ТОП 10:

ЛУЧШЕ УЖ ОТ ПУЛИ, ЧЕМ ОТ ГОЛОДА



 

Друзья подползли поближе. Точно, на груде красных камней сидела зеленая ящерица и грелась под лучами солнца. Вдруг из-за камня высунулась худая, грязная рука. Ящерица юркнула в расщелину. Шесть усталых глаз печально смотрели на расщелину, в которой скрылась ящерица. На лицах Тысячемуха, Початка и Недорода написаны были усталость и боль.

Они огляделись вокруг. Перед ними лежала долина с редким кустарником, а в самом центре долины возвышался замок. Почти у подножия замка виднелись военные палатки, возле которых расхаживали солдаты.

— Это наемники, которые осадили замок, — объяснил друзьям Тысячемух.

— А это замок, который осадили наемники, — уточнил Початок.

— Я что, неверно сказал? — возмутился Тысячемух.

— Не желаю с тобой спорить, — парировал Початок. — И так на ногах не держусь.

Трое друзей задумчиво смотрели на замок и на военный лагерь внизу. Между палатками бродили утки и свиньи, на веревках и на деревьях сушилось белье, от костров доносился приятный запах мяса.

Недород долго крепился, но потом все-таки не выдержал:

— Я подумал, что уж лучше от пули… — и умолк на полуслове.

— Что лучше? — подскочил к нему Початок.

— Да так, ничего.

— Нет уж, говори, что ты подумал! — приказал Тысячемух.

Но Недород до того испугался собственных мыслей, что вскочил и бросился в лес. Тысячемух и Початок догнали его, повалили на землю и схватили за ноги.

— Не отпустим, пока не скажешь, что тебе пришло на ум.

Недород снова попытался удрать, но двое друзей схватили его еще и за руки. Тогда Недород закрыл глаза, собрался с духом и выпалил:

— Я подумал: лучше уж стать наемником. Хоть наедимся перед смертью досыта.

Початок в ярости пнул Недорода ногой да еще отвесил ему оплеуху. Но тут он заметил, что Тысячемух совсем не разозлился на Недорода и даже ему улыбнулся. Початок встал и поплелся прочь: не хочет он умирать за какого-то воинственного принца. Но ведь и голодать не сладко. Сел он неподалеку и в полной растерянности стал скрести землю.

Тысячемух, наоборот, поднялся, зорко оглядел замок.

— Осада — неплохая вещь, обычно она длится годами, — объяснил он Недороду. — Ешь, пьешь вволю и мундир носишь. Главное, не подходить слишком близко к стенам замка. Я уже участвовал однажды в осаде замка. Эти два года были лучшими в моей жизни. Скакал на коне да размахивал себе саблей.

— Я слыхал, будто осажденные выливают осаждающим на головы кипящее оливковое масло, — сказал Недород.

— Кто тебе такую чепуху рассказал? Я человек опытный и знаю, оливковое масло стоит дорого. Какой же дурак станет его лить со стены!

— Но нас могут и не взять в наемники, — усомнился Недород.

— Возьмут, возьмут! — воскликнул Тысячемух. — Где они еще найдут таких храбрых вояк, как мы. Только не говорите, что вы голодны. Если вас спросят, не проголодались ли вы, отвечайте, что совсем недавно наелись свинины.

При слове «свинины» Початок вскочил и подбежал к Тысячемуху и Недороду.

— Я не смогу сказать, будто ел свинью, — прошептал он дрожащими губами.

— Я тоже, — еле слышно сказал Недород.

— Тогда молчите, а говорить буду я.

Тысячемух смело направился к военному лагерю. Потом остановился и посмотрел, идут ли за ним следом друзья. Недород сразу его догнал, и дальше они шли вместе. А вот Початок делал шаг вперед, потом шаг назад, пошел вправо, затем влево. «Нет, верно, все же лучше погибнуть от пули, чем от голода», — решил он.

 

ПОГИБШАЯ РУКА

 

Они тащились, спотыкаясь о камни, с трудом передвигая ноги. Подошли к первым палаткам лагеря и очень удивились: вокруг ни души. Куда же девались солдаты? По траве бродили одни утки да куры. Трое друзей стали крадучись к ним подбираться.

Они уже изготовились к прыжку, как вдруг увидели отряд солдат. Бравые вояки молча шли за маленькой повозкой, которую вез мул.

На повозке лежал узкий, длинный ящичек из дерева, выкрашенного в черный цвет. Многие солдаты плакали. Тысячемух, Початок и Недород догадались, что кого-то хоронят. Друзья подошли поближе, и Тысячемух осторожно спросил у жирного наемника в старом шлеме и латах:

— Чей это ребенок?

— Какой ребенок?

— Ну, тот, который лежит в гробу, мертвец.

— Никакой ребенок не умер.

— Кто же тогда лежит в гробу?

— Рука.

— Так вы хороните руку?!

