Архетипы древних племён Приднепровья



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Архетипы древних племён Приднепровья



Кого считать украинцем

Сидит негр, читает газету на украинском языке.
К нему подходит мужик в вышитой сорочке, с длинными усами и оселедцем.
– Тю, – говорит мужик, – ти шо, може скажеш, шо ти українець?
– Так, – отвечает негр, – я українець.
– Отакої... українець... А я ж тоді хто?
– А хто тебе зна... Може жид, а може москаль.
Анекдот.
Я не случайно поставил вопрос так: кого считать украинцем? Никакого подвоха в нём нет, и, учитывая наличие у многих граждан Украины двойной или многослойной самоидентификации, ответов на него великое множество.

Итак – кого же всё-таки считать украинцем? Человека, родители которого украинцы? Кого угодно, лишь бы он был гражданином Украины? Или только того, кто разговаривает по-украински? А как быть с теми, для кого родной язык русский? Они – чужие? Выгнать их из песочницы? А у того украинца, который является гражданином Канады, менталитет какой, украинский или канадский? Что мы скажем о еврее, который всю жизнь прожил в Украине, прекрасно владеет украинским языком и является главным редактором одного из лучших украинских издательств? Его менталитет – какой?

Ответить на вопрос, кого мы будем считать носителем украинского менталитета, можно, к примеру, так: украинский менталитет – только у этнических украинцев!

Казалось бы, логично. Ведь и китайский менталитет только у этнических китайцев, а итальянский – у этнических итальянцев.

Однако в современном мире "чистых" в расовом отношении народов не существует. Саксонцы прекрасно знают, что в их жилах течёт больше половины польской и литовской крови. Но это, тем не менее, не мешает им считать себя немцами. Жители французской Нормандии гордятся, что они – потомки викингов. Да только они засмеют того, кто назовёт их норвежцами. А вот Югославия, к примеру, решила, что главное – "национальная чистота". И что из этого получилось?

Значительную часть населения Украины составляют неукраинцы. Однако все её граждане – единое целое. Делить украинцев на "чистых" и "нечистых", значит идти по стопам Югославии. Или нацистской Германии.

В определении любой национальности расовый момент решающего значения не имеет. В принадлежности к менталитету – тем более. Территория современной Украины с незапамятных времен была большой дорогой и величайшим котлом человеческих сплавов. Племена и народы, заложившие основы украинской нации, на всех этапах своего развития не препятствовали проникновению чужой крови. Своим считался всякий, кто соглашался чтить громаду, обычаи, участвовал в военной и экономической жизни общества.

Какой национальности древние римляне? Римской? Этрусской? Латинской? Ни той, ни другой, ни третьей. Это были представители колоссальной гремучей смеси самых разнообразных этносов. И именно благодаря римскому менталитету, а не римской нации, стали возможны великие достижения Рима.

Франция вряд ли имела лучшего француза, чем Наполеон, а Польша лучшего поляка, чем Шопен. Между тем родители Наполеона (Карло Бонапарте и Летиция Рамолино) – не французы, а отец Шопена (Николя) – не поляк. А кто по национальности Пушкин?

О существовании Украины в современном мире узнали благодаря выдающимся спортсменам – Сергею Бубке, Оксане Баюл, братьям Кличко, Олегу Блохину, Андрею Шевченко; благодаря писателю Андрею Куркову, дирижёру Роману Кофману. Никто из них в быту по-украински не общается. Петро Могила (Петру Мовиле) – молдаванин, Марко Вовчок (Мария Вилинская) – русская, бывший премьер-министр Украины Юрий Ехануров – бурят. Что мы решим – считать или не считать их носителями украинской ментальности? А как быть с Михаилом Булгаковым? Сержем Лифарем? Казимиром Малевичем, Игорем Сикорским, Генрихом Нейхгаузом, Михаилом Жванецким? Они сформировались в украинском ментальном поле, однако по национальности не украинцы. Тема этой книги – не национальность, а менталитет, который к национальности имеет лишь косвенное отношение. Носителем русской ментальности является любой человек, который вырос в России или прожил в ней достаточно долгое время. Носителем украинской – также является любой человек, который вырос в Украине или прожил на её территории хотя бы пару десятков лет. В независимости от того, на каком языке он общается, такой человек бессознательно впитал энергетику коренной нации, особенности её мировоззрения, ценности и предрассудки.

