ГИМН РА, КОГДА ОН ПОДНИМАЕТСЯ НА ВОСТОКЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГИМН РА, КОГДА ОН ПОДНИМАЕТСЯ НА ВОСТОКЕ



 

Привет тебе, Атон, владыка лучей, который день за днем поднимается на горизонте. Посылай свои лучи света на лицо Осириса Ани, говорящего правду, который поет гимн тебе на рассвете и поклоняется тебе вечерней порой. Позволь его душе появиться вместе с тобой в небе. Позволь ему проплыть в ладье Атет и прибыть в гавань в ладье Сектет, позволь ему проложить свой путь среди звезд, которые никогда не исчезают.

Почтение тебе, о Гарахути, кто есть Хепри, создавший сам себя.

Когда ты восходишь и посылаешь лучи твои на земли юга и севера, ты красив; ты красив, и все боги ликуют, когда видят тебя, царь небес.

Небт-Уннут (богиня) покоится на твоей голове, ее змеи лежат на челе твоем; она заняла свое место впереди тебя. Тот стоит на носу твоей ладьи, чтобы уничтожить врагов твоих.

Жители Туата (подземного мира) выходят, чтобы встретить тебя, и склоняются перед тобой в почтении, видя твой прекрасный облик.

И я предстал пред тобой, чтобы быть с тобой и видеть тебя, прекрасный Атон (Диск), каждый день. Да не буду я отвергнут, и да не будет мне помех.

Когда я взгляну на твой прекрасный лик, да будут члены моего тела созданы вновь, как со всеми, кого ты любишь.

Я один из тех, кто поклонялся тебе на земле. Дозволь прийти в землю вечности, в страну постоянства.

О мой господин, молю тебя, даруй мне это.

Слава тебе, кто восходит как Ра на горизонте; и опирается на Маат!

Ты плывешь по небу, каждое лицо видит путь твой, ты сам был невидим для их взоров. Ты показываешься на восходе и вечером изо дня в день.

Ладья Сектет, в которой Величие твое, вперед продвигается мощно; лучи твои падают на все лица; разные цвета лучей твоих невозможно перечислить, нельзя описать словами.

Ты единственный, и только ты начал существовать из первобытных вод Нуну (или Ну).

Дозволь мне пройти, как ты проходишь; не останавливаясь, и в одно мгновение проходишь несказанное число лиг, а потом опускаешься, чтобы отдохнуть, и я тоже так смогу.

Ты увенчан величием своей красоты, ты придаешь форму своим членам, когда идешь вперед, и создаешь их, без мук труда, в форме Ра, и поднимаешься ввысь.

Позволь мне прийти на вечные небеса и на гору, где живут те, кого ты любишь. Позволь мне присоединиться к тем, кто свят и совершенен в божественном подземном мире, и позволь мне появиться вместе с ними, чтобы созерцать твою красоту вечерней порой. Я с обожанием простираю к тебе руки, когда ты, живой Диск, садишься. Ты вечный творец, и тебе поклоняются, когда ты опускаешься в небесах.

Я отдал тебе свое сердце без колебаний, о самый могущественный из всех богов…

 

ЕГИПЕТСКИЙ МОНОТЕИЗМ

 