— Это правая рука нашего кондотьера. Ее откусил взбесившийся конь.

Повозка остановилась. Двое солдат сняли с повозки гробик и бережно опустили его в небольшую яму. Кондотьер печально смотрел на похороны своей правой руки. Точным ударом ноги он бросил в могилу первую горсть земли. Солдаты молча наблюдали за ним. Потом переглянулись и деликатно оставили кондотьера наедине с горем.

Тысячемух, Початок и Недород стояли в сторонке и негромко спорили о том, что важнее для человека, руки или ноги.

— Что, по-твоему, лучше, потерять ногу или же руку? — спросил у Тысячемуха Недород.

— Ногу.

— Как же ты потом ходить будешь?

— Буду сидеть. Это куда удобнее, чем ходить. Особенно когда ты голоден.

— А по мне, так лучше потерять руку, — возразил Початок. — Нам почти всегда приходится от кого-нибудь убегать, а без ноги далеко не убежишь.

— А я уверен: лучше потерять ногу! — повторил Тысячемух. — И потом, если ты потеряешь руку, то ведь и без пяти пальцев останешься.

— А ты — без стопы, — не сдавался Початок.

— Разве можно сравнить ногу с рукой? — вступил в спор Недород. — Нога зачем нужна? Только чтобы крепко стоять на земле. А вот рукой можно свернуть голову курице и утке, дать врагу зуботычину или пощечину, снять и надеть штаны.

— Зато ногой можно дать врагу пинка, — парировал Тысячемух. — Ну а штаны нетрудно снять и надеть одной рукой.

— Не верю, — отрезал Недород.

— Давай поспорим.

— На что? — с надеждой сказал Недород.

— На голову.

— На чью голову, свиньи? — обрадовался Недород.

— Нет, на нашу. Кто проиграет, тот потеряет голову.

— Согласен.

Тысячемух заложил правую руку за спину, а левой расстегнул штаны, опустил их, присел и… очутился в одних трусах перед кондотьером, который возвращался с похорон к себе в палатку.

Тысячемух вскочил и быстро подтянул одной рукой штаны. Потом их осторожности и почтения к кондотьеру отступил на шаг.

— Что ты делаешь возле моей палатки? — грозно спросил кондотьер.

— Ничего, мой кондотьер. Просто я хотел доказать друзьям, что лучше иметь одну руку, чем одну ногу.

Кондотьер вошел в палатку, сел на табурет и задумчиво уставился на свою левую руку. Внезапно его осенила блестящая мысль. Он приказал адъютанту выстроить солдат в колонну перед палаткой. Адъютант и офицеры забегали по лагерю.

И вот уже колонна застыла перед командирской палаткой. Среди солдат и трое наших друзей. Они подумали-подумали и решили, что так будет безопаснее.

Первый в колонне солдат вошел в палатку и мгновение спустя вылетел оттуда головой вперед. С трудом поднявшись с земли, он поплелся прочь. Та же участь постигла второго и третьего солдата. Тысячемух, Початок и Недород попытались улизнуть, но вооруженная охрана вновь загнала их в колонну.

— Мы здесь случайно оказались. Нас дома ждут… — жалобно сказал Тысячемух.

— Раз оказались, так и останетесь до конца.

— Но мы даже не знаем, что происходит.

— Потом узнаете.

— Когда? — спросил Початок.

— В палатке. Хотя так и быть, скажу. Наш кондотьер ищет правую руку.

— А что он с ней сделает? — поинтересовался Недород.

— Все, что захочет.

Из ответов стражника друзья ничего толком не поняли. Они хотели бы знать, собирается кондотьер отрезать правую руку, которая ему понравится, или же отрубить. Но тут подошла очередь Недорода.

Солдат-охранник схватил его и втолкнул в палатку. Послышались отчаянные вопли, и Недород тоже вылетел их палатки и тоже головой вперед. Тысячемух хотел было удрать, но охранники схватили его и бросили в палатку.

Подняв глаза, Тысячемух увидел посреди палатки кондотьера, который стоял, широко расставив ноги. Он пальцем поманил Тысячемуха. Но тот не мог сдвинуться с места, его ноги словно приросли к земле. Кондотьер пристально посмотрел ему в глаза, и Тысячемух в ужасе зажмурился.

— Похоже, мы с тобой уже виделись.

— Да, мой кондотьер, возле вашей палатки.

— Знаешь, почему ты в ней очутился?

— Отчасти.

— Покажи свою правую руку, — приказал кондотьер.

Тысячемух до того растерялся, что уже не понимал, какая у него левая, а какая — правая. Он начал засучивать рукав левой руки, но быстро сообразил, что правая рука другая. Набравшись смелости, он ловко засучил рубаху до самого плеча: пусть кондотьер видит, какие у него мускулы! Кондотьер обошел его кругом, потом вдруг левой рукой схватил правую руку Тысячемуха и сжал ее так, точно это был хлебный мякиш. Тысячемух рухнул на землю, успев закрыть глаза руками. Кондотьер стал бить его ногами по спине, по голове, но Тысячемух не убегал.

