Интервью с Геродотом (продолжение) 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Интервью с Геродотом (продолжение)



Для того, чтобы пролить свет на обычаи и нравы скифов, давайте-ка снова обратимся к авторитетному историку, который знал их лично. Иного выхода у нас нет – никто другой не может рассказать о скифах так ярко, веско, и убедительно.

 

– Уважаемый Геродот, что вы можете сказать о скифах?

– По рассказам скифов, народ их – моложе всех.

– Они считали, что произошли от самого Зевса, не так ли?

– Я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения.

– Как мы знаем, скифы были хорошими воинами.

– Следуя за киммерийцами, они проникли в Азию и сокрушили державу мидян.

– Расскажите, пожалуйста, как это было.

– Орда мятежных скифов-кочевников переселилась в Мидийскую землю. Царем же мидян в то время был Киаксар.

– Вы сказали орда "переселилась". А чуть раньше, что скифы мидян "сокрушили".

– Царь сначала дружественно принял скифов, так как они пришли просить убежища, и даже отдал им своих сыновей в обучение искусству стрельбы из лука. Однако по прошествии некоторого времени вышло так, что скифы, которые постоянно занимались охотой и всегда добывали дичь, ничего не убили. Когда они вернулись с пустыми руками, Киаксар (человек, очевидно, вспыльчивый) обошелся с ними весьма сурово и оскорбительно. Получив такое незаслуженное оскорбление от Киаксара, скифы решили разрубить на куски одного из мальчиков, бывших у них в обучении. Затем, выпотрошив, как обычно потрошат дичь, подали на стол Киаксару как охотничью добычу.

– Да-а-а... И что Киаксар?

– Киаксар и его гости отведали этого мяса.

– И как им, понравилось?

– Произошла битва мидян со скифами.

– С "поварами"?

– В пределы царства [Киаксара] вторглись огромные полчища скифов.

– А откуда они взялись? Пришли на подмогу?

– Скифы вытеснили киммерийцев из Европы и преследовали их в Азии, а теперь вторглись в Мидийскую землю. Мидяне потерпели поражение, и их могущество было сломлено. Скифы же распространили свое владычество по всей Азии.

– Как долго они властвовали в Азии?

– 28 лет владычествовали скифы в Азии и своей наглостью и бесчинством привели все там в полное расстройство. Ведь помимо того, что они собирали с каждого народа установленную дань, скифы еще разъезжали по стране и грабили все, что попадалось. ... Затем скифы пошли на Египет.

– Скифы завоевали Египет???

– На пути туда в Сирии Палестинской скифов встретил Псамметих, египетский царь, дарами и просьбами склонил завоевателей не идти дальше.

– Ага, откупился. Значит, вы говорите, скифы бесчинствовали в Азии 28 лет?

– Когда затем после 28-летнего отсутствия спустя столько времени скифы возвратились в свою страну, их ждало бедствие, не меньшее, чем война с мидянами: ... жены скифов вследствие долгого отсутствия мужей вступили в связь с рабами. От этих-то рабов и жен скифов выросло молодое поколение.

– Целое поколение! Выходит, с того времени скифов, как народности, больше не существовало.

– Действительно, согласно одним сообщениям, скифы очень многочисленны, а по другим – коренных скифов, собственно говоря, очень мало.

– Давайте, господин Геродот, перейдём вот к какому вопросу. Как так вышло, что скифы без проблем овладели территорией от Карпат до Дона? Почему грозные-храбрые-воинственные киммерийцы столь легко отдали им свои земли?

– Кочевые племена скифов обитали в Азии. Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли в киммерийскую землю. С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать пред лицом многочисленного вражеского войска. ... Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари не желали подчиниться народу. ... Киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной.

– Ну да. Готовясь к войне, перебей своих. Эта тактика, к сожалению, нам знакома. Итак, скифы пришли, расположились. И занялись земледелием?

– Они вовсе ничего не сеют и не пашут. ... Все они конные лучники и промышляют не земледелием, а скотоводством.

– У них были поселения?

