Глава 8 ТРОЕ ПРИВИДЕНИЙ, НЕ СЧИТАЯ ФАНТОМА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 8 ТРОЕ ПРИВИДЕНИЙ, НЕ СЧИТАЯ ФАНТОМА



Хуже призрака герцогини Пиф может быть только сама герцогиня.

Белинда

 

– А как мы узнаем, где Седрик? – спросила фея, сонно потирая глаза.

– Сейчас спросим, – усмехнулась крестница, открывая дверь. Тут же в комнату ввалился сменивший Крысенка охранник, который заснул на своем посту, прислонившись к двери.

– Сладких снов, уважаемый! – любезно сказала Марта склонившись над ним.

– Куда уж слаще! – сладострастно причмокнул он, обхватив девушку за колени и чуть не опрокинув на пол.

– Ты что себе позволяешь, дурень! – разгневалась Белинда, мгновенно проснувшись, и треснула по его правой руке, непочтительно нащупавшей ногу крестницы через ворох юбок, волшебной палочкой. Рука с характерным для бревна стуком упала на пол, Марта отпрыгнула в сторону, подобрав платье. Парень ошалело уставился на одеревеневшую конечность и прошептал:

– Вот это сон! Вот это диво! – и, мигом потеряв всякий интерес к присутствующим дамам, объявил, вскакивая на ноги: – Пойду Квентину морду набью!

Отодвинув в сторону Белинду, слуга бросился за дверь. На пороге он обернулся к оторопевшей волшебнице:

– А можно мне еще и голову деревянной сделать? Ну, чтоб боли не чувствовать, если Квентин мне в рыло заедет? Нельзя, значит? – расстроился он, не дождавшись ответа. – Ну ладно, и так спасибочки. Ух я его! – И парень выбежал в коридор.

– Ты что-нибудь понимаешь? – растерянно пробормотала фея, не ожидавшая такой реакции. – Нет, подумать только! Он даже не испугался, не стал молить о пощаде. Мне показалось, или он в самом деле обрадовался?

– По-моему, бедняга убежден, что спит и видит дивный сон, – заметила Марта.

– Мы не будем его разубеждать? – спросила волшебница.

– Попробуй его догони, – скептически отозвалась крестница.

– У кого же мы теперь узнаем, где герцог? – вконец расстроилась Белинда.

– Не волнуйся, недостатка в информаторах не будет, – убежденно сказала девушка, прислушиваясь к возне в коридоре.

– Я уже здесь! – с готовностью выкрикнул широкоплечий великан, возникая в дверном проеме, и, наклонив голову, ступил в комнату. – Прибег по первому сигналу. Не извольте беспокоиться, я вас в обиду не дам!

– Приказание герцогини? – осторожно спросила Марта.

– Зачем же? – обиделся тот. – Это я сам, по зову души. Эта мегера разве сподобится? Она только о своем сыночке печется.

– Вот это-то нам и нужно узнать, – обрадовалась фея. – Где сейчас герцог?

– Так известно где – под замком сидит, – хохотнул здоровяк. – Хозяйка как вас заприметила, так мигом его изолировала.

– Куда? – уточнила Марта.

– Так известно куда – в круглую башню, – охотно доложил парень.

Фея с крестницей торжествующе переглянулись.

– А вам это зачем? – спохватился слуга.

– Разговор у нас к нему, – сказала Белинда.

– Да зачем же к нему? К задохлику этому? – заволновался здоровяк. – О чем с ним разговаривать – он уже шесть лет как в замке сидит, носу за ворота не кажет. Что он может вам интересного рассказать? Поговорите лучше со мной! Я в Аркадии бывал, я с гоблинами воевал, я…

– Ты поговори у меня, – строго сказала фея. – Сейчас мы отправляемся в круглую башню… Кстати, где она находится?

– Вниз по лестнице, налево через картинную галерею до конца, а потом по лестнице вверх, – простодушно пояснил парень.

– Так вот, сейчас мы пойдем туда, ты нас пропустишь и никому не скажешь, куда мы отправились. А будешь нам мешать или проболтаешься кому, – с милой улыбкой предупредила Белинда, – в поросенка заколдую.

– Да я-то что, – кисло отозвался великан, – я здесь посторожу.

– Не здесь, а за дверью, – поправила его фея. – И чтоб никого не пускать! А кто будет особенно рваться, говори, что мы почиваем.

– Не извольте беспокоиться, пусть только кто сунется, я мигом в лоб! – злорадно пообещал здоровяк.

– Не переусердствуй смотри, – покосившись на его массивные кулаки, велела волшебница. Она взмахнула палочкой, рассыпав в темноте звездный дождь, и обе дамы пропали из поля зрения. Великан удивленно моргнул, вышел в коридор, осторожно притворил дверь и, скорчив зверскую гримасу, заступил на пост.