Кондотьер совсем рассвирепел. Он схватил Тысячемуха, поднял и принялся яростно трясти. Наконец он устал, сел на табурет и посмотрел на этого оборванца, который валялся у его ног. Тысячемух приподнял голову и гордо сказал:

— Я сношу удары лучше любого силача.

— Да, но рука-то твоя коротка.

— Вырастет, мой кондотьер.

— Отчего вдруг она вырастет? — недоверчиво сказал кондотьер.

— От хорошей еды.

— Как тебя зовут?

— Тысячемух Куискуилья.

— Владеешь шпагой?

— Шпагой, саблей и копьем, — похвастал Тысячемух. — Я рыцарь. Еще я умею бросать камни.

— Молодец. Будешь служить мне правой рукой. За три дуката в день?

— За четыре.

— Учти, я беру на службу лишь твою правую руку. Остальным распоряжайся, как хочешь.

— У меня двое больных стариков, мой кондотьер.

— Три дуката. Больше дать не могу.

— Три с половиной?

— Больше трех не получишь, — отрезал кондотьер. — Эта осада стоит мне уйму денег, а принц, как назло, давным-давно не присылал жалованья.

Наконец они сошлись на трех дукатах в день. Кондотьер позвал своих адъютантов и офицеров на церемонию принятия на службу новой правой руки.

Он надел парадную форму. Тысячемух стал позади него и сунул свою правую руку в пустой рукав кондотьера. Два адъютанта привязали Тысячемуха двумя кожаными ремнями к спине кондотьера, да так крепко, что они словно слились воедино.

— Ой, я задыхаюсь! — закричал Тысячемух.

— Запомни: когда ты служишь мне правой рукой, то должен молчать, — наставительно сказал кондотьер. — Считай, что ты не существуешь.

— Слушаюсь.

— Молчать! — рявкнул кондотьер.

— Я понял.

— Молчи, болван!

Кондотьер пнул его ногой, и Тысячемух сразу уразумел, что не должен раскрывать рта. Теперь, когда наконец-то воцарилась тишина, кондотьер громогласно и торжественно объявил:

— Назначаю рыцаря Тысячемуха моей правой рукой. С этой минуты его рука будет верно служить мне днем и ночью, в годы мира и войны, радостей и бед. Она защитит меня от врагов и от друзей.

Кондотьер церемониальным шагом вышел из палатки, а за ним — привязанный к спине Тысячемух. Чуть позади следовали адъютанты.

В центре военного лагеря выстроились солдаты. Начался парад. Кондотьер смотрел, как проходят его воины, чеканя шаг, и повелительно топал ногой. Тысячемух по собственной инициативе решил еще больше подкрепить власть кондотьера. Одного солдата, у которого шлем сполз набок, он стукнул по голове, другого так ударил кулаком в толстый живот, что бедняга согнулся вдвое, третьему дал пощечину — пусть не носит усов.

Солдат охватил страх перед правой рукой кондотьера. Проходя мимо него, они заранее откидывали голову назад, поджимали живот, отчего стройность рядов несколько нарушалась.

После парада кондотьер и офицеры стали обсуждать кое-какие ясные вопросы, которые, однако, при желании можно было считать неясными.

— Надо разработать план решительного штурма замка, — сказал кондотьер.

— Уж не собираетесь ли вы захватить замок? — испуганно спросил старший адъютант.

— Да ты что, с ума сошел? — воскликнул кондотьер. — Тогда принц сразу нас уволит. А так осаду можно вести еще не меньше года. Просто я решил, что не мешало бы…

Тут он прервался и скосил глаза на свою правую руку, которая подчеркивала каждое его слово повелительным жестом. Едва кондотьер умолк, правая рука опустилась на его бедро и застыла в неподвижности.

— …Не мешало бы на тот случай, если к нам наведается принц, разработать план красивого штурма. Надо же пустить ему пыль в глаза. Не так ли, мои верные офицеры?

 

ВЛАДЫКА МИРА

 

Пока Тысячемух служил правой рукой кондотьера, Початок и Недород стали строить дом из камней, которыми осажденные отбивались от осаждающих. Кондотьер им палатки не дал, вот они и принялись сооружать дом, настоящий, с прочными стенами и с крепкой крышей, дом на краю военного лагеря. Початок и Недород брали два камня и клали их один на другой. Щели они замазывали свежим конским пометом, который скреплял камни не хуже нынешнего цемента.

Время от времени друзья прерывали работу, отходили на несколько шагов, смотрели и каждый раз убеждались, что стены растут в длину и в высоту.

— Я слыхал, будто есть дома в два этажа, один верхний, а другой нижний, — сказал Початок.

— А мне говорили, что есть дома с двумя дверями, одной для выхода и другой для входа.

— Да, но двери — вещь опасная.

— Почему? — удивился Недород.

