Глава 19 СВАДЕБНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 19 СВАДЕБНЫЙ ПЕРЕПОЛОХ



Утро свадьбы добрым не бывает…

Принц Эрик

 

Артур ловко вскарабкался по яблоне, так кстати примыкавшей к окну Марты, и, заглянув в комнату, чуть не разжал руки, в прямом смысле ослепленный красотой невесты. Девушка стояла у зеркала, разглаживая рукой складки воздушного платья, и ткань, усыпанная мелкими прозрачными камушками, переливалась всеми лучами солнца. Артур был готов поклясться: сияло и лицо невесты под плотной фатой. Солнечный свет, обнимавