Глава 16 КТО ПОДСТАВИЛ КРЕСТНУЮ ФЕЮ?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 16 КТО ПОДСТАВИЛ КРЕСТНУЮ ФЕЮ?



Проще сосчитать звезды на небе, чем врагов Белинды.

Лукреция

 

Приготовления к свадьбе Изабеллы и Эрика шли полным ходом. Королевский дворец гудел, как растревоженный улей. Счастливая невеста с наслаждением изводила портних и ювелиров, имевших несчастье участвовать в создании свадебного наряда. Королева подсчитывала количество гостей и ломала голову над собственным туалетом, король благоразумно помалкивал и зачастил на охоту – подальше от свадебного переполоха. Белинда металась между кабинетом королевы и покоями принцессы, будучи озадаченной созданием красочных приглашений с индивидуальными иллюзиями, поисками алмазных туфелек, которые во что бы то ни стало пожелала надеть Изабелла, и написанием сценария праздника.

– Ну на что ей сдались алмазные туфельки? – жаловалась она Марте. – Она же в них и шагу ступить не сможет – все ноги в кровь сотрет! И красоты никакой – стекло стеклом!

– Я ей уже объясняла, – махнула рукой Марта. – Не переубедишь. Хочу – и все тут!

– Надо же было этой новоиспеченной королеве Гримландии выйти замуж в хрустальных башмаках! – в сердцах воскликнула фея. – Убить бы того, кто рассказал об этом Изе! И вот, пожалуйста – теперь ей непременно надо затмить эту модницу туфлями из алмазов.

– В этом вся Изабелла, – пожала плечами Марта.

– Ну побегу, – крепко обняв крестницу, вздохнула Белинда. – Вот-вот должны привезти алмазы, из которых мне предстоит сотворить бальные туфельки. Мерку с Изы портной уже снял, модель утвердили… Ядрена фига! Совсем забыла! Я же обещала Лукреции навестить ее сегодня, заинтриговала меня письмом – мол, важный разговор у нее ко мне. Неужели старушка собралась на покой и прочит меня в преемницы? – Фея мечтательно закатила глаза и поспешно засобиралась в путь. – Все-все, убежала…

Белинда умчалась восвояси, даже не заметив особенного блеска в глазах своей второй крестницы и ее перепачканных чернилами пальцев – тревожный симптом!..

А Марта, убедившись, что осталась одна, вытащила из-под подушки неоконченное письмо и продолжила писать: «…без нашей встречи день прожит зря, и я с нетерпением жду вечера, чтобы…»

 

В ожидании Белинды Лукреция нервно прохаживалась по залу совещаний. Оставшись в тишине и одиночестве (компания Фергюса и Грациэллы не в счет) в спящем королевском дворце, волшебница не теряла времени даром. Она обошла замок и двор вдоль и поперек, скрупулезно изучая каждый уголок и пытаясь выяснить причину странного заклятия. В первые мгновения у нее даже не возникло сомнений в том, что спячка, свалившая все королевство, – дело рук рассеянной Белинды. Наверняка горе-крестная опять допустила ошибку и присовокупила к основному «увеселительному» заклинанию дополнительное, снотворное. Ох, беда с этой Белиндой!

Отправив фею с Мартой на поиски истинно любящего Изабеллу жениха, Лукреция не особенно рассчитывала на успех. Все, кто более-менее питал симпатию к принцессе, прибыли на бал и сейчас спали мертвым сном. А вот отсутствующие кавалеры, которых прочили в женихи принцессе, вряд ли были поголовно заняты и больны. За деликатными отказами, присовокупленными к поздравительным пергаментам, скрывалось нежелание встречаться со вздорной принцессой. Надеяться на чудо не приходилось, следовало уповать только на свои собственные силы. Отослав Белинду и Марту подальше от дворца, чтобы не путались под ногами, и озадачив их заведомо невыполнимым заданием, Лукреция принялась распутывать клубок сложно закрученного заклятия.