– Теперь никто не узнает, что нас нет в комнате. Этот никого не пропустит, – удовлетворенно шепнула Белинда, увлекая Марту к лестнице, мимо спящих вповалку слуг, оккупировавших все подступы к их спальне. Под прикрытием заклинания они невидимками добрались до лестницы, а там, чуть ли не по головам работников, в эту ночь променявших свои кровати на неудобные ступеньки, спустились вниз.

 

– Бэль, а ты не боишься? – окликнула крестную Марта, когда они подошли к картинной галерее.

– Чего? – удивилась фея.

– Говорят, что по ночам в картинных галереях бродят призраки тех, кто изображен на портретах, – поежилась девушка.

– Враки это все! – убежденно сказала Белинда, сворачивая в темную галерею. Здесь, в отличие от лестницы, свечи не горели, и лунный свет сюда тоже не проникал. Фея остановилась, щуря глаза.

– Темно как! – с дрожью в голосе пробормотала Марта.

– Сейчас сделаю светлячка, – легко отозвалась фея.

– Не надо! – испуганно воскликнула Марта. В последний раз, когда фея вызвала светлячка в ее комнате, она чуть не спалила кровать. К счастью, тогда дело обошлось одним одеялом. – Вот, – девушка нащупала на стене канделябр, – здесь есть свечи. Сейчас я найду спичку. – Она поспешно зашарила в кармане.

– Прекрасно, я зажгу их! – не терпящим возражения тоном сообщила фея и взмахнула палочкой, которую все время держала наготове. Два подсвечника по бокам от крайнего портрета зажглись, осветив грузную даму в пышном пурпурном одеянии, которая свысока сверлила незваных гостий грозным взглядом.

– Брр! – вздрогнула Марта. – Как настоящая! Тебе не кажется, что она смотрит на нас?

– Она не может на нас смотреть, потому что мы невидимы, – со смешком напомнила Белинда.

– Пойдем скорей, – потянула ее крестница, снимая со стены канделябр. – А то мне как-то не по себе здесь.

– Эх ты, – укорила ее фея, – такая взрослая девушка, а все веришь в привидения. Неужели ты думаешь, если бы они существовали на самом деле, я бы, волшебница, об этом не знала?

И Белинда сделала то, чего Марта от нее никак не ожидала: приподнялась на цыпочки и высунула язык, корча портрету издевательскую рожу.

– Бэль, что ты делаешь? – ужаснулась Марта. – Перестань сейчас же!

– Это чтобы ты убедилась, что никаких призраков нет, – пояснила волшебница, демонстрируя грузной даме язык.

– Бэль! – дрогнула девушка, вцепившись ей в локоть.

Но расшалившаяся фея сбросила руку крестницы и продолжала кривляться.

– Бэль… – пролепетала Марта, глядя в даль галереи.

– Вот видишь, видишь? – торжествующе объявила Белинда. – Никаких призраков не существует. Иначе бы они давно явились сюда, чтобы высказать мне свои претензии.

– Бэль! – тряхнула ее побледневшая, как луна, Марта, тыча пальцем ей за спину. – Она явилась!

– Да что ты врё… – возразила фея, оборачиваясь и упираясь взглядом в расплывчатое белое облако, которое неторопливо скользило к ним вдоль ряда портретов. – Ядрена фига! – не веря своим глазам, воскликнула она.

– Бежим! – шепнула близкая к обмороку Марта, сползая по стенке вниз с подсвечником в руках.

– Нет, мы встретим ее лицом к лицу, – героически объявила Белинда, забирая у нее канделябр и вглядываясь в темноту, в которой покачивался, приближаясь к ним, белый силуэт. – И изгоним ее обратно в преисподнюю!

– Но как? – спросила Марта.

– Как? – озадачилась Белинда. – Да хотя бы светом!

Она с воодушевлением махнула палочкой у стены, и цепочка света побежала вперед, озаряя галерею огнями свеч все дальше и дальше. Это вспыхивали, зажигаясь от волшебной искорки, подсвечники, находившиеся по бокам каждого портрета. Когда свет достиг призрака, тот замер и нерешительно затоптался на месте. Искорка Белинды замерла в двух шагах от него, предоставив беспокойной душе выбор: остаться в темноте или ступить в свет.

– Видишь, действует! – с ликованием воскликнула фея. В следующий миг призрак шагнул из темной части галереи в освещенную, и путешественницы смогли разглядеть его лучше. Точнее ее, потому что это была дама в белом чепчике и просторном платье.

– Это женщина! Женщина с этого портрета, – выдавила Марта. – Она явилась, чтобы покарать нас!

– Может, она, наоборот, пришла поблагодарить, что мы с ней поговорили и развлекли в кои-то веки? – нервно пошутила Белинда, пуская искорку дальше, чтобы зажечь последние светильники.

Призрак медленно плыл к ним, подметая платьем пол.

– Ты уверена, что она нас не видит? – слабым голосом уточнила Марта.

– Конечно нет! – соврала Белинда, покрепче перехватывая подсвечник и готовясь к схватке с привидением, если оно окажется зрячим и агрессивным.

