ТОП 10:

Восстание ангелов и первородный грех



Бог всегда прав

Марсианские микроорганизмы (c)

СОДЕРЖАНИЕ

Верую, ибо абсурдно

Славой Жижек о вере

Восстание ангелов и первородный грех

Почему Бог не является неверующим, чтобы они уверовали?

Революционное изменение сознания?

Психологические корни атеизма

Бог обретает собственный смысл через творение?

Бог рядом

Зачем Бог утопил в потопе младенцев?

Фильм Мэда Гиббсона «Страсти Христовы»

Маньяк, убивающий младенца, совершает акт самопожертвования, отправляя ребёнка в рай, а сам отправляется в ад?

Смысл жертвы Исаака

Бог и Божество у Мейстера Экхарда

Вечность

Разочарование в Библии

Атеизм как вера

Свобода воли

Молот ведьм

Может ли изменяться Бог?

Может ли человек всегда различить Добро и Зло?

Свобода воли и Божье вмешательство

Что первично – разум или вера?

Почему Бог вмешивается в дела созданного Им творения?

Ограничивает ли Бог свободу воли людей?

Видел ли кто Сатану?

Вера атеистов

Может ли Бог стать лучше?

Человеческие жертвоприношения

Мерзость в Библии

Почему Бог создал мир, населённый столь несовершенными творениями?

Что могут делать атеисты на религиозном форуме?

Что такое Бог?

Магия

Все ли могут обладать тайными знаниями?

Абсолютный Бог

Мир без зла и насилия

Вирус в Суперкомпьютере

Что значит быть верующим христианином?

 

Верую, ибо абсурдно

Как любил говаривать Тертуллиан - "Верую, ибо абсурдно".
Хотя, дословно он говорил "И умер Сын Божий; это вполне достоверно, ибо ни с чем не сообразно. И после погребения воскрес; это несомненно, ибо невозможно".

Но от этого суть дела не меняется. Логика и разум не всегда могут служить помощниками истинной веры.

В данном сочинении мы пытаемся оправдать Господа, когда видим с Его стороны кажущиеся проявления жестокости, садизма, ненависти к Своему творению, а также разобраться в некоторых запутанных вопросах, касающихся Библии и воли Божьей.

 

Славой Жижек о вере

Натолкнулись вот на интересную мысль, высказанную одним из самых известных современных философов. Славой Жижек: «И только сегодня, в наше постмодернистское время, в котором, казалось бы, так много иронии и так мало веры, ирония Моцарта приобретает всё большую актуальность, когда сталкивает нас с обескураживающим фактом: не только в глубине самих себя, но также в наших поступках, в нашей социальной практике – мы верим гораздо больше, чем сами это осознаём».

Оголтелый атеизм, в принципе, есть проявление религиозного поведения. Вопрос ведь не в том, есть или нет Бог. Это неправильно сформулированный вопрос, на который никто никогда не получит ответа. Потому что спрашивать нужно по-другому. И спрашивать нужно себя – что во мне есть вера, а что – ирония и сарказм. И честно отдавать себе отчёт в том, что очень многие мысли и поступки людей определяются именно феноменом веры в трансцендентное, в нечто, что вне их, что сильнее их и что может управлять их судьбами.

 

Восстание ангелов и первородный грех

Согласно проекту, по которому Бог сотворил мир, мир не был бы столь совершенен, если бы ангелы и человек не обладали подлинной свободой выбора. А Бог – это ведь не режиссер провинциального театра. Он практикует предельный реализм, как в декорациях, так и в игре артистов. Вот и пришлось ангелам выбирать всерьёз, и выбирать не Свет, а Тьму. Иначе Бог бы стал укорять себя за плохую режиссуру. Так же и человек – если есть у него свобода воли, он должен это продемонстрировать, и не выбрав добровольно служение Богу, а совершив грех, пасть, и быть за это изгнанным из Эдема в этот мир боли, страданий и смерти. Выбирать так выбирать, Бог требует выбор, потрясающий основы Вселенной, иначе представление может оказаться лживым и приторным.

 

Почему Бог не является неверующим, чтобы они уверовали?

Бог не так прост, как может показаться. Конечно, Он мог бы предстать перед людьми, заслонив собой полнеба, и сказать громовым голосом «Я Есть, уверуйте!». Но неужели Бог, творец Вселенной, может опуститься до такого фиглярства?