За последние восемьдесят лет боги Египта и религия древних египтян были тщательно изучены многими египтологами, однако трудности и неясности в этом вопросе все еще до конца не преодолены. Причины существования этих трудностей в самих египтянах, потому что они не писали книг о своей религии и не объясняли, во что, собственно говоря, они верят. До нас дошло великое множество гимнов и легенд об их богах и богинях, по которым, как и по опубликованным в течение последних тридцати лет древнеегипетским текстам, сегодня можно сделать важные выводы относительно египетской религии вообще. Египтологи старой школы так и не пришли к общему мнению относительно того, является ли египетская религия монотеистической, политеистической или пантеистической, и в этом заключается одна из главных трудностей. Шамполион считал ее «чистым монотеизмом, который внешне проявлял себя как символический политеизм». Тиле думал, что сначала египетская религия была политеистической и впоследствии развивалась в двух противоположных направлениях; в одном направлении божества множились, в другом, наоборот, сближались. Нэвиль рассматривал египетскую религию как «религию природы, склонную к пантеизму». Масперо признавал, что египтяне применяли эпитет «один» и «единственный» к нескольким богам, даже когда бог ассоциировался с богиней и сыном, но, шла ли речь о единственном боге Амоне, или единственном боге Птахе, или о единственном боге Осирисе, он был вполне определенным существом, имеющим имя, черты, одежды, члены, семью, то есть был в большей степени человеком, чем многие из людей. Он — подобие земных царей, и его власть, как и власть царей, ограничена соседними царями. Концепция его единства является настолько же географической и политической, насколько религиозной. Ра, единственный бог Гелиополиса, не то же самое, что Амон, единственный бог Фив. Египтяне Фив провозгласили единственность Амо-на, за исключением Ра, египтяне Гелиополиса провозгласили единственность Ра, за исключением Амона. Каждый бог, представленный таким образом, является единственным богом нома или города, но не единственным богом всей страны.

С другой стороны, де Руже в 1860 году писал: «Единственность высшего самосущего существа, его вечность, его всемогущество и вечное воспроизведение, как бога; приписывание создания мира и всех живых существ этому высшему богу; бессмертие души, дополненное догматом воздаяния, — такова совершенная и прочная основа, которая, несмотря на те или иные особенности и мифологические украшательства, должна обеспечить верованиям древних египтян самое почетное место среди прочих религий древности». А Бругш в своем труде о религии и мифологии древних египтян выразил убеждение, что с древнейших времен обитатели долины Нила поклонялись безымянному, малопонятному и вечному богу. Это убеждение он основывает на множестве отрывков из египетских религиозных текстов, упоминающих самосущее всемогущее существо, которое представляется не кем другим, как Богом современных народов. Из этих документов мы узнаем следующее: египетские теологи верили, что однажды в бесконечно далеком прошлом ничего не существовало, кроме безграничной первобытной массы воды, которая была погружена во мрак, но которая содержала первичные источники всего, что теперь существует во Вселенной. В более поздние времена эту водяную массу, которую называли Нуну, считали «Отцом богов». Нечто в этой влаге, составлявшее ее неотъемлемую часть, почувствовало желание творить и, вообразив формы существ и вещей, которые оно собиралось сотворить, стало действовать. Первым творением стал бог Тем, или Хепри, бывший олицетворением созидательной силы в первобытной воде. Этот бог испустил из своего тела Шу (то есть тепло) и Тефнут (влагу), и они создали Геба (землю) и Нут (небо). Тем, или Хепри, измыслил облик всего и сообщил о своем желании творить сердцу, персонифицированному как Тот. Этот бог получил творческий импульс и придумал имя для каждого объекта, которому предстояло быть созданным, причем, когда он произносил это имя, объект начинал существовать. В текстах раннединастического периода Птах и Хнум ассоциировались с божеством первобытных вод Нуну или Ну, они, как утверждалось, создали формы существ и вещей, имена которых произносил Тот. Более того, они ассоциировали богиню Маат с Тотом, и сыгранная ею роль в процессе творения очень похожа на роль, приписываемую Мудрости в Книге притчей Соломоновых.

Каковы были первые изображения Тема, Птаха и Хнума, неизвестно, можно лишь утверждать, что первый и второй уже на самом раннем этапе своего существования были людьми, а третий был представлен бараном или куду. Ра, узурпировавший черты Тема, тоже изображался человеком. Но о форме первичной творческой силы, которая существовала сама по себе в водной массе Нуну, ничего не известно. Ум человека оказался неспособным ее представить, а рука человека — запечатлеть. В эпоху XVIII династии египетский писец составил гимн Хепу (Хапу, Хапи), божеству Нила, происхождение которого прослеживал от великой водной массы Нуну. Он утверждает: «Его нельзя изобразить в камне фигурами, на которые помещается белый венец. Его нельзя увидеть. Ему нельзя служить. Ему невозможно принести дары. К нему нельзя подойти в святилище. Где он, никто не знает. Ни одна обитель не сможет вместить его. Нет никого, кто указал бы путь к его сердцу». Бог Нила описывается так только потому, что он был прямым истечением великой, невидимой, непознанной и непостижимой творческой силы, которая существовала вечно и была источником всех творений. Статуи нильского божества начали изготавливать только при последних династиях новой империи, приведенный ранее гимн был создан на много веков раньше.