– Смотри, как похожа на герцогиню, – зашептала Марта, когда их разделяло меньше десятка шагов. – Если бы я не знала, что она сейчас спит волшебным сном у себя в спальне, подумала бы, что это она и есть. Точная копия! Наверное, это ее мать или бабка.

Привидение всплеснуло руками, взметнув в воздух кружевные рукава, и издало глухие гортанные звуки.

– Это оно нам?

Звук стал еще громче, от затаившихся феи и крестницы призрак отделяли всего пять шагов.

– Странно, – озадаченно шепнула Белинда, – у меня такое чувство, что она…

– Храпит? – подсказала Марта.

– Тебе тоже так показалось?

– Смотри, у нее такие же усы, как у герцогини!

– Это у них семейное…

– И кольцо на пальце…

– Наверное, переходит по наследству по женской линии, – предположила фея.

– И…

– Тсс!

Призрак почти сравнялся с ними.

– Хр-р-р-р! – громко прохрапел он, не открывая глаз.

– Да это же герцогиня! – обомлела Марта, вжимаясь спиной в стену.

– Она умерла?! – пролепетала фея. – О ужас, я ее отравила, и она восстала привидением…

Несколько секунд, пока призрак находился рядом, притаившиеся дамы даже не дышали. Потом белый силуэт двинулся дальше, громко похрапывая.

– Она спит, – прыснула в ладошку девушка, глядя в спину удаляющейся хозяйки замка. – Стоя, с закрытыми глазами! Посмотри сама – она в чепчике и ночной сорочке. Ох, Бэль, с твоей магией не соскучишься.

– Я все сделала, как надо, – буркнула в свое оправдание фея.

– Она точно не проснется до утра?

– Не должна вроде.

– Она и ходить по замку лунатиком не должна вроде, – заметила Марта. – Она вроде должна сладко спать у себя в кроватке, а не пугать неспящих. Кстати, ты заметила, куда она направилась?

– Кажется, к лестнице, – с беспокойством отозвалась фея.

– То-то сейчас переполох начнется! Как бы слуги, когда она пойдет по их головам, своим криком ее не разбудили.

– Это заклинание действует до первых лучей солнца, – успокоила Белинда.

– Надеюсь! А теперь живо в башню, а то жених нас уже заждался.

Фея с крестницей миновали половину галереи, с любопытством поглядывая на портреты предков почтенного семейства. Это были грозные мужеподобные дамы с лицами, словно высеченными из камня, и по-девичьи стройные и смазливые красавцы с мягкими чертами лица, безвольным взглядом и виноватой, словно бы извиняющейся, улыбкой. Весьма красноречивая подборка, по которой можно было судить о характере отношений между супругами, которые складывались в этой семье на протяжении нескольких веков.

Внимание Марты привлекла одна пара особенно колоритных персонажей, и она замедлила шаг. Фея с интересом остановилась рядом с крестницей. Со старого портрета на них исподлобья взирала широкоплечая дама с пяльцами, весьма нелепо смотревшимися в ее гигантских ручищах; в соседней раме приветливо улыбался худенький блондин, запечатленный рядом с тушей убитого кабана. Видимо, живописец таким образом пытался смягчить вопиющую мужеподобность герцогини и добавить ее супругу (а, судя по подписи к картине, это был именно он) недостающей мужественности. Получилось плохо: у дамы был такой грозный вид, что ей в руки больше напрашивался топор или, на худой конец, меч, а ангельский лик ее мужа и его кроткий взгляд никак не вязались с воинственным антуражем портрета.

– По портретам сразу видно, кто в семье был хозяин, – усмехнулась Белинда.

– Да уж, – согласно кивнула Марта. – И вообще, если бы я не была знакома с герцогиней, то мне бы показалось, что художники писали портреты после обильных излияний, и женщин изобразили в мужском обличии, а мужчин – в женском.

– Как видишь, художники тут ни при чем. Это шутки природы, – хмыкнула фея, разглядывая нежные черты симпатичного герцога и гадая, что такого красавца могло привлечь в тучной злюке с соседнего холста.

– Бэль! – вцепилась ей в руку Марта.

– Ну что? – спросила недовольно волшебница, отрываясь от созерцания портрета. – Только не говори, что еще один призрак!

– Бэль, – с несчастным видом промямлила девушка, указывая в конец галереи, – сама погляди.

С того конца галереи к ним энергично шагал мешкообразный серый силуэт. Его свободные одежды развевались во все стороны, головы не было вовсе, но явно слышалось глухое бормотание, которым призрак сопровождал свое зловещее шествие.

– Спокойно! – пискнула Белинда, обхватив Марту за плечи и увлекая к противоположной стене. – Мы невидимы, он нас не заметит. Только ни звука.

Подсвечник она предусмотрительно поставила на пол у портретов, чтобы не привлекать лишнего внимания.