Нет, Бог хочет, чтобы люди разглядели Его без дешёвых спецэффектов, нашли бы Его в собственной душе. Вот тогда это будет действительно прорыв к вере, это будет та вера, которая нужна Богу – когда человек, не имея прямых доказательств, просто верит.

Конечно, если разобраться в каждом конкретном случае, во что и как кто верит, что принимает за Бога, то станет грустно. Монашка, переживающая во сне оргазм, когда ей снится духовное единение с Христом, монахи, мучительно пытающиеся разгадать, что от Дьявола, а что – от Бога в их видениях, страстная молитва, в которой Бог скорее предстаёт демоном мщения …

Трудно, вообще говоря, найти пример Бога, обретённого в собственной душе. Скорее, вместо Бога обретается лишь очередная иллюзия, очередной фантом застилает сознание. Но что поделать – человек так устроен, что продолжает искать Бога …

 

Революционное изменение сознания?

Возможна ли ментальная революция, в результате которой миллионы и миллиарды людей уверуют в Иисуса Христа? Может быть. Но для этого необходимо явить людям Чудо, Знамение, по важности и значению сопоставимое с пришествием Христа. Кроме того, это Знамение должно быть достаточно эффективно, ведь даже пришествие самого Господа не обратило в христианскую веру одномоментно значительную часть свидетелей этого события. Хотя, вообще говоря, такую революцию сознания можно устроить, вживив миллиардам людей в мозг микрочипы или воздействуя на них ещё каким-нибудь иным техногенным способом, способным изменить сознание. Без такого вмешательства революционное изменение сознания, ведущее к массовому обращению людей к Евангелию, представляется весьма сомнительным.

Кстати, Ф.М. Достоевский очень ловко разрешил эту проблему – в «Легенде о Великом Инквизиторе» люди просто так, ни с того, ни с сего, безошибочно узнают в простом человеке Христа.

Психологические корни атеизма

Что касается атеизма, то тут уже можно только заниматься повторением тысячи раз сказанного. То, что агрессивный воинствующий атеизм имеет те же психологические корни, что и фанатичная вера в Бога, довольно очевидно. Провозглашая себя атеистом, человек не хочет замечать, что не уходит от необходимости веры. Опять же, говорят, что можно верить в Бога вообще, как абстрактную сущность, но нельзя верить в Иегову, Христа, Одина, Юпитера и другие антропоморфные образы богов. Однако, можно рассматривать эти образы как символы, как образы, понятийные конструкции, без которых трудно выразить личностное отношение в предмету веры.

 

Бог обретает собственный смысл через творение?

Возможно, Бог обретает собственный смысл именно через сотворённый им мир? Бог создал мир, вглядываясь в себя и испытывая дикий, инфернальный страх от тоски и одиночества - абсолютного одиночества, и страдая от отсутствия смысла собственного бытия?

 

Бог рядом

Вообще-то, Бог явлен каждому. Он смотрит на тебя из темноты, его ангелы пролетают, касаясь своими бархатными крыльями человека, Бог всегда готов говорить с тобой, но не каждый может заметить, что вот Он, Бог, тут, рядом, открыт для тебя, для любого твоего вопроса, и готов выслушать, утешить, дать совет в ночном сновиденье…

 

Зачем Бог утопил в потопе младенцев?

И правильно сделал Господь, что утопил в потопе младенцев!
Невинные младенцы предстали перед Господом во всей своей чистоте и непорочности, разве что первородный грех всё равно тяготил их. А если бы выросли, стали взрослыми, то творили бы разные безобразия и после смерти, которая венчала бы их гнусную, никчёмную жизнь, гореть бы им в аду, не видя никогда Отца их небесного, и только слыша мерзкий хохот Сатаны и демонов, терзающих души грешников, да скрежет зубовный истязаемых в адских муках.

Не дано разуму человеческому знать помышления Господа, но даже самый ограниченный разум может понять, что всё, творимое Господом, есть Благо. Если, конечно, приложит к этому некоторые усилия. Ведь довольно трудно объяснить, какое благо заключается в миллионах зверств и смертей, происходящих на Земле ежеминутно.

Смысл жертвы Исаака

На всё воля Божья. Ни у кого не должна дрогнуть рука, как не дрогнула

она у Авраама, когда он готов был принести в жертву Господу своего любимого первородного сына Исаака.

