Русская фантастическая повесть. « Штосс» Лермонтова и «Сильфида» и « Саламандра» Одоевского.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Русская фантастическая повесть. « Штосс» Лермонтова и «Сильфида» и « Саламандра» Одоевского.



По замечанию Ю.В.Манна, «русский романтизм знает многие из тех форм фантастики, которые выработали западноевропейские литературы: балладную фантастику, сказочную, фантастику «ночных повестей», «ночной стороны» человеческого существования и т.д. Писатели-романтики, для которых «особого рода источником мистических представлений является народное творчество в виде поверий и преданий», заимствуют и переосмысляют по-своему народную «фантастику», которая привлекает их колоритом таинственного, необъяснимого, невероятного. В частности, используют одну из важнейших составляющих народной картины мира - представление о двух мирах. Этот второй мир и его персонажи нередко враждебны человеку, однако люди не перестают идти на контакт с ними: к нечистой силе обращаются за помощью (заговоры), чтобы узнать будущее (гадание).Именно понятие двоемирия становится центральным для жанра, который вслед за балладой начинает активно использовать фольклорный материал, - жанра фантастической повести. В своем отношении к фольклорным источникам фантастическая повесть продолжает многие традиции балладного жанра. Князь Александр Иванович Одоевский – известный русский писатель и общественный деятель. Человек самого разностороннего и глубокого образования, вдумчивый и восприимчивый мыслитель, талантливый и оригинальный писатель. Главное место среди сочинений Одоевского принадлежит "Русским ночам"- философской беседе между несколькими молодыми людьми, в которую вплетены, для иллюстрации высказываемых ими положений, рассказы и повести, отражающие в себе задушевные мысли, надежды, симпатии и антипатии автора. Среди повестей и рассказов, не вошедших в "Русские ночи", выделяются: большая повесть "Саламандра" - полуисторический, полуфантастический сюжет которой навеян на автора изучением истории алхимии и исследованиями Грота о финских легендах и поверьях и « Сильфида». «Сильфида» повествует о печальной истории Платона Михайловича, простого человека, казалось бы, проникшего в мир сверхъестественного. «Саламандра» входит в цикл так называемых «таинственных» повестей Одоевского. В то же время это произведение являет собой как бы цикл внутри цикла, ибо оно составлено из двух романтических повестей — исторической и философско-фантастической. Якко, переводчик цифирных книг и типограф, мечтающий о царских милостях и звании воеводы: «Он невольно сравнивал свое состояние с прекрасною машиною, в которой было только одно колесо неудачно сделанное, но которое нарушало порядок действия всех других колес. Этим «пятым колесом» в механизме жизни просвещенного финна была его соотечественница Эльса, упорно противящаяся влиянию петербургской жизни и сохраняющая верность родным обычаям и преданиям. Бездушность и механистичность жизни Якко — это чисто романтический протест Одоевского против отрицательных последствий петровских реформ, неприятие им утилитарного полупросвещения. Со смертью Петра его высокие, немногим понятные цели позабылись, и люди, направляемые прежде железной рукою преобразователя России, потеряли жизненный центр, основу, единый пафос и разбрелись по жизни в поисках своей маленькой пользы. Такова судьба Якко в «Эльсе». После смерти Петра этот ученый типограф стал алхимиком, жаждущим золота, власти над миром и остальными людьми. И во второй части «Саламандры» показано постепенное снижение великих ценностей, профанация высокой науки и духовных идеалов петровской эпохи. Якко — это, говоря словами Достоевского, «петербургский тип». Как и пушкинский Германн,он приходит к мысли, что ради золота и власти все дозволено. Это уже сознательный демонизм, злая сила, которой рабски прислуживает лишенная этического начала прикладная наука. Саламандра, дух огня, возвещает вызвавшему ее алхимику, что любое человеческое желание исполняется — стоит только пожелать. И она же говорит Якко: «Зародыш жизни — смерть». Поэтому в погоне за вечной молодостью алхимик желает смерти окружающим его людям, и каждое его злобное желание, исполняясь, уносит чужую жизнь. Главная страсть Якко — золото, которым все приобретается — от любви до высоких чинов. Он каждую ночь превращает свинец в золотые слитки и пляшет над золотом, объятый безумной радостью. И этот танец алхимика, превратившего философский камень, этот символ высшего знания о мире, в орудие наживы и власти, становится страшным символом «недолжного» существования, последовательного отказа от всего человеческого. В довершение всего Одоевский придает Якко весьма многозначительную особенность: ради золота его герой в конце концов отказывается и от собственного человеческого облика и переселяется в более удобное по престижным соображениям тело убитого им графа. Таков итог этой жизни, которая не нашла опоры в своей эпохе и была вынуждена надеяться лишь на саму себя, что неизбежно привело к известной формуле «все дозволено». Германн в «Пиковой даме» убивает старую графиню, Якко отнимает тело и жизнь у старого графа. Оба героя традиционно предают любовь. Повествование в "Штоссе" развертывается вокруг главного героя, художникаЛугина. Лугин - наделенный острым, проницательным умом трезвый аналитик, осознающий несовершенство окружающей его действительности, которую он не принимает. Это вместе с тем и человек искусства, одинокий мечтатель, романтически страдающий в поисках недостижимого идеала, наконец являющегося ему в фантастическом образе воздушной красавицы. Двоемирие.