Замерев у стены, фея с крестницей вглядывались в приближающегося призрака. Казалось, и тучная дама со своим улыбчивым супругом застыли в ожидании и сейчас косят глазами в сторону привидения и внимательно прислушиваются к его бормотаниям. Навострили ушки и Белинда с Мартой – когда еще выпадет шанс подслушать, о чем бормочет настоящее привидение!

– Разве ж это жизнь? – тихонько сокрушался призрак, проходя мимо, и сам же себе отвечал: – Да что это за жизнь!

Марта во все глаза всматривалась в мягкие контуры его силуэта, закутанного в покрывало. Головы и рук у призрака не было видно, хотя бока этой нелепой призрачной фигуры то и дело вздымались, словно привидение размахивало руками. А вот ноги у призрака имелись, о чем свидетельствовали носы туфель с пряжками, легко скользившие по полу.

– Нет, так жить дальше нельзя, – убежденно сказал он, удаляясь. – Я сегодня же поставлю на этом точку. Мужчина я или нет?

– Бедняга, – прошептала Марта. – Призрак одного из этих герцогов.

– Жаль, что он такой… расплывчатый, – посетовала Белинда. – Не удалось разглядеть лица. Вдруг это он и есть?

– Кто?

– Блондин! – возбужденно прошептала фея, указывая на портрет. Ей было страшно любопытно узнать, что же связывало утонченного красавца с грузной фурией.

– А ты у него спроси, – хихикнула Марта.

– А что! – оживилась волшебница. И, не успела крестница ее остановить, как громкий голос феи нарушил спящую тишину старинной галереи. – Эй, уважаемый!

Призрак замер на месте, как преступник, застигнутый врасплох, и с опаской повернулся к абсолютно пустой галерее.

– Кто здесь? – глухо спросил он.

– Это неважно, – ответила невидимая Белинда, и призрак как-то сразу успокоился, вероятно приняв голос из пустоты за родственную душу. – Скажите, кто вы?

– Я? – растерялся призрак и запнулся.

– Да, вы, – поторопила его фея.

– Пожалуй, что никто, – с надрывом сказал он.

«А голос у него молодой, звонкий», – с удивлением отметила Марта, привыкшая думать, что призраки говорят непременно старческими трескучими голосами.

– Вы из здешних? – уточнила Белинда.

– Увы, – шумно вздохнул призрак.

«Не хочет раскрывать свое имя», – поняла фея и всё-таки задала рвущийся с губ вопрос:

– А что вас связывало с вашей женой?

– С женой? – протянул призрак и зло добавил: – Вы что, издеваетесь? У меня нет жены! Нет жены! И никогда не было!

Он невнятно заворчал, беспокойно зашевелился и, резко развернувшись, зашагал туда, где не так давно исчезла здравствующая герцогиня.

– Смотри, как разволновала бедняжку, – укоризненно сказала Марта. – А если он в таком состоянии наткнется на герцогиню?

– Так ей и надо, – ухмыльнулась Белинда, бросив прощальный взгляд на прекрасного блондина на холсте.

– Идем, – потянула ее за руку крестница. – А то мы такими темпами до круглой башни до рассвета не доберемся. А проснувшаяся герцогиня пострашней десятка призраков будет.

– Я смотрю, ты уже перестала их бояться? – поддела ее крестная.

– А чего их бояться? Бедные люди! – Девушка кивнула на портреты.

– Надеюсь, ты имеешь в виду мужчин? – уточнила Белинда.

– Ты это к чему?

– Так ведь среди призраков могут быть и их супруги, – резонно заметила фея. – И еще неизвестно, кто страшнее – здравствующая хозяйка замка или ее предшественницы.

– Упаси небо! – с чувством сказала Марта и прибавила шаг.

– Мари, – вцепилась ей в локоть крестная. – Там кто-то еще!

Девушка и сама уже заметила на стене большую темную тень, метнувшуюся к ним через весь зал. Через мгновение по полу между ними пронеслась маленькая мышь, а следом за ней проскакала черная как сажа кошка.

– Вот тебе и третье привидение, – хихикнула Белинда, провожая их взглядом.

– Ты как хочешь, а четвертого я ждать не собираюсь, – сердито сказала Марта, подбирая юбки.

Остаток галереи они миновали почти бегом и уже через несколько минут, одолев крутую лестницу, остановились у единственной двери под крышей башни. Фея сняла заклинание невидимости и тронула внушительных размеров засов.

– Бэль, – с сомнением спросила девушка, – ты думаешь, Седрик – тот, кто нам нужен?

– А почему нет? – обернулась Белинда.

– Ты же видела портретную галерею!

– Ну и что? Совершенно очевидно, что герцогу нужна властная и волевая жена. А у нашей Изы этого добра в избытке. Правда, она, в отличие от прежних герцогинь, не широкоплеча и не усата, но я надеюсь, что у герцога вкус лучше, чем у его предшественников.

– Но нужен ли такой муж Изе?