У Бога всё всерьёз, Он создаёт и уничтожает Вселенные, Он даёт жизнь и забирает, и Он, испытывая людей, никогда не опускается до пустых угроз и ни к чему не обязывающих призывов. И если будет к человеку слово от Господа, то он должен будет готов, как Авраам, принести Ему в жертву самое дорогое, что у него есть.

Но убивать детей, в надежде на то, что они, не успев нагрешить, попадут сразу в рай, нельзя, ибо не для того Бог дал им жизнь, чтобы они, не пройдя всех предназначенных им испытаний, сразу же попали в райские кущи. Нет, Бог хочет, чтобы они выросли, испытали все невзгоды, страх, боль, отчаянье, радость, любовь, и только тогда, если будет на то воля Господа, могут они претендовать на вечное блаженство. И люди не должны обманывать ни себя, ни Бога.

 

Вечность

Мы и так пребываем все в вечности. Время - лишь одна из человеческих иллюзий, способ его восприятия внешнего мира, наряду с пространством и временем. По воле Господа, человек думает, что живёт в непрерывно текущем времени, приближаясь к смерти. Это не зря, Господь знал, что делал - видя мир как непрерывно меняющийся во времени, человек начинает думать о неизбежности смерти и Суда, и это мобилизует его силы на очищение от грехов и служение Господу.

 

Разочарование в Библии

Когда впервые начинают читать Библию, то обычно полагают, что сейчас передо мной предстанет нечто огромное и великое, что сейчас со страниц этой Книги со ними будет разговаривать сам Бог. Разочарование бывает велико. Прочитав историю непростых взаимоотношений еврейского племенного Бога со своим народом, затем в Новом Завете с удивлением обнаружив, что Бог радикально изменил свою линию поведения по отношению к людям. Но, добравшись до откровения Иоанна, понимают, что Бог всё тот же. Он нисколько не изменился после всех приключений, описанных в Новом Завете.

Вообще говоря, чтение Библии может и из верующего сделать законченного атеиста. Если, читая Библию, не видеть в ней главного – пути к вере народа, отчаянного стремления людей к Богу.

 

Атеизм как вера

Является ли атеизм разновидностью религиозной веры?

Любой мыслящий субъект всегда стоит перед выбором одной из двух возможностей. Первая возможность – в мире не происходит действия каких-либо иррациональных сущностей, миром не управляет какое-то сверхмогущественное существо, сверхразум, в мире нет ничего, что бы не было возможно познать и осмыслить в рациональных терминах, на основе рационального, научного мышления. Вторая возможность – это допустить существование такой над-, или сверх- рациональной сущности, существование того, что обычно называют Богом. Ничего в мире однозначно не указывает на необходимость признать отсутствие Бога или его существование. Кроме того, любой человек, вглядываясь в бездну своей души, анализируя своё видение мира, неизбежно встаёт перед вечными вопросами, составляющими предмет философии. Отношение субъекта и объекта, познаваемость мира, материальное и идеальное, вообще, открыв книгу любого философа, убеждаешься, что он в выборе своей философской концепции, по сути, совершает акт веры. Вот, к примеру, Шопегауэр вводит понятие «представление» как основной категории, с помощью которой можно говорить и об отношении субъекта и объекта, и о характере реальности мира, окружающего человека. Он также верит в свою концепцию «представления», которая не более очевидна, чем концепция Бога, и даже куда более спорна, чем допущение о существовании сверхсущности, Бога.

Так что, атеисты, можете быть спокойны – Бог и вас не обделил способностью верить.

 

Свобода воли

Свобода воли – фундаментальный христианский теологический принцип. Стараниями отцов церкви была создана целостная концепция, связывающая свободу выбора, свободу воли творения и сверхмогущества и всеведенья Бога. Всё просто. Бог наперёд знает, что будет, Он видит мир он начала и до конца, вне времени, и Он знает, согрешит, к примеру, конкретный человек или нет. Но Бог не вмешивается, желая, чтобы человек сам, добровольно, сделал выбор между добром и злом. Хотя, в сущности, всё предопределено, свобода воли существует, это не декларация, не пустые слова. Маньяк-убийца совершает свободный выбор и выбирает смерть, насилие, жестокость, кровь и хаос вполне свободно. Если бы Бог остановил его, то тем самым нарушилась бы возможность свободного выбора во Вселенной, и мир превратился бы в театр марионеток. Конечно, Бог в состоянии остановить любое зло. Но что это будет за мир, в котором свобода будет ограничена только свободой творить добро? Такой злобный кошмар даже трудно вообразить. Конечно, плата за свободу воли огромна – это возможность и реально происходящий выбор зла. Но без этого ни о какой свободе воли говорить просто нельзя. Даже если какой-нибудь маньяк получит возможность уничтожить всю нашу планету, Бог скорее допустит, чтобы он это сделал, чем ограничит свободу воли, свободу выбора. Выбирать так выбирать – по настоящему.

