Глава 17 ТРИ ЧУДОВИЩА ДЛЯ МАЧЕХИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 17 ТРИ ЧУДОВИЩА ДЛЯ МАЧЕХИ



На чужой «Букварь» рот не разевай!

Белинда

 

Сюзанна явилась ровно в полночь, прилетев на место не на метле, как феи, а воспользовавшись провалом, дабы продемонстрировать падчерице свою возросшую силу. Из круга зеленоватого света ведьма вышла не одна. За ней шагнула фигура в черном плаще, на лицо которой был низко надвинут капюшон.

– Явилась со свитой? – поддела Белинда, разглядывая мачеху. За тридцать лет ведьма не постарела ни на день и была такой же стройной белокожей красавицей с надменным взглядом, какой Белинда впервые увидела ее. Сюзанна теперь выглядела дочерью Ядвиги. Фея поежилась, представив, сколько человек лишились здоровья, молодости, а то и жизни, чтобы на гладкой коже мачехи не отпечаталось ни морщинки. – Мне очень льстит, что один на один ты со мной оставаться боишься.

Она не боялась, что Сюзанна обнаружит Лукрецию: та хорошенько замаскировалась в кустах, готовая прийти на помощь в любую минуту.

– Только вряд ли твоя дочурка тебе поможет, – продолжила Белинда. – Эй, привет, кочерыжка! – Она помахала рукой неподвижно застывшей фигуре. – Ты чего так низко капюшон надвинула? Или все-таки сварила эликсир мгновенной красоты и теперь боишься ослепить меня своим совершенством?

Из-под капюшона донесся слабый стон, и Белинда удовлетворенно улыбнулась.

– Где «Букварь»? – нервно спросила Сюзанна.

– Вон, на пеньке лежит, – махнула рукой фея.

Ведьма рванулась было к книге, но наткнулась на невидимую преграду.

– Э нет, – покачала головой Белинда. – Так дело не пойдет. Сперва – уговор! Поклянись, что оставишь мою крестницу в покое и не причинишь ей вреда.

– Клянусь, что Изабелле, – Сюзанна изогнула губы в змеиной улыбке и особо выделила имя, – я зла не причиню.

– Ладно, – легко согласилась Белинда, не обратив внимания на интонации мачехи. – «Букварь» твой. – И махнула рукой, снимая невидимую границу.

Сюзанна в два прыжка подскочила к пеньку, вцепилась в книгу и издала победный крик.

– Посмотрим. – Мачеха с почтением раскрыла книгу, пощупала листы. – Книга старинная, бумага много веков повидала. Неужели не обманула? Сейчас проверим… Ай!

Кисти ведьмы по запястья ушли в страницы. Белинда удовлетворенно улыбнулась. В качестве обложки для лже-«Букваря» она использовала переплет секретной книги. В том случае, если фолиант открывал посторонний, то он становился заложником тома и освободить его мог только истинный владелец книги. Отсюда и пошло выражение «попасть в переплет».

Мачеха затрясла руками, силясь освободиться, но еще больше увязла в переплете – уже по локти. Белинда взмахнула палочкой, и книга, перевернувшись обложкой вверх, воспарила в воздух, подняв Сюзанну за вытянутые руки над землей.

– Что же мне с тобой делать? – Фея задумчиво почесала щеку. – Отправить на вершину Острых Пик, откуда ты не так давно спустилась, или, может, заключить в переплет целиком и навсегда? Уверена, тебе понравится содержимое моего «Букваря»: я списала его из книги народных заговоров от запоров. Сама понимаешь, душок от заговоров тот еще… Как думаешь, Лукреция? – Белинда обернулась в сторону деревьев, за которыми притаилась старшая фея, и похолодела.

За ее спиной, злорадно ухмыляясь, стояла Сюзанна… Тогда кто же висел над землей перед ней? Лукреция! Фея бросилась, чтобы освободить главу ОЗФ, но заклинание мачехи, черной змейкой метнувшись к книге, успело быстрее. Беспомощную Лукрецию стремительно затянуло в переплет, корешки звонко захлопнулись, и том тяжелым камнем грохнулся на землю.

– Там ей и место, – ухмыльнулась Сюзанна.

– Как… как ты это сделала? – сдавленно выдохнула Белинда.