– А чем плох Седрик? Мягкий, добрый, покорный юноша, судя по словам нашего провожатого, до беспамятства влюбленный в нашу капризулю. И потом, лучше уж такой муж, чем вечный сон.

– Ты тоже так думаешь?

– А чего тут думать? Надо вызволять парня и везти во дворец.

– Что ж, пойдем вызволять. – Марта отперла засов, который громко заскрежетал, заставив Белинду поморщиться, и толкнула дверь. Тут же из темноты на нее налетело что-то мелкое, темное, едва доходившее ей до плеч, и чуть не сбило с ног. Девушка взмахнула руками, обороняясь, и взвизгнула – паршивец сомкнул зубы на ее запястье. С помощью феи разбушевавшегося герцога удалось впихнуть обратно в комнату, и Марта поспешно громыхнула засовом, запирая хулигана.

– Что это было? – отдышавшись, ошеломленно спросила Белинда.

– Судя по росту и телосложению, это был жених Изы. Хотя на балу мне казалось, что он выше, – угрюмо сказала Марта, разглядывая отпечатки зубов на своей коже. – И судя по его поведению, его давно не кормили.

– А ведь была у меня мысль, что неспроста его изолировали в башне под таким замком, – протянула фея. – Что, если он совсем одичал от такой жизни?

– Надеюсь, он не бешеный, – с опаской сказала Марта.

– Бедная девочка, этот дикарь тебя укусил! – спохватилась Белинда, вынимая из кармана волшебную палочку.

– Не стоит, Бэль, до свадьбы заживет! – воскликнула крестница, пряча руку.

– До чьей? – уточнила фея.

– До моей. Изина, похоже, откладывается.

Девушка с крестной с опаской покосились на дверь, по ту сторону которой изо всех своих тщедушных сил в беспамятстве бился герцог, требуя его выпустить.

– Может, попробуем с ним поговорить? – неуверенно предложила Белинда.

– Ты думаешь, он в состоянии это сделать? – усомнилась Марта.

– Эй, уважаемый! – Фея деликатно постучала в дверь кулачком.

– Немедленно выпустите меня отсюда! – дурным голосом взвыл герцог.

– А кусаться не будете?

– Если не будете драться, – огрызнулся узник.

– Мы пришли с миром, – торжественно провозгласила Белинда.

– И поэтому наградили меня шишкой на лбу и чуть ребра не сломали? – заскулил герцог.

– Мы здесь ни при чем, – оскорбилась фея.

– Я вообще пострадала ни за что, – вставила Марта.

– Так это не вы упекли меня под замок? – прогнусавил кандидат в женихи.

– Какой противный голос, – шепнула Белинда. Марта молча кивнула, взглядом указав на лестницу – мол, идем отсюда? Но фея с решимостью качнула головой и ответила пленному герцогу: – Разумеется нет!

– А кто же тогда? – вопросил тот.

– Кому, как ни вам, это знать, – многозначительно сказала волшебница.

– А как тогда вы узнали, что я здесь? – с подозрением протянул пленник.

– Спросили у слуги, – чистосердечно призналась фея.

Такой ответ, похоже, узника успокоил.

– А зачем вы меня искали?

– Мы хотим вам помочь.

– Это как же?

– Мы выкрадем вас из замка.

За дверью воцарилось изумленное молчание.

– Это зачем же? – выдавил наконец пленник.

– Чтобы доставить вас на собственную свадьбу.

– На что?.. – закашлялся жених.

– Вам ведь нравится принцесса Изабелла?

Из-за двери раздался потрясенный вздох. Белинда торжествующе взглянула на Марту.

– Эта истеричка? – негодующе взвизгнул тем временем герцог. – Эта капризная дура? Эта невоспитанная нахалка?

– Что-о? – не поверила своим ушам Белинда.

– Я лучше умру! – выкрикнул узник.

За дверью раздался грохот мебели и скрежет металла.

– Что он делает? – озадаченно спросила фея.

– Похоже, он решил забаррикадироваться изнутри, – усмехнулась Марта, отпирая засов. На этот раз дверь не поддалась, подтвердив ее догадку.

– Это ваше окончательное решение? – не желала сдаваться Белинда.

Ее слова вызвали очередной приступ паники у узника, и тот с еще большим грохотом принялся сдвигать всю имеющуюся в наличии мебель.

– Ему же хуже, – буркнула фея, опустив плечи.

– Будем брать штурмом или пусть живет? – с иронией поинтересовалась крестница.

Белинда махнула рукой и молча направилась к лестнице. На ступеньках она обернулась и громко выкрикнула:

– Да наша Изабелла за тебя, болвана, еще и не вышла бы!

– Ладно уж, живи, – разрешила Марта, с чувством стукнув ногой по двери, и поспешила вслед за крестной.