Каждый может выбрать себе бога. Каждый может выбрать себе национальность. Даже историю. Однако никто не может выбрать себе менталитет.

Архетипы древних племён Приднепровья

 

Споры о том, с какого времени начинать отсчёт украинской истории бесконечны. Нет судьи и в полемике, когда, собственно, появились украинцы. Как мы уже выяснили, для нашей темы это не столь важно. Ведь нация – это своеобразная сумма всех прошлых поколений, передавших своим потомкам "покрытые мраком" древние архетипы.

Чтобы не ошибиться и не пропустить чего-то важного, давайте начнём отсчёт формирования этих архетипов с очень, ну очень незапамятных времён. Помните, был такой фильм – "Миллион лет до нашей эры"? Вот от этого миллиона и начнём.

Миллион лет до нашей эры

"Очевидцы" утверждают, что человек поселился на территории современной Украины миллион лет назад. Собственно, человеком он ещё не являлся. Он был австралопитеком, а это, согласитесь, не наш человек.

Тем не менее, именно тогда, в тот самый миллион лет до нашей эры и сформировались наиболее стойкие архетипы общечеловеческого менталитета. Скорее, не архетипы, инстинкты: выживание, продолжение рода, защита от врагов, жажда власти, агрессия, страх перед будущим, стремление умыкнуть то, что плохо лежит, или то, что ярче блестит. Эти базисные установки общие в ментальности всех людей и всех наций, обитающих на планете Земля. Другими словами, по базису украинский менталитет мало чем отличается не только от русского, японского или бразильского, но и от менталитета питекантропа, жившего 500.000 лет тому назад.

 

Ледниковый период

За 150.000 лет до рождества Христова, говорят, произошло первое резкое похолодание. И что, жить на Земле стало хуже? Кто его знает. Труднее – уж точно. Хотя, возможно, более безопасно. Наконец-то вымерли эти противные динозавры, куда-то подевались львы, крокодилы, громадные паучищи. Зато появились вкусные мамонты, неповоротливые волосатые носороги. И рыб можно наловить вволю. Холодно, правда... Это, конечно, да...

В ледниковый период человечество (вернее неандертальство, сформировавшееся 70.000 лет назад) по всей вероятности и начало различаться по ментальности. Те счастливчики, которых угораздило родиться в Африке, обитали в тепле и, так сказать, в уюте. Жевали бананы и отдыхали под пальмами. Собственно, как и теперь. А их северным собратьям волей-неволей пришлось освоить изготовление топоров, стрел, копий, ножей, шкуротёрок... Они были вынуждены научиться добывать и поддерживать огонь, шить одежду, познать стратегию охотничьего мастерства. Уже тогда, вероятно, племя состояло из представителей разных профессий – портных, рыболовов, сборщиц плодов, поваров, заговорщиков ран. А бездельники, коих хватало во все времена, украшали стены пещер искусством.

В палеолите (50-40 тысяч лет назад) человек окончательно стал человеком. Он научился внятно говорить, сочинять песни, а, возможно, и стихи, стал поклоняться тому, от чего зависела его жизнь – природе, огню, воде, солнцу. Появились сообщества древнейших профессий – повитух, охотников, воинов, колдунов. В общем, жил тогда человек в коммунистическом прошлом – ни тебе частной собственности, ни денег, ни даже семьи: от каждого по способностям, каждому – по потребностям. Ну, ясное дело, не каждому. Это от рядовых соплеменников по способностям, а по потребностям, как и положено при коммунизме, вождю.

В период похолодания ледяной панцирь на территории Украины не опускался ниже рубежа, на котором ныне расположены города Львов – Житомир – Киев – Полтава – Сумы. В этой природной зоне человек формировался в условиях тяжёлой борьбы с холодом и голодом. Что, впрочем, заставляло его, в отличии от южан, напрягать разум, изворачиваться и придумывать всякие хитрости. А когда ледник растаял (около XIV тысячелетия до н.э.), наступил "всемирный потоп". Однако вряд ли он, как описано в Библии, затопил всю Землю – по впадинам вода хлынула к океанам, превратила озёра в моря и образовала полноводные реки. В то время здешний человек оказался в ареале бурного расцвета жизни. Тут, на границе ледника, богатой растительностью, медоносными травами, целебной чистой водой возникли идеальные условия для физического и духовного развития аборигенов. Здесь не было изнуряющей жары, здесь не было безжалостного холода Севера. В конце концов, благодаря уникальным природным условиям, здесь сформировался знаменитый украинский чернозём.

