ГЕРА И СУТИ, НАДЗИРАВШИМИ ЗА РАБОТАМИ В ФИВАХ ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ АМЕНХОТЕПА III



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЕРА И СУТИ, НАДЗИРАВШИМИ ЗА РАБОТАМИ В ФИВАХ ВО ВРЕМЯ ПРАВЛЕНИЯ АМЕНХОТЕПА III



Бадж Уоллис

ЕГИПЕТ ВРЕМЕН ТУТАНХАМОНА

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Появившаяся в декабря 1922 года информация об открытии лордом Карнарвоном и Говардом Картером в Долине царей в Западных Фивах гробницы Тутанхамона взволновала все цивилизованное человечество. Из рассказов о содержимом гробницы, с удивительной быстротой опубликованных в «Таймс», мы узнали о колесницах, роскошных тронах и позолоченных ложах, царских одеждах, ларцах с украшениями, едой, косметикой и туалетными принадлежностями, огромных деревянных статуях, алебастровых сосудах доселе неизвестной формы и красоты и о бесчисленном множестве других предметов. Невозможно даже представить себе картину, открывшуюся перед глазами двух исследователей, вошедших в два внешних помещения. Нашедшие мелкие предметы, получившие возможность их исследовать, были потрясены их изысканной красотой и совершенством форм. Трудно выразить словами необыкновенную важность находок с художественной точки зрения. Легко согласиться с Сарват-пашой[1], который заявил, что ни одно из описаний не дает полного представления о находках, что, вероятно, неудивительно, поскольку они уникальны («Таймс», 18 января 1923 г.).

Все авторы, описывавшие и обсуждавшие открытие, не упустили возможность заявить о величайшей ценности и важности находок лорда Карнарвона, являющихся образцами искусств и ремесел, процветавших в городе Ахетатон при его основателе — последователе Атона Аменхотепе IV. Тем не менее некоторые из них были введены в заблуждение собственным стремлением воздать должное великому открытию и наполнили собственные хвалебные речи ошибочными утверждениями исторического характера. Отдельные авторы, например, утверждали, что информация, появившаяся благодаря эпохальному открытию лорда Карнарвона и Говарда Картера, делает необходимый пересмотр эпохи XVIII династии, хотя для этого нет никаких оснований, поскольку авторизованная информация о гробнице Тутанхамона и ее содержимом не содержит никаких новых исторических фактов. Лорд Карнарвон, конечно, мог дать некую информацию, которая расширила бы наши познания, касающиеся времени правления Тутанхамона, но даже если он ее и имел, то не сделал достоянием общественности. Так что сегодня мы знаем о правлении Тутанхамона не больше, чем до феноменального открытия его гробницы. Другие сделали вывод, что Тутанхамон — величайший из египетских царей. Но это не так. Взойдя на трон, он исповедовал ту же религию, что и его супруга, то есть был последователем культа Атона — Солнца — атонизма. Некоторое время так и продолжалось. Но вскоре он понял, что атонизм изжил себя, и заменил имя Атон в своем собственном имени и имени своей супруги на Амон, став горячим почитателем последнего, как и всех и древних богов своей страны. Известность Тутанхамона основывается на том бесспорном факте, что он восстановил поклонение Амону и заставил приверженцев Атона отказаться от поклонения этому божеству. Отдельные писатели старались доказать, что Тутанхамон был «фараоном Исхода» и его жена Анхесепаатон нашла Моисея в камышовой корзине и вырастила его. Но дело в том, что было несколько Исходов, и Тутанхамон не был египетским царем во времена ни одного из них. Также довольно странные идеи возникали в отношении к некоторым предметам мебели, найденным лордом Карнарвоном в гробнице. Так, было объявлено, что похоронное ложе с ножками, выполненными в форме странного животного, имело месопотамское происхождение, что неверно. Представленный зверь — это чудовище по имени Аммит, «пожирательница мертвых». Она присутствует на всех папирусах, описывающих сцену Суда фиванского варианта Книги мертвых. Относительно ее внешнего облика нет никаких сомнений, поскольку в папирусе Хунефера сказано, что передняя ее часть напоминает крокодила, задняя — бегемота, а средняя — льва (или кота).

 

. Жители Месопотамии таких зверей не знали, и похоронное ложе могло быть сделано только в Египте, где в Аммит верили и очень ее боялись.