Многоопытная фея каким-то шестым чувством ощущала паутину сонного заклинания, накрывшего дворец и перекинувшегося на все королевство, и от этого заклинания веяло чужой, злой магией. Ну, Белинда, возмущалась Лукреция, явись только мне на глаза, я тебе растолкую, что читать книги с черной магией не только стыдно для тех, кто именует себя крестными феями, но и страшно опасно. У злого колдовства есть роковая особенность: прочитанные заклятия навсегда остаются в памяти и могут совершенно некстати всплыть в голове в момент ворожбы, что, вне всякого сомнения, и случилось в тот момент, когда Белинда додумалась развеселить королевских гостей. Теперь Лукреции предстояла длительная и кропотливая работа: необходимо вычленить вредное заклинание, которое тесно переплелось с увеселительным, и распознать его. Только тогда появится надежда найти заклинание отмены.

Волшебница три дня и три ночи простояла у кровати принцессы, на которую пришелся главный удар магии, по ниточкам разбирая узор заклинания, пока, наконец, тугой клубок не поддался и не раскрыл ей часть своих тайн. Открывшаяся ей истина заставила Лукрецию похолодеть от ужаса. Изначальной задачей черного колдовства было не усыпить принцессу и подданных, а убить их на месте! Только светлая магия Белинды смягчила смертоносный удар, заменив гибель длительным волшебным сном. Еще хуже было то, что колдовство не было результатом ошибки или случайности, оно было преднамеренным и тщательно спланированным. Одна радость – Белинда не имела к нему никакого отношения, заклятие было наложено чужой рукой. Неизвестный маг хотел выдать свою работу за дело рук феи и преуспел в этом – никто, кроме Лукреции, не поверил бы, что в заклинание Белинды вмешалась посторонняя сила. Однако злодей недооценил непредсказуемую магию Белинды, которая изменила нить его колдовства и привела к иному результату…

Потянув за ниточку, Лукреция не удивилась, обнаружив целую россыпь смертельных черных меток, нанизанных на стержень заклинания. Итак, автор ясен – это Барбарисса. Проще всего было бы разыскать мерзавку и заставить снять заклятие. Но это одновременно и сложней всего – ведь настоящее лицо Барбариссы никому не известно. Никто никогда не видел ее, не слышал ее голоса, не знал ничего о ее жизни, что могло бы стать зацепкой… Иногда Лукреция с содроганием думала, что под маской Барбариссы может скрываться любая из ее подчиненных, добрых фей, но гнала ужасные мысли из головы. И вот теперь Барбарисса просчиталась. Прежде она всегда оставляла именную метку на месте своих злодеяний, теперь же – предпочла уйти в тень, чтобы подставить Белинду. Значит, ведьму следует искать среди тех, кому изрядно насолила Белинда. И насолила еще до того, как стала крестной принцессы, ведь Барбарисса бросила вызов Белинде еще семнадцать лет назад.

Так кому же из волшебниц могла помешать юная неумеха с ее проказливой магией? Поразмыслив над этим вопросом, Лукреция нахмурилась. Выходило, что всем. Белинда тогда только-только окончила обучение, вступила в общество фей и бросалась со своей непрошеной помощью ко всем подряд. Стоило ей услышать, как одна из фей жалуется другой на прыщи, как она тут же доставала палочку – и едва заметные прыщики на глазах вырастали до размеров монеты. Обмолвится одна из коллег о том, что располнела в талии, – Белинда тут как тут, и вот уже у бедняжки не только талия, но и все тело пухнет, как на дрожжах. Белинда сокрушалась и винилась, но поначалу не привыкшие к особенностям ее магии волшебницы считали, что новенькая просто издевается над ними. К счастью, Лукреции удавалось быстро сгладить конфликт, исправив оплошности Белинды. Но, как говорится, неприятный осадок оставался.

Белинду в ОЗФ недолюбливали, считали завистницей и пакостницей. Никто не верил, что ее поступки продиктованы исключительно добрым сердцем и желанием помочь. Разобиженные в пух и прах феи неоднократно настаивали на том, чтобы исключить Белинду из их объединения. И только авторитет матери Белинды и заступничество Лукреции позволили девушке не вылететь оттуда с позором. Только за первые полгода после вступления в ОЗФ Белинда умудрилась настроить против себя каждую из тридцати трех волшебниц. Да и самой Лукреции стоило изрядного терпения не сорваться на неумеху. Даже удивительно, как у такой мудрой и искусной волшебницы, как Эстель, могла уродиться такая непутевая дочь, ведь дети волшебников впитывают магию с кровью и материнским молоком и редко в чем уступают своим родителям. А Белинда своей причудливой магией опровергала все существующие правила! Именно благодаря этой магии у каждой из волшебниц, состоявших в ОЗФ, имелся зуб на Белинду. А уж когда та перепутала младенцев и, вопреки всем правилам, взяла под опеку принцессу, на фею ополчились еще пуще. Никто не верил, что Белинда ошиблась случайно. Особенно неистовствовала Друзилла, которая почетную должность крестной феи принцессы выиграла в честной жеребьевке…