— Потому что в них проникают воры. Лучше уж построить дом надежный, без дверей.

— Но чего ты боишься? — воскликнул Недород. — Мы сами кого хочешь обворуем.

— Это верно, — согласился Початок. — Я, если бы мог, все бы украл.

— Все, пожалуй, слишком много. Да и некуда будет класть.

— Вот и нет, Недород! Я украду и землю, и дома, и улицы и все оставлю как есть. Ведь тогда все будет моим!

— Для верности тебе придется украсть весь мир, — заметил Недород.

— Ну и что?

— А то, что после тебе уже нечего будет красть.

— Вот и хорошо. Не красть же мне у себя самого?

На этот вопрос Недород ответить не мог: в самом деле, красть у себя самого неинтересно.

Отдохнув, друзья с новыми силами принялись за работу. За все эти дни они видели Тысячемуха раза три, да и то мельком. Они знали, что Тысячемух неплохо устроился, и радовались его удаче. Лучше уж голодать вдвоем, чем втроем.

А Тысячемух теперь про голод забыл и думать. Он беспрестанно примерял полотняные и металлические рукава для своей правой руки. Один рукав был даже из серебряных пластинок. Все прежние рукава кондотьера, которые были шире и на четыре пальца длиннее, приходилось ушивать и укорачивать.

Тысячемух сидел либо стоял, а портные или там кузнецы молча трудились над его правой рукой. За все время никто ни единым словом с ним самим не перекинулся, словно он и не существовал вовсе. Порой Тысячемух от скуки засыпал стоя. Не так уж это и сложно. Надо широко расставить ноги, выпятить грудь, и вскоре заснешь. Когда же Тысячемух не спал, он смотрел портным или кузнецам прямо в глаза. Да так пристально, что те не выдерживали. Говорили ему «баста» и отворачивались.

Однажды Тысячемух увидел, что по лбу кузнеца ползет блоха. Она добралась до шеи, свернула к его уху, а затем одним прыжком перескочила к Тысячемуху на руку. Тут она остановилась в нерешительности. В конце концов мудрая блоха не отважилась юркнуть в рукав кондотьера и снова прыгнула портному на лоб.

С того дня Тысячемух внимательно следил за путешествиями блохи. Но завести с ней дружбу так и не смог: блоха избегала встреч с кондотьером. Тысячемух от нечего делать стал разглядывать свою правую руку и постепенно убедился, что и она из друга превратилась во врага. Рука до того заважничала, что уже не желала переносить запах грязных лохмотьев.

Левая рука в сравнении с правой выглядела просто жалко. Тысячемух понял, что правая рука стала важнее его самого, обеих его ног и левой руки, вместе взятых.

После примерок Тысячемух отправлялся побродить по лагерю. Он заглядывал во все уголки и то и дело отвешивал солдатам пощечины правой рукой. Самые хитрые из солдат заранее втягивали голову в плечи. Но находчивый Тысячемух награждал их ударом кулака в живот. Солдаты безропотно сносили побои правой руки кондотьера — ничего другого им не оставалось.

Однажды утром он отправился искать Початка и Недорода. Миновал обоз и огороды, где королевой овощей была капуста, и наконец увидел двух своих друзей. Они клали стены дома.

— Что вы строите?

— Дом, — ответил Початок.

— Кто вам дал право строить дом в лагере? — сурово сказал Тысячемух.

— Никто.

— Чьи это камни?

— Врага, — сказал Недород.

Тут Тысячемух стал их всячески оскорблять, размахивая правой рукой в серебряной оправе, которую прежде держал за спиной. Початок и Недород увидели свое отражение на гладком серебре и застыли в растерянности. Их грязные лица, отражаясь словно в зеркале, казались такими же блестящими и чистыми, как само серебро.

— Черт побери! — воскликнул Недород.

— При чем тут черт?

— Она серебряная?

— Да, — гордо ответил Тысячемух.

— Так чего же мы ждем? Давай убежим и продадим твою оправу.

Правая рука отвесила пощечину сначала Недороду, а потом и Початку. Даже сам Тысячемух удивился злой силе своей правой руки и попытался удержать ее левой. Стал ее убеждать:

— Успокойся, правая моя рука, не волнуйся, это же мои друзья.

Правая рука спокойно легла на камень скалы и гордо засверкала в лучах солнца. Недород и Початок испуганно смотрели на эту блестящую до ослепления штуку. А Тысячемух взглянул на нее искоса, точно это была не его рука. Наконец Недород набрался храбрости и грозно подступил к Тысячемуху:

— Убирайся отсюда и унеси свою руку.

— Куда же ее унести? — с ухмылкой спросил Тысячемух.

— Тогда брось ее в яму.

— Как же я могу бросить в яму собственную руку?

— А ты ее отрежь!

Правая рука в серебряной оправе, словно оскорбившись такими словами, взметнулась и ударила Недорода. Тысячемух ринулся на друзей, а те кинулись от него. Тысячемуху все-таки удалось раза два стукнуть беглецов по голове. Заодно он ударял по лбу встречных солдат.