– Их жилища – в кибитках. Ведь у скифов нет ни городов, ни укреплений, и свои жилища они возят с собой.

– Как цыгане. А кто такие царские скифы?

– За рекой Герром идут так называемые царские владения. Живет там самое доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают прочих скифов себе подвластными.

– Они что, тоже жили в кибитках?

– У скифов нет ни городов, ни укреплений.

– Господин Геродот, скажите, что Вам нравится в скифах больше всего.

– Среди всех известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что ни одному врагу, напавшему на их страну, они не дают спастись; и никто не может их настичь, если только сами они не допустят этого.

– Расскажите, пожалуйста, о скифских военных обычаях.

– Военные обычаи скифов следующие. Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь.

– Правда ли, что скифы отрывали своим врагам головы?

– Да.

– Зачем?

– Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ибо только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе – нет.

– А ещё они, говорят, сдирали со своих пленников кожу.

– Выделанной кожей скифский воин пользуется, как полотенцем. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот считается самым доблестным мужем. Иные даже делают из содранной кожи плащи, сшивая их, как козьи шкуры. Другие из содранной вместе с ногтями с правой руки вражеских трупов кожи изготовляют чехлы для своих колчанов.

– А им не противно было таскать за собой чьи-то руки вместе с ногтями? Или наоборот, было приятно наслаждаться блеском вражеской кожи?

– Человеческая кожа, действительно, толста и блестяща и блестит ярче почти всякой иной. Многие скифы, наконец, сдирают всю кожу с вражеского трупа, натягивают ее на доски и затем возят ее с собой на конях.

– Господи...

– Таковы военные обычаи скифов.

– Заключали ли они мирные договора?

– Все договоры о дружбе, освященные клятвой, у скифов совершаются так. В большую глиняную чашу наливают вино, смешанное с кровью участников договора (для этого делают укол шилом на коже или маленький надрез ножом). Затем в чашу погружают меч, стрелы, секиру и копье. После этого обряда произносят длинные заклинания, а затем как сами участники договора, так и наиболее уважаемые из присутствующих пьют из чаши.

– Так сказать, это дело обмывают. А вообще, скифы выпить любили?

– Раз в год каждый правитель в своем округе приготовляет сосуд для смешения вина.

– И угощал вином всех желающих?

– Из этого сосуда пьют только те, кто убил врага. Те же, кому не довелось еще убить врага, не могут пить вина из этого сосуда, а должны сидеть в стороне, как опозоренные. Для скифов это постыднее всего. Напротив, всем тем, кто умертвил много врагов, подносят по два кубка, и те выпивают их разом.

– Враги... враги... враги... Ну и психология. Я ещё слышал, что скифы любили пить из черепов. Они мастерили из них бокалы?

– Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши.

– Приятно, наверное, пить из черепа врага.

– Так скифы поступают даже с черепами своих родственников.

– Родственников?..

– Если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим. При посещении уважаемых гостей хозяин выставляет такие черепа и напоминает гостям, что эти родственники были его врагами и что он их одолел. Такой поступок у скифов считается доблестным деянием.

– Замечательный поступок. Действительно, доблестный. Значит, вином скифы побаловаться любили. А чем они закусывали?

– Для варки мяса скифы придумали вот что. Ободрав шкуру жертвенного животного, они очищают кости от мяса ... все мясо кладут в желудки животных ... и затем бросают в котлы ... В желудках свободно вмещается очищенное от костей мясо. Таким образом, бык сам себя варит.

– Вкусно, наверное. Ну, а после обеда что они делали?

– В Скифской земле произрастает конопля – растение, очень похожее на лен, но гораздо толще и крупнее. ... Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную юрту и затем бросают его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят от удовольствия.

– Они в этой бане "ловили кайф" или мылись?

– Это парение служит им вместо бани, так как водой они вовсе не моются.

– Даже женщины?

– Скифские женщины растирают на шероховатом камне куски кипариса, кедра и ладана, подливая воды. Затем полученным от растирания тестом обмазывают все свое тело и лицо. От этого тело приобретает приятный запах, а когда на следующий день смывают намазанный слой, оно становится чистым и блестит.