И все же искать злодейку Барбариссу среди своих Лукреции страсть как не хотелось: Во-первых, вскочившие прыщи – не такой уж весомый повод для убийства принцессы и придворных. Во-вторых, в королевстве имелось немало волшебниц и знахарок, не входивших в их общество и державшихся особняком. Зная Белинду, можно было предполагать, что она и им, при удобном случае, какую-нибудь медвежью услугу оказала. И не одну! И что теперь – проверять всех одиночек? На это несколько лет уйдет, это уж точно. Правда, если как следует попытать Белинду и выяснить, кому из них она могла сильно насолить, круг подозреваемых сузится, но все равно найти злодейку будет очень трудно. Ядрена фига, невольно выругалась Лукреция и замерла, осененная догадкой. Ну конечно же! Кому, как не мачехе Белинды и ее сводной сестричке, ненавидеть ее сильней остальных? Лет двадцать назад Сюзанна была весьма заурядной ведьмой, а у Ядвиги и вовсе отсутствовали магические таланты, но при наличии определенных книг и амулетов и мама, и дочка вполне могли повысить свой уровень. Как знать, может, теперь одной из них под силу многое? Недаром же Барбарисса начинала свои злодеяния с пожаров – самой простейшей магии, и только намного позднее перешла на молнии, убивающие на месте. Смертельное заклинание, которое сразило принцессу и ее гостей, было сплетено уже довольно опытной колдуньей. Тот факт, что оно было применено на расстоянии, еще больше подтверждал мощь злодейки. И хотя Белинде невольно удалось изменить его разрушительную силу, ее собственная магия распространила заклятие не только на дворец, как рассчитывала Барбарисса, а на все королевские владения.

Трудно было узнать что-либо наверняка, не выходя за пределы дворца. К тому же большая часть сил Лукреции была брошена на поддержание магической границы, не пропускающей чужаков. Единственное, что она могла сделать, – это запросить у блюдца местоположение Сюзанны и Ядвиги. Подозрения по поводу этой парочки подтвердились. Ядвига сладко посапывала, уткнувшись носом в книгу черной магии. А Сюзанны и вовсе не было видно: либо дамочка находилась за пределами Эльдорры, либо ее уже нет на белом свете. Так или иначе остается дожидаться возвращения Белинды…

К удивлению Лукреции, фея с крестницей умудрились совершить невозможное и привезли с собой принца Эрика. Лукреции хватило одного взгляда в волшебное блюдце, чтобы понять, что этот юноша любит принцессу по-настоящему и вряд ли на всем свете найдется другой такой пылко влюбленный. С поцелуем принца, разрушившим чары, отпала необходимость в дальнейшем распутывании заклинания. Однако по-прежнему оставалась неясной личность Барбариссы, и это Лукрецию крайне волновало. Разозленная неудачей, ведьма не остановится и предпримет новую попытку покушения. Можно быть уверенной – Барбарисса все усилия приложит к тому, чтобы принцесса не дожила до свадьбы. Ни у одной из фей, даже у Лукреции, не хватит сил на то, чтобы постоянно охранять Изабеллу. Выход один – найти Барбариссу раньше, чем она нанесет смертельный удар, и обезвредить ее.

Лукреция не стала делиться с Белиндой своими опасениями и догадками в первый же день, дав ей возможность отдохнуть с дороги и насладиться предсвадебной суетой целую неделю. Главная фея королевства не торопилась: зная страсть Барбариссы к пафосу, можно было быть уверенной в том, что решающий удар ведьма нанесет на свадьбе, при большом скоплении народа – и ни днем раньше. Время у них было, оставалось надеяться, что и удача будет на их стороне…

Белинда явилась прямиком из королевского дворца – возбужденная и взъерошенная.