Религиозная литература создавалась в Древнем Египте во все периоды его существования, и все же ни в одном из текстов нам не удалось обнаружить молитву или обращение, адресованное этому невидимому и непознанному богу. Однако в собрании моральных афоризмов, или «Поучениях», составленных древними мудрецами, мы находим ряд ссылок на некую божественную силу, не имеющую личного имени. Слово, используемое для обозначения силы, — Нетер (Neter),

или

, или

, или Нефер (Nether)

. Многие пытались установить значение этого слова и раскрыть его этимологию, но его первоначальное значение до сей поры неизвестно. Судя по контекстам отрывков, в которых оно встречается, оно означает нечто вроде «вечный бог». То же слово часто используется для описания предмета, живого или неживого, который обладает некой выдающейся силой или свойством. Во множественном числе нетеру (neteru) (

) слово символизирует существа или предметы, которым поклоняются в той или иной форме. Великий бог, о котором говорится в «Поучениях», именуется па нетер (ра neter), , «бог», так же как арабы говорят об аль-аллахе, имея в виду аллаха. Следующие примеры, взятые из «Поучений Кагемни» (IV династия) и «Поучений Птахотепа» (V династия), проиллюстрируют использование слова Нетер[28].

 

1. То, что делает бог

, не может быть познано.

2. Не пугает людей бог,

, это противно ему.

3. Ежедневный хлеб наш насущный есть промысел бога

.

4. Когда ты пашешь, трудись (?) в поле, которое бог

дал тебе.

5. Если ты был безупречным человеком, пусть твой сын будет угоден богу

.

6. Бог любит покорность, непокорность ненавистна богу

.

7. Истинно хороший (или красивый) сын есть подарок бога

.

 

Эти отрывки показывают, что авторы «Поучений» верили в бога, планы которого непостижимы, который был кормильцем людей, который выделил каждому долю богатств этого мира и который ожидал от людей повиновения и воспитания детей так, как это было угодно ему. Со временем представления египтян о боге менялись, и при XVIII династии он уже утратил значительную часть отстраненности и отчужденности, и представления людей о нем стали более полными. Это видно из «Поучений Хенсухетепа», более известных как «Максимы Ани».

 

1. Бог

возвеличивает имя свое.

 

 

2. Дом Бога ненавидит многословие. Возноси с любящим сердцем все тайные молитвы. Он исполнит твои дела, и услышит то, что ты говоришь, и примет твои подношения.

 

 

3. Это твой Бог

дает тебе существование.

 

 

4. Бог

рассудит правильно.

 

 

5. Когда делаешь подношения своему Богу, берегись того, что не угодно ему.

 

Непознанный, неизвестный бог ранних династий теперь стал существом, дающим человеку жизнь и средства существования, к нему можно обратиться в храме или другом доме, ему приятно подношения и молитвы, молча возносимые ему, и он желает возвеличивания своего имени. В другом отрывке сказано:

 

6. Узри своим оком замыслы его (божий промысел). Посвяти себя прославлению имени его. Он дает души миллионам образов. Того, кто славит его, он возвеличивает.