– Нужно сказать жене, пусть попробует. Только непонятно, как она спать-то будет вся в тесте. Достопочтенный Геродот, расскажите, пожалуйста, о скифской религии.

– Скифы почитают следующих богов. Прежде всего – Гестию, затем Зевса и Гею (Гея у них считается супругой Зевса); после них – Аполлона и Афродиту Небесную, Геракла и Ареса. Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы еще и Посейдону.

– Позвольте-позвольте, они что же, поклонялись не своим богам, а греческим?

– На скифском языке Гестия зовётся Табити, Зевс (и, по-моему, совершенно правильно) – Папей, Гея – Апи, Аполлон – Гойтосир, Афродита Небесная – Аргимпаса, Посейдон – Фагимасад.

– Уважаемый Геродот, из Ваших книг мы знаем, что греческое влияние на скифов было очень сильным, существовали целые эллинизированные скифские племена, забыл, как они назывались...

– Каллипиды – эллинские скифы.

– Да-да, благодарю, каллипиды. Вот вы пишете о том, что не только простые скифы, но и их цари принимали веру и обычаи эллинов. В вашей четвёртой книге "Истории. Мельпомена" вы упоминаете об одном из таких царей – Скиле. Расскажите, пожалуйста, о нём.

– Царствуя над скифами, Скил вовсе не любил образа жизни этого народа. В силу полученного им воспитания царь был гораздо более склонен к эллинским обычаям и поступал, например, так: когда ему приходилось вступать с войском в пределы города борисфенитов ... он оставлял свиту перед городскими воротами, а сам один входил в город и приказывал запирать городские ворота. Затем Скил снимал свое скифское платье и облачался в эллинскую одежду. В этом наряде царь ходил по рыночной площади без телохранителей и других спутников (ворота же охранялись, чтобы никто из скифов не увидел царя в таком наряде). Царь же не только придерживался эллинских обычаев, но даже совершал жертвоприношения по обрядам эллинов. Месяц или даже больше он оставался в городе, а затем вновь надевал скифскую одежду и покидал город. Такие посещения повторялись неоднократно, и Скил даже построил себе дом в Борисфене и поселил там жену, местную уроженку.

– И чем закончилась эта love story?

– Печальная участь, однако, была суждена Скилу.

– Ну вот, так всегда – если love story, значит печальная участь. Что же разлучило влюблённых – скифского царя и греческую красавицу?

– А произошло это вот по какому поводу. Царь пожелал принять посвящение в таинства Диониса Вакха. И вот, когда предстояло приступить к таинствам, явилось великое знамение. Был у царя в городе борисфенитов большой роскошный дворец, обнесенный стеною (о нем я только что упомянул). Кругом стояли беломраморные сфинксы и грифоны. На этот-то дворец бог обрушил свой перун, и он весь погиб в пламени. Тем не менее, Скил совершил обряд посвящения. Скифы осуждают эллинов за вакхические исступления. Ведь, по их словам, не может существовать божество, которое делает людей безумными. Когда царь, наконец, принял посвящение в таинства Вакха, какой-то борисфенит, обращаясь к скифам, насмешливо заметил: «Вот вы, скифы, смеетесь над нами за то, что мы совершаем служение Вакху и нас охватывает в это время божественное исступление. А теперь и ваш царь охвачен этим богом: он не только свершает таинства Вакха, но и безумствует, как одержимый божеством. Если вы не верите, то идите за мной и я вам покажу это!». Скифские главари последовали за борисфенитом. Он тайно провел их на городскую стену и посадил на башню. При виде Скила, проходившего мимо с толпой вакхантов в вакхическом исступлении, скифы пришли в страшное негодование. Спустившись с башни, они рассказали затем всему войску о виденном. После этого по возвращении Скила домой скифы подняли против него восстание и провозгласили царем Октамасада.

– Да... Сюжетец похлеще шекспировского. Хоть сценарий пиши для телесериала. И как поэтично вы изъясняетесь: "пожелал принять посвящение в таинства Диониса-Вакха", "испытал божественное исступление". У нас бы выразились попроще. Ну, ладно. Скажите, каким богам скифы строили храмы?