 

Дорога обратно не заняла много времени: башенную лестницу и портретную галерею миновали без всяких проблем. Лестница, ведущая на этаж с гостевыми покоями, на этот раз была безлюдна. Видимо, Белинда оказалась права в своих предположениях относительно пути следования спящей на ходу герцогини, и та, распугав сонных слуг, расчистила путь наверх. Только верный увалень по-прежнему стоял на посту и с почтением пропустил их в комнату, заверив, что ни один из желающих, коих было немало, учитывая привидение, в покои не просочился. Фея, пребывавшая в крайнем раздражении, отблагодарила парня тем, что прищемила ему ногу, когда он вздумал сунуться следом за ними, чтобы пожелать спокойной ночи.

– Зачем ты так? – укорила ее Марта. – Он так старался!

– Может, выдадим его за герцога, и он постарается угодить нашей Изе, после того как разбудит ее? – мрачно пробурчала крестная.

– Да ладно тебе, Бэль, – обняла ее за плечи девушка. – Подумаешь, какой-то герцог! С гнусавым голоском! Ниже меня на целую голову! Да Иза нам бы не простила, если бы он согласился!

– Мне кажется, на свете нет такого мужчины, который в трезвом уме согласился бы взять замуж Изабеллу, получив при этом ее одобрение! – с отчаянием заметила фея.

– А я убеждена, что есть. И мы его обязательно найдем!

– Постучи по дереву, – хмыкнула Белинда.

Марта отозвалась послушным стуком.

– И где же мы найдем такого красавца? – кисло поинтересовалась волшебница.

– Уж точно не в этом замке, – констатировала крестница и, видимо, для верности еще громче постучала по столу.

– Ну что ж, у нас есть еще десяток достойных кандидатов, – ободряюще заметила фея.

– Тук-тук-тук, – постучала Марта.

– Да хватит уже стучать! – не выдержала волшебница.

– А я и не стучу, – возразила девушка.

– А кто же тогда? – удивилась Белинда, оборачиваясь на звук к окну, и вытаращила глаза.

– Что? – перепугалась Марта, увидев ее реакцию.

– Там! – выдохнула крестная, указывая на окно.

– Призрак из галереи! – ахнула девушка, глядя на мешковатый силуэт, рвущийся к ним в окно.

– Тук-тук-тук! – еще настойчивей забился призрак, поняв, что его заметили.

– Позовем на помощь или угомоним его своими силами? – героически спросила фея, вытаскивая волшебную палочку.

– Тук-тук-тук! – в отчаянии замолотил в окно призрак.

– Бэль, что-то тут не так, – покачала головой Марта. – Если это призрак, почему он не может пройти сквозь стену, а висит на подоконнике?

– Не знаю, – передернула плечами крестная. – Это же ты у нас специалист по привидениям. А я за всю свою двадцатилетнюю практику их прежде не встречала. Ты куда? – остановила она девушку, видя, что та направляется к окну.

– Бэль, никакой это не призрак! – убежденно сказала Марта. – Это какой-то бедолага рвется к нам в спальню через окно. И, если мы его сейчас же не впустим, он может разбиться!

Словно в подтверждение ее слов ветер сорвал с лжепризрака покрывало, обнажив бледное лицо юноши, изо всех сил цеплявшегося за подоконник. Марта с Белиндой одновременно бросились к окну, раскрыли створки и втащили бедолагу внутрь.

– Благодарю, – сконфуженно произнес он, поднимая глаза.

– Герцог! – ахнула Марта, отступая назад.

– Седрик? – в изумлении подняла брови фея, разглядывая незнакомого ей прежде парня, и загородила собой крестницу. – Отчего вы нас преследуете?

– Я не преследую, – поправил ее хрупкий голубоглазый блондин симпатичной наружности, точная копия своих предков с портретов. – Я ищу.

– Мне показалось, вы не желаете иметь с нами дела, – с вызовом сказала Белинда.

– Я? – удивленно моргнул герцог. – Если вам что-то наговорила моя мама, прошу, забудьте об этом.

– Да нет, вы и сами достаточно наговорили, – сердито сказала фея. – И натворили дел!

– Я? – растерянно переспросил Седрик. – И что же я натворил?

– И вы еще спрашиваете? – обозлилась Белинда. – Вы укусили одну мою крестницу и отказались жениться на второй! А теперь еще имеете наглость ломиться к нам в спальню, прикинувшись призраком?

– Укусил?! – оторопело переспросил герцог. – Ничего не понимаю…

– И вы еще имеете наглость это отрицать? – рассвирепела волшебница.

– Бэль, – вмешалась Марта, выступая вперед. – Похоже, произошло страшное недоразумение. Ведь это не с вами мы недавно встречались в круглой башне? – обратилась она к ошеломленному юноше.

– Нет, сегодня я вижу вас впервые. Не считая бала в королевском дворце, – поправился он.

– Но вас заперли в круглой башне? – Фея с гневом покосилась на дверь, явно намереваясь отплатить лжеосведомителю.

– Да, но старый Жак выпустил меня оттуда и подсказал, где искать вас.