– О, уверяю тебя, отныне мне под силу и не такое, – самодовольно сообщила ведьма. – Для тебя, моя милая падчерица, я приготовила более интересную программу. Но прежде чем отправиться туда, куда я тебя пошлю далеко и на вечность, ты мне расскажешь, где настоящий «Букварь».

– Понятия не имею!

Мачеха хмыкнула – мол, такого ответа я от тебя и ожидала – и медленно подошла к кутающейся в плащ Ядвиге.

– А теперь? – Одним движением она сорвала капюшон с темной фигуры, и фея ахнула, взглянув в полные тоски глаза Марты. Похоже, девушка пребывала под действием заклинания – ее движения были заторможенными, а взгляд отрешенным.

– Я тебя убью, – глухо прорычала Белинда, с кулаками бросаясь на Сюзанну. Но кулаки феи словно ударили в каменную глыбу, а ведьма, вцепившись ей в плечо рукой, просто подняла падчерицу над землей и отбросила в противоположный конец лужайки, словно та была котенком трех дней от роду.

Мама дорогая, похолодела Белинда, если эта поляна придает Сюзанне такую силищу, то дела совсем плохи. Тем более что ее собственная магия еле-еле теплится.

– Повторяю в последний раз, – чеканя слова, сказала мачеха, кладя руки на плечи Марты, – где «Букварь»?

– Не знаю!

– Раз, два… – скучающе начала отсчет ведьма.

За ее спиной вспыхнул и потух голубоватым свечением подложный фолиант. «Лукреция, – поняла фея. – Она что-то пытается сделать! А что, если…»

– Ты держала его в руках! – сердито выкрикнула Белинда.

– Это гнусная фальшивка, – с презрением фыркнула Сюзанна, – не пытайся меня обмануть. Два с половиной…

– Да ты его даже не читала! – огрызнулась фея. – А что его переплет чужих не признает, так это издавна повелось.

– Значит, открыть его можешь только ты? – вкрадчиво спросила мачеха. – Что ж, давай проверим.

Она кивнула, позволяя поднять том, уже переставший подавать знаки Белинде. Книга сама собой раскрылась на странице с буквой «В». Мачеха заинтересованно заглянула ей за плечо, скользнув взглядом по заклинанию.

– Власть? – пробормотала она. – Интересно. Но мы проверим сперва другое… Но сразу предупреждаю: не вздумай колдовать против меня, вся магия, которую ты на меня направишь, минуя меня, перекинется на твою драгоценную крестницу. А теперь листай страницы!

Фея покладисто зашуршала листами, но на всякий случай бросила в мачеху безобидное заклинание подножки. Сюзанна и не шелохнулась, а вот Марта с размаху упала на землю и слабо застонала.

– Убедилась? – фыркнула ведьма и прикрикнула на падчерицу: – Переворачивай, не отвлекайся!

Когда Белинда, в бессилии кусая губы, дошла до заклинания красоты, Сюзанна внезапно остановила ее и поманила пальцем Марту. Фея похолодела. Помимо народных заговоров, она переписала в лже-«Букварь» ряд хулиганских заклинаний, и под видом заклинания, обещавшего «красоту», скрывался рецепт роста рогов, который использовали знахарки при лечении животных. Белинда уже представила, как из темечка крестницы вырастают ветвистые оленьи рога, и внутренне содрогнулась. Вся надежда только на Лукрецию: только бы ей под силу было подменить заклинание! Переплет легонько кольнул пальцы, и фея машинально захлопнула книгу.

– В чем дело? – с подозрением нахмурилась мачеха.

– Комар укусил, – соврала Белинда, вновь открывая книгу на том же месте.

– Странно, мне показалось, что это заклинание начиналось по-другому, – процедила ведьма, испытующе глядя на падчерицу.

– А ты не знала разве, что «Букварь» постоянно меняет содержание своих страниц? – невозмутимо ответила фея, скрывая ликование.

– Что-то слышала, – проворчала Сюзанна, припомнив одну из сплетен, ходивших о великой книге. – Что ж, надеюсь, что ты не врешь. Иначе твоей крестнице не поздоровится.