– У скифов не в обычае воздвигать кумиры, алтари и храмы богам, кроме Ареса. Ему они строят такие сооружения.

– И как эти сооружения выглядели?

– В каждой скифской области по округам воздвигнуты такие святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую ... Наверху устроена четырехугольная площадка. ... На каждом таком холме водружен древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот, и даже еще больше, чем прочим богам.

– Расскажите, пожалуйста, об обряде жертвоприношений.

– Обряды жертвоприношений всем богам и на всех празднествах у них одинаковы и совершаются вот так: жертвенное животное ставят со связанными передними ногами. Приносящий жертву, стоя сзади, тянет за конец веревки и затем повергает жертву на землю. Во время падения животного жрец взывает к богу, которому приносит жертву. Затем он набрасывает петлю на шею животного и поворотом палки, всунутой в петлю, душит его. При этом огня не возжигают и не начинают посвящения или возлияния. После того как жертва задушена, обдирают шкуру и приступают к варке мяса.

– Вы сказали, они приносили в жертву коней и рогатый скот. А свиней?

– Свиней они не приносят в жертву и вообще не хотят разводить этих животных в своей стране.

– А как насчёт человеческих жертвоприношений?

– Из каждой сотни пленников обрекают в жертву одного человека, но не тем способом, как скот, а по иному обряду. Головы пленников сначала окропляют вином, и жертвы закалываются над сосудом. Затем несут кровь на верх кучи хвороста и окропляют ею меч. Кровь они несут наверх, а внизу у святилища совершается такой обряд: у заколотых жертв отрубают правые плечи с руками и бросают их в воздух; затем, после заклания других животных, оканчивают обряд и удаляются. Рука же остается лежать там, где она упала, а труп жертвы лежит отдельно.

– Да, не хотелось бы оказаться на месте той жертвы. Господин Геродот, расскажите пожалуйста, как у скифов обстояло дело с магией, волшебством.

– У скифов есть много предсказателей.

– Что же они предсказывали? Планы врагов? Погоду? Курс римского денария?

– Когда царя скифов поражает недуг, он велит привести к себе троих наиболее уважаемых предсказателей. ... Гадают они с помощью множества ивовых прутьев следующим образом. Приносят огромные связки прутьев и кладут на землю. Затем развязывают пучки и каждый прут один за другим раскладывают в ряд и затем изрекают предсказания.

– Так сказать, занимаются нетрадиционной диагностикой. У нас это тоже модно. И в какую форму скифские ясновидящие облекали диагноз?

– Обычно предсказание изрекают приблизительно в таком роде: такой-то и такой-то из жителей (называя его по имени) принес-де ложную клятву богами царского очага ... и что из-за этого-де царь занемог.

– У нас так же: такой-то и такой-то наслал на вас порчу. Что же происходило потом?

– Обвиненного в ложной клятве тотчас хватают и приводят к царю.

– И что, обвиняемый сознавался?

– Обвиняемый с негодованием отрицает вину.

– Как же в этом случае поступал царь?

– Если он продолжает отпираться, то царь велит призвать еще предсказателей в двойном числе. Если и они после гадания также признают его вину, то этому человеку сразу же отрубают голову, а его имущество по жребию достается первым прорицателям.

– А если не признают?

– Напротив, в случае оправдания обвиняемого вторыми прорицателями вызывают все новых и новых прорицателей. Если же большинство их все-таки вынесет оправдательный приговор, то первых прорицателей самих присуждают к смерти.

– Это правильно. Нечего зря наговаривать. И как скифы казнили неудачников-прорицателей?

– Род казни прорицателей следующий. На запряженный быками воз наваливают доверху хвороста. Прорицателей со связанными ногами и скрученными за спиной руками запихивают в кучу хвороста. Хворост поджигают и затем пугают и погоняют быков. Нередко вместе с прорицателями в огне гибнут также и быки. Но все же, когда дышло обгорит, быкам иногда удается спастись, получив ожоги. Упомянутым способом прорицателей сжигают, впрочем, и за другие проступки, называя их лжепророками. Царь не щадит даже и детей казненных: всех сыновей казнит, дочерям же не причиняет зла.