– Так кого же мы видели в запертой комнате башни? – изумилась Белинда.

– Не может быть, – прыснула в ладошку Марта. – То-то мне показался знакомым его писклявый голос! Бэль, мы чуть не сосватали Изабелле Крысенка!

– Вы имеете в виду Теофиля? – спросил юный герцог. – Впрочем, вы правы, только мама называет его по имени, все остальные кличут Крысой или Мухомором. Да, он как раз охранял меня в башне. Вероятно, Жаку пришлось оглушить Теофиля, чтобы вызволить меня.

– Надеюсь, ваш Теофиль не бешеный? Потому что он покусал мою крестницу, – с недовольством сообщила фея.

– Нет, он не бешеный, он просто подлец и подлиза. Так вы искали меня, в то время как я искал вас?

– Выходит так, – признала фея. – Постой-ка, а зачем ты нацепил на себя покрывало? Напугать нас хотел?

– Да что вы! – горячо возразил юноша. – Это чтобы меня никто не узнал и не смог остановить. Мне его Жак дал.

Белинда с Мартой многозначительно переглянулись, скрывая улыбки. Так вот какую точку собирался поставить якобы призрак в своей никчемной жизни! Это бедный Седрик спешил к ним, чтобы положить конец своему печальному затворничеству.

– Но почему вы влезли через окно? – с удивлением спросила Марта.

– Так кто же меня пустил бы через дверь? – поразился герцог. – Очередь к вашей комнате заканчивается на первом этаже.

Марта сконфуженно покраснела, Белинда самодовольно задрала нос.

– А у двери стоит Густав, – продолжил юноша, – и грозится дать в лоб каждому, кто посмеет приблизиться к ней на три шага. Даже для привидения, за которое он меня принял, исключения не сделал. Говорит, что это приказ дам!

Тут настала очередь феи краснеть.

– Теперь, когда все недоразумения выяснены, мы можем перейти к делу? – поторопил Седрик.

– Конечно, – отозвалась Белинда. – Как вы смотрите на то, чтобы…

– Я согласен на все! – перебил ее герцог.

– Но вы даже не знаете, что мы предлагаем! – поразилась фея.

– Что бы это ни было, это лучше, чем влачить жалкое существование в этом замке. Прошу вас! – горячо взмолился несчастный Седрик. – Помогите мне! Выкрадите меня отсюда!

– Вы так говорите, как будто вас здесь держат силой, – удивилась Марта.

– Так и есть! – скорбно подтвердил блондин. – Я сижу взаперти, практически под замком, не имея возможности выезжать на пиры и балы, потому что мама боится, что там я найду себе невесту. Единственный бал, на котором мне удалось побывать за всю свою жизнь, – это бал в королевском дворце.

– Как же вам это удалось? – съязвила Мари.

– Мама не посмела отказать королевской семье, – поведал Седрик. – Но на балу она не давала мне и шага ступить и разогнала от меня всех девушек, разрешив только недолго пообщаться с принцессой Изабеллой.

– И как вам принцесса? – затаив дыхание, спросила Белинда.

– О, она просто ангел! – мечтательно протянул юноша.

– Вот как? – не сдержавшись, крякнула фея.

– По сравнению с моей матерью, – потупил глаза Седрик. – Что, неужели принцесса изменила свое мнение обо мне?

– Какое мнение? – заинтересовалась Марта.

– О, – засмущался герцог, – думаю, не стоит повторять его вслух.

– Вероятно, она посчитала вас чересчур мягким? – подсказала фея.

– Примерно так, – уклонился от прямого ответа герцог. Фея с крестницей красноречиво переглянулись, и с немого одобрения Марты Белинда незаметно махнула палочкой, спровоцировав блондина на откровенность.

– Вообще-то принцесса назвала меня мямлей и маменькиным сынком. Сказала, что моя мать вьет из меня веревки, – на одном дыхании выпалил Седрик. – И еще сообщила, что скорее породнится с гремучей змеей, чем с моей мамой.

– Боюсь, Иза нам этого не простит, – покачала головой Марта, тихонько обращаясь к фее.

– Он считает ее ангелом, это серьезный аргумент! – возразила та и обратилась к герцогу: – Так вы согласны отправиться с нами в королевский замок и жениться на принцессе Изабелле?

У белокурого Седрика аж колени от радости подогнулись.

– Я согласен отправиться с вами куда угодно, – заверил он. – А в королевский замок – и подавно. Надеюсь, король сможет защитить меня от мамы. Собственно, я уже готов! – торопливо добавил он, с опаской поглядывая на дверь. – Давайте скорее отправимся, пока мама что-нибудь не прознала.

– Куда же мы отправимся на ночь глядя? – опешила фея.

– Но ведь вы можете взмахнуть палочкой и перенести нас во дворец? – с уверенностью предположил герцог.

– Боюсь, что нет, – замялась волшебница.

– Как нет? – дрогнул Седрик. – А как же вы собираетесь вывезти меня из замка?