Ведьма медленно зачитала заклинание, лепя в ладонях искрящийся зеленоватый шар огня, и одним движением бросила его в Марту, попав девушке в грудь. Магическое свечение оплело девушку тугим коконом и растаяло без следа. Белинда, все это время стоявшая ни жива ни мертва, незаметно выдохнула: рога у крестницы не прорезались, а большего она в сумерках с расстояния в несколько шагов различить не могла. Но, судя по реакции Сюзанны, которая обошла столбом стоящую девушку и придирчиво оглядела ее лицо, заклинание сработало в соответствии с заявленным результатом. До Белинды донеслись глухие бормотания ведьмы:

– Кожа порозовела, на щеках румянец, глаза сияют, волосы как будто завились… Что ж, неплохой результат, Ядвига обрадуется.

Переплет вновь кольнул пальцы Белинды, и книга раскрылась на странице с буквой «М», указав на заклинание могущества. Похоже Лукреция, ставшая заложницей переплета, подавала фее знак, как одолеть ведьму.

– А чего ты вообще хочешь от «Букваря»? – окликнула фея мачеху.

– Как это чего? – усмехнулась та. – Власти, могущества, богатства, славы!

Сюзанна сладко зажмурилась и кошачьей походкой приблизилась к падчерице.

– Подумаешь, слава, могущество! – презрительно наморщила нос фея, искушающе тряся перед ведьмой разворотом с подходящим заклинанием. Та не устояла – с жадностью уставилась на страницу, обещавшую исполнение ее заветных мечтаний.

– Это заклинание действует? – пытливо спросила она.

– Откуда мне знать? – пожала плечами Белинда. – Я им никогда не пользовалась.

– Ну и дура, – фыркнула Сюзанна и прикрикнула на падчерицу: – Держи книгу ровно, прочитать толком не даешь!

– Да ну его, это могущество! – нарочито равнодушным тоном сказала фея. – Посмотри, вон еще сколько всего – мир, мечта, молодость, мастерство, метаморфозы…

– Оставь, где было! – взвизгнула ведьма.

– Ты уверена? – с нескрываемым ужасом спросила Белинда. – Есть еще много других букв и желаний…

– Заткнись! Боишься того, что я с тобой и с девчонкой сделаю, когда могущество обрету? – самодовольно оскалилась Сюзанна.

– Марту хоть отпусти, – тихо попросила фея. – Она здесь ни при чем.

– И отпущу, – неожиданно благодушно согласилась ведьма. – Должен же кто-то рассказать эльдоррцам, кто теперь самая могучая ведьма в королевстве!

– Да что в королевстве, – с несчастным видом пробормотала себе под нос Белинда, подставляя мачехе нужную страницу, – во всем мире.

И скорбно сгорбилась. Переплет мгновенно кольнул пальцы. Переборщила, испугалась фея и с опаской глянула на мачеху. Но та, не заподозрив подвоха, уткнулась в книгу и с ликованием принялась выкрикивать слова заклинания. Белинда замерла, гадая, к какому результату приведет заклинание, измененное Лукрецией. С последним словом, произнесенным Сюзанной, фея скорчилась от сильной судороги и выронила книгу из рук. Заломило кости, Белинда физически ощутила, как заледенела в жилах кровь, к горлу подкатила тошнота – реакция на привкус крови во рту. Что происходит? Заклинание пошло не так, как планировала Лукреция? Она обернулась к мачехе и с удивлением увидела, как та в бессилии заламывает руки, выкрикивая самые страшные заклятия, но ни гром, который она надрывно призывала на голову падчерицы, ни черный смертоносный вихрь не спешили откликнуться на ее зов. Из всего потока ругательств и проклятий, которые как горох сыпались из уст Сюзанны, Белинда с изумлением уловила несколько фраз: мачеха лишилась своей силы, и, судя по ее словам, вся ее магия перешла к падчерице. Неужели под заклинанием могущества Лукреция замаскировала ритуал передачи силы, похолодела фея; но тогда черная магия Сюзанны, потоком мерзости хлынувшая в нее, сломает ее, подчинит себе. Надо быстрей освободить Лукрецию, пока… Это были последние мысли прежней Белинды. Она еще успела махнуть рукой, и лже-«Букварь» распался на две половинки, выпуская главу ОЗФ. Новая Белинда этого уже не видела, она во все глаза рассматривала кожу на руках, ставшую по-юношески гладкой и нежной.

– Ты! – донесся до нее обиженный писк Сюзанны. – Ты помолодела!