– Господин Геродот, вы настолько интересно рассказываете, что я просто не решаюсь вас прервать. К сожалению, мы не можем попросить вас сообщить всё, что вы знаете о скифах. Я даже не прошу вас продолжить увлекательнейший рассказ о том, каким изысканным способом скифы победили персидского царя Дария – судя по вашей книге, они не вступали с ним в сражения, а вымотали его войска всяческими хитростями. Несомненно, военачальники их были людьми не только храбрыми, но и, как говорится, с головой. Давайте завершим нашу беседу темой хоть и печальной, однако необходимой для общей картины скифского менталитета. Я имею в виду их погребальный обряд.

– Гробницы царей находятся в Геррах (до этого места Борисфен еще судоходен). Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую четырехугольную яму. Приготовив яму, тело поднимают на телегу, покрывают воском; потом разрезают желудок покойного; затем очищают его и наполняют толченым кипером, благовониями и семенами селерея и аниса.

– И прежде чем похоронить царя...

– Везут на телеге к другому племени. Жители каждой области, куда привозят тело царя ... отрезают кусок своего уха, остригают в кружок волосы на голове, делают кругом надрез на руке, расцарапывают лоб и нос и прокалывают левую руку стрелами.

– Да, ритуал не для слабонервных…

– Затем отсюда везут покойника на повозке в другую область своего царства. Сопровождают тело те, к кому оно было привезено раньше. После объезда всех областей они снова прибывают в Герры ... к царским могилам. Там тело на соломенных подстилках опускают в могилу, по обеим сторонам втыкают в землю копья, а сверху настилают доски и покрывают их камышовыми циновками. В остальном обширном пространстве могилы погребают одну из наложниц царя, предварительно задушив ее, а также виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника, коней, первенцев всяких других домашних животных, а также кладут золотые чаши (серебряных и медных сосудов скифы для этого вовсе не употребляют). После этого все вместе насыпают над могилой большой холм.

– Эти холмы сохранились до сих пор.

– Спустя год они вновь совершают такие погребальные обряды: ... умерщвляют 50 человек из слуг удушением (также 50 самых красивых коней), ... затем, проткнув лошадей толстыми кольями во всю длину туловища до самой шеи, поднимают на ободья. ... Потом коням надевают уздечки с удилами, затем натягивают уздечки и привязывают их к колышкам. Всех 50 удавленных юношей сажают на коней следующим образом: в тело каждого втыкают вдоль спинного хребта прямой кол до самой шеи. Торчащий из тела нижний конец кола вставляют в отверстие, просверленное в другом коле, проткнутом сквозь туловище коня. Поставив вокруг могилы таких всадников, скифы уходят. Так скифы погребают своих царей.

– А как простых граждан?

– Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и возят по всей округе к друзьям. Все друзья принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причем подносят и покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых людей возят таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению.

– Что ж, огромнейшее спасибо. Если бы не вы, мы бы не знали и сотой доли того, что узнали благодаря вам.

Давайте добавим к рассказу Геродота пару нюансов из того, о чём мы не успели его расспросить, но что хорошо известно археологам. Прежде всего, посмотрим как скифы выглядели. Их художники ничего кроме богов и зверушек не рисовали. Однако к нам дошло множество скифских "портретов", выполненных непревзойдёнными мастерами того времени – греками. Вот, к примеру, изображение скифов на известном кубке из кургана Куль-Оба.

 

Как видим, скифы предпочитали длинные волосы, иногда покрытые конусоподобной шапочкой, у них были средней длины бороды, усы. Кстати, то, что Блок приписал им восточные "раскосые очи", действительности не соответствует – если скифа побрить, причесать, вымыть, его будет трудно отличить от нас с вами. Носили скифы короткие кафтаны – с рукавами, вырезанным воротом, подпоясанные узким ремнем и длинные широкие подвязанные у щиколотки штаны. На бёдрах с одной стороны находился колчан со стрелами и луком, с другой – нож, акинак (короткий меч) и прочие крайне необходимые для отрезания голов, сдирания кожи, пошива из неё полотенец и плащей инструменты.