– Эх, сдались ей эти алмазные туфельки! – бодро зачирикала она. – Что за капризная девица! Ведь поранит в них все ноги! Вот скажите, что мне с ней делать, как вразумить?

– Белинда, сейчас у нас есть более серьезная проблема, чем стоптанные ноги Изабеллы, – охладила ее пыл Лукреция и изложила свои выводы и опасения.

 

– Ядвига тут ни при чем, – заявила Белинда, нервно комкая колпак. – Способностей к магии у нее – ноль. И с возрастом ничего не прибавилось. Ее, конечно, шоколадом не корми, дай мне гадость сделать, но единственное, на что она способна, – нанять на свои деньги отряд гномов и приказать им захватить дворец. Ядвига всегда действует в лоб. Даже если у нее прорезался магический дар, у нее ума не хватит колдовать исподтишка и скрывать свое имя. Что вы! Ядвига хвасталась бы своими способностями на каждом углу, а рядом с черной меткой непременно оставляла свое имя.

– Но пока во дворце гремел бал, она читала книгу черной магии, – напомнила Лукреция.

– Читать – не значит владеть. И потом, если заклинание ее, то тогда почему она заснула наравне со всеми? Заклятие не должно было коснуться того, кто его сотворил, – усомнилась Белинда.

– Это как раз просто. Ты невольно изменила его нить, и оно не узнало Ядвигу, – пояснила Лукреция.

– Нет, Ядвига на роль Барбариссы не тянет. Вот Сюзанна… – Белинда забарабанила пальцами по подлокотнику кресла.

– Ты знаешь, она жива?

– А чего ей сделается? Прибрала дом родителей к рукам и живет припеваючи, меня после смерти отца даже на порог не пускает.

– Странно, сейчас ее дома по-прежнему нет. Мое блюдце ее не отражает. Давно ты ее видела?

– Зимой. На базаре случайно столкнулись.

– И что она?

– Насмехалась надо мной, как всегда. Мол, живы ли здоровы твои крестницы? Даже удивительно – с такой-то феей! – расстроенно пересказала Белинда и вскрикнула: – Ой! Я ведь тогда на ее слова даже внимания не обратила! Неужели – и впрямь она?

– Не будем списывать ее со счетов. А ты не знаешь, чем она сейчас занимается?

– Да кто ее знает! Но ничем хорошим – это точно.

Лукреция замолчала, обдумывая дальнейшие действия, а Белинда с готовностью сказала:

– Я сегодня же поеду в замок и как следует тряхну эту кочерыжку. Она мне все расскажет, что знает!

– Пытать, что ли, будешь? – неодобрительно покачала головой Лукреция.

– Охота руки марать! – Фея с презрением поджала губы. – Есть у меня один метод…

 

Когда в кабинете, где Ядвига упорно штудировала книги черной магии, появился флакон с прозрачной красной жидкостью, в которой плавали рыбья кость и мышиный хвостик, начинающая ведьма даже не удивилась. Она как раз с упоением перечитывала главу, посвященную эликсиру сногсшибательной красоты. В его состав входили те самые компоненты, а готовое зелье имело прозрачный красный цвет, благодаря большому содержанию крови красивой девственницы. Соблазн завладеть эликсиром был велик, и Ядвига как раз мучительно соображала, где бы ей раздобыть кость неизвестной рыбы барабуль и хвост мыши, зачатой в полнолуние. Допустим, рыбу она найдет, потом поотрубает хвосты всем мышам, которые обнаружатся в замке – авось один из них и подойдет. А вот где ей взять кровь девственницы, да притом непременно прекрасной? Ядвига гадко хихикнула, подумав, что хорошо было бы пустить кровь своей мерзкой сводной сестричке, вот уж кто наверняка задержался в девицах! Но, к сожалению, кровь ненавистной Белинды не подходила по причине страхолюдной наружности задаваки…