Тысячемух во всем винил свою непослушную правую руку. Но в глубине души он знал, что это ему самому приятно награждать Початка, Недорода и солдат ударами и оплеухами.

 

ПОГОВОРИТЬ НЕ С КЕМ

 

Для Тысячемуха жизнь при кондотьере тоже не всегда была сладкой. Кондотьер не для того купил правую руку, чтобы она делала все, что ей вздумается. На третий день Тысячемуха еще крепче привязали к спине кондотьера и сунули в руку тяжелую шпагу.

Кондотьер готовился к дуэли. Он кричал Тысячемуху: «Руку вправо, теперь влево» и для большей убедительности бил его кулаком по голове. Да так сильно, что у бедняги Тысячемуха череп трещал. А после тренировок — обед. Вернее, обедал один кондотьер.

Он ел всегда и всюду. Просыпался в восемь утра и сразу садился есть. Поедая мясо, диктовал Тысячемуху, что ему приготовить к десяти часам. В десять он во время еды решал, что будет есть в двенадцать. И так до самой полуночи. Тысячемух правой рукой должен был подносить ко рту кондотьера заячьи, утиные и телячьи ножки. И в нужный момент вынуть кость из зубов кондотьера и потом почесать ему голову. Все это надо было делать вовремя и молча, не дожидаясь приказаний. Но еще хуже было другое — смотреть на блюдо, полное всякой всячины и бояться сунуть в рот даже морковку. Да и чесать кондотьеру живот и чувствовать, как тот округляется с каждым днем, тоже не слишком приятно. У него же самого живот должен быть тощим, чтобы он плотно прилегал к спине кондотьера.

Но постепенно Тысячемух наловчился водить кондотьера за нос. Он понял, что главное — не упустить удобный момент.

Когда кондотьер объедался и напивался до чертиков, на него нападала сонливость. Он закрывал глаза и погружался в приятную дрему. Тут уж нельзя было терять ни секунды. Тысячемух подносил еду к своему рту, а кондотьеру, который ждал, разинув рот, лишь вытирал ладонью жирные губы. Ну а стоило кондотьеру после обеда заснуть, как правая рука выхватывала из тарелок куски мяса и незаметно выуживала у него из карманов лишний дукат. И что самое приятное, Тысячемух мог наконец сам себе почесать голову и живот.

Ближе к полуночи кондотьер начинал отчаянно зевать. Тут уж правая рука нежно прикрывала разинутый рот кондотьера либо терла ему глаза, если тот хотел еще раз поесть перед сном. Прежде чем лечь в постель, кондотьер расстегивал ремни, и Тысячемух без сил валился на землю. Кондотьер давал ему два-три пинка, и Тысячемух уползал в угол палатки.

Первое время Тысячемуху жилось не лучше, чем собаке, посаженной на цепь. Потом он все-таки выпросил у кондотьера свободный час после завтрака, обеда и ужина. Теперь он мог бродить по лагерю и даже потолковать о том о сем с друзьями. Но друзей у него было лишь двое: Початок и Недород. А они больше не желали разговаривать с правой рукой кондотьера. Тысячемуху пришлось снять серебряную оправу и надеть обычный матерчатый рукав, и все ради того, чтобы помириться с Початком и Недородом. Но они знай строят себе дом, а на него даже не глядят. А в перерыве между работой болтают о своих далеких подружках. Тысячемух сидит рядом и сгорает от желания присоединиться к беседе. Только они на него ноль внимания, словно никакого Тысячемуха нет и не было.

 

СТРОЯТ ДОМ

 

Початок и Недород в один прекрасный день остались без камней. Тогда они подошли к стенам вражеского замка и начали поносить часовых. Кричали им, что они трусы и жадюги, каких свет не видал. Часовые, понятно, разозлились и обрушили на наглецов град камней.

Початок и Недород еле ноги унесли. Но, переждав немного, незаметно подкрались к замку, подобрали камни и постепенно перетаскали их к недостроенному дому.

Тысячемуху надоело сидеть рядом без дела. Он было попытался левой рукой помочь друзьям — правой нельзя, а то кто-нибудь из офицеров донесет кондотьеру. Но Початок и Недород взяли камни, которые он положил у стены дома, и отнесли их на прежнее место.

Тысячемух встал и грустно поплелся в палатку. Что ему еще остается, раз бывшие друзья не хотят с ним говорить.

А вот друг с другом Початок и Недород беседуют с удовольствием.

— Я слыхал, будто в доме нужны еще и окна, — сказал Недород.

— Нет, их делать не стоит, — ответил Початок. — В окна часто залетают совы, комары, вороны, летучие мыши и змеи.

— Змеи проникают в дом не через окна, а через двери, — возразил Недород.

— Поэтому мы и не сделали ни одной двери.

— Да, но тогда наш дом станет похож на тюрьму!