Геродот не мог знать, как скифы исчезли из всемирной истории. Зато об этом знает современная археология: с нашествием в конце III в. до Р.Х. в южно-украинские степи нескольких агрессивных этносов – сарматов, готов, фракийцев, кельтов, здесь началась несусветная анархия, которая и уничтожила Скифию, как государство. Восточные скифы подчинились сарматам и ассимилировались с ними как с близкими по убеждениям и образу жизни. Однако большая часть скифов растворилась среди оседлого земледельческого населения "украинской" лесостепи. Академик Рыбаков считает, что "геродотовские" скифы-земледельцы и есть предки степных славян.

 

Менталитет

Какие из всего сказанного мы можем сделать выводы о скифском менталитете?

У царя и у раба менталитет разный. У земледельца и воина тоже. Однако, придётся обобщать, иначе не выйдет.

Начнём с "национальности". Считается, что скифы были иранцами. Да, их иранизм сказывается в образе жизни, языке, культуре. В конце концов, в свойственному Востоку беспрекословному подчинению вождю. Но сами скифы почему-то от своих иранских корней отнекивались – среди всех их легенд, которые нереально изложить в этой книге, я едва ли нашёл несколько, которые связывают их с ценностями Востока. К тому же они считали, что произошли то ли от Зевса и дочери реки Борисфен, то ли от сына Геракла – Скифа. А потому назвать их мировоззрение восточным трудно.

Да и какие они, сами подумайте, иранцы? Может они и были ими до того, как в 623 году до н.э. отправились в поход на мидян. А вернувшись кем стали? За это время от скифских жён и бог весть каких рабов (логично предположить, что праславян среди них было большинство) возникло целое поколение – с тех пор слово "скиф" стало показателем принадлежности не к скифскому этносу, а к скифскому государству. В общем, это закономерно – и скиф, и римлянин, и американец – не национальность, а прежде всего ментальность. Не так ли?

Вернёмся к скифам. Что определяло их образ жизни? Разбой и война. Они были храбрыми воинами, талантливыми полководцами – не только силой, но и хитростью побеждали всех, кто стоял у них на пути. Однако к ним вполне можно применить и термин "организованные бандиты". "28 лет владычествовали скифы в Азии и своей наглостью и бесчинством привели все там в полное расстройство". Только в Азии? А в "праукраинских" степях разве они не устроили "беспредел"? Собирали, видите ли, со всех дань и тащили все, что попадалось. Увы, этот их образ жизни укрепил архетип бедности в менталитете живущих на их территории оседлых земледельческих племён.

Богатые скифские мужи владели табунами скота, имели многочисленных рабов. Вместе с рабами самые тяжёлые повинности исполняли обедневшие родственники. Но обычные скифы к богатству не стремились. Их образ жизни можно назвать "разумным аскетизмом" – они вынуждены были ограничивать себя минимумом вещей, необходимых им для жизнедеятельности.

Слово скиф переводится с древнегреческого языка как "хмурый, недоброжелательный". Наверное, действительно они такими и были. Во всяком случае, довольно хмурой выглядит их керамика – она тусклая, бесцветная, вы вряд ли захотели бы держать такую у себя на столе. А потому, богатые скифы предпочитали пользоваться керамикой греческой.

Скажем прямо: слово "недоброжелательный" – определение мягкое. Скиф – это символ жестокости. Римский поэт Овидий так пишет о скифах: "Они вряд ли заслуживают называться людьми, они злее чем дикие волки. Они не боятся закона, право у них уступает силе, а меч побеждает справедливость" Ещё можно понять то, что убив врага, скиф пьет его кровь – этим он "всасывает его силу". Можно оправдать и то, что головы убитых в бою противников скифский воин приносит царю – иначе не получить ему своей доли награбленного. Но даже учитывая жестокие нравы того времени, трудно представить без отвращения, как скиф вытирается человеческой кожей, изготавливает из неё плащи или, содрав её вместе с ногтями, мастерит чехол для своего колчана. Тем более за пределами человеческого понимания находится их традиция коллекционировать черепа собственноручно убитых родственников.