 

 

« Вечера на хуторе близь Диканьки» Авторский замысел, композиция, фантастика, стиль.

Николай Васильевич Гоголь – одна из ключевых фигур в литературном процессе первой половины 19 века. Вторую половину столетия часто называют «веком прозы». Именно Гоголь вместе с Пушкиным стал «отцом» русской реалистической прозы. Его воздействие на несколько поколений прозаиков оказалось несравненно глубже пушкинского, хотя «школы» и учеников в точном смысле слова у него не было.

Гоголь – одинокая « Звезда» в русской словесности, неповторимая писательская индивидуальность. Человеческий и творческий облик Гоголя очень сложен, поэтому вот уже на протяжении полутора столетий не утихают споры о феномене Гоголя, о « загадке» его искусства, «тайне» его личности.

Первый период творчества Гоголя, 1829 – 35, начался с поисков своей темы, своей тропы в литературе. Долгими одинокими вечерами Гоголь усердно трудился над повестями из малороссийской жизни. Петербургские впечатления, чиновничья жизнь – всё это было оставлено про запас. Воображение переносило его в Малороссию, откуда он ещё так недавно стремился уехать, чтобы не «погибнуть в ничтожестве». Писательское честолюбие Гоголя подогревали знакомства с известными поэтами: Жуковским, Дельвигом, другом Пушкина Плетнёвым. В мае 1831 состоялась встреча с Пушкиным.. Реваншем за испытанную горечь неудачного дебюта стала пуб­ликация в сентябре 1831 г. первой части "Вечеров на хуторе близ Диканьки". Пушкин объявил публике о новом, "необыкновен­ном для нашей литературы" явлении, угадав природу гоголевского таланта. Он увидел в молодом писателе-романтике два, казалось бы, далеких друг от друга качества: первое — "настоящая весе­лость, искренняя, без жеманства, без чопорности", второе — "чувствительность", поэзия чувств.