 

Молот ведьм

Если кто удосужится вникнуть в суть проблемы, почему возникло такое явление, как охота на ведьм, изучить историческую реальность того далёкого времени, когда инквизиция начала охоту на ведьм, то несомненно согласится с тем, что повод для этой охоты был.

Такой любопытный человек узнает, что простое неграмотное население Европы той поры стремительно скатывалось в язычество, возрождая и создавая культы, куда более тёмные, чем христианство. Ведьмы и колдуны процветали в глухих деревнях, они стали заменять для огромной массы населения служителей христианского культа. Народ стремительно скатывался – не к атеизму, а во мрак древних религиозных представлений.

Если кто думает, что достаточно было бы простых увещеваний и просветительской деятельности, чтобы вернуть заблудших к вере Христовой, тот глубоко заблуждается. Только огнём и мечём это можно было сделать, ибо народ мог уверовать только в силу, жестокую и неумолимую. Европейцы немногим отличались от ветхозаветных евреев, которых Иегова заставлял верить угрозами и кровавыми бойнями, устраиваемыми исключительно в воспитательных целях.

С колдунами и ведьмами не о чем было разговаривать представителям Церкви. Их надо было только зверски пытать и сжигать, только так можно было заслужить уважение у тёмного, живущего во власти суеверий народа, в головах у которого перемешались христианские святые и языческие лепреконы с эльфами.

Ведьмы и колдуны – их не выдумала инквизиция, они действительно были, и число их росло с ужасающей скоростью. Конечно, ведьмы не летали в действительности на помеле, не целовали в зад Дьявола, вообще всё оставалось, естественно, на уровне религиозно-мистических фантазий. Но эти фантазии играли роль не меньшую, чем реальность. Вот почему инквизиция сражалась с реальным противником, реальным Дьяволом, поселившимся в умах людей.

Если перечитать Ветхий Завет, то не уговорами и увещеваниями действовал Господь, когда евреи в очередной раз отходили от своей веры. Господь применял самый простой и эффективный метод – отдавал евреев в руки соседних племён, и те с радостью и воодушевлением устраивали евреям очередную кровавую баню. В те жестокие времена только так можно было Богу разговаривать со своим народом. Это было для Него вынужденной необходимостью, ибо евреи – и не только евреи, а все народы – могли понять не ласковые мудрые слова, а беспредёльную жестокость, от которой у них кровь застывала в жилах. Это давало им силы верить. И то же самое было, когда инквизиция устраивала геноцид в немецких деревнях и городах, возвращая народ к вере кострами и калёным железом. Настоящий геноцид, после проведённых инквизицией мероприятий обезлюдевали целые местности. Между прочим, не только и не столько заботой о прочности веры были продиктованы все эти меры. Религия была инструментом в руках государства, с помощью которого оно духовно сплачивало народ в единое целое, устанавливало единые – христианские в данном случае – ценности. Те самые ценности, которые Иисус открыл людям в Новом Завете, проповедовав любовь к ближнему и сострадание. Наш мир жесток, и не всегда мы можем добиваться благих целей благими методами.

Может ли изменяться Бог?

Что касается Бога библейского, то тут нечего изобретать что-то новенькое. Библейские тесты тщательно изучены, и любой желающий может ознакомиться с выводами учёных о происхождении различных библейских текстов, о времени их написания, и об особенностях выражения веры еврейского народа в тот или иной период его истории. Естественно, всё это сказывалось на образе Бога – Иеговы, Яхве, Саваофа. Бог, несомненно, один, но воспринимался он в разное время по-разному. Или, другими словами, по-разному в разное время Он представлялся верующим евреям. Отсюда и крайне переменчивый, постоянно претерпевающий трансформации образ Бога в Ветхом Завете.