Белинда подняла глаза на мачеху и сочувствующе усмехнулась. Время, которое так долго сдерживала ведьма, стремилось наверстать свое, прорезывая глубокие складки на лице Сюзанны, нанося на белую кожу некрасивые мазки пигментных пятен, безжалостно прореживая густую шевелюру. Мачеха коснулась лица, отчаянно завизжала, поняв, что с ней происходит, и заметалась по поляне. Фея одним взглядом пригвоздила ведьму к месту и теперь с несвойственным злорадством наблюдала за отчаяньем Сюзанны.

– Как ты это сделала? – Мачеха хватала ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

– Я бы на твоем месте больше интересовалась тем, что я сделаю теперь, – проигнорировала ее вопрос Белинда.

– Ты же не можешь меня убить, – в глазах ведьмы мелькнула надежда, – ты же добрая фея!

– Убить тебя было бы чересчур просто. Нет, – юное лицо Белинды исказила злорадная гримаса, – я хочу, чтобы ты помучилась…

– Лукреция! – испуганно заверещала Сюзанна. – Немедленно прекрати самоуправство своей подчиненной!

– Белинда, что ты задумала? – встревоженно окликнула ее Лукреция, обнимая за плечи Марту. Заклинание, которое она подменила, было единственным способом обезвредить Сюзанну, набравшуюся сил и сделавшуюся практически неуязвимой на Мертвой поляне. И этот способ был весьма рискованным: оставалось только надеяться, что добрая душа Белинды одержит верх над темной стороной магии ее мачехи, иначе королевство рискует получить сумасшедшую и неуправляемую ведьму вместо почти безобидной феи. А уж если Белинда, перейдя на сторону черной магии, разыщет настоящий «Букварь»… Лукреция похолодела от ужаса, осознав, насколько она рискует, доверяя столь мощную силу Белинде.

– Мари, как ты? – Фея впилась в крестницу глазами.

Марта вздрогнула и отвела взгляд – ей показалось, что она заглянула в глаза чудовища.

– Все хорошо, Бэль, – сдавленно пробормотала она.

– Но все могло обернуться не так хорошо для моей другой крестницы, – зловеще прошипела Белинда, оборачиваясь к помертвевшей Сюзане. – Ты за это ответишь!

– Белинда, что ты хочешь сделать? – испуганно встряла Лукреция.

– Давно хотела опробовать одно заклинание, только сил для него не хватало, – пробормотала фея. – Теперь время пришло.

Белинда простерла руки над головой, и между ее ладоней бешено завертелась небольшая черная воронка. Фея демонически расхохоталась и выбросила руки в стороны: воронка черным кругом повисла на краю поляны.

– Что она делает? – в тревоге прошептала Марта.

– Похоже, пытается открыть ворота в другой мир, – сдавленно пробормотала Лукреция, но мешать подчиненной не решилась. Белинда была во власти темной магии и уже не владела собой, для нее ничего не стоит и Лукрецию за компанию с мачехой неизвестно куда отправить.

– Я отправлю тебя в мир, полный опасностей, в мир, где на одного человека приходится три страшных чудовища. В мир, где твоя магия будет бессильна, – пророкотала Белинда, не сводя глаз с черного круга. – Нет, – поморщилась она, словно видя что-то в его темной поверхности, – это слишком милосердно для тебя, покажи мне иной мир! И это тоже. Еще! – требовательно велела она кругу, и, наконец, на ее лице появилась злорадная улыбка. – Вот этот в самый раз!

Из черной дыры донесся страшный гул, похожий на рев разъяренного монстра, и Лукреция с Мартой испуганно вцепились друг в друга. А Сюзанна с размаху шлепнулась на землю и попятилась к кустам.

– Нет-нет, я не хочу, не надо! – в ужасе зашептала она, глядя широко раскрытыми глазами в круг, поверхность которого зарябила, покрылась дымкой, а потом стала гладкой. И отразила вначале небо, в котором парила гигантская стальная стрекоза. А затем город, высокие башни которого пронзали свинцовые тучи, и дороги, по которым со страшной скоростью носились многочисленные живые повозки с бешено горящими глазами.