Хотя, нам легко судить их со своей колокольни. Интересно, если бы скифы узнали как мы живём, что бы они сказали? Наверное, долго бы, очень долго, смеялись.

Продолжим. Любили ли скифы выпить? В какой-то степени да. Каждый скифский правитель в своем округе раз в год устраивал праздник вина, однако пить могли не все, а только уважаемые люди – убийцы. А серийные убийцы, как особо отличившиеся, имели право выпить целых два кубка. Нам бы их хватило, разве что, на лёгкий аперитив. В общем, пьяницами скифы не были и осуждали эллинов за вакхические исступления. Зато скифы любили побаловаться наркотиками. Помните, что рассказывал Геродот? Конопляные семена они бросали на раскаленные камни, от семян поднимался сильный дым и пар, и наслаждаясь этим дымом, скифы громко вопили от удовольствия.

 

Религиозные воззрения скифов, как считается, отражены на знаменитой пекторали из кургана Толстая Могила, гордости Национального музея драгоценностей Украины. На ней три уровня: первый – реальный, под ним – "корни жизни", и третий – мрак демонов. Собственно, трехъярусное деление мира характерно для всей индоевропейской религии. И даже доиндоевропейской, к примеру, трипольской.

Со слов Геродота скифы почитали древнегреческих богов. На самом деле боги у них были свои. Просто Геродот провёл, как это было принято у эллинов, понятную его соотечественникам аналогию. Возможно скифский Папей и был родственен Зевсу, но, возможно, и персидскому Ормузду; богиня любви Аргимпаса являлась аналогом может быть Афродиты, а может её более давней восточной предшественницы Астарты (Иштар), с культом которой скифы познакомились в Сирии. К тому же, что-то не очень верится, что верховной богиней скифов была Табити-Гестия – покровительница домашнего очага, семейного счастья, гостеприимства. У скифов и домов-то не было. А как они "ценили" гостеприимство мы знаем хотя бы из примера сервировки под соусом мидийскому царю его сына.

И, всё же, огромнейшее влияние на скифов античности очевидно. Собственно, в причерноморских степях они появились лишь тогда, когда туда прибыли греки. И, живя с ними бок о бок, поддерживая не только торговые, но и семейные отношения, создавая эллино-скифские поселения, скифы перенимали у греков их обычаи, традиции, нравы. И, несомненно, менталитет. Ведь не только простые граждане, но и цари (Скил), и даже целые племена (каллипиды) попав под привлекательную ауру Эллады, впитывали в себя магию величайшей цивилизации того времени, её ценности и архетипы.

Признавали скифы многих богов. Но святилища ставили лишь одному – покровителю войны Аресу. Именно он был их главным кумиром. Именно ему они приносили самые почётные, человеческие жертвоприношения, поклоняясь единственному своему фетишу – мечу. Кстати, не припомните ли, что в настоящее время возвышается над куполами Киево-Печерской лавры? Искренне рад, что менталитет киевлян, которые этот фетиш и на дух не переносят, не совпадает со скифскими воззрениями тех, кто его туда водрузил.

Ни театров, ни библиотек, ни художественных галерей у скифов не было. Что же им всё это, на тележках возить, что ли? Но "золото скифов" – бесспорный мировой феномен. Такие шедевры могли приобретать у греческих мастеров люди, обладающие тонким художественным вкусом, высокой эрудицией, мудростью.

На фоне безусловного главенства в религии скифов меча-Ареса, невероятно любопытен и загадочен следующий нюанс: на скифских золотых изделиях чаще всего изображена богиня любви – Аргимпаса. Вот, оказывается, кого в действительности почитали скифские цари и их подданные.