Существует очень занятная точка зрения итальянского богослова 16 века Фауста Социана. Он и его последователи считали, что Бог не является неизменным, а так же, как человек, может развиваться духовно, накапливать опыт, делать выводы из Своих ошибок. Социан, кстати, благополучно избежал костра и умер своей смертью, от старости.

Так вот, может, в социнстве есть рациональное зерно? Может быть, Бог действительно способен меняться?

И попутно ещё одно. Может ли Бог, постоянно наблюдая за смертями своих творений, Сам бояться Своей смерти? Нет, Он бессмертен, Он это знает, но всё-таки, хоть иногда, может Бог представить Себе Свою смерть и ужаснуться?

 

Вера атеистов

Атеисты верят в отсутствие, в пустоту, в то, что не имеет никаких признаков, что не может быть даже описано апофатически, ибо вера в отсутствие Бога – это самое страшное, что может случиться с человеком. В вере атеистов не может быть места любви, эта вера – сплошное отчаяние, ожесточение, злоба, гордыня. Жалкие отговорки атеистов про то, что они верят в себя, свои силы, в науку, в человека – это просто судорожные попытки найти оправдание своему существованию во Вселенной, пронизанной лучами любви Господа, тогда как они, атеисты, отгородились от этих ласковых, тёплых лучей, несущих душевную радость и наделяющих души верующих гармонией и покоем, в чёрной, покрытой плесенью скорлупе своей веры в Небытие, в Отчаянье, в чёрную безликую пустоту, в которой, кстати, их всегда поджидает он, Князь Тьмы.

 

Может ли Бог стать лучше?

Можно подойти к вопросу двояко.

Если говорить о Боге как абсолюте, всемогущем, всеблагом, содержащим в себе всё и дающим начало всему – то говорить об улучшении каких-либо его качеств бессмысленно. Если даже предположить, что Бог может стать лучше, то это свойство – становиться лучше – уже изначально было в Боге. Тем самым в лучшем случае мы получаем развёртывание свойств Бога во времени. Но для Бога нет времени, Он пребывает в вечности, поэтому улучшение его качеств может быть только субъективным видением его творений, живущих во времени.

С другой стороны, Бог открывается человеку только в душе, только там человек встречается с Богом, и знает только такого Бога, которого смог принять. Насколько подготовлен человек, чтобы принять в себе Бога, услышать и понять Его, настолько и Бог будет хорош для него. Тем самым, от человека зависит, каким будет Бог, и в силах человека сделать Бога в своей душе лучше – становясь для этого внимательней к Слову Божьему, обращающемуся к нему из глубины его собственного сердца. Тогда не покажутся человеку неоправданно жестокими наказания Божьи, он со смирением будет принимать болезни, стихийные бедствия, вообще наличие в этом мире зла, и со смирением будет принимать и скорую собственную смерть, которая из квинтэссенции зла станет для него тем, чем она, смерть, есть на самом деле – вратами в мир вечный, через которые покинет его душа эту юдоль печали, где ей столько пришлось пережить и перетерпеть.

Бог открывает себя даже атеистам, но они, вследствие кто врождённой духовной слепоты, кто вследствие ожесточения от жизни, пугаются, находя в себе след пребывания Бога, пытаются отгородиться от него, выстраивая искусственные заграждения из веры в ничто, пустоту, трансформируя своё религиозное чувство в нечто чудовищное, страшное, закрывая себе возможность принятия Бога. Всё их внутреннее существо, их душа, говорит – прими Господа, позволь Ему поселиться в тебе. Но от этого, бывает, лишь растёт ожесточение человека, раз отвергнувшего своего Творца, и человек снова и снова падает в пропасть небытия, отсутствия света, любви и Бога.

 

Мерзость в Библии

Нельзя убрать из нашей жизни страдание и боль, нельзя убрать смерть. И Библия - это ведь не сентиментальный роман, это Книга, вмещающая в себя как величайшее напряжение человеческого духа, прорыв за пределы нашего бренного земного бытия, так и мерзость этой земной юдоли печали. Библия не могла быть иной, это Книга вбирает в себя все аспекты человеческого бытия, весь спектр движений человеческой души - от самых высоких до самых низменных, и не надо удивляться описанию в Библии разной мерзости, творимой людьми. Лучше стоит возблагодарить Господа за его всеблагость, что Он не оставил род человеческий, не проклял людей, а продолжал трепетно заботиться о всех, даже о самых падших, погрязших в грехах людях.