Дымка на поверхности круга надулась, как пузырь, и с грохотом лопнула. Уши заложило от невыносимого рева, в нос ударил резкий запах задымленного воздуха, и воронка стала стремительно затягивать в себя ведьму. Сюзанна отчаянно заверещала и вцепилась в кусты, как утопающий за соломинку, но ее неумолимо потащило к кругу. Затрещали ветки, взрыли землю корни, и ведьма, жалобно голося, подпрыгивая по поляне, как мячик, и прижимая к груди вырванный с корнем куст, унеслась в неизвестность. Марте навсегда запали в память ее выпученные от ужаса глаза и вставшие дыбом волосы.

Проводив мачеху взглядом, фея внезапно пошатнулась, упала на колени и со стоном понеслась к кругу воронки. Лукреция с Мартой бросились на выручку.

– Закрывай ворота! – проорала старшая волшебница, стараясь перекричать сильный гул и оттаскивая подчиненную от опасного круга.

– Не могу, – простонала фея. – Слишком мало сил…

– Должна!!! – рявкнула Лукреция. – Иначе чудовища прорвутся в наш мир, а ты сгинешь в чужом!

– Не могу, – слабо пробормотала фея, – я устала, ослабела, отпусти… Постараюсь закрыть ворота с той стороны.

– Бэль, не смей! – Марта с силой тряхнула ее за плечо. – Как ты можешь пропустить свадьбу Изабеллы? Ну ладно, она еще переживет. А я? Как же я без жениха-то?

Ее слова будто влили в фею недостающие силы. Белинда с громким криком простерла растопыренные ладони к воронке, вышедшей из-под ее контроля, и резко дернула их вниз, словно закрывая воображаемый люк. На поверхности круга задрожала дымка, быстро сменившаяся плотной пеленой. С громким хлопком, оставившим запах гари, воронка исчезла.

Фея зашлась в приступе кашля, согнулась пополам и рухнула в ноги Лукреции.

– Лукреция… помоги… Я не хочу… Не хочу быть, как она…

– Потерпи, потерпи, девонька, – запричитала волшебница, склоняясь над ней с палочкой. – Все уже позади. Ты выбрала свой путь, ты выстояла перед тьмой. Ты снова с нами… Теперь буду тебя лечить от этой гадости. Уж потерпи, потерпи, надо, чтобы вся она из тебя вышла.

С кончика палочки сорвалась золотая ниточка, и к ней от тела Белинды потянулся густой черный дым – остатки магии Сюзанны. Фея с воем каталась по земле, выгибалась в крике, металась в беспамятстве и затихла только тогда, когда палочка Лукреции впитала в себя всю черноту и стала обволакивать Белинду мягким золотым свечением, возвращая привычные морщинки и реальный возраст. Умиротворенная крестная заснула, и Марта с Лукрецией, перетащив ее на мох, просидели на полянке до самой зари. Лукреция – обдумывая происшедшее, Марта – горюя о сорвавшемся свидании с Сэмом, накануне которого ее так некстати похитила Сюзанна, и гадая, что же такого важного хотел сказать ей юноша.

 

Белинда провалялась в постели еще неделю, восстанавливая силы и приходя в себя. Вопреки опасениям Лукреции, от черной магии Сюзанны, так преобразившей фею в ту ночь на Мертвой поляне, не осталось и следа. Фея даже корила себя за излишнюю жестокость к мачехе, а уж как она сокрушалась, что из-за нее подверглась опасности Марта! Не сходя с постели, Белинда поклялась как можно скорее загладить свою вину и заняться устройством личной жизни крестницы.

Она набросала внушительный список возможных кандидатов в мужья, припомнив всех привлекательных юношей и мужчин подходящего возраста и положения, с которыми ей приходилось встречаться в последнее время. В список феи попали и услужливый ученик ювелира, помогавший ей с эскизом алмазных туфелек, и обаятельный красавчик, владеющий цветочным магазином, которому в числе прочих было поручено отобрать цветы для свадебного торжества, и немолодой, но мудрый и добросердечный парфюмер, создававший новый аромат для невесты, и еще два десятка достойных кандидатов.