Интересы некоторых авторов, писавших об открытиях лорда Карнарвона, не ограничивались гробницей Тутанхамона, но распространялись на религиозную революцию, якобы начатую Аменхотепом III по настоянию его жены царицы Тии. Революция с еще большей энергией была продолжена их сыном Аменхотепом IV, который верил, что является воплощением Атона — бога солнечного диска. Эти дискуссии привили многим читателям совершенно превратное представление как о личности Аменхотепа IV, так и о природе культа Атона. Этот царь изображается реформатором, индивидуалистом, идеалистом и пацифистом. Но он был реформатором, не начавшим никаких серьезных реформ, индивидуалистом, всегда обращавшим «дары богов» собственной стране на пользу лично себе. Это был идеалист, поклонявшийся материи, и пацифист, потерявший египетскую «азиатскую империю». Его «Учение» провозглашало единственность Атона, что сравнимо с монотеизмом христианских народов. Однако до его прихода к власти жрецы Гелиополиса, Мемфиса, Гермополиса и Фив объявили ту же единственность главной чертой своих богов. Утверждалось, что это учение было призвано прививать мораль и религиозность более высокого уровня, чем любая доктрина в Ветхом Завете. Некоторые энтузиасты хотели бы заставить нас поверить, что в духовных концепциях и чистом восприятии оно превосходит учение Христа, каким оно изложено в Евангелии. Практически все, что мы знаем об учении Аменхотепа IV, изложено в коротком гимне, который приписывается самому царю, и в гимне более обширном, найденном в гробнице Эйе — его ученика и преемника — в Тель-эль-Амарне. Язык и стиль этих текстов весьма интересен. В них справедливо оцениваются выгоды, которые и люди, и звери получают от созидательного и оплодотворяющего влияния солнечного света и тепла. Но я не могу найти в них ни единого суждения, заключавшего какое-либо духовное начало или побуждавшего к чистой жизни, ни одного намека на сознание греха или свидетельства веры в воскрешение и загробную жизнь. Конечно, вполне возможно, что все религиозные труды атонистов, за исключением названных гимнов, погибли. Однако остается непреложным факт, что именно на этих гимнах и отрывках из них, находимых в гробницах высокопоставленных лиц в Тель-эль-Амарне, современные писатели основывают свои суждения о высокодуховном характере религии и морали атонистов.

В процессе обсуждения этих и близких к ним проблем, состоявшегося в середине декабря, лорд Карнарвон предложил мне собрать в небольшой книжке все известные факты о правлении Тутанхамона, добавив две или три главы о культах Амона, Атона и египетском монотеизме, до сих пор представляемых в ложном свете. Он особенно настаивал на том, чтобы были приведены некоторые гимны Амону и Атону, причем самые важные из них должны были сопровождаться оригинальными иероглифическими текстами. Таким образом, желающие проникнуть глубже в существо вопроса могли иметь больше возможностей для формирования собственного мнения о характере гимнов Атону и решения относительно соотношения в них материального или духовного. Я попытался воплотить в жизнь его рекомендации, и в сложившихся обстоятельствах будет нелишним сказать несколько слов о его трудах по египетской археологии.

Зимой 1907/08 года лорд Карнарвон провел серию сложных раскопок в районе Drah abu’l Nakkah и в долине Деир-эль-Бахари в Западных Фивах. В них, как и во всех последующих раскопках, ему помогал Говард Картер, бывший инспектор египетской службы древностей. Этот человек обладал всеми необходимыми качествами для выполнения работ, задуманных лордом Карнарвоном, — хорошо говорил по-арабски, имел опыт общения с местным населением, а также с торговцами древностями, практическими навыками ведения раскопок и большим интересом к египетской археологии. В Деир-эль-Бахари лорд Карнарвон обнаружил два острака[2], покрытые иероглифами. На одном содержалось описание деяний царя Камоса, на другом — часть новой версии «Поучений Птахотепа». В 1908–1909 годах он открыл гробницу Тетаки и еще одну гробницу, которую можно отнести к XXV династии, содержащую останки девяти человек. В 1910–1911 годах он обнаружил незавершенный храм Хатшепсут, разрушенный храм Рамзеса IV, кладбище, относящееся к XII династии, и ряд более ранних захоронений. Полное описание того, что он сделал в Фивах, содержится в его труде «Пять лет исследований в Фивах», Оксфорд, 1912. Эта книга проиллюстрирована восьмьюдесятью фотографиями и является одним из наиболее полных из всех ранее опубликованных описаний археологических раскопок в Египте. В 1911–1912 годах он продолжил раскопки в Фивах и приступил к раскопкам в Ксоисе — в Дельте. В 1912 году лорд Карнарвон обнаружил в Фивах большое храмовое хранилище Хатшепсут, в котором было много алебастровых кувшинов, инструментов и т. д., а также несколько захоронений, относящихся к XII династии. В 1915 году он открыл гробницу Аменхотепа IV, а в 1916–1917 годах — гробницу, предназначенную для Хатшепсут. В последней находился великолепный саркофаг из кристаллического известняка с именем царицы и перечислением ее титулов — супруги правящего фараона. Здесь невозможно перечислить, даже коротко, все раскопки, в которых лорд Карнарвон участвовал в Фивах в 1907–1921 годах. Можно лишь заметить, что он руководил ими лично, а также финансировал их, причем расходы, как можно догадаться, были весьма значительными.