В сборник вошли восемь повестей, различающихся по пробле­матике, жанровым и стилевым особенностям. Гоголь использовал широко распространенный в литературе 30-х гг. принцип циклиза­ции произведений. Повести объединены единством места действия (Диканька и ее окрестности), фигурами рассказчиков (все они —-известные в Диканьке люди, хорошо знающие друг друга) и "издателя" (пасичник Рудый Панько). Гоголь скрылся под литера­турной "маской" издателя-простолюдина, смущающегося своим вступлением в "большой свет" литературы. Материал повестей поистине неисчерпаем: это устные расска­зы, легенды, байки и на современные, и на исторические темы. "Лишь бы слушали да читали, — говорит пасичник в предисловии к первой части, — а у меня, пожалуй, — лень только проклятая рыться, — наберется и на десять таких книжек". Гоголь свободно сополагает события, "путает" века. Цель писателя-романтика — познать дух народа, истоки национального характера. Время действия в повестях "Сорочинская ярмарка" и "Иван Федорович Шпонька и его тетушка" — современность, в большинстве произ­ведений ("Майская ночь, или Утопленница", "Пропавшая грамо­та", "Ночь перед Рождеством" и "Заколдованное место") — XVIII в., наконец, в "Вечере накануне Ивана Купала" и "Страшной мести" — XVII в. В этом калейдоскопе эпох Гоголь находит главную роман­тическую антитезу своей книги — прошлое и настоящее. Прошлое в "Вечерах..." предстает в ореоле сказочного и чудес­ного. В нем писатель увидел стихийную игру добрых и злых сил, нравственно здоровых людей, не затронутых духом наживы, прак­тицизмом и душевной ленью. Гоголь изображает малороссийскую народно-праздничную и ярмарочную жизнь. Праздник с его атмосферой вольности и веселья, связанные с ним поверья и приклю­чения выводят людей из рамок привычного существования, делая невозможное возможным. Заключаются ранее невозможные браки ( Сорочинская ярмарка», «Майская ночь», «Ночь перед Рожде­ством активизируется всякая нечисть: черти и ведьмы искуша­ют людей, стремясь помешать им. Праздник в гоголевских повес­тях - это всевозможные превращения, переодевания, мистифи­кации, побои и разоблачение тайн. Смех Гоголя в "Вечерах..." -юмористический.Его основа - сочный народный юмор, умеющий выразить в слове комические противоречия и несообразности. Своеобразие художественного мира повестей связано в первую очередь с широким использованием фольклорных традиций: имен­но в народных сказаниях, полуязыческих легендах и преданиях Гоголь нашел темы и сюжеты для своих произведений. Он ис­пользовал поверье о папоротнике, расцветающем в ночь накануне праздника Ивана Купала, предания о таинственных кладах, о продаже души черту, о полетах и превращениях ведьм... Во многих повестях действуют мифологические персонажи: колдуны и ведьмы, оборотни и русалки и, конечно, черт, проделкам которого народное суеверие готово приписать всякое недоброе. "Вечера. " - книга фантастических происшествий. Фантасти­ческое для Гоголя - одна из важнейших сторон народного миро­созерцания. Реальность и фантастика причудливо переплетаются в представлениях народа о прошлом и настоящем, о добре и зле. Склонность к легендарно-фантастическому мышлению писатель считал показателем духовного здоровья людей Фантастика в "Вечерах...» этнографически достоверна. Герои и рассказчики невероятных историй верят, что вся область непо­знанного населена нечистью, а сами «демонологические» персо­нажи показаны Гоголем в сниженном, бытовом, обличье. Они тоже малороссияне , только живут на своей «территории», время от времени дурача обычных людей, вмешиваясь в их быт, празднуя и играя вместе с ними. Например, ведьмы в «Пропавшей грамо­те играют в дурачки, предлагая деду рассказчика сыграть с ними и вернуть, если повезет, свою шапку. Черт в повести "Ночь перед Рождеством выглядит, как "настоящий губернский стряпчий в мундире». Объяс­няясь в любви несравненной Солохе», черт «целовал ее руку с такими ужимками, как заседатель у поповны». Сама Солоха не только ведьма, но еще и поселянка, алчная и любящая поклонни­ков. Народная фантастика переплетается с реальностью, проясняя отношения между людьми, разделял добро и зло. Как правило, герои в первом сборнике Гоголя побеждают зло. Торжество чело­века над злом - фольклорный мотив. Писатель наполнил его новым содержанием: он утверждал мощь и силу человеческого духа, способного обуздать темные, злые силы. Его герои — яркие запоминающиеся личности, в них нет противоречий и мучительной рефлексии. Писателя не интересуют детали, част­ности их жизни, он стремится выразить главное — дух вольности, широту натуры, гордость, живущие в "вольных козаках". За исключением повести "Иван Федорович Шпонька и его тетушка", все произведения в первом сборнике Гоголя — роман­тические. Романтический идеал автора проявился в мечте о добрых и справедливых отношениях между людьми, в идее народного единства Гоголь создал на малороссийском материале свою поэти­ческую утопию: в ней выражены его представления о том, какой должна быть жизнь народа, каким должен быть человек. Красоч­ный мир "Вечеров..." резко отличает­ся от скучной, мелочной жизни российских обывателей, показан­ной в "Ревизоре" и особенно в "Мертвых душах". Но празднич­ную атмосферу сборника нарушает вторжение унылых "существователей" — Шпоньки и его тетушки Василисы Кашпоровны. Иногда в тексте повестей звучат и грустные, элегические ноты: это сквозь голоса рассказчиков прорывается голос самого автора. Он смотрит на искрящуюся жизнь народа глазами петербуржца, спа­саясь от холодного дыхания призрачной столицы, но предчувству­ет крушение своей утопии и потому грустит о радости, "прекрас­ной и непостоянной гостье".

«Миргород». Композиция сборника. Связь с « Вечерами». Идиллия и разрушение в « Старосветский помещиках». Историзм и нац. Характер в « Тарасе Бульба» Фантастика в « Вие». Эволюция стиля повествования (от комического к драматическому). Роль детали в «Повести о том, как поссорился Иван Васильевич»

Николай Васильевич Гоголь – одна из ключевых фигур в литературном процессе первой половины 19 века. Вторую половину столетия часто называют «веком прозы». Именно Гоголь вместе с Пушкиным стал «отцом» русской реалистической прозы. Его воздействие на несколько поколений прозаиков оказалось несравненно глубже пушкинского, хотя «школы» и учеников в точном смысле слова у него не было.

Гоголь – одинокая « Звезда» в русской словесности, неповторимая писательская индивидуальность. Человеческий и творческий облик Гоголя очень сложен, поэтому вот уже на протяжении полутора столетий не утихают споры о феномене Гоголя, о « загадке» его искусства, «тайне» его личности.