Поднявшись с постели, Белинда, минуя дворец, понеслась смотреть кандидатов. Примерно треть списка отпала: к сожалению феи, парфюмер, как и несколько других замечательных мужчин, оказался женатым, еще часть женихов были обручены. Но оставалось, по крайней мере, семнадцать превосходных кандидатур. Потратив почти неделю времени, фея обошла каждого из них с портретом Марты, и почти все были очарованы ее крестницей и выразили готовность познакомиться с ней поближе. Весьма довольная собой, Белинда отправилась в королевский дворец. На подлете к главному входу метла по обыкновению взбрыкнула, ушла резко в сторону и сбросила фею на соломенную крышу низенькой сараюшки. Оглушительно вереща, фея проломила крышу и приземлилась в сноп сена, до смерти перепугав уединившуюся там парочку слуг. Незнакомый юноша с черными, как сливы, глазами едва не поднял фею на вилы, а его подружка, одна из пастушек, тоненько повизгивая и на ходу одергивая юбку, вылетела из сарая.

– Прошу прошения, – смущенно пробормотала Белинда, пятясь к выходу. Как нехорошо вышло! У молодых любовь, а тут фея как снег на голову!

Первой, кого она увидела в замке, была Изабелла.

– Как ты, Бэль? – заворковала принцесса.

– Лучше всех! – ответила растроганная фея.

– Уже поправилась? – ласково уточнила крестница.

– Чувствую себя великолепно! – не чувствуя подвоха, заверила Белинда.

– Вот и славно, – хлопнула в ладоши Изабелла. – Быстро топай к Санчесу да пригрози превратить его в паука, если завтра же алмазы для моих туфелек не привезут во дворец. А потом – бегом к маме, надо разукрасить иллюзиями еще сотню приглашений.

– Извини, Иза, – попятилась крестная, – но у меня есть дела поважней.

– Что может быть важнее моей свадьбы? – Принцесса сложила губки бантиком и приготовилась гневаться. – Тебя не было больше недели, и у тебя опять какие-то дела? А как же я?

– Дорогая, я сделаю все, что в моих силах, но сейчас мне надо позаботиться о Марте, – оборвала ее Белинда.

– Это насчет ее жениха? – неожиданно заинтересовалась принцесса.

– Да, – удивленно кивнула фея.

– Бэль, – схватила ее за руки Изабелла, – как хорошо, что ты здесь! На тебя вся надежда! Сделай что-нибудь!

– Непременно, – с важностью кивнула фея. – Я же ее крестная и обязана проследить за этим.

– Я не хочу, чтобы Марту постигла участь Софи и Элен. – Принцесса имела в виду своих незамужних служанок.

– Не беспокойся, Иза. У Софи и Элен нет такой крестной, как я.

– Как ты намерена поступить? – заинтересовалась Изабелла.

– Для начала поговорю с ней…

– Она ничего и слушать не станет!

– Обрисую перспективы, – озадаченно добавила фея.

– Она поднимет их на смех!

– Перечислю все, что узнала за это время.

– Она тебе не поверит!

– Я же ее крестная!

– Да она даже родителей не слушает! Упрямая, как ослица!

– Думаю, это ее переубедит. – Белинда выудила из-за пояса свиток с именами женихов.

– А что у тебя там?

– Целый список, – с гордостью сообщила фея.

– Список? – ахнула принцесса.

– Семнадцать персон! – раздуваясь от гордости, добавила Белинда.

– Не может быть! И что они?

– Готовы встретиться с ней в любой момент!

– Бедная Марта! – отчего-то ужаснулась Изабелла.

– Я свое дело знаю, – обиделась фея. – Тебе-то вон какого принца сыскала!

– Да при чем здесь Эрик? – с досадой оборвала ее крестница. – Сердце Марты будет разбито!

– Я за каждого из них ручаюсь, – надулась Белинда. – Все женихи как на подбор!

– Женихи? – вытаращила глаза принцесса.

– Ну да! – Фея потянула завязку, раскрывая свиток.

– Но я думала, что это… – Изабелла растерянно скользнула глазами по свитку и запнулась.

– Ты думала что? – поторопила ее Белинда.

– Я думала, это список его возлюбленных, – пробормотала принцесса в смятении. – Я ведь догадывалась, что глупышками Софи и Элен он не ограничится.

– Да кто он-то? – в сердцах воскликнула фея, крайне обиженная тем, что список женихов, отобранных ею для Марты, не произвел на Изабеллу никакого впечатления. А ведь она так старалась!

– Ты что, еще ничего не знаешь? – Принцесса в смятении закусила губу. – Марта тебе ничего еще не сказала?

– Иза, немедленно выкладывай, что тут стряслось в мое отсутствие! – велела крайне заинтригованная фея.