О чём тогда думал живший на этой территории человек? О чём мечтал, чем восхищался, что ненавидел?

Как считает Карл Юнг, человек в то время, в принципе, и думал, и поступал, так же, как мы. Несмотря на то, что для него всё определялось духами и колдовством, а для нас – естественными причинами, сами по себе алгоритмы его мышления принципиально мало чем отличались от наших. Вернее, это наши мало чем отличаются от его.

Правомерно ли начинать отсчёт украинского менталитета с тех далёких времён?

Я задал этот вопрос старшему научному сотруднику Института археологии Академии Наук Украины Валентине Владимировне Крапивиной. Вот что она ответила.

"Почему-то считается, что наша культура начинается с Триполья. Это не так. Она берёт начало с палеолита, где-то 50-40 тысяч лет назад. В Киевском музее археологии хранятся раскрашенные кости мамонта. Раньше считали, что этим костям поклонялись – на них был определённый рисунок. Но что это на самом деле, впервые обнаружил Сергей Николаевич Бибиков. Он провёл трассологическое исследование, которое показало, что это – музыкальные инструменты. До сих пор северные народы играют на очень похожих. Население эпохи палеолита было куда более развитым, чем мы себе это представляем. Было у них своё искусство, во всех его проявлениях – и пластическое, и живопись, и музыка. И всё это непосредственно влияло на быт. Люди в этом жили. Несомненно, наша культура существовала уже тогда".

Язык

На каком языке разговаривали предки славян? На каких языках общались представители племён, описанных Геродотом?

Честный ответ один – этого никто не знает. У праславян не было письменности, а археологические раскопки никаких сведений об их языке не дают. Несомненно лишь то, что их языки относились к языковой семье индоевропейских народов. А потому говорили праславяне, скорее всего, на близких индоевропейских диалектах, и, по-видимому, хорошо понимали речь родственных племён. Но в том-то и проблема – их язык тоже все понимали! И будущие славяне ввели в свой говор нечто, что усложнило его восприятие чрезмерно любопытными соседями. Они стали употреблять то, чего нет в родственных языках – сочетание нескольких согласных. Например: брзо (очень), крк (остров), сврака (сорока), хрват (хорват), срб (серб). Таким образом их диалект стал обретать черты языка, довольно сложного по структуре и "дикого" по произношению. Неблагозвучность языка "варваров", отмечали древние греки. Да и сейчас, жалко смотреть на французов или англичан, пытающихся выговорить что-то типа: Хрщов, Слжницын, Бжзинский – славянские языки не завоевали популярности в мире из-за своей фонетической неблагозвучности. Украинский язык, увы, не избежал влияния на него "диких" славянских оборотов: вкрав, зброя, страждати, другий, Стрий, Ворскла и т.п. Однако ему повезло больше – трипольцы "заякорили" в нём средиземноморскую мелодичность и эгейское очарование. К примеру, украинское "серце", хоть и содержит "неприятное" сочетание согласных "рц", всё же благозвучнее российского "сердца" (рдц) и сербско-хорватского "срце". А балканское слово "срка" (раздор), по-украински можно трактовать как "сварка", а можно как что-то совсем другое. И, тем не менее, любой балканец – серб, хорват, македонец, босниец, поймёт украинца гораздо скорее, чем, скажем, поляка или русского.

Под влиянием резких языков восточных гостей – киммерийцев, скифов, сарматов, гуннов, хазар и т.д., язык праславянских (если угодно праукраинских) племён подвергся дальнейшему "надругательству", и тем не менее выжил, сохранил свою самобытность и мелодичность.

Быт

Предки славян, отправившись на освоение новых земель, вынуждены были вести кочевой образ жизни, который проходил, так сказать, на колёсах.

Осев, они вначале жили в землянках. Но со временем, в отличие от лесного севера, с характерными для него маленьким городищами, у степных праславян возникли ничем не огражденные большие и малые села. Они размещались гнёздами на разном расстоянии друг от друга, или тянулись по берегам рек на 1-1,5 км, напоминая украинские села с их "трипольскими" мазанками и вольной планировкой усадеб. Наряду с обычными жилищами (10-20 кв.м.) строились большие дома площадью 100-120 кв.м., вероятно, хозяйственного назначения.