 

Что такое Бог?

Бог – Он у каждого свой. Под именем Бога понимали и сверхсущее, всеблагое, всемогущее существо, обладающее личностными качествами, и Природу, и проявление свойств человеческого разума, которые неизменно, во всех культурах и цивилизациях, приводили людей к понятию Бога, Божества, и более узко, в рамках той или иной религии, соотносили понятие Бог с религиозными текстами и религиозными традициями.

Так или иначе, не было ни одного народа, который бы не имел своего Бога. Но что такое Бог в действительности – вопрос, видимо, не вполне корректный. Какого Бога можно иметь ввиду, спрашивая о Его свойствах? Или просто вглядываться в собственное Я и видеть в этом Я нечто огромное, вневременное, лежащее за пределами реальности, и творящее реальность.

Можно верить и в отсутствие Бога, в бесконечное, лишённое всяких свойств Ничто, среди которого затерялся человек со своими назойливыми вопросами о смысле собственной жизни, о том, почему есть Нечто, а не Ничто.

Бог – слишком многогранное понятие, чтобы суметь дать Ему определение, или хотя бы для самого себя составить понятие Бога. Можно брать какие-то частные моменты проявления Бога – как личности, как культурного феномена, как архетипа сознания.

Мне импонирует схема, предложенная Мейстером Экхардом. Опустошить душу, отказаться от своего Я, чтобы в душу смог войти Бог, затем отказаться от Бога, чтобы суметь увидеть Божество, в котором исчезает и Бог, и душа, сливаясь воедино, и это Божество – вневременное, внепространственное, внеличностное Ничто, лишённое свойств и качеств, но содержащее в себе Всё. В принципе, эта схема реализуется во многих религиях. Бог возникает из Божества, или Ничто, одновременно с человеком. Пока есть человек, есть и Бог. Когда человек преодолевает в себе человеческое, Бог исчезает, и перед человеком открывается Пустыня Реальности, Подлинной Реальности, которая есть Абсолютное Ничто.

 

Магия

Поскольку достоверно не известно ни об одном успешном случае магического воздействия, но, тем не менее, во все времена были маги, есть они и сейчас, можно предроложить следующую гипотезу.

Быть может, когда маг совершает процедуру магического воздействия, он не может действовать избирательно на один выбранный субъект или объект. Успешно проведённые магические заклинания изменяют всю Вселенную, и никто, в том числе и сам маг, не могут знать, что было до проведения сеанса магического воздействия. Быть может, у какого-то конкретного мага было множество недругов, которым он желал смерти, и вот – все недруги мертвы, но маг просто ничего не может об этом знать, ибо вся Вселенная изменилась вместе с магом, уничтожив недругов мага.

 

Абсолютный Бог

Что значит верить в Абсолютного Бога? Что можно подразумевать под понятием «Абсолютный Бог»? Это Бог Спинозы – Природа, Божество Экхарда, в котором растворяется личностный Бог человека, безликая Высшая Сила, лишённая антропоморфных качеств? Или мистическое ощущение единства с исходным Сознанием, чьим проявлением является душа?

Все народы и отдельные люди творили и творят себе богов, конкретизируя их свойства применительно к себе. Абсолютное Божество слишком безлико, чтобы исполнить надлежащие нормальному Богу функции – в первую очередь, дать ощущение эмоциональной близости, участия, защиты.

Чем Абсолютный Бог, лишённый личностных качеств, будет просто отличаться от Природы? Спиноза скатился в атеизм, безмерно расширяя понятие «Бог», как, впрочем, и все пантеисты. Бог – он должен быть всё-таки в душе человека, и этот Бог – у каждого свой, личный. Можно сказать, что личный Бог человека есть проявление Абсолютного Бога, но всё равно, что тогда для человека Абсолютный Бог – лишённая каких-либо смысловых и эмоциональных качеств пустая абстракция?

 

Мир без зла и насилия

Ещё раз хочу отметить – человек так остро воспринимает зло, моральное и онтологическое, потому что Бог наделил его такой способностью.