– Марта выходит замуж, – мрачно сообщила Изабелла.

– Как? – ахнула Белинда.

– И ее жених – крайне непорядочный человек, – опасливо добавила принцесса.

Фея схватилась за сердце.

– Кто?!

– Ученик Жюльена, – сообщила Изабелла.

– У него появился ученик? – изумилась Белинда.

– Еще до бала.

– Но Марта мне о нем ничего не говорила во время путешествия!

– Да рассказывать было нечего. Тогда она только помогла ему поступить к Жюльену, но ухаживать он за ней стал уже после вашего возвращения.

– Не прошло и месяца, а она уже невеста? – поразилась фея.

– Вчера они родителям о своем решении объявили, – вздохнула Изабелла. – И Марта непреклонна. Ее старики в ужасе! А я как расстроена…

– А ты-то чего?

– Да этот хмырь дурочкам Софи и Элен уже успел головы вскружить, – рассерженно сказала принцесса. – Я Марте про его похождения рассказываю, а она и слушать ничего не хочет. Мол, мой Сэм – безгрешный, а служанки на него наговаривают из ревности, потому что он их отверг!

– Мне немедленно надо ее видеть!

– Беги к ней, Бэль. Может, хоть тебя она послушает, – на лице Изабеллы отразилось искреннее беспокойство.

Белинда даже растрогалась при виде подобной заботы и, подобрав юбки, поспешила на поиски Марты.

– А потом сразу к Санчесу и моей маме, – крикнула принцесса ей вслед. – У меня же свадьба на носу! Надеюсь, ты помнишь?

 

Фея обнаружила Марту в ее комнате, где крестница в упоении строчила очередное любовное послание своему суженому. Если бы на последнем балу кто-то сказал ей, что уже через месяц она будет невестой, Марта рассмеялась бы ему в лицо: разве этого времени достаточно, чтобы решиться на такой серьезный шаг? Одно дело – Изабелла и Эрик, которые давно влюблены друг в друга, и другое – она, знавшая о любви только понаслышке. Но все изменилось в тот самый вечер, когда Эрик поцеловал Изабеллу. Сердце Марты вдруг сладко заныло от желания любви, а когда симпатичный Сэм, смущаясь и робея, пригласил ее на прогулку по саду, голова и вовсе пошла кругом… Все во дворце, включая ее родителей, были так увлечены подготовкой к свадьбе Изабеллы, что на них никто не обращал внимания. И для Жюльена и Аннет вчерашнее сватовство Сэма стало настоящим сюрпризом, отчего-то неприятным. Марта нахмурилась и еще быстрее заводила пером по бумаге, заверяя своего возлюбленного в любви и верности.

– Белинда! – Лицо девушки озарилось неподдельной радостью, когда фея постучала в дверь ее комнаты. – Как хорошо, что ты пришла! Я должна сообщить тебе потрясающую новость!

– Мне уже сообщили, – страдальчески кашлянула крестная.

– Иза уже настроила тебя против Сэма? – рассердилась Марта.

– Я торопилась к тебе, несла список женихов, – расстроенно махнула рукой фея.

– Бэль! – рассмеялась девушка. – Ну, не огорчайся! Я очень ценю твою заботу, но у меня уже есть Сэм! Тебе он непременно понравится! Когда ты его увидишь, ты поймешь, что он для меня самый лучший!

Три коротких стука в дверь заставили Марту засиять еще больше.

– А вот и он! – Она бросилась к двери и распахнула ее. – Сейчас я вас познакомлю! Сэм, входи! Это моя крестная, я тебе про нее рассказывала.

Белинда замерла на месте, не веря своим глазам. Перед ней стоял черноглазый красавчик с сеновала, и Марта льнула к нему, как кошка. Парень на мгновение окаменел, но тут же взял себя в руки и как ни в чем не бывало улыбнулся ошеломленной фее.

– Счастлив познакомиться с вами!

– Мы уже знакомы, – ядовито напомнила Белинда. – К несчастью.

– Как? – удивилась Марта. – Когда вы успели? Почему – к несчастью?

– Вы что-то путаете, – спокойно парировал нахальный юнец. – Я вас раньше не встречал.

– Мари, ты не можешь выйти за него замуж, – напряженно проговорила фея.