В повседневном быту праславяне-земледельцы использовали ритуальный календарь, который был связан с аграрной магией. Особо в этом календаре выделялись дни языческих молений о дожде, сроки которого считались оптимальными для Киевщины и сохранились до наших дней – их можно найти в малороссийских агрономических руководствах.

Перед ужином хлеборобы пропускали чарочку-другую суры, рецепт которой описан в "Велесовой книге". Покойников сжигали, их прах в особых глиняных урнах хоронили на кладбищах.

Экономика

Праславянские племена жили общинно-родовым строем, занимались земледелием и скотоводством – возделывали пшеницу, ячмень, рожь, просо, горох, разводили коров, свиней, овец, ходили на охоту, собирали дикий мед, грибы, ягоды. Выдалбливая стволы деревьев, они мастерили лодки и отправлялись на них на рыбалку.

В общем, экономическая и общественная жизнь праславянских племён была незатейлива. Они не перетруждались. Ни между самими племенами, ни с другими народностями прочных торговых связей у них не было – всё, что они выращивали или собирали, что смогли спрятать от набегов кочевников, сами же и съедали. Хотя были периоды, когда они экспортировали в Римскую империю зерно – на территории Украины часто находили клады римских монет. О торговле с Римской империей свидетельствует и заимствованная у римлян мера учёта зерна – квадрантал, ставший у славян четвериком (26,26 л), сохранившийся в нашей метрологии до 1924 года.

Что ещё из экономики? Возник новый способ размола зерна – на мукомольнях с жерновами. Появились специальные хлебные печи. Было развито кузнечно-литейное дело. Разумеется, лепилась керамика.

Вот, пожалуй, и всё. Честно говоря – не густо. Что поделать, всего было вволю, однако приходилось существовать в условиях рэкета.

Культура

Привожу (без комментариев) по вопросу протославянской культуры, существовавшей условно говоря с 500 г. до н.э. до 500 г. н.э., две противоположные точки зрения.

Вот что утверждает кандидат исторических наук Валентина Владимировна Крапивина.

"Украинская культура – это все культуры, которые здесь когда-либо были. При этом между любой из них и украинцами знак равенства, конечно, поставить нельзя. Я всегда говорю своим оппонентам: почему вам так нравится земледельческое Триполье, действительно, с потрясающими космогоническими представлениями, и почему при этом вам не нравятся вскоре здесь появившиеся племена ямной, катакомбной, срубной культур – они ведь ничуть не менее интересны! Это индоевропейцы, которые тоже наша составная часть. Почему мы от них должны отказаться? У представителей ямной культуры уже были каменные надгробные стелы. Эта культура даёт интереснейшую керамику. Она не расписная, зато украшена рельефным шнуровым орнаментом, который иногда отображает их календарь. У представителей катакомбной и срубной культур были начатки письменности. То есть, все это ничуть не ниже Триполья. А мы сразу так себя обедняем, отказываясь от части своих предков!"

А что по этому поводу заявлял Геродот? Помните? "Кроме множества огромных рек, нет в этой стране больше ничего достопримечательного".

Какую из этих точек зрения принимать – решайте сами.

Письменность

Письменности (в непосредственом значении этого слова) у племён, которые принято называть праславянскими, не было.

Религия

Издревле предки славян обожествляли силы природы. Они занимали в их религии главное место. Священными почитались земля, рощи, озера, реки. Каждый род чтил "щура", мистического предка, основателя рода. Отсюда и "пращур".

Это всё с одной стороны, хорошо известной. А с другой? Что "известно, но неизвестно"? Что исследователи почему-то упорно стараются не замечать?

То, что праславяне, во всяком случае какая-то их часть, поклонялись богам древнегреческим.

Геродот описывает, как гипербореи регулярно передавали в духовный центр античной Греции – Делос (так сказать, в древнегреческий Ватикан) некие священные дары. Это – ритуальные подношения Артемиде, одной из двенадцати верховных богов Олимпа. На Делосе, острове в Эгейском море, находилось её главное святилище.

Артемида – богиня охоты, лесов и целомудрия. Она, также как и Деметра, считалась символом обновления природы, расцвета жизни, богатого урожая. Вот почему именно ей поклонялись земледельцы-праславяне и посылали священные дары.

Хотя, странно – неужели никого не нашлось в пантеоне их собственных богов? А, может быть, Геродот, историк хоть и уважаемый, однако человек греческий, где-то предвзятый, толком не знавший "варваров", склонен преувеличивать влияние на них древних греков?