 

После написания « Вечеров» Гоголь пришел к выводу, что смеялся в них "для развлечения самого себя", чтобы скрасить серую "прозу" петербургской жизни. Настоящий же писатель, по убеждению Гоголя, должен делать "добро": "смеяться даром", без ясной нравственной цели — предосудительно.

Он напряженно искал выход из творческого тупика. Первым симптомом важных изменений, происходивших в писателе, стала повесть на малороссийском материале, но совершенно не похожая на прежние — "Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем"Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем`. Оскорбления, анекдотические обиды, долгая тяжба... И все это - между двумя, вроде бы, хорошими друзьями, славными и достойными жителями Миргорода. Но их странная, на первый взгляд, ссора - закономерность, подчеркивающая нищету духа, узость интересов, убогость существования людей, жалость к которым смешивается с презрением.. .. 1834 г. был плодотворным: написаны "Тарас Бульба", "Старосветские помещики" и "Вий" (все вошли в сборник "Миргород", 1835).

"Миргород" — важная веха в творческом развитии Гоголя Расширились рамки художественной "географии": легендарная Диканька уступила место "прозаичному" уездному городу, глав­ной достопримечательностью которого является огромная лужа а "фантастическим" персонажем - бурая свинья Ивана Ивановича нагло укравшая прошение Ивана Никифоровича из местного суда! В самом названии города заключен иронический смысл: Мирго­род - это и обычный захолустный город, и особый, замкнутый мир . Это "Зазеркалье", в котором все наоборот: нормальные отношения между людьми подменены странной дружбой и неле­пой враждой, вещи вытесняют человека, а свиньи и гусаки становятся едва ли не главными действующими "лицами"... В иносказательном смысле "Миргород" — это мир искусства, пре­одолевающий уездную "топографию" и "местное" время: в книге показана не только жизнь "небокоптителей", но и романтическая героика прошлого, и страшный мир природного зла воплощен­ный в "Вие".

В сравнении с "Вечерами..." композиция второго сборника прозы Гоголя более прозрачна: он делится на две части, каждая из которых включает две повести, объединенные по контрасту. Антитеза бытовой повести "Старосветские помещики" — герои­ческая эпопея "Тарас Бульба". Нравоописательной, пронизанной авторской иронией "Повести..." о двух Иванах противопоставлено "народное предание" - повесть "Вий", близкая по стилю к произведениям первого сборника. Гоголь отказался от литератур­ной маски "издателя". Точка зрения автора выражена в компози­ции сборника, в сложном взаимодействии романтических и реа­листических принципов изображения героев, в использовании различных речевых "масок".

Все повести пронизаны мыслями автора о полярных возмож­ностях человеческого духа. Гоголь убежден в том, что человек может жить по высоким законам долга, объединяющего людей в "товарищество", но может вести бессмысленное, пустопорожнее существование. Оно уводит его в тесный мирок усадьбы или городского дома, к мелочным заботам и рабской зависимости от вещей. В жизни людей писатель обнаружил противоположные нача­ла: духовное и телесное, общественное и природное.

Торжество духовности Гоголь показал в героях повести "Тарас Бульба", прежде всего в самом Тарасе. Победу телесного, веще­ственного — в обитателях "старосветского" поместья и Миргоро­да. Патриархальный быт двух тихих, доживающих свой век старичков.... Коротающих свои тусклые дни в заботах о вкусных обедах и ужинах да в легком беспокойстве о здоровье.... Дальше этого интересы Афанасия Ивановича и Пульхерии Ивановны не идут. И трудно сказать, чего больше в интонации Гоголя: иронии или доброй усмешки. Природное зло, перед которым бессильны молитвы и заклина­ния, торжествует в "Вие". Зло социальное, возникающее среди людей в результате их собственных усилий, — в нравоописатель­ных повестях. Но Гоголь убежден, что социальное зло преодоли­мо, поэтому в "подтексте" его произведений угадывается мысль о новых намерениях автора: показать людям нелепость и случай­ность этого зла, научить людей, как его можно преодолеть.

Герой повести "Вий" Хома Брут заглянул в глаза Вию, природ­ному злу, и умер от страха перед ним. Мир, противостоящий человеку, страшен и враждебен — тем острее встает перед людьми задача объединиться перед лицом мирового зла. Самоизоляция, отчуждение ведут человека к гибели, ведь только мертвая вещь может существовать независимо от других вещей — такова главная мысль Гоголя, который приближался к своим великим произведе­ниям: "Ревизору" и "Мертвым душам".

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 158; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.234.191.202 (0.019 с.)