— Тюрьма — лучший из домов! — воскликнул Початок. — Там тебе дают хлеба каждый божий день да еще и воды вдоволь.

— Но в придачу бьют тебя плетьми или палками, а бывает, что и вешают, — добавил Недород.

— Такое порой случается и в дороге, — парировал Початок.

— Да, но от солдат или стражников в дороге можно удрать.

— Ты же сам, Недород, согласился, что у нас не будет ни окон, ни дверей. Как же они смогут попасть в дом?

— Кто?

— Ну, те, кто захочет нас отлупить палками, — пояснил Початок.

— А если они все-таки проберутся в дом? — засомневался Недород.

— Тогда мы убежим.

— Ну и умник выискался! — воскликнул Недород. — Как, если не будет ни окон, ни дверей?

— Очень просто, — ответил Початок. — Улизнем тем же путем, каким наши враги пришли.

— Ну, тогда все в порядке. Мы спасены, — успокоился Недород.

Дом растет на глазах. Настает время подвести его под крышу. Початок и Недород кладут поперек бревна и балки, а на них куски железа, камни, доски, сломанные панцири.

— Дом без крыши — все равно, что человек без шляпы. Стоит пойти дождю, и ты промокнешь до костей, — говорит Початок.

И они с новой силой принимаются за крышу. Вдруг они замечают вдали облако пыли, и в этом облаке — пять рыцарей на конях. Рыцари во весь опор скачут по направлению к лагерю.

Вот они уже осаживают коней у самого дома Початка и Недорода.

Подняли забрала и с любопытством смотрят на двух строителей, сидящих на крыше.

Самый важный и красивый из рыцарей — принц Роккапребальца, знаменитый на весь мир. Но Початку и Недороду это невдомек. Для них все рыцари на одно лицо. Они даже не знают, что принцу подчиняются все, начиная от простого солдата и обозника и кончая самим кондотьером. Не знают они и того, что принц приехал, чтобы проверить, как идет осада. Он вне себя от ярости, что кондотьеру и его воинству до сих пор не удалось захватить вражеский замок. С крыши своего дома двое друзей без тени страха смотрят на принца, как на свою ровню, словно и они тоже сидят на конях.

— Что вы делаете? — спросил принц.

— Строим дом.

— И долго вы намерены здесь пробыть?

— Как можно дольше, — ответил Початок.

— Когда же вы собираетесь взять штурмом замок?

— На замок нам начхать, — сказал Недород. — Главное, чтобы камней и досок для крыши хватило.

— Какие у вас еще планы?

— Разбить огород и соорудить курятник. Будем разводить салат и кур, — объяснил Початок.

— А потом?

— Со временем посадим несколько яблонь.

— Так-то вы ведете войну?! — гневно воскликнул принц.

— Да, только такая война нам по душе, — подтвердил Недород.

Принц пришпорил коня и помчался во весь опор через лагерь, пугая людей и домашнюю птицу.

 

ХОЗЯЙСКИЙ ГЛАЗ

 

Когда принц Роккапребальца вошел в палатку кондотьера, тот сидел за столом и ел утку. Тысячемух, привязанный к его спине, правой рукой ловко подносил кондотьеру куски утиного мяса.

Кондотьер, человек осторожный, никогда не сводил взгляда с двери. При появлении принца он мгновенно вскочил, подняв и Тысячемуха. Левой рукой кондотьер постарался незаметно смахнуть на землю обглоданные кости и остатки еды. Судорожно проглотил последний кусок мяса. Тысячемух протянул принцу правую руку, а тот подал ему свою, думая, что пожимает руку кондотьера. Но тут же сообразил, что дело неладно.

— А это кто такой? — спросил принц, показав на Тысячемуха.

— Никто.

— Как никто? — изумился принц.

— Это моя правая рука. Свою я потерял в сражении и решил заменить ее другой.

— В каком сражении? — хмуро спросил принц.

— При взятии вражеского замка.

— Однако замок вы так и не взяли!

— Мы были близки к этому, — вывернулся кондотьер.

Но принц нахмурился еще больше.

— Осада длится слишком долго. А ваши солдаты тем временем строят дома и разводят салат.

— Только согласно плану, мой принц.

— Какому еще плану? — удивился принц.

— Мы воздвигаем дома, чтобы враг бросал в строителей камни. Из этих камней мы построим целое селение. И после победной войны вы получите сразу два селения: Верхний Семидомник, иными словами вражеский замок со всеми его строениями, и Нижний Семидомник, то есть селение, которое мы создаем.

— Не мелите чепухи, мой кондотьер. Камней ведь не прибудет и не убудет. Если вы построите Нижний Семидомник, исчезнет Верхний Семидомник, не так ли?

— Со временем, мой принц, мы обнесем дома крепостной стеной, и у вас будет точно такой же замок, какой вы хотели захватить.