Нет, "отец истории" признаёт и обратное – влияние на Элладу праславян. Не даром ведь, как он говорит, жители Делоса причислили к своим святым двух гиперборейских женщин – Аргу и Опис, собирали для них дары, слагали в их честь гимны, а после смерти похоронили возле святилища Артемиды.

Из примеров поклонения предков славян древнегреческим богам можно привести и упоминание Геродота о некоем гиперборее Абарисе, который странствовал с символом Аполлона – стрелой, якобы, ничем не питался, то есть "жил святым духом", и проповедовал.

Ну и, конечно же, поклонялись праславяне, в частности будины, богу вина и веселья Дионису. Без этого у нас никак!

Менталитет

Итак – каким же был праславянский, а, значит, и праукраинский менталитет?

Начнём с великого переселения. Жили себе люди, жили, в земельке копались, ягоды собирали. И вдруг – раз! – воскликнули "Хорошо там, где нас нет!", всё бросили и побрели "світ за очi". А ведь для того, чтобы покинуть обжитую территорию, нужно обладать смелостью и, несомненно, авантюризмом.

А вот агрессивности им не хватило – в Западную Европу переселенцев не пустили. Пришлось идти на восток, туда, где жили потомки миролюбивых трипольцев, с которыми и ассимилировались прошедшие "огонь, воду и медные трубы" будущие славянские племена.

И что стало ядром их менталитета? То же, что и у трипольцев – земля. Другого и быть не могло. Земледельцы – народ не кочевой, не воинственный. Простой, мягкий, "сельскохозяйственный". Выращивали себе пшеничку, откармливали свинок, ловили рыбку без костей, охотились на зверей с четырехугольной мордой, попивали суру. Всё, что выращивали или ловили, сами же и съедали. Всякой ерундой вроде культуры не занимались – художников поднимали на смех, графоманов секли плетьми. И керамика у них хоть и с рельефным орнаментом, но всё же серенькая, далёкая от изысканности трипольцев.

Верили славяне, как оказалось, не только в своих богов, но и в древнегреческих – Артемиду, Аполлона, Кибеллу, устраивали празднества в честь Диониса и приходили в вакхическое исступление. А протрезвев, посылали Древним Грекам священные дары и своих лучших женщин. От славянских женщин у греков просыпалось вдохновение, они им слагали гимны, которые исполняли на площадях типа хоровым пением. Вот какие были (и есть) наши женщины! Кого угодно с ума сведут. Греки, заметьте, в женском вопросе толк знали.

Можем ли мы ещё привести доказательства тому, что праславянский менталитет был мягким, "женским", "сердечным"? Сколько угодно. Предки славян ни с кем особо не воевали, не отрезали, как тавры, потерпевшим кораблекрушение головы. Носили золотые украшения и сообща сходились с женщинами (агафирсы), "чтобы всем быть братьями и как родные не завидовать и не враждовать между собой" (шутки шутками, но к менталитету современных славян эта черта, тонко подмеченная Геродотом, имеет самое непосредственное отношение – поговорим о ней позже). Праславяне всегда радушно давали приют родственникам "на которых напали змеи". Были непревзойдёнными колдунами и целителями – Геродот упоминает, что будины яичками бобра лечили болезни матки. Кстати, и в наше время бобровой струёй, продуктом особой железы бобров, лечат как болезни матки, так и поражения кожи, тромбозы, нарушения желудочно-кишечного тракта.

Заметьте, жили предки славян в чистом поле – для этого нужна была смелость. От кочевников, как правило, не защищались – редко ограждали свои поселения стенами, при появлении врагов (Дария) – "бежали в страхе" (невры, меланхлены) но, в общем могли и зубы показать – объявить войну самим скифам (агафирсы). Лишь во II-IV веках нашей эры то ли восточные славяне (вернее сказать, центральные), то ли готы построили оборонительную линию, известную под названием "Змеевых валов", охватившую всё Среднее Приднепровье. А согласно других источников, эти валы появились лишь при Владимире – в конце X века.