Затем лорд Карнарвон пожелал расширить сферу своей деятельности и обратил свое внимание на Долину царей в Западных Фивах. Эта площадка была предназначена для правительственных исследований. В начале века мистер Т. Дэвис получил разрешение на проведение там раскопок от профессора Масперо, директора службы древностей Египта, и с помощью Говарда Картера и мистера Айртона сумел обнаружить гробницы царицы Хатшепсут, Тутмоса IV, Хоремхеба, Менептаха (Мернептаха), Саптаха, а также невскрытую гробницу Юаа и Туау, отца и матери царицы Тии. После этого он сообщил Масперо: «На данный момент долина расчищена, в ней больше нет гробниц». Большинство людей приняли его слова как констатацию факта. И только лорд Карнарвон не согласился с мнением мистер Дэвиса. Получив правительственное разрешение, он и Говард Картер приступили к раскопкам. Оба они понимали, что где-то в долине все еще остается одна или две доселе неисследованные царские гробницы. Знания, интуиция, упорный труд и удача позволили им сделать самое замечательное археологическое открытие за всю историю Египта. Следующий отрывок из письма, написанного лордом Карнарвоном мне 1 декабря 1922 года, показывает, как лично он относился к своему величайшему триумфу. Он пишет:

 

«И еще одно: хочу рассказать вам, как полагаю, о самой замечательной находке, сделанной в Египте или где-либо еще. Пока я проник только в две камеры, но того, что в них находится, достаточно, чтобы заполнить большинство ваших комнат в В.М. (наверху). Здесь есть еще запечатанная дверь, и один Бог знает, что находится за ней. Причем не количество предметов, а их удивительная красота, изысканная отделка и оригинальность делают эту находку действительно исключительной. Здесь есть трон или кресло, красивее, чем любой аналогичный предмет мебели, ранее найденный в Египте, алебастровые вазы чудесной работы, кровати, стулья, великолепные бусы, четыре колесницы, инкрустированные драгоценными камнями, фигуры царя и царицы, выполненные в полный рост, в массивных золотых сандалиях, с царскими регалиями, бесчисленные ларцы, царские одежды, статуэтки «ша-вабти» высотой 0,9 м, символы государственной власти и т. д. Я не открывал ларцы и не знаю, что в них, очевидно, папирусы, фаянс, свечи, подсвечники и т. п. Все это и многое другое находится в передней камере. Есть еще одно помещение, куда нельзя попасть из-за груд мебели, алебастровых статуй и т. д., высота которых достигает 1,5 м. Мы видим еще запечатанную дверь, за которой, я уверен, находится царь и бог знает что еще. Одни предметы сохранились в превосходном состоянии, другие разрушились, но в целом все это производит чудесное впечатление. Да и есть еще запечатанная дверь! Даже Лакау[3]был впечатлен зрелищем. [Два параграфа пропущены]. Мне это обойдется в астрономическую сумму, но я все же попытаюсь сделать все сам. Полагаю, Картеру и трем его помощникам потребуется не меньше двух лет, чтобы разобраться со всем, особенно если мы найдем многое за печатями. Я вернусь через десять дней и постараюсь увидеться с вами. Искренне Ваш Карнарвон».

 

Обнаружив археологический объект, являющийся «жемчужиной величайшей ценности», Карнарвон с характерной для него щедростью пожелал, чтобы все желающие могли приехать в Луксор, чтобы полюбоваться на него и порадоваться вместе с ним. Он организовал ряд публикаций в «Таймс», подробно рассказывающих о расчистке внешних камер. Они сопровождались превосходными фотографиями самых замечательных предметов, которые сделал для него один из членов Американской археологической миссии. Таким образом, люди во всем мире могли следить за ходом работ. Гости из многих стран толпой повалили в Луксор, чтобы своими глазами увидеть гробницу Тутанхамона и удивительные предметы старины, содержавшиеся в ней. Лорд Карнарвон помогал им во всем, что было в его силах. Он уделял им массу времени и энергии, делился знаниями, но работа, увы, отнимала у него много сил. Он не был физически сильным и выносливым человеком, а последствия серьезной дорожной аварии, имевшей место несколькими годами раньше, и болезней последних лет негативно отразились на его здоровье. Его дух был крепок и отвага неистребима, на них ничто не могло повлиять, но работа, которую он постоянно выполнял, оказалась для этого человека непосильной.