 

Далее в тексте сказано: «Теперь бог этой земли есть Шу

, который есть властелин небес. Его подобия на земле, и им ежедневно воскуривают фимиам и приносят жертвы». В мифологии Шу это свет и тепло, исходящее от самосозданного и самосущего первобытного бог Гора, Тема, Хепри. Существо, о котором говорится в первой части отрывка № 6, представляется мне отличным от Шу, божества этой земли. Кроме того, нельзя забывать, что Аменхотеп IV, поклонявшийся Диску, воспевал «Гора двух горизонтов в его имени Шу (то есть тепло), который в тоне (Диске)».

Поучение Аменемопа, сына Канехта, труд, написанный, вероятнее всего, при XVIII династии, ясно доказывает, что автор четко различает Бога и богов Ра, бога луны, Тота, Хнума-Ра, Атона и т. д. В следующем отрывке он явно обращается к Богу.

 

1. Оставь злого человека в руках Бог. Бог знает, как его успокоить (кол. V).

2. Не уноси жизнь слуги Бога ради выгоды другого (кол. VI).

3. Обрати особое внимание на Неберчера

(владыка всего сущего) (кол. VIII).

4. Хотя правит ладьей язык человека, Неберчер ее кормчий (кол. XIX).

5. Правда есть великий носильщик Бога (кол. XXI).

6. Отдай себя в руки Бога (кол. XXIII).

7. Человек готовит солому для своего жилища, но Бог его зиждитель.

Это он разрушает, это он строит каждый день.

Это он приводит человека в Амент (мир иной), [где] он в безопасности в руках Бога (кол. XXIV).

8. Любовь Бога, да будет он восхваляем вечно, — это нечто большее, чем почитание вождя (кол. XXVI).

 

Заметим, что ни в одном из приведенных отрывков не сделано ни одной попытки описать Бога, Neter, и он ни разу не назван «одним» или «единственным». Очевидно, египтяне понимали, что не в состоянии описать его и не знают о нем ничего, кроме того, что он существует. Этот великий безымянный, невидимый и неизвестный Бог передал ряду низших существ руководство и заведование небесами, землей и всем, что в них. Тех, кто был добр и внимателен к человечеству, люди называли добрыми богами, а тех, кто был злобен и враждебен, — демонами. Каждое общество, каждая деревня, как бы она ни была мала, имела собственного «бога», чье могущество зависело от благосостояния и социального положения его поклонников. Но египтянин, безусловно, поклоняясь богу, Neter своего родного города, всегда был готов признать существование другого Neter, который, возможно, и был существом, кого мы называем Богом. В главе CXXV Книги мертвых умерший говорит: «Я не хулил Бога»

, и далее: «Я не презирал бога моего города»

 

[29]. Разница между Богом и богом города египтянину вполне понятна.

Некоторые специалисты утверждали, что Аменхотеп IV был первым монотеистом в Египте, но принятие этого утверждения зависит от того, какое значение вкладывать в слово «монотеизм», то есть в доктрину о существовании только одного бога. Отрывки из различных «Поучений», приведенные ранее, показывают, что египетские священнослужители, так же как и образованные люди, были монотеистами, даже несмотря на то, что они не провозглашали единственности бога, к которому обращались в своих молитвах. Идея единственности была понятна уже в Древнем царстве, но в текстах пирамид эта черта приписывается «богам» и царям в той же степени, что и Богу. Так, в тексте Тети (с. 237) упоминается «единственный господин»

; в тексте царя Меренра I называют «великий бог один»

(с. 127)[30]. Также говорится, что он сильнее любого бога. В тексте Пепи II (с. 952) царь называется «одним на небесах»

. Монотеизм Аменхотепа IV несколько иного плана, и провозглашенная им единственность Атона напоминает единственность некоторых других египетских солнечных богов и богов, которым первоначально не приписывались солнечные черты. Тем, Гор двух горизонтов и Ра — каждый из них назывался одним и единственным, и в том случае, если упоминались отдельно, и тогда, когда упоминались вместе, как троица. Таким же образом был титулован Амон после его соединения с Ра. И пока Аменхотеп IV провозглашал единственность Атона в городе Атона, поклонники Амона объявляли о единственности Амона в Фивах, а поклонники Ра или Тема говорили о единственности своего бога в Гелиополисе, и так по всей стране. Интересно заметить, что приверженцы Нейт в Саисе тоже заявляли, что их богиня была единственной,

, что она сначала создала себя, а потом произвела Ра из собственного тела. Вторая часть гимна солнечной троице, сохранившаяся в папирусе Ани (лист 19), адресована Ра-Тему-Гарахути, «единственному», добавляет к этому единственному Осириса.