А до тех пор праславянский этнос в экономическом плане был принципиально бедным. Именно принципиально. Потому что лишь благодаря бедности мог выжить мягкий, "иньский" народ в окружении орд "рэкетиров" – киммерийцев, скифов, сарматов, хазар, гуннов, ets. Архетип бедности в славянском менталитете, увы, один из наиболее стойких. Это – защитная реакция. Так уж сложилось – богатых грабят. А с бедных – да что с них возьмёшь? Возможно потому у славян гораздо меньше чем, например, у европейцев, выражено стремление к кропотливой качественной работе – чем лучше сделаешь, тем больше шансов, что заберут. И до сих пор что бы славянин ни сделал – это как-нибудь, левой ногой, чем хуже, тем лучше. Исключения бывают, но редко. Так же не выражено у славян стремление что-то сохранить и передать потомкам.

Да, экономическая, культурная и общественная жизнь тех, кого мы считаем праславянами, была примитивной. Однако в этом плане они мало чем отличались от предков германцев, или, скажем, франков – выживание в то время было единственной политикой всех индоевропейских племён.

И в заключение этого раздела, хочу привести цитату из книги "Древняя Греция", изданной итальянским институтом Де Агостини, учреждением научным, в симпатии к славянам не замеченном. Эта цитата даёт представление, о том, как воспринимали праславян, в частности гипербореев, античные греки.

"Гипербореи – счастливый народ, который познал гармонию, не знал вражды, болезней, не имел ни в чём нужды, живя в удивительно мягком климате и умирал только от пресыщенности жизнью. Гиперборейская земля – греческая утопия, мечта о лучшем мире. Аполлон обязательно каждый год посещал страну гипербореев, которых никогда не забывал, испытывал признательность к этому народу и покровительствовал ему за то, что он спас его мать богиню Лето от гнева жены Зевса Геры".

Вот так-то. Античные греки, при всём их "надувании щёк", оказывается, "нам" завидовали! А почему-то укоренилась точка зрения, что праславян никто не воспринимал всерьёз. Воспринимал! Да ещё и как всерьёз!

В этой главе мы объединили разрозненные праславянские племена в нечто единое целое. Это, разумеется, условно. Человек человеку рознь, а племя племени – и подавно.

И не только к человеку, но и к целому народу применима пословица: "С кем поведёшься, от того и наберёшься".

Власть

Для подавляющего большинства народов того времени была характерна концентрация власти в одних руках. Царь получал "карт-бланш" "от богов" и имел неограниченные полномочия. Однако эллины эту традицию перевернули – всячески ограничив роль правителя, они перешли к демократии, а ранее невинные слова вроде "деспот" или "тиран" стали ругательными. Начиная с VII в до н.э. каждый полис стал организовываться по принципу свободного города-государства, а его правители (к примеру, в Ольвии – коллегия архонтов из пяти человек) получали власть путём всеобщего голосования на народном собрании (женщины и рабы, разумеется, отдыхают), где любой гражданин мог смело высказать своё мнение по любому обсуждаемому вопросу. Это собрание являлось законодательным органом государства, как и постоянно действовавший, избранный гражданами, совет. Государственные декреты обычно начинались словами: "Совет и Народ постановили...". Знатность рода претендента на власть, его богатство, конечно, ценились, однако гораздо меньше, чем, скажем, в Риме – у греков на первый план выдвигались такие качества, как умение быть блестящим демагогом и организатором. И пока скифы жгли степь перед Дарием, прикарпатские агафирсы "ходили все в золоте и сообща сходились с женщинами", а невры "спасались от змей", эмигранты из Эллады строили на землях Северного Причерноморья демократию, базирующуюся на добровольном согласии демоса подчиниться выбранному правителю. Демократия – одно из наиболее значимых явлений, привнесённых древними греками как в мировую историю, так и на земли, ныне являющиеся Украиной. У греков никогда не было ни полубожественных царей, ни пышных дворов. Их свобода выбора, свобода слова, равенство, гуманизм, мораль, этика ставили в тупик не одно поколение чужеземцев. Участие греческих граждан в политических событиях своего города-государства было по тем временам просто невероятным. Иные народы никак не могли взять в толк (да, собственно, до сих пор не могут): как это, правитель – контролируем? Как это, он, видите ли, не может самостоятельно принимать решения? Обязан придерживаться каких-то этических принципов? Правил поведения? Оправдываться перед обществом? Ну, знаете... Да это же всё равно, что отдать управление кораблём матросам!