И тогда к общей слабости и сильному переутомлению добавился роковой укус москита. Любой путешественник по Египту, когда-либо становившийся жертвой этих злобных и опасных существ, в марте и апреле миллионами заносимых в страну горячим южным ветром, знает, как сильна лихорадка и слабость, следующая за их успешной атакой на человека. Шли дни, объем работы увеличивался, отдыхать лорд Карнарвон категорически отказывался, и закономерным следствием такого положения вещей стала серьезная болезнь. Он был вынужден отправиться в Каир к врачам. Те сделали для него все, что было в их силах, использовали все достижения медицинской науки, однако мало-помалу их пациент слабел и рано утром 5 апреля тихо скончался. Пока он боролся со смертью в больничной палате Каира, весь мир, затаив дыхание, следил за его состоянием. То, что он умирает так скоро после совершения выдающегося открытия, казалось всем несправедливостью.

Смерть лорда Карнарвона стала серьезным ударом по египетской археологии. Его место так никто и не сумел занять. В течение долгих шестнадцати лет он посвящал всего себя раскопкам в Египте, отдавая этому делу столько времени, энергии и средств, сколько не мог себе позволить ни один археолог ни до ни после него. Дух Древнего Египта владел им почти двадцать лет, причем с каждым годом увлеченность британского аристократа становилась все сильнее. «Сухие кости» египетской филологии оставляли его равнодушным, а когда египтологи в его присутствии до хрипоты спорили о датах и хронологии событий, его реакцией была лишь сдержанная улыбка. Но он был глубоко покорен изысканной красотой форм и цвета, которые находил в египетских древностях, а его небольшая коллекция в замке Хайклер известна далеко за пределами Англии. Его интересовало только лучшее, и ничего, кроме лучшего, не могло его удовлетворить, а получив лучшее, он начинал верить, что существует нечто еще прекраснее. Его поиски красоты в египетских орнаментах, формах и цветах стали культом его жизни на многие годы. Лорд Карнарвон обладал безукоризненным вкусом и непревзойденным чутьем ко всему истинному. Когда речь шла о прекрасном антиквариате, деньги не обладали для него ценностью, и он часто повторял сэру Генри Роулинсону, что достать деньги легче, чем антиквариат. В процессе работы в Египте лорд Карнарвон общался с представителями всех слоев местного населения, среди которого неизменно пользовался большим уважением. Его надолго запомнили как щедрого работодателя и доброго друга. Его неизменное чувство юмора, сообразительность, способность быстро разобраться в любом вопросе, дружелюбие и старомодная учтивость очень нравились египтянам и завоевали ему множество друзей и среди жителей Востока, и среди уроженцев Запада. Я осмелился говорить о лорде Карнарвоне только как о великом и беспристрастном археологе, отдавшем много лет жизни и огромные средства во имя любви к науке. Дело в том, что я не обладаю достаточными знаниями, чтобы рассказать об этом человеке как пионере цветной фотографии, коллекционере гравюр, картин, книг и т. д. Обо всем этом, равно как и о многом другом, сказано в пространной статье о нем, опубликованной в «Таймс» в день его похорон на Бикан-Хилл (30 апреля).

 

ПРИМЕЧАНИЕ

 

Фараоны XVIII династии правили около 230 лет, то есть примерно с 1580 года до н. э. до 1350 года до н. э. Их имена таковы:

 

ПРАВЛЕНИЕ ТУТАНХАМОНА

 

 

(«Живой образ Амона»), царь Египта, около 1400 года до н. э.

Когда и где родился Тутанхамон — неизвестно, существуют сомнения относительно личности его отца. Из надписи на скарабее, найденном в храме Осириса в Абидосе, мы знаем, что его мать звали Меритре

 

. В надписи на льве из красного гранита, который находится в галерее Южного Египта в Британском музее, сказано, что он «восстановил памятник своему отцу, царю Севера и Юга, повелителю двух земель, Нимаатра, отпрыску Ра, сыну Ра, Аменхотепу (III), правителю Фив». Вполне возможно, что Тутанхамон действительно был сыном Аменхотепа III от одной из его наложниц, и, называя этого царя своим отцом, он не грешит против истины, однако доказательств тому нет. С другой стороны, Тутанхамон мог использовать слово «отец» как синоним слов «предшественник, предок». Египтологи старой школы понимали надпись, начертанную на льве, предназначенном Тутанхамоном для храма, построенного в Сульбе, в Нубии, слишком прямо, но большинство современных авторов не согласны с ними. Истина заключается в том, что имя отца Тутанхамона неизвестно. Он стал фараоном благодаря женитьбе на принцессе Анхесенпаатон, третьей дочери Аменхотепа IV

[4], во всяком случае, такое предположение вполне естественно. Однако, возможно, он избавился от своего непосредственного предшественника Сменхкара (Сакара), который женился на принцессе Меритатон или Атонмерит,

, старшей дочери Аменхотепа IV, и завладел его троном.