 

«Привет тебе, о Осирис, повелитель вечности, Уннефер, Гарахути, чьих обликов множества, а черты волшебны, Птах-Секер-Тем в Ану, господин скрытой святыни и творец Хеткаптаха (Мемфис). Ты обращаешь лицо свое к другому миру, ты заставляешь землю сиять, как чам (позолоченная медь?). Мертвые встают, чтобы лицезреть тебя, они вдыхают воздух и видят твое лицо, как лицо Атона (Диск), когда он поднимается над горизонтом. Когда они видят тебя, их сердца удовлетворены, о ты, чье имя Вечность и Постоянство».

 

Аменхотеп IV не мог уделять много времени философским теориям, касающимся единственности Бога, как это иногда утверждают. Этому посвящали все свое время греческие философы, однако тысячелетием позже. Между тем представляется вполне вероятным его желание сделать Атона, бога абсолютной правды и справедливости, официальным божеством Египта и божественным правителем стран Судана и Западной Азии, находившихся под его началом. Если это так, Аменхотеп родился слишком поздно, чтобы осуществить столь революционное преобразование, даже предполагая, что он был физически и умственно готов к его правильному пониманию. Когда он взошел на трон, Амон он же Амон-Ра, царь богов и владыка мира был, по существу, тем, чем Аменхотеп хотел сделать Атона. Амон изгнал гиксосов и возвел на трон первого царя XVIII династии, он даровал победу преемникам Яхмоса I и наполнил Египет богатствами Судана и Западной Азии. Амон стал властелином богов, и его слава наполнила весь мир, разумеется известный на тот момент египтянам. Было невозможно свергнуть великое и очень богатое жречество Амона, не говоря уже о всевозможных социальных институтах, главой которых был Амон. Монотеизм Аменхотепа с религиозной точки зрения был вовсе не нов, но с политической точки зрения — являлся абсолютно новым явлением. Прежде всего он включал в себя положение о том, что Амон не являлся божеством, способным стать общегосударственным для Египта, Судана и Сирии, в то время как Атон был справедливее, благочестивее и милосерднее «выскочки» из Фив. Поэтому только Атон должен был стать государственным божеством Египта. Когда Аменхотеп IV решил перейти от слов к делу, его попытка сопровождалась, как это часто бывает с религиозными реформаторами, конфискацией священной собственности, социальными беспорядками и нищетой. Египту еще повезло в том, что он породил только одного царя, который был индивидуалистом и идеалистом, пацифистом и религиозным реформатором одновременно.

Аменхотеп IV хотел создать позитивную религию, и, как религиозный новатор, он говорил и действовал, как будто был вдохновлен свыше и нес людям некое божественное откровение. Он любыми путями старался отойти от традиций прошлого. Ему не суждено было понять, что, если его религия должна была укорениться и процветать, она не должна была отрываться от прежних идей и привычек, испокон веков существовавших в народе. Ведь вовсе не он стоял у истоков религии в Египте. Аменхотеп IV не сумел выполнить свою задачу, поскольку его религия не привлекла людей, она не была обращена к религиозным инстинктам и обычаям, уже существовавшим у египтян, в то время сам реформатор не желал терпеть традиционные формы, в которые были воплощены духовные чувства людей.

 


[1]Абдель Халиф С а р в а т — п а ш а — премьер-министр Египта в 1873–1928 годах. (Здесь и далее, кроме особо оговоренных случаев, примеч. пер.)

 

[2]О с т р а к а — глиняные черепки.

 

[3]Л а к а у — директор службы древностей. (Примеч. авт.)