Грекам на подобные аргументы было "чихать". Однако несмотря на демократию, они не создали ни общей конституции, ни общего свода законов – каждый полис имел свои собственные законы. Писанные правила дополнялись неписаными, судьи выносили решения "не по праву, а по уму", согласно внутреннему ощущению справедливости. Это ощущение базировалось на том, что раз богам угодно, чтобы в мире существовали бедные и богатые, хозяева и рабы, мужчины и женщины, то и нечего всех мерять на один аршин – всеобщее равенство перед законом есть иллюзия вредная и утопическая. В принципе, юриспруденция, и вообще "власть", пользовалась у греков гораздо меньшим уважением, чем в Риме. Характерная деталь: греки презирали своих полицейских и всячески над ними насмехались. Профессия стража порядка считалась недостойной гражданина – эту функцию исполняли рабы, чаще всего скифы.

Неважным было и отношение к частникам. Работа по найму считалась унизительной – граждане охотно трудились на государство или в собственной мастерской, но к богатому частнику не хотели идти даже на должность управляющего. Также они считали зазорным брать в аренду у частника землю, тогда как у государства на тех же условиях – без проблем.

Работа

К работе древний грек относился, прямо скажем, без особого энтузиазма. С одной стороны он прекрасно понимал, что для того, чтобы жить, нужно работать. Но с другой, был крайне далёк от убеждения, что труд есть смысл его жизни – для этого существуют рабы и наёмники. А он, человек утончённый, должен иметь достаточно свободного времени, и тогда его жизнь будет приятна и достойна. В греческих легендах (кстати, как и в славянских) никто не работает. Ну, Гефест что-то там мастерит, Геракл почистил какие-то конюшни... В общем, наслушавшись мифов, древнегреческие граждане следовали лозунгу "мы – не рабы, рабы – не мы" и предавались, попивая ионийское винцо, дискуссиям.

Ладно, граждане сачковали. А чем в городах-государствах Северного Причерноморья занимались наёмные рабочие, среди которых было немало праславян? Прежде всего, строительством. Однако профессия эта почётной не являлась.

Несмотря на снобизм горожан по отношению к сельскому населению, наиболее естественными в Древней Греции считались виды деятельности, близкие к природе: земледелие, разведение цветов, рыбалка. А вот ремесленники, труд которых, конечно, важен и необходим, большим уважением не пользовались. Тем более торговцы – на них вообще смотрели как на аферистов. Не зря же они молятся богу жуликов – Плутосу.

И всё же, несмотря на прохладное отношение к работе, если сравнивать греков Северного Причерноморья с соседями, работниками они были превосходными. Их архитекторы, керамисты, художники, ювелиры были непревзойдёнными мастерами своего дела, и внесли неоценимый вклад в развитие как античного общества, так и окружающих их народов.

Военное дело

А вот в военном деле греки Северного Причерноморья отстали как от соседей, так и от собратьев с метрополии навсегда. В Спарте, Афинах войны не утихали. Но "наши" эллины народ мирный – первыми никогда ни на кого не нападали. Соответственно, у них не было сильной армии, а бог войны Арес почтением не пользовался.

Что же греки Северного Причерноморья делали, когда доставали налётчики – сарматы, гунны, геты, фракийцы, македонцы? Вступать в сражения всё же приходилось. Когда уж совсем припекало, обращались за помощью к скифам или к римлянам. В зависимости от ситуации, поскольку и со скифами, и с Римом грекам тоже приходилось воевать. Но прежде всего они старались с захватчиками договориться – к примеру Ольвия варварами разрушалась не раз, однако ни на одном из сельских поселений Нижнего Побужья не зафиксировано следов значительных военных катаклизмов.

Культура

 

Во времена античности в Элладе были невероятно популярны поэзия, театр, философия, риторика, этика, историография. Достижения древнегреческой цивилизации и культуры поселенцы продолжали развивать в городах и пригородах Северного Причерноморья. Туда из Милета, Афин и других культурных центров метрополии доставлялось огромное количество высокохудожественных произведений искусства, удивительной по красоте керамики, шедевров скульптуры. Общий культурный уровень жителей Ольвии, Херсонеса, Тиры и особенно богатого Пантикапея был высок и способствовал бурному развитию местной архитектуры, скульптуры, живописи, керамическому и ювелирному промыслам. Благодаря тесным связям с Афинами, на берега Понта Эвксинского из столицы охотно приезжали лучшие керамисты, ювелиры, архитекторы, скульпторы.