Взойдя на трон, Тутанхамон был, или, по крайней мере, заявлял об этом, приверженцем культа Атона. Таким образом, он придерживался религиозных взглядов своей жены и тестя. Доказательством тому является фрагмент каменной стелы, хранящейся в Берлине, на которой его называют «Повелитель двух земель, повелитель Востока, повелитель венцов, Тутанхатон

, которому жизнь дана навечно». Он не сразу разорвал свою связь с культом Атона, поскольку начал возводить храм или какое-то другое строение, посвященное Атону в Фивах. Это явствует из того факта, что на нескольких камнях, использованых в строительстве его непосредственным преемником Хоремхебом, нанесено имя Тутанхамона. Невозможно определить, в какой степени Тутанхамон был занят строительством, поскольку Хоремхеб объявил какую-то часть его работ своими, уничтожив, где мог, имя Тутанхамона и заменив его своим. Он зашел так далеко, что даже посягнул на известную стелу Тутанхамона, обнаруженную в Карнаке Легреном в 1905 году. Из этой стелы мы знаем «сильные имена» и официальные титулы, принятые Тутанхамоном.

1. Имя Гора. Ка-нехт-тут-мос.

 

2. Небти-имя. Нефер-хепу-сегер Туаи.

 

3. Золотое имя Гора. Ренп-кхау-сехетеп-нетеру.

 

4. Имя Несу-бит. Небхепрура.

 

5. Имя сына Ра. Тутанхамон.

 

 

В некоторых случаях картуш имени содержал знаки

, что означает «правитель «Ану юга» (то есть Гермонтиса). Когда Тутанхатон взошел на трон, он изменил свое имя на Тутанхамон, что означает «Живой образ Амона».

Наш главный источник знаний о деяниях Тутанхамона — каирская стела, о которой мы уже упоминали. Из текста, который, к сожалению, в нескольких местах поврежден, мы можем получить представление о состоянии неразберихи, царившем в Египте во времена его восшествия на трон. Иероглифы, обозначавшие год его восшествия на трон, стерты временем. В первых строчках мы видим имена и титулы фараона, который утверждает, что был любим Амоном-Ра, великим богом Фив, Тему и Ра-Хорахти (Ра-Гарахути), богами Ану (Гелиополиса), Птахом из Мемфиса и Тотом, повелителем слов божьих (то есть иероглифов и священных текстов). Он называет себя «хорошим сыном Амона, рожденным от Камутефа» и утверждает, что происходит от славного семени и священного яйца и что сам великий Амон является его отцом. Амон создал его тело, придал ему форму, сделав ее совершенной, и божественные души Ану были с ним с самого рождения, объявив, что он должен стать вечным царем, признанным Гором, который посвятит все свое время и энергию служению богам, своим отцам.

Эти утверждения достаточно интересны, поскольку их толкования в духе, желанном фараону, указывают на то, что восхождение последнего на трон было одобрено жрецами Мемфиса, Гелиополиса, Гермополиса и Фив. Как бы он ни относился к культу Атона при жизни Аменхотепа IV к моменту появления великой стелы в Карнаке, все его симпатии к данному божеству полностью исчезли, и совершенно ясно, что он уже тогда делал все от него зависящее, чтобы оправдать ожидания великого древнего жречества Египта.

Далее в тексте сказано, что он восстановил памятники, существовавшие веками, но превратившиеся в руины (во время правления Эхнатона). Он положил конец беспорядкам и недовольству

. Правда шествовала по обеим землям (которые он упрочил). Когда его величество стал царем Юга, вся страна была охвачена хаосом, таким же, как тот, что царил в первобытные времена (то есть до сотворения мира). От Абу (Элефантина) до болот (Дельты) собственность храмов древних богов и богинь была уничтожена, их святилища лежали в руинах, а земли превратились в пустыни. Дворы храмов заросли сорняками, святыни были свергнуты, и священные места стали местом обитания людей. Земля погибла, боги отвернулись от этой страны, и она находилась не в лучшем состоянии.