Воины народ неприхотливый, болеть не привычны. Наверное поэтому у скифов столь своеобразное отношение к медицине. Греки лечились по заветам Гиппократа, праславяне – травами и другими народными средствами. Чем же оздоравливались скифы? Ясно чем – отрубанием головы. По их представлениям, лишь это средство из всех лекарств самое верное. Причём от всех болезней. А тех лекарей, которые неправильно назначали эту физиотерапевтическую процедуру, запихивали в кучу хвороста и сжигали. Вот так-то. Жестоко, но справедливо.

Закончим размышления о ментальности скифов, пожалуй, обрядом их погребения. Так уж заведено – чем выше начальник, тем помпезнее похороны. Нормально. Но зачем же при этом отрезать себе уши, делать надрезы на теле, царапать до крови лоб, прокалывать руки? Ладно, погребали они вместе с царём наложницу, виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника и прочих крайне необходимых на том свете помощников. А через год, зачем-то, вновь совершали погребальный обряд: отбирали пятьдесят самых красивых юношей, пятьдесят лучших коней и сами знаете, что с ними делали. Простых усопших скифы сорок дней возили на телеге для того, чтобы с ними попрощались все родственники. Позвольте, но ведь целых сорок дней... на солнце... Ах да, скифы, народ не брезгливый.

В общем – что ж это выходит, кроме военной дисциплины, храбрости, смекалки, неприхотливости, высокого художественного вкуса царей в скифском менталитете больше ничего хорошего нет? Лишь плохое – жестокость, "беспредел", хамство, наглость, угрюмость, недоброжелательность, страсть к коллекционированию черепов?..

Есть кроме этого в скифском менталитете то, что достойно самого высокого уважения.

Скиф – это символ свободы, независимости, неподчинения чужакам. Ментальность скифа – это ментальность орла, птицы сильной, безжалостной, вольной.

Скиф никогда не оставлял на поле боя раненного товарища, а попавшего в плен выкупал ценой собственной жизни. Скиф никогда не оставлял в беде свою семью, свой народ, свою страну. Он органически не мог быть предателем.

Скиф не оставлял хама без ответа, и делал так, чтобы тот до конца дней этот ответ вспоминал.

И, судя по огромному количеству золотых изображений Афродиты-Аргимпасы, у скифов было всё в порядке с любовью.

Ментальность украинцев имеет хоть какую-то схожесть со скифской?

В полной мере мировоззрение скифа проявило себя в ментальности казака-запорожца. По сути, это один типаж – жёсткий гордый воин с развитым чувством собственного достоинства. Ему плевать на закон – он свободен, независим, неприхотлив, не подчиняется чужим авторитетам, не боится вступить в бой с превосходящим по силе противником. Он наёмник, член военного протогосударственного образования. Главное его занятие – война, разбой, походы на чужие, в том числе и дальние, территории. Побеждает он не столько силой, сколько тактикой и смекалкой. Он верный товарищ, не привычен болеть, богат после набегов, но богатство своё не ценит, транжирит и пускает "по ветру". Он безжалостен, "дик", жесток, славу и честь добывает в битвах, и позор грозит малодушному. Он "свершает таинства Вакха", а свершивши, "как одержимый, безумствует". И, в конце концов, он весьма любвеобилен, однако внешне проявлять свой романтический нрав считает поступком, недостойным мужчины.

Архетипы древних племён Приднепровья

 

Трипольская цивилизация

 

Трипольская цивилизация – условное название общности племён, живших на землях современной Украины, Молдовы и части Румынии с 5.400 по 2.750 г. до н.э. С одной стороны, казалось бы, несусветно давно. А с другой, если считать, что длительность поколения составляет 25 лет, это всего лишь 300 – 180 поколений назад!

Трипольская цивилизация являлась одним из наиболее ранних центров развития планеты. Было бы опрометчиво утверждать, что трипольцы опередили мировой цивилизационный процесс (хотя многие именно это и утверждают), однако бесспорно то, что они находились на передовых его рубежах.

Прежде чем приступить к разговору о Триполье, давайте решим некий принципиальный вопрос. От ответа на него зависит, куда мы отправимся дальше.

Вопрос этот следующий:





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 163; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.158.251.104 (0.013 с.)