Важное место в греческих полисах Северного Причерноморья отводилось строительству храмов. По своим размерам и убранству они, конечно, уступали величественным сооружениям Афин, тем не менее, отличались своеобразным декором, оригинальной формой и стилевыми особенностями. Основные цвета, применявшиеся причерноморскими греками для раскраски своих сооружений – сине-жёлтый и красный. Полы храмов и домов богатых горожан украшались мозаикой.

При раскопках городов Северного Причерноморья найдено много разнообразных скульптур. Мраморные, известняковые и бронзовые статуи богов, героев, знатных граждан устанавливались на площадях, перекрёстках, в некрополях. Среди местной художественной богемы было немало талантливых скульпторов, хотя и уступающих в технике лучшим афинским мастерам, однако со своим, присущем именно этому региону стилем: богов и людей они изображали чётче, реалистичней, более одушевлённо, хотя и слегка небрежно.

Под влиянием скульптуры находилась коропластика – производство глиняных статуэток для украшения храмов и жилищ. Как и в скульптуре, терракотовые фигурки Афродиты, Деметры, Кибелы, Коры-Персефоны и других небожителей нередко теряют божественный облик и наделяются чертами обычных женщин. И хотя эти статуэтки, как правило, не отличались высоким качеством изготовления, однако в оригинальности им не откажешь.

 

Стремились к оригинальности и художники. Они создали своеобразный "боспорский" живописный канон, для которого характерна эклектика, сознательная непропорциональность, отсутствие перспективы, необычное применение красок (например, зелёная лошадь). Сильной стороной боспорских художников была портретная живопись. И, опять же, богов живописцы изображали глубоко человеческими образами – пример тому лик Деметры на своде одного из пантикапейских склепов. Вероятно, позировала художнику местная красавица.

Не отставали от художников и керамисты – под влиянием лучших образцов посуды, привозимой из различных областей античного мира, они создали несметное количество расписанных сценами из жизни богов и смертных амфор, киликов, ойнохой, гидрий и прочих необходимых в быту изделий, которыми с удовольствием пользовались не только греки, но и все, живущие по обеим сторонам Днепра народности.

Особого восхищения заслуживают северо-причерноморские ювелиры. То, что принято называть скифским золотом, создано не скифами, а греческими мастерами. Однако и здесь им хватало оригинальности, но не хватало усидчивости: наиболее значимые шедевры, такие, как пектораль из кургана Толстая Могила или знаменитый золотой гребень из Солохи, по мнению учёных, созданы не местными, а приезжими ювелирами, работавшими в Пантикапее по приглашению боспорских царей.

Античная цивилизация без своеобразной культуры Северного Причерноморья не мыслима. Несмотря на свою периферийность, она внесла огромный вклад в копилку мировых ценностей. Обилие художественных произведений, созданных как приезжими, так и местными мастерами, свидетельствует о значительной тяге жителей этого региона к искусству. И не только эллинов, но и таких, казалось бы, "диких" народов, как скифы, сарматы, и таких "сельскохозяйственных", как праславянские зарубинецкие племена.

Эта территория дала миру по меньшей мере трёх выдающихся философов – Сфера Боспорского, Биона Борисфенита и скифа Анахарсиса, вошедшего в число "семи мудрецов".

Медицина

Болезни древние греки, разумеется, воспринимали как несчастье и проклятье богов. Однако именно они следуя заветам Гиппократа (460–370 г.г. до н.э.) первыми начали с этими проклятьями эффективно бороться. Помните, как лечились скифы? Отсечением головы. А Гиппократ применял диеты, рвотные и слабительные смеси, давал рекомендации по здоровому образу жизни. "Отец медицины" ввёл понятие психологических типов и призывал к тому, что необходимо содержать в порядке не только тело, но и душу – он считал, что философия, риторика, поэзия для хорошего самочувствия важны не меньше, чем лекарства, клизмы или спортивные упражнения. Эти взгляды Гиппократа были хорошо известны врачам Северного Причерноморья.

Ну а как быть, если, несмотря на стихи, хирургию или гимнастику болезнь всё же не отступает? В этом вопросе снова проявляется неоднозначность древнегреческого менталитета. Или наоборот, однозначность, трактуйте, как хотите. Суть в том, что в представлении греков доминировало убеждение, что больной человек – обуза для общества, и если болезнь долго не проходит, возиться с ней



Читайте также:





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 88; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.015 с.)