Конечно же состояние разрухи по всей стране в первую очередь объяснялось тем, что сокровищницы великих богов не получали дохода, или дани, во всяком случае в требуемых размерах, от вассальных племен Палестины и Сирии. Легко понять, что любые постройки постепенно рушатся, и земля приходит в запустение, как только распадается централизованная власть. Далее Тутанхамон говорит, что посол, отправленный к шаху

(Сирия), чтобы расширить границы Египта,

,не преуспевал в своей миссии. Иными словами, сборщики дани возвращались с пустыми руками, поскольку племена отказались ее платить. И было бесполезно обращаться к богам или богиням, поскольку ответа на страстные мольбы просителей все равно не было. Сердца богов были преисполнены отвращения к людям, и они уничтожали существа, которых сами же сотворили. Но столь печальные дни прошли, и на трон собственного отца наконец взошел новый царь, навел порядок и начал править землями Гора, то есть городами-храмами и их землями. Египет и Красная земля (то есть пустыня) пришли под его надзор, и каждая из земель приветствовала его волю беспрекословным подчинением.

Далее в тексте говорится, что его величество жил в великом дворце Пер-Аахеперкара. Этот дворец, вероятно, располагался в окрестностях Мемфиса или же в другом месте, но не слишком далеко от города (некоторые считают, что он был или в Фивах, или в непосредственной близости от них). В нем он правил, как Ра в небе, и посвятил себя заботе о своей стране. Он обдумывал замыслы в своем сердце, изыскивая всякое доброе дело, полезное и приемлемое для народа. Следовало ожидать, что, отвергнув Атона и все его деяния, он поселится в Фивах и вступит в непосредственное общение со жрецами Амона. Однако Тутанхамон не был уверен в том, что в Фивах ему окажут теплый прием, и потому, отправившись на запад, обосновался в Мемфисе или вблизи него. Постоянно пребывая в заботах о благосостоянии отца своего Амона, он отлил «его царственный лик»

в золоте или металле чам. Он делал очень многое, больше, чем было сделано когда-либо до него, чтобы усилить могущество и величие Амона. К сожалению, в тексте нет описания золотой статуи Амона, но представление о том, какой она была, можно получить по великолепной фигуре бога из коллекции лорда Карнарвона в замке Хайклер. Она выставлялась в 1922 году в Берлингтонском клубе изящных искусств. Красивая серебряная фигура Амона-Ра, покрытая золотыми пластинами, выставлена в Британском музее. Очевидно, ранее она находилась в святилище бога. Затем он создал статую отца своего Амона на тринадцати шестах[5], украшенную золотом или металлом чам, лазуритом, бирюзой и всевозможными драгоценными камнями, тогда как прежде величество этого бога было на одиннадцати шестах. Также создал он статую Птаха, владыки Жизни, и образ его драгоценный тоже украшали золото или металл чам, лазурит, бирюза и всякие ценные камни, тогда как прежде величие этого бога была отмечено семью шестами. Фигура Птаха, первоначально стоявшая в святилище в Мемфисе, была только на шести (?) шестах. Кроме того, его величество сделал памятники всем богам, образуя их священные образы

 

из настоящего золота и серебра, из лучшего, что имелось. Он отстроил их святилища заново в виде памятников вековечных, благоустроенных на потребу вечности. Он ввел жертвоприношения богам и установил их регулярность. Он обеспечивал ежедневные приношения во все храмы, причем в значительно больших масштабах, чем это было ранее.

Он ввел

или назначил жрецов-«блюстителей» и жрецов — рабов бога, которых он выбирал из числа сыновей знати, о которых было известно, что их репутация выше всяких похвал, и обеспечил им высокие доходы, направляя в храмы богатые дары — огромное количество серебра, золота и других металлов. Он наполнил храмы рабами, мужчинами и женщинами, и дарами, составлявшими часть захваченной ими добычи. Кроме подарков, которыми он обеспечивал жрецов и слуг храмов, он увеличил доходы храмов, одних в два, других — в три и четыре раза, посредством дополнительных даров из металла чам, золота, лазурита, бирюзы и всевозможных драгоценных камней, царских одежд из виссона и льняного полотна, масла, мазей, духов, фимиама, амита

и мирра. Дары из «всех красивых вещей» щедро давались царем. Восстановив храмы и обеспечив все необходимое для ежедневных жертвоприношений и для проведения служб, имевших место ежедневно на благо царя, то есть самого Тутанхамона, он позаботился о праздничных процессиях на реке и священных озерах храмов. Он собрал людей, имевших опыт в постройке кораблей, и поручил им построить их из древесины акации лучшего качества, которую только можно найти на земле Негау

.Многие части кораблей были выложены золотыми пластинами, и их сияние освещало реку.