Ядвига сосредоточенно засопела, подыскивая другую кандидатуру, и тут слева от раскрытой книги возник пузатый флакон. Ядвига сгребла его в кулак, придирчиво изучила на свет и, не задумываясь о происхождении зелья, а опасаясь только, что неожиданный подарок судьбы испарится так же внезапно, как появился, разинула рот и залпом вытряхнула его в себя. В глазах помутилось, горло скрутил спазм, а когда Ядвига откашлялась и вытерла выступившие слезы, ее ждал неприятный сюрприз. Перед ней на столе, самовольно сбросив книги на пол, сидела ненавистная сестричка и гадко ухмылялась. Ядвига зажмурила глаза и потрясла головой. Наверное, она перепутала компоненты и, вместо того чтобы получить зелье красоты, вызвала Белинду, которую только что поминала в мыслях. Стоп! Она же не варила никакого зелья! Да и колдовать она никогда не умела. Пару раз ей удалось поднять в воздух чашку с водой, и то потом выяснилось, что это мама, сжалившись над ней, поколдовала за ее спиной…

– Привет, кочерыжка! – звонко воскликнула Белинда. – Ты что, не рада меня видеть?

– Сто лет бы тебя не видела, противная ведьма! – выпалила Ядвига.

– Действует, – удовлетворенно кивнула Белинда. – Иначе ты думать и не могла.

– Что действует? – нервно выкрикнула Ядвига.

– Эликсирчик, который я тебе подсунула, – хихикнула фея. – А ты что думала, что он очутился здесь благодаря силе твоей мысли? Не смеши меня, кочерыжка!

– Я так надеялась на это, – проскулила Ядвига, удивляясь своей откровенности.

– Да ты еще глупее, чем я думала, – хмыкнула Белинда. – Ну, рассказывай, как вы тут жили, какие гадости замышляли.

Ядвига захлопнула рот, но он сам собой раскрылся, и признания сами потекли из ее уст. Белинда слушала отчет о ежедневных пакостях сестрички и ее мамаши с нескрываемым омерзением, но пока речь шла только о притеснении слуг и кознях в отношении соседей.

– Хватит, – остановила ее фея, поморщившись. – Слушать противно. Давай выкладывай, какое отношение вы имеете к случившемуся в королевском дворце.

– Это не я, – затряслась Ядвига. – Это все мама!

– Это она – Барбарисса? – сурово сдвинула брови Белинда.

– Она, она, она, – часто закивала Ядвига.

– А я-то считала ее никудышной ведьмой, – ошеломленно протянула фея.

– Мама многому научилась из колдовских книг, – чуть не лопаясь от гордости, сообщила дочка. – А заполучит твой «Букварь», вообще самой главной в королевстве станет!

– Какой еще букварь? – удивилась Белинда.

– Не притворяйся дурочкой, – процедила Ядвига. – Надоел твой спектакль! Самой еще не противно выставлять себя на посмешище?

– Какой спектакль, кочерыжка? – нахмурилась фея.

– Корчишь из себя неумеху, чтобы никто не догадался, что «Букварь» у тебя! – возбужденно воскликнула Ядвига. – Хорошенько же тебе мамочка мозги прополоскала перед смертью!

– При чем здесь моя мать? – опешила Белинда.

– Не притворяйся идиоткой! Твоя мать считалась самой сильной волшебницей в королевстве благодаря «Букварю»! А потом она умерла, букварь исчез, а ты стала строить из себя неумеху – ой, посмотрите, какая я неудачница! Да только всем известно, что «Букварь» мамаша тебе передала! А ты дурочку из себя строишь, чтобы поверили в то, что «Букваря» у тебя нет.

– Выкладывай все, что знаешь про букварь, – велела Белинда.

– «Букварь» – знаменитая колдовская книга, – выпалила Ядвига. – Содержит заклинания на каждую букву алфавита. Одна буква – одно желание. Любые мечты исполнить может! – Несостоявшаяся ведьма мечтательно закатила глаза.

– Сказки, – возразила Белинда.

– Сказки? – взвизгнула Ядвига. – А не сказки, что твой обедневший отец стремительно разбогател после женитьбы на твоей мамочке? Не сказки, что они купили роскошный дом в центре города?

– Ты врешь, – убежденно сказала фея. – Этот замок принадлежал нашим предкам, я грамоты видела.

– Принадлежал, кто же спорит, – кивнула Ядвига. – Только папашка твоего отца дом в карты продул, в нем потом сорок лет чужие люди жили. А после свадьбы твои родители его назад выкупили – за баснословную сумму! Откуда они столько денег взяли, а?