Возьмём, к примеру, маленький, одинокий, никого не трогающий, не проявляющий никаой агрессии, абсолютно умиротворённый атом урана 235. И вдруг в него попадает нейтрон, рождённый космическими лучами при взаимодействии их с атмосферой Земли. Несчастный атом урана возбуждается, и разлетается на куски, испуская при этом ещё 2 или 3 нейтрона, которые попадают в такие же тихие, мирные, погружённые в себя другие атомы урана, и они тоже взрываются, разлетаясь на части. Разве это не трагедия? Но нам не жалко атомы урана, люди привыкли думать только о себе, их проблемы кажутся им самыми важными. А звёзды? Через каких-то 5 млрд. лет наше Солнце, израсходовав запасы водорода, преворатится в красный гигант, потом сбросит свою яркую оболочку, и вместо Солнца в небе будет слабо мерцать медленно умирающий белый карлик. Разве не трагична судьба Солнца? Разве не сжимается сердце у каждого мыслящего существа от того, что дни Солнца сочтены, и оно скоро умрёт долгой, мучительной смертью? Многие скажут – Солнце не живое, оно не может чувствовать, страдать, жалеть себя, как это делает человек.

Тут два момента. Откуда известно, что Солнце, как и другие звёзды, не являет собой место обитания разума, происходящего из игры протуберанцев и магнитных полей? Может, каждая звезда несёт в себе разум, куда более глубокий, чем разум человека?

Кстати, Джордано Бруно считал звёзды живыми существами и считал, что они совокупляются друг с другом.

А что мы знаем про атом урана, кроме приближённых квантовых уравнений? И кто знает, может и атом урана, как и Солнце, способен любить, мечтать, мыслить.

Почему человек априори отказывает Солнцу и атому урана в жалости и сострадании?

Это с одной стороны.

Второй момент. Вот человек испытывает страдание, плачет, ругает Бога или впадает в атеистическое безумие, отчаявшись найти смысл в своей никчёмной жизни. Кому во Вселенной могут быть понятны его стоны и причитания? Кому есть дело до того, что человек считает мир злым? Атому урана? Солнцу? И почему человек вдруг решил, что его страдания, его мучительная рефлексия – настоящие? Быть может, онтологически человек в иерархии сущностей не намного отошёл от атома урана, я уже не говорю про амёбу?

Так вот, если человек чем-то и отличается от амёбы или лишайника, так это наличием у него осбо остро выраженной жалости к себе. Человек до того жалеет себя, что готов ненавидеть Господа и всё творение за то, что в нём ему не вполне уютно и комфортно.

А человеку стоило бы поучиться стойкости и мудрости и у Солнца, и у атома урана, и у амёбы с лишайником, и не вопить каждый раз о зле и царстве Сатаны, когда с ним происходит нечто, что ему не очень нравится.

Человек должен пытаться увидеть причину своих страданий, своего трагического взгляда на мир не во всеблагом и всемогущем Творце, а в себе самом, в своей неспособности понять и увидеть во всей восхитительной полноте замысел Творца, и адекватно соотнести меру своих, как ему кажется, страданий с общей красотой и гармонией мира, постигнуть которую он, к сожалению, во всей полноте не в силах.

 

Вирус в Суперкомпьютере

Эх, друг, пойми, никакой Земли не существует. А ты – просто вирус в квантовом Суперкомпьютере, работающем на основе нелокальных вз-аимодействий и занимающем всю Вселенную. Кстати, есть ли она, Вселенная, тоже большой вопрос. А ты – программа, оперирующая древними, давно забытыми архетипами, которые присутствовали в много миллиардов лет назад в зарождавшемся тогда ещё Разуме. Всё, что ты принимаешь за Реальность – это всего лишь сон, наваждение, звёзды, планеты, живые существа – носители разума, ничего этого давно нет, а тебе кажется, что это – твой мир.

Тебе очень тяжело сейчас, можно только догадываться, каково это – быть изолированным сознанием, ощущать свою самость, терпеть муки самосознания, рефлексии, искать ответы на безумные мучительные вопросы, порождаемые самостью – о смысле бытия, о том, кто ты, и что такое Бог.

Но ничего, очень скоро Суперкомпьютер избавит тебя от страданий, помощь уже близка, потерпи ещё чуть-чуть.

 

Бог всегда прав

Марсианские микроорганизмы (c)

СОДЕРЖАНИЕ

Верую, ибо абсурдно

Славой Жижек о вере

Восстание ангелов и первородный грех







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.021 с.)