— Я вам плачу за то, чтобы замок был взят штурмом. Вы наемные солдаты, а не каменщики! — мрачно сказал принц.

Тысячемух по ошибке в такт словам принца ударял кулаком по столу, чем привел в изумление и принца и кондотьера. Подстегиваемый своей правой рукой, которая грозно взлетала в воздух и с грохотом опускалась на стол, кондотьер совсем расхрабрился. Он заявил, что требует уважения к себе и к своим солдатам. Он вовсе не каменщик, а великий полководец, и наплевать ему на деньги.

Внезапно правая рука, а с ней и Тысячемух, вконец обнаглев, отвесили принцу Роккапребальца увесистую пощечину. Принц вскочил и обнажил шпагу. Кондотьер молниеносно отпрянул назад:

— Это был не я.

— Как не вы? Кто же тогда? — рявкнул принц.

— Моя правая рука.

— Приказываю вам жестоко ее покарать, — немного поостыв, сказал принц.

— Клянусь, я безжалостно расправлюсь с ней за дерзость.

— Каким образом?

— Я человек чести. И потому сожгу мою правую руку на костре перед строем солдат, — торжественно пообещал кондотьер.

Тут Тысячемух высунул голову из-за спины кондотьера и закричал, что он не согласен. Но никто не стал его слушать. Кондотьер выскочил из палатки, потянув за собой Тысячемуха, и приказал солдатам развести костер.

Все это он затеял лишь для того, чтобы пустить принцу пыль, вернее, дым в глаза — показать ему, что по первому сигналу весь лагерь приходит в движение. Беспорядок царил превеликий. Но, как всегда, нашлись любители жестоких зрелищ, один солдат отыскал жаровню, другой развел в ней огонь, что совсем уж не понравилось бедняге Тысячемуху.

 

В ОГНЕ ЖАРКО

 

Единственными, кто сохранил спокойствие среди всего этого переполоха, были Початок и Недород. Они не спеша заделывали крышу. Куском панциря Початок изнутри закрыл последнюю дыру. Прибив панцирь гвоздями, Початок спрыгнул вниз, и оба друга очутились в кромешной тьме. Они радостно прижались к стене.

— Теперь, если пойдет дождь или снег, мы будем сидеть себе в тепле да посмеиваться, — сказал Початок.

— А на головы бродяг и воров пусть обрушатся ливень, град и молнии, — отозвался Недород.

— И еще пусть их в пути застигнет землетрясение, — добавил Початок.

— Нам здесь и чума не страшна! — воскликнул Недород.

— Ты уверен?

— Сюда не заберется даже голод, а уж он в любое место забирается, — гордо объявил Недород.

Лучше бы он не упоминал о голоде. Только ты его назовешь, как он бросается на тебя, словно хищный зверь. Проникает сквозь стены, перескакивает через горы и реки днем и ночью, в жару и в холод, в засуху и в дождь.

Початок и Недород сразу вспомнили о Тысячемухе и стали громко звать его. Ведь корка хлеба им от него нет-нет да перепадала. Но Тысячемух не отзывался — он в это самое время в ужасе смотрел на костер.

Посреди лагеря солдаты разожгли огонь в жаровне, а когда пламя сожрало дрова, они превратились в раскаленные головешки. Принц Роккапребальца и все солдаты-наемники стояли и ждали, когда кондотьер сунет в огонь правую руку, как он торжественно обещал.

В мертвой тишине затрубили трубы. Но правая рука не поднялась — как висела, так и осталась висеть плетью. Тогда кондотьер схватил ее своей левой рукой и попытался сунуть в огонь. Тысячемух отчаянно взвизгнул, рванулся назад и дал растерявшемуся кондотьеру подножку. Оба упали и покатились по земле. Тысячемуху удалось сорвать ремни, и он бросился наутек. Солдаты за ним. Тысячемух подбежал к дому Початка и Недорода, вскарабкался на крышу, скинул на землю несколько камней и, зажмурившись, нырнул вниз. И конечно же, упал на плечи двух друзей, которые терпеливо ждали во тьме, а кого и что — сами не знали.

— Ты кто? — испуганно воскликнул Недород.

От страха и быстрого бега у Тысячемуха пропал голос. Но он сообразил левой рукой заткнуть рот Недороду, а правой — Початку, ведь солдаты, пешие и конные, уже окружили дом. Уже слышны были их гневные крики, проклятия, приказы офицеров. Початок и Недород молчат как рыбы. Они прекрасно знают, что если солдаты найдут их, то уж точно убьют всех троих. Так что лучше задыхаться, но молчать. А как только солдаты уйдут, бежать куда глаза глядят. Но Початку и Недороду ужасно не хочется бежать теперь, когда у них есть свой собственный дом. А все Тысячемух виноват.

Едва солдаты скрылись вдали, Початок и Недород обрушили на Тысячемуха град ругательств:

— Врун, обманщик, подлая душа!

— Держишь нас словно пленников да еще не кормишь! — воскликнул Недород.