 

[4]Это имя означает «Ее жизнь от Атона», иными словами, от солнечного диска. (Примеч. авт.)

 

[5]Имеются в виду шесты для переноски статуй.

 

[6]Это название Фив, но также и города Напата.

 

[7]В предисловии к дуврскому изданию сказано, что этот абзац, как, собственно, и значительная часть книги, был написан до обнаружения гробницы Тутанхамона в 1922 году. (Примеч. авт.)

 

[8]

Легенда напечатана у Шамполиона, «Памятники», том II. (Примеч. авт.)

 

[9]Правильное прочтение может быть Hememit, что связано со словом «реветь, грохотать, шуметь». Получается, Хнум-Амон шума. Аменхотеп IV посвятил скарабея богу шума (Британский музей, № 51084). (Примеч. авт.)

 

[10]Х е н м е м е т — класс небожителей.

 

[11]Или «Творец». Здесь Амон идентифицируется с древним богом творения.

 

[12]Чам, вероятно, позолоченная медь или даже золото.

 

[13]Вероятно, здесь содержится неточность. Писатель, должно быть, имел в виду: «Когда твое величество садится, ты поднимаешься и сияешь над Туат».

 

[14]Стела Пианхи, 1.102.

 

[15]Прекрасный экземпляр из этой группы скарабеев хранится в Британском музее, № 555585.

 

[16]Прекрасные экземпляры из этой группы скарабеев также хранятся в Британском музее, № 4095, 1250, 24169, 29438.

 

[17]Л о р е Виктор — французский египтолог.

 

[18]Судя по всему, целью праздника было продление жизни царя, который одевался как Осирис, брал атрибуты Осириса и с помощью обрядов и ритуалов воплощался в бога. Таким образом он возобновлял свои жизненные силы и божественность.

 

[19]Имена семи дочерей Ахенатона (Эхнатона) были следующие: Меритатон

, Макетатон

, Анхесенпаатон

, Нефернеферуатон-младшая

, Нефернефрура

 

, Сетепенра

, Бакетатон

.

Старшая дочь вышла замуж за соправителя своего отца Сменхкара, вторая дочь умерла юной и была похоронена в гробнице на восточных холмах, третья дочь вышла замуж за Тутанхамона.

 

[20]Все эти письма и сообщения написаны клинописью на глиняных табличках, более трех сотен которых обнаружила в Амарне в 1887–1888 годах местная жительница. Краткое содержание дощечек, хранящихся в Британском музее, опубликовано Безольдом и Баджем в 1892 году. Тексты всех писем, находящихся в Лондоне, Берлине и Каире, с немецким переводом были опубликованы Винклером, позднее еще один текст на немецком языке был опубликован Кнудсоном. Тексты шести писем, приобретенных Лувром в 1918 году, в переводе Тюро-Данжена, опубликованы в Париже в 1921 году. Из них три написаны палестинскими правителями, два сирийцами и еще одно египетским царем и адресовано некому Интаруда, царю Аксафа.

 

[21]Некоторые интересные замечания доктора Г. Ассельбергса о старой и новой манере рисунков во время правления Аменхотепа IV с фотографиями можно найти в «Египетском журнале», т. 58 (1923), с. 36 и далее.

 

[22]Его титулы —

 

 

[23]То есть аскетом, равнодушным к богатству.

 

[24]Это открытие одно время приписывалось Петри. Я поведал его подлинную историю в моей книге «Нил и Тигр».

 

[25]Он вел раскопки с ноября 1891 года до конца марта 1892 года.

 

[26]Иными словами, для Ахенатона.

 

[27]То есть чтобы люди почувствовали сердце Шу, кто в Атоне.

 

[28]Далее приведены выдержки из папируса Присса, составленного при XI или XII династиях.

 

[29]Из папируса Небсени, начало XVIII династии.

 

[30]И «господин земли до ее пределов»

(с. 128).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 74; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.198.139.112 (0.019 с.)