреям и книги Откровения.

Бог помогал мне постигать Слово Свое, и любить его трепетно. Эти три месяца стали для моей души драгоценным временем тесного общения с Иисусом. Он давал мне посмотреть одним глазом на будущее китайской церкви; на то, как мы понесем Его Благую Весть по всеу миру, куда еще не дошло Евангелие, и обратно в Иерусалим в ожидании Второго пришествия Господа.

За месяц до окончания моего четырехлетнего заключения я видел чудесный сон. Я увидел пожилую женщину с седыми волосами. В лунном сиянии и с улыбкой на устах она шла ко мне. Тут я понял, что это была моя дорогая матушка. Я выбежал вперед и бросился в ее объятья. С любовью глядя на меня, она сказала: "Дитя мое, не бойся".

Тут я проснулся, и дух мой исполнился радости. Я подумал, какая жалость, что это был только сон, и потому горячо помолился Господу, чтобы этот сон сбылся, и я снова увидел бы свою матушку.

Через три дня около одиннадцати часов утра в камеру вошел охранник, чтобы отвести меня в главную канцелярию лагеря. Не успел я войти в комнату, как увидел матушку! Она бросилась ко мне, обняла и заплакала. Увидев на мне наручники, и меня самого, исхудавшего и похожего на грабли, с пожелтевшей от недостатка солнечного света кожей, она не смогла сдержать рыданий. Я же сказал ей: "Матушка, пожалуйста, успокойся. Все это ради Иисуса".

Моя матушка успокоилась и сказала: "Твоя мать все понимает. Твоя жена и родные думают о тебе день и ночь и мечтают о твоем возвращении домой. Мое дитя, вспоминай слова своей матери, прислушивайся к голосу свыше и повинуйся ему. И ничего не бойся".

Она гладила мои руки и наручники. Сердце ее было сокрушено. Охранник, наблюдавший эту сцену, поторапливал нас: "Давайте, поживее! Тебе отказано в свидании, но я знаю, что твоя мать приехала издалека, чтобы увидеть тебя. Пошевеливайтесь и заканчивайте, пока нас всех не поймали!"

Матушка сказала следующее: "Сынок, я приехала сюда и искала тебя целых три дня. Никто не знал, где ты. Но вчера вечером ангел Божий явился мне во сне и сказал: "Не бойся. Ты встретишься со своим сыном". Сегодня утром этот охранник увидел меня у тюремных ворот. Он тоже верующий. Он знал, что я ищу тебя, и сказал мне, что ты находишься в одиночной камере. Сегодня этот добрый человек дал нам возможность увидеться друг с другом". Моя мать обратилась к этому охраннику и сказала: "Бог да благословит тебя за твою доброту".

Я спросил у охранника, нельзя ли мне написать пару слов жене и сыну. Он дал мне карандаш и бумагу, снял наручник с моей правой руки. Рука моя дрожала, когда я писал записку своим возлюбленным родным, призывая их хранить верность Господу и возвещать Евангелие погибающим душам.

Возвращаясь в камеру, я обернулся и еще раз увидел любящие глаза матушки. Она помахала мне на прощанье.

Брат Су знал, что его письмо ко мне перехватили кобовцы, и все же решил не отступать и каким-то образом встретиться с Билли Грэмом во время его поездки в Пекин. Он решился на это потому, что посчитал достойным поделиться с ним тем, что в действительности творилось в Китае. Брата Су тревожило то обстоятельство, что Церковь Божия в Китае была представлена не домашними церквями, а политическим движением Патриотической церкви трех благ.

Встреча американского проповедника с руководителями " Патриотической церкви трех благ" была назначена на 17 апреля 1988 года. Через одного общего друга брат Су договорился встретиться с Грэмом в тот же день, только позже.

Но эта встреча не состоялась.

Переодетые сотрудники КОБ арестовали брата Су в парке около четырех часов дня 16 апреля. В их руки попала наша переписка. Власти догадывались о замыслах Су и провели ряд мероприятий, чтобы предотвратить его встречу с Билли Грэмом.

Когда новость об аресте брата Су распространилась за рубежом, один христианский иностранный писатель саркастически заметил : "По характеру брата Су с его силой проповеди и масштабностью деятельности можно справедливо назвать " китайским Билли Грэмом", и в том, что его арестовали при попытке встретиться с Билли Грэмом, можно видеть иронию судьбы".

В конце концов брата Су, который провел в заключении три года за то, что пытался встретиться с Билли Грэмом, освободили из тюрьмы в 1991 году. Его продержали без суда и следствия в тюрьме уезда Чженпинь, провинция Хэнань.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.130 (0.021 с.)