Информация, содержащаяся в двух последних параграфах, позволяет нам понять степень разорения, которому поверглись старые религиозные институты страны из-за деяний Эхнатона. Стены храмов были изуродованы атонистами, жрецы изгнаны, собственность храмов конфискована и использована для распространения культа Атона. Фигуры великих богов, сделанные из золота и других ценных металлов, были расплавлены, и люди лишились возможности в случае нужды обратиться к богам, поскольку боги лишились облика, в котором можно было поселиться, придя на землю. Не было жрецов, не было богов, которых можно было молить, не выполнялись погребальные церемонии, и мертвые лежали в могилах без благословления.

В период религиозного хаоса, воцарившегося по всей стране, некоторые рабы, и мужчины и женщины, певцы,

, шимайю и люди, занимающиеся акробатикой,

, использовались царем-атонистом, чтобы помогать в проведении религиозных обрядов и празднований в честь Атона. Их Тутанхамон «очистил» и перевел в царский дворец, где они выполняли обязанности своего рода слуг, в связи со службой всем «богам-отцам». Такое обращение царя рассматривалось всеми как акт благосклонности, и все эти люди были в высшей степени удовлетворены своим новым положением. В последних строках текста говорится, что боги и богини Египта снова возрадовались, поскольку поклонение старым богам было восстановлено, и что все жители Египта от всего сердца благодарили царя за акты благодеяний. Боги дали царю жизнь и чистоту, и с помощью Ра, Птаха и Тота он правил страной с мудростью и ежедневно выносил справедливые решения по отношению ко всем людям.

В строке 18 стелы Тутанхамона содержится свидетельство, что дары, данные царем жрецам и храмам, были частью добычи, захваченной его величеством у покоренных народов

. Это предполагает, что даже во время столь короткого правления (8—10 лет) он совершал набеги, которые нельзя было назвать войнами, на страны, завоеванные и поставленные в зависимость от Египта его предшественниками. Правдивость этого утверждения полностью подтверждается изображениями и надписями, запечатленными в гробнице Юйи

в Западных Фивах.

Этот офицер служил в Нубии при Аменхотепе IV, и в качестве награды за преданность и успехи царь назначил его правителем Кеша (Нубии), дав ему право владычествовать от Нехена, современного Эль-Каба, расположенного в примерно в 80 км к югу от Фив, до Нест-Тауи

[6]или Напата (Джебель-Баркал), расположенного у Четвертого порога. Во время правления Тутанхамона Юйи вернулся из Нубии в Фивы и привез с собой большое количество золота, и в изделиях, и в песке, ларцы с золотом и серебром, мешки с драгоценными камнями, мебель, щиты и колесницы. С этими драгоценными предметами прибыли шейх Маама, шейх Уайта, сыновья главных вождей от Бухена до Элефантины и большое число рабов. Юйи и сопровождающие его лица прибыли в шести лодках, и выгруженные дары были переданы официальным лицам фараона, пришедшим на встречу. Далеко не просто решить, была ли эта презентация Юйи продукции Нубии официальной уплатой дани Тутанхамону или личным подношением новому правителю Египта. Если Юйи был назначен наместником Кеша Аменхотепом IV или его отцом, возможно, он был приверженцем культа Атона. В этом случае его дары Тутанхамону, видимо, были личными и предназначались для задабривания реставратора культа Амона. Даже если так, золото, серебро и драгоценные камни из Нубии были весьма кстати для Тутанхамона, ибо давали ему средства для передачи жрецам и храмам.

Египтологи в основном соглашаются с тем, что сцены в гробнице Юйи, изображающие подношение даров от Нубии, имеют исторический характер, и можно считать, что Тутанхамон действительно осуществлял правление в Нубии. Но на стенах также изображены сцены, в которых вожди и знать Ретенну (Сирия)

 

подносят Тутанхамону аналогичные дары, при этом данные сцены уже нельзя столь безоглядно считать историческими. В своей большой надписи Тутанхамон недвусмысленно заявляет, что во время правления Эхнатона бессмысленно было отправлять миссии в Сирию с целью «расширить границы Египта», потому что они не могли быть успешными. Однако он не утверждает, что сам не посылал таких миссий, иначе говоря, не совершал набегов на отдельные части Финикии и Сирии. Вполне возможно, он это делал. Также нельзя исключить, что отдельные сирийские вожди, услышав о восхождении на престол царя, следовавшего примеру Тутмоса III и прославляющего Амона, послали ему дары, желая заручиться поддержкой египтян против своих врагов.