— Это не я держу вас в плену, — прохрипел Тысячемух.

— Кто же тогда?

— Те, кто осаждают замок.

— Ты один из них, — сказал Початок.

— Был, но теперь я удрал к друзьям.

— К каким таким друзьям? — удивился Недород.

— Початку и Недороду.

— Не рассказывай сказок. Початок и Недород — это мы.

— Ну, а я Тысячемух. Значит, мы снова вместе.

— Что же нам теперь делать? — сказал Недород.

— То же, что всегда, — бежать.

Тысячемух выглянул в дыру — посмотреть, что творится в лагере. Солдат поблизости не было: они искали Тысячемуха в кустарнике. Тысячемух ловко вылез через дыру в крыше, а за ним выбрались на свет божий и Початок с Недородом. Они спрыгнули на землю и поползли прочь от дома, зажмурив глаза, чтобы их никто не увидел. И тут раздался лошадиный топот. Солдаты, как и следовало ожидать, сообразили наконец, куда спрятался Тысячемух. Трое друзей проворно влезли в пустую бочку, стоявшую на холмике, и захлопнули крышку.

Бочка хорошее укрытие, но долго жить в ней трудно, вернее, нельзя. Трое друзей стали спорить, как быть дальше. Спор был довольно оживленный, и бочка покачалась-покачалась, потом опрокинулась и покатилась вниз. Все быстрее и быстрее. На ухабах и рытвинах она подпрыгивала, затем снова падала на камни и сучья. Трое друзей обхватили голову руками — лучше уж пусть им достанется, а не голове.

Бочка перелетела через яму, проложила себе путь через кустарник, ударилась о яблоню и с разгона вкатилась на второй холмик. Перевалила через его вершину и снова покатилась вниз, к реке. Она пролетела над плакучей ивой и с громким всплеском рухнула в воду.

Теперь Тысячемух, Початок и Недород лежат, прижавшись друг к другу, на дне и молчат. Они уверены, что утонули, а утопленники обычно хранят молчание. На берегу тоже тихо-тихо. Лишь щебечут в ветвях птицы да журчит вода. Трое друзей ничего этого не слышат, они мирно спят в бочке, которая медленно плывет по течению реки.

 

ГЛАЗ ДЛЯ ЧЕРНОГО ДРОЗДА

 

Легкий ветерок подгонял бочку, и она, увлекаемая течением, неторопливо плыла мимо зеленых лугов и белых холмов, навстречу заходящему солнцу.

Вдруг к бочке подлетел черный дрозд. Сел на крышку, спугнув четырех воробьев, бабочку и паука. Любопытный черный дрозд заглянул в щель и увидел сразу шесть глаз. А черные дрозды очень любят клевать человека в глаз.

Дрозд задумался: с кого бы начать, ведь все шесть глаз закрыты. Он долго примеривался и наконец выбрал левый глаз с краю. Изловчился и клювом изо всех сил ударил в глаз.

И сразу раздался отчаянный вопль. Черный дрозд в испуге вспорхнул с бочки и улетел. Початок и Недород проснулись и стали протирать глаза. Смотрят и видят, что Тысячемух поднес руку к правому глазу, а из левого у него текут большущие слезы. Изо рта же вырываются проклятия:

— Кто это придумал, черт возьми?

— Что придумал? — не понял Недород.

— Выколоть мне глаз!

— Я спал, — стал оправдываться Недород.

— Я тоже, — сказал Початок.

— Чтоб его холера взяла, этого бандита!

— Может, это тебе птица глаз выклевала? — предположил Недород.

— Чтоб ее птичья холера взяла!

— Без одного глаза не умирают! — утешил его Початок.

— Если и не умру, то останусь косоглазым.

— Лучше уж косоглазым, чем никаким, — сказал Недород.

— А ты знаешь, что косоглазый видит лишь половину любой вещи? Вместо яблока — пол-яблока, вместо свиньи — полсвиньи, вместо курицы — полкурицы.

— Зато ты, Тысячемух, вместо целого разбойника, который за тобой гонится, тоже увидишь половину. И вместо голодного волка — тоже полволка, — вмешался Початок.

— Все равно одноглазый мужчина уже не совсем мужчина, — пробурчал Тысячемух.

— Послушай, глаз-то у тебя уцелел. Немного, конечно, вспух и покраснел, но он на месте! — сказал Недород.

Тысячемух очень обрадовался. Осторожно приоткрыл глаз и увидел, что все кругом красное — и Початок, и Недород, и бочка. Но Недород его утешил, что лучше все видеть в красном свете, чем в черном. Теперь ясно: нельзя ложиться спать там, где есть птицы. Мы всегда думаем, как бы нам поймать птицу, поджарить и съесть, а порой случается наоборот — они сами у тебя глаз съедают.

— Лучше всего спать в доме или на сеновале. Но только не под деревом. К счастью, мы сейчас лежим не под деревом, — сказал Початок.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.053 с.)