Белинда потрясенно замолчала. Неужели она допустила ошибку при составлении зелья и вместо правды Ядвига бесстыдно лжет? Да нет, непохоже. Она бы тогда с ней вообще разговаривать не стала. Но как верить в правдивость ее слов? Почему никто никогда не говорил ей об этом? Никто, даже Лукреция, всегда хорошо относившаяся к ней?

– А не сказки, что твой папаша, напоровшись в лесу на разбойников, получил смертельную рану, а не прошло и месяца, как уже отплясывал на балу у соседей? Ни одной волшебнице такое не под силу! – не унималась Ядвига.

– Допустим, ты права. По-твоему, «Букварь» у меня?

– А у кого же?!

– И зачем мне его прятать?

– Чтобы не делиться своими секретами ни с кем – ясное дело! Да и много охотников заполучить «Букварь» было. Поговаривали, что и твою мамашу из-за него укокошили. Да любая ворожея в королевстве мечтает хотя бы разок в него заглянуть!

Белинда покачнулась. Внезапно вспомнилось перекошенное злобой лицо Друзиллы, когда они столкнулись у колыбели принцессы: «Думаешь, раз у тебя «Букварь» есть, ты такая умная?» Так вот какой «Букварь» имела в виду фея и вот отчего так разъярилась, когда Белинда простодушно предложила ей свой детский букварь, по которому она изучала грамоту!

– Так вот почему Сюзанна вцепилась в моего отца, – осенило Белинду. – Она мечтала заполучить «Букварь», думала, что он спрятан в доме?

– А ты думала, она в него влюбилась? – мерзко захихикала Ядвига. – Мамочка приворожила твоего папашу, чтобы поселиться в доме и как следует его обыскать.

– Так я и предполагала, – прошептала потрясенная фея. – И конечно же она была уверена, что «Букварь» в тайнике в моей комнате? – догадалась она, вспомнив некрасивую историю с ее выселением.

– А разве это не так? – злобно зыркнула на нее Ядвига.

– Вот почему она меня так ненавидит? Вот почему наградила принцессу черной меткой? Чтобы досадить мне?

– Никакой черной меткой она принцессу не награждала, – неожиданно возразила Ядвига. – К тому времени мама уже год, как изучала колдовские книги в Острых Пиках, – выговорив название гор, о которых ходила дурная слава, ибо они считались тайным убежищем чернокнижников, Ядвига запнулась.

– Как? – удивилась Белинда. – Ты же сказала, что Барбарисса – это она?

– Она, она, – закивала сводная сестричка. – Общество фей ей давно поперек горла было, еще с тех пор, как твоя мамаша в нем состояла, а мою мамочку в него не взяли. Вот она и вычитала в какой-то книге о черных метках. К тому времени про них уже давно забыли. Мамочка вновь возродила эту практику и отомстила тем феям, которые были против ее вступления в ОЗФ, укокошив их подопечных, да на том и остановилась. К тому моменту папашка твой умер, мы весь дом переворошили в поисках «Букваря», но ничего не нашли. Тогда мама решила в Острые Пики податься.

– Чего ж она у меня «Букварь» не отобрала, если была уверена, что он у меня? – недоверчиво спросила Белинда.

– Боялась, – нехотя призналась Ядвига. – Ты хоть и девчонка совсем была, но, владея «Букварем», могла ей серьезный отпор дать. Вот мамочка и решила набраться сил и только после с тобой потягаться.

– Но если не она черную метку на принцессу поставила, то кто? Я точно разглядела инициалы – сомнений не было, что метка принадлежит Барбариссе!

– Этого я не знаю, – зачастила Ядвига. – Сама соображай, кто тебя ненавидит и кому пришло в голову подделать метку Барбариссы, чтобы тебе насолить.

– Друзилла! – осененная догадкой, рявкнула Белинда. – Она же мне так и не простила, что я вместо нее крестной принцессы стала, и обещала, что этого так не оставит! Так вот почему черная метка не причиняла девочке серьезного вреда, как обычно, не устраивала пожаров, не притягивала молнии. Метка была фальшивкой! Друзилла просто хотела испортить праздник и выставить меня неудачницей, плохо справляющейся со своими обязанностями. Вот почему она наложила на Изу чары, которые испортили ее и без того непростой характер и отпугнули от нее всех женихов. Это же позор для крестной феи – не найти подопечной достойного мужа! Вот на что она рассчитывала!