Точно неизвестно, когда и как и в каком возрасте умер Тутанхамон. Его гробница не была найдена в горах Тель-эль-Амарна, и до настоящего момента нет никаких свидетельств о том, что для него была приготовлена гробница в Долине царей[7]. Проводя раскопки Долине царей, мистер Теодор Дэвис обнаружил гробницу, которую посчитал гробницей Тутанхамона. В ней был найден сломанный ящик, содержащий несколько обломков золотого листа, на которых было нанесено имя Тутанхамона и его супруги Анхесенамон. В яме, расположенной на некотором удалении от гробницы, он обнаружил то, что счел мусором из гробницы, например сухие венки из листьев и цветов. Крышка очень большого сосуда, который был разбит, была обернута тканью с именем Тутанхамона. Один из самых красивых предметов из найденных Дэвисом — это маленькая синяя глазурованная погребальная урна, изображена на фото в его книге. Она была найдена в своеобразном тайнике под большой скалой. На ней имеется надпись: «Красивый бог, Небхепрура, дающий жизнь»

. Эти факты подтверждают, что Дэвис нашел гробницу Тутанхамона.

В Британском музее немного предметов с именем Тутанхамона, самый крупный и наиболее важный из них — гранитный лев, которого фараон поместил в храм, построенный Аменхотепом III в Сульбе (Солеб у Лепсиуса), на полпути по Третьему порогу на левом, или западном, берегу. Несколько скарабеев и бусы с его именем также выставлены в музее, как и фрагмент модели бумеранга из синего глазурованного фаянса.

Кроме того, там можно увидеть две хорошо сохранившиеся тубы для сурьмы. На одной из них, имеющей голубовато-зеленый цвет, нанесена надпись: «Красивый бог, повелитель двух земель, властитель венцов Небхепрура, дающий жизнь навечно»

 

.На другой, белого цвета, имеются имена фараона и его жены

 

. Пластинка для письма с преноменом царя[8]была обнаружена во время французской экспедиции, и этот, а также другие предметы, упомянутые выше, дают основание полагать, что в начале XIX века царская гробница была разграблена.

Имя Тутанхамона упоминается на одной из табличек из Богаз-Кеуи, и это дает основания предположить, что между хеттскими царями и египетскими фараонами в то время поддерживались более или менее частые контакты. Документ написан клинописью на хеттском языке, и в нем утверждается, что царица Египта по имени Дакхамуун

сообщила в письме отцу, царю хеттов, что ее муж Биибкхурурияаш

умер, у нее нет сына, а она хочет ребенка, и попросила его прислать к ней одного из своих многочисленных сыновей, который станет ее мужем. Следует отметить, что Биибкхурурияаш — это не что иное, как транскрипция Небхепрура, преномена царя Тутанхамона.

 

ТУТАНХАМОН И КУЛЬТ АМОНА

 

Ранняя история бога Амона не ясна, и его происхождение неизвестно. Имя Амон

означает «тайный, невидимый», что применимо ко многим божествам. Бог Амон и его супруга Амент (Амонит) упоминаются в текстах пирамид (Унас, строка 558), где они соседствуют с Наунет и Нун, а также двумя богами в облике львов — Шу и Тефнут.

Этот Амон во времена V династии почитался жрецами Гелиополиса как древний природный бог, и, возможно, многие его черты еще в древности перешли к Амону, великому богу Фив. Хотя последние раскопки показали, что культ Амона существовал в Фивах еще в Древнем царстве, представляется сомнительным, что он до XII династии был чем-то иным, нежели незначительное местное божество. Когда правители Фив покорили своих врагов на севере и добились независимости Египта, их бог Амон и его жрецы стали великой силой, и в его честь был построен новый храм в Кар-наке на правом берегу Нила. Храм был небольшим и по форме и устройству напоминал небольшие нубийские храмы. Он состоял из святилища, окруженного несколькими небольшими помещениями, и переднего двора с колоннадами по обеим сторонам. Амон не был старейшим богом, которому поклонялись здесь: его святилище вобрало в себя культ древней богини Апит. Название Фив произошло от T-Apte — коптского названия святилища богини Апит. Город был известен как Нут-Амон

(библейское Но-Амон, Нахум 3,8), то есть «город Амона», до значительно более позднего периода.

 

Хотя фараоны XII династии были фиванцами, возможно, в их жилах, как и в жилах многих прекрасных воинов, текла суданская кровь, и качества, которые они приписывали Амону, были качествами местных богов. Для них Амон символизировал скрытую, но необоримую силу, которая



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 83; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.022 с.)