– Ногами, – хмыкнула Марта, которую уже начала раздражать беспомощность герцога.

– За воротами нас ждет вооруженный отряд короля? – с надеждой поинтересовался герцог.

Путешественницы многозначительно переглянулись и разве что пальцем у виска не покрутили.

– Как? – замер от нехорошей мысли Седрик. – Вы хотите сказать, что явились сюда вдвоем, без охраны?

– Так уж сложились обстоятельства, – уклончиво отозвалась фея.

– Но каким образом вы собираетесь доставить меня во дворец? – округлил голубые глаза герцог. – Вы хоть знаете, что мама посулила всем слугам премию, равную двойному сезонному окладу, если те предотвратят мое бегство? Это серьезная награда, никто из работников своего не упустит – мне и шагу не дадут ступить за ворота! А если вам все-таки удастся тайно вывести меня из замка, как только маменька обнаружит пропажу, она пустит в погоню вооруженный отряд и пообещает им такие богатства, что у нас не будет никаких шансов скрыться.

Девушка с крестной снова переглянулись: жених нравился им все меньше и меньше, а, учитывая сложности при его транспортировке во дворец, дело и вовсе представало бесперспективным.

– Придумайте же что-нибудь! – взмолился тем временем Седрик. – Я согласен на все!

– Ну, есть один вариант, – замялась фея.

– Я согласен!

– Боюсь, вам не понравится, – с сомнением сказала волшебница.

– Я согласен!

– Что ж, мы могли бы вывезти вас под видом какого-нибудь животного, – предложила Белинда. – Свинки там или гуся…

– А лучше – коня, – подхватила крестница. – А то пешком идти страшно утомительно.

Вся краска мигом схлынула с лица Седрика, он покачнулся и рухнул на кровать.

– Что ж, если это единственный выход… Я согласен, – пролепетал он через некоторое время.

Марта в изумлении уставилась на самоубийцу. Белинда опешила от счастья: когда еще выпадет случай поэкспериментировать с оборотнической магией!

– Бэль, – прошипела Марта. – Даже не думай об этом!

– Но Мари!

– Никаких Мари! А если ты его потом не расколдуешь?

– Что значит – если не расколдует? – насторожился герцог.

– То и значит: можете на всю жизнь остаться жеребцом! – не стала жалеть его Марта.

– Пастись на зеленых лугах, бок о бок с кобылицами, – мечтательно произнес Седрик и решительно тряхнул головой. – Что ж, это все равно лучше, чем сидеть здесь взаперти!

– Одумайся, Бэль! Да что вы такое говорите, герцог! – воззвала к безумцам Марта.

– Я согласен рискнуть! – торопливо воскликнул несчастный узник замка Пиф.

– Но мы не можем так рисковать, – с нажимом сказала девушка, оттаскивая крестную к окну, и сердито зашептала ей на ухо: – Бэль, немедленно прекрати этот балаган! Посмотри на этого шута горохового, Изабелла нас с тобой за такого мужа в порошок сотрет!

– Ты же сама видишь, он от нас не отстанет, – трагически шепнула фея. – Как ты могла подумать, что я предлагаю заколдовать его всерьез? Я хотела, чтобы он от нас отвязался. А его видишь, как припекло!

– Доверь это мне, – тихонько сказала крестница и обратилась к герцогу: – К сожалению, мы не смогли предвидеть всех сложностей, с которыми столкнемся здесь…

– Вы меня бросаете? – заломил руки бедняга.

– Нет-нет! – поспешно возразила Марта. – Мы посоветовались и решили, что пока вам лучше остаться здесь…

– Только не это! – с надрывом взмолился страдалец.

– А мы вернемся во дворец, возьмем вооруженный отряд…

– Или вымолим у Лукреции летучий ковер, – вставила фея.

– Или наймем дракона, – подхватила Марта. – И обязательно вернемся за вами.

– Обещаете?

– Клянемся! – хором заверили волшебница с крестницей, незаметно сложив фиги за спиной.

– Честно-честно?

– Честно-честно. А теперь вам лучше вернуться в башню, чтобы ваша матушка ничего не заподозрила.

– А как же Теофиль?

– Да, незадача, – призадумалась фея. – А он вам сильно досаждает?

– Житья никакого нет, – с чувством сказал Седрик. – Даже на открытки с портретами комедианток смотреть не дал – мигом маме доложил.

– А что она? – заинтересовалась Белинда.

– Отобрала, – горько вздохнул маменькин сынок. – А у вас, кстати, нет портрета принцессы Изабеллы? Разглядывая его, я бы лучше перенес время ожидания.

– Портрета нет, – задумчиво произнесла фея, – но…

– Что? – вцепился в нее Седрик.

– Я могла бы сотворить ее фантом, – с готовностью предложила Белинда.

– Фантом принцессы? – оживился герцог-отшельник.

– Он будет бесплотным, но вести себя станет так <



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.023 с.)