– А она мне нравится, эта Друзилла, – хихикнула Ядвига. – Дай адресок, проведаю ее при случае. Мы с ней должны подружиться!

– С Друзиллой я сама разберусь, потом, – оборвала ее Белинда. – Лучше рассказывай, как получилось, что твоя мамаша все-таки заявила о себе на королевском балу?

– Ой, все так удачно сложилось! – взахлеб поведала Ядвига. – Вернувшись в последний раз из Острых Пик и набравшись достаточно сил, мамочка стала думать, как бы выудить у тебя «Букварь». И тут случайно узнала, что кто-то воспользовался ее именной меткой, чтобы якобы навесить проклятие на принцессу. Мама здорово рассердилась – ведь это страшный удар по репутации Барбариссы, что принцесса дожила припеваючи до совершеннолетия, тогда как прежде младенцы с черной меткой на свете дольше года не задерживались. Конечно, метка была фальшивкой, но ведь все считали ее настоящей! Делом чести было взять реванш при большом скоплении народа. Тут как раз кстати подвернулся бал. Вот мамочка и решила укокошить принцессу и половину гостей, чтобы остальные гости разнесли вести о проклятии черной метки по всему королевству. Заодно и тебя спровоцировать воспользоваться «Букварем». Ты же по-прежнему продолжала притворяться дурочкой и неумехой, мама какое-то время следила за тобой, но так и не обнаружила, где ты прячешь книгу.

– Значит, Сюзанна хотела убить принцессу и гостей и рассчитывала, что я брошусь за «Букварем», чтобы все исправить? – поразилась Белинда. – Она что – думала, что я время вспять поверну или оживлю убитых?

– Вот мы бы и посмотрели, где ты хранишь «Букварь» и на что он способен, – выложила Ядвига.

– А теперь, когда ее затея провалилась, она решила взять реванш на свадьбе принцессы? – хмуро уточнила волшебница.

– А когда же еще? Вот хохма будет: принцесса умрет в день свадьбы на руках своей крестной феи, – гадко захихикала Ядвига.

– Превратила бы я тебя в жабу, кочерыжка, да руки марать неохота, – с чувством сказала Белинда.

Ядвига притихла, с опаской покосившись на палочку в руках сводной сестры.

– Ну и где сейчас твоя преступная мамаша? – продолжила допрос Белинда.

– Не знаю, – разочаровала ее сестричка. – А зачем она тебе?

– Хочу предложить перемирие, – насмешливо обронила фея. – Я ей «Букварь», а она за это перестанет преследовать принцессу.

– Ага! Значит, он все-таки у тебя! – с ликованием взвыла Ядвига.

– Как объявится, пусть свяжется со мной, – велела Белинда. – Ну, пока, красотка!

– Погоди, – остановила ее сводная сестричка. – Как там поживает черный вдовец?

– Кто?

– Барон Клермонт, – захихикала Ядвига. – Принцесса не надумала выйти за него замуж?

– Так, – протянула фея. – Ты тут при чем?

– Как это при чем? Это же я распространила слухи о его баснословном богатстве, чтобы королева пригласила его на бал, – лопаясь от гордости, сообщила Ядвига. – Вот была бы шутка, если бы принцесса в него влюбилась и замуж засобиралась! Вместе со свадебным платьем можно было бы сразу и склеп заказывать. Проклятие еще никого не помиловало!

– Какое проклятие? – шикнула на нее Белинда. – Ты совсем уже обезумела со своими черными книгами. Вот, почитай лучше это! И не забудь передать привет своей мамаше.

На стол шлепнулся увесистый том в переплете из светлой кожи. Через мгновение Ядвига зажмурилась от ярких искр, вспыхнувших вокруг феи, а когда открыла глаза, в комнате больше никого не было. Лишь пустой флакон из-под лжезелья и книга «Добрые заветы Сурона Белого» напоминали о визите ненавистной волшебницы. Ядвига брезгливо сбросила книгу со стола и с почтением подняла с пола том «Зловредной магии» Бруно Паганини.