– Все уже решено! – упрямо топнула ногой крестница.

– Я застала его на сеновале с пастушкой, – добавила Белинда.

– Перестань врать! – рассердилась Марта.

– Пожалуй, мне лучше уйти, – попятился Сэм. – Твоя тетя не в своем уме. Лучше увидимся позднее, милая.

– А это что? – Фея подскочила к юноше и с торжествующим видом выудила из его шевелюры жесткую соломинку.

– Не представляю, откуда она взялась, – и глазом не моргнув, соврал Сэм.

– Прекрати свои дешевые фокусы, – нахмурилась Марта. – Тебе не удастся очернить Сэма в моих глазах.

– Он обманывает тебя, Марта!

– Он любит меня! – с негодованием возразила девушка.

– Люблю, – быстро подтвердил Сэм. – Без памяти!

– Марта, это же я, твоя крестная! Я тебе желаю только добра!

– Лучше уходи, Бэль. Уходи, пока мы не поругались. Если захочешь помочь нам с приготовлениями к свадьбе, буду рада тебя видеть.

– Хорошо, я уйду! И сегодня же засяду за карты звездного неба, чтобы уберечь тебя от ошибки, – с оскорбленным видом пообещала Белинда и кинулась прочь.

Звезды довели фею до мигрени. Мало того, что Сэм категорически не подходил в мужья Марте, так еще и ни одну из ее кандидатур светила не одобрили. Фея не спала несколько ночей, вычисляя идеального кандидата для Марты.

Результат ее огорошил настолько, что двумя флаконами успокаивающего зелья в кладовой феи стало меньше…

 

– Бэль, ну пойми же ты! – с досадой топнула ногой Марта, когда крестная явилась к ней снова. – Мне не нужен никто, кроме Сэма. Я хочу замуж за него!

– Но, Марта, – чуть не плача, воскликнула фея, – я проверяла вас на совместимость тридцать три раза, при разном положении луны и солнца. Он тебе категорически не подходит! Ты будешь с ним несчастна!

– Но я с ним уже счастлива.

– Ты заблуждаешься!

– Уж скорее заблуждаешься ты.

– Деточка, я желаю тебе только добра!

– Лучше оставь меня в покое, – разозлилась Марта. – Что ты лезешь в мою жизнь? Кто дал тебе право указывать, за кого мне идти замуж, а за кого – нет?

– Я твоя крестная, – с дрожью в голосе напомнила фея. – И моя задача – сделать тебя счастливой.

– Просто не мешай мне быть ею, ладно?

– Но как же совместимость?

– Да глупости это все! Ну, и что твоя совместимость говорит насчет идеального мужа для меня?

Белинда запнулась.

– Молчишь? – усмехнулась крестница и ехидно добавила: – Наверное, звезды нагадали мне рейнского принца или тальского пастуха? И теперь мне следует пуститься в очередное дальнее странствие, чтобы отыскать его?

– Нет, ты его знаешь. Ты с ним уже встречалась.

– Неужели? – заинтересовалась Марта. – И кто же это.

– Барон Клермонт, – опустив голову, поведала фея.

– Этот маньяк – супруг, предназначенный мне звездами?! – опешила девушка. – Бэль, ты в своем уме? Он пытался нас убить! Мы еле спаслись из его замка! Или ты уже забыла? И теперь ты на полном серьезе предлагаешь мне отправиться с ним под венец, потому что так тебе сказали звезды?! Бэль, надеюсь, ты шутишь?

– Я проверяла сорок четыре раза, – с несчастным видом сказала фея, теребя край платья и избегая взглядом крестницы. – Ошибки быть не может.

– Ошибка в том, что тебя сделали крестной феей, – не сдержавшись, выпалила Марта. – Ты сама – одна сплошная ошибка!

– Ты совершенно права, – обиженно всхлипнула Белинда, поспешно выхватывая палочку и вознамерившись обвести ею вокруг себя. Но прежде она ткнула концом себе в глаз, отчего разрыдалась еще горше, после чего стукнула себя по лбу и только потом, очертив-таки истеричным зигзагом пространство вокруг, исчезла в дожде серебристых искорок.

– Бэль! – бросилась к ней Марта, пожалев о своих словах, но поймала в ладони только горсть звездочек, которые без следа растаяли в ее руках.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 62; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.23.219.12 (0.013 с.)