 

Белинда торопилась к себе домой. Необходимо было срочно сделать фальшивый «Букварь» – неизвестно, как быстро объявится Сюзанна. По дороге она заглянула к Лукреции, рассказала ей о происках Друзиллы и личности подлинной Барбариссы, и фея увязалась с ней, объявив, что ее долг, как главы ОЗФ, обезвредить злодейку.

Ворона с письмом от Сюзанны прилетела на следующий день. Ведьма назначала ей встречу в полночь на Мертвой поляне в Тихом лесу.

– Нехорошее это место, – покачала головой Лукреция. – Немало душ там загублено. Наша магия там очень слаба, а вот ведьмам и колдунам – самое раздолье.

– Если понадобится, я ее голыми руками задушу, – пообещала Белинда, шустро строча пером по страницам фальшивого «Букваря». – Или этим самым «Букварем» так по темечку приложу, что всю дурь из головы выбью.

– Нельзя недооценивать Сюзанну, – предостерегла Лукреция. – Мы не знаем, на что она способна теперь. Заклинание, которое она применила во дворце, очень сильное и разрушительное.

– Не стоит и меня недооценивать, – хмыкнула Белинда. – Конечно, я часто делаю ошибки и получаю совсем не тот результат, на который рассчитывала, но уж в важных случаях моя магия меня еще не подводила.

– И что же ты собираешься делать?

– Пока не знаю, – призналась фея, сосредоточенно выводя в «Букваре» очередную букву алфавита и щедро украшая ее завитушками, – но обещаю: желание колдовать и бросаться черными метками у Сюзанны пропадет навсегда.

К вечеру Белинда с гордостью продемонстрировала Лукреции готовую рукопись:

– Как вам?

– Я никогда не видела настоящий «Букварь», – сказала главная фея, – но этот выглядит весьма солидно. Не хватает только последнего штриха…

Лукреция провела рукой по переплету, и кожа местами вытерлась и приобрела старинный вид. Пожелтели и покрылись пятнами страницы – теперь никто не мог усомниться, что этой книге немало веков.

– Я тоже не видела «Букварь», – пытливо глянула на фею Белинда. – О его существовании я узнала только вчера, от Ядвиги. Почему вы мне никогда не говорили о нем?

– Зачем? – мудро заметила Лукреция. – Если бы «Букварь» был у тебя и ты захотела поделиться со мной, то сама бы о нем рассказала. А если нет… Насколько я помню, Эстель боялась книги и, скорее всего, предприняла определенные меры, чтобы оградить тебя от нее. К чему было сообщать тебе о ней? Ты бы стала разыскивать «Букварь», и еще неизвестно, к чему бы это привело. – Фея запнулась.

– Вы хотите сказать, что с «Букварем» моя магия стала бы еще более опасной? – огорченно заметила Белинда.

– Кто знает, – не стала отпираться Лукреция. – Поэтому я и предпочитала помалкивать.

– А остальные? Почему никто не спрашивал меня о «Букваре», никогда не упоминал о нем?

– После ухода Эстель в нашем обществе разгорелся конфликт, – нехотя призналась Лукреция. – Некоторые феи считали, что твоя мать обязана поделиться с ними секретами своих предков – ради счастья всех наших подопечных. Тогда я резко выступила против этих заявлений, пристыдив их и сказав, что «Букварь» – семейная реликвия и личное дело Эстель, а счастье своим крестницам нужно обеспечивать не чужими секретами, а своими собственными руками. С тех пор о «Букваре» вслух не говорят, считая желание заполучить его постыдным для феи.

– А Друзилла тогда не удержалась, – припомнила Белинда.

– Она всегда была тщеславной, – нахмурилась Лукреция. – Все мы не без греха. Но Друзилла опорочила нашу профессию. Как ей только в голову взбрела эта идея с фальшивой меткой? Подвергнуть принцессу такой опасности! Нет, это ей даром не пройдет. В ближайшие дни я соберу чрезвычайное заседание и вынесу вопрос о пребывании Друзиллы в наших рядах на повестку дня.

В окно заглянул серебристый месяц, и феи засобирались в путь. Их ожидала непростая ночь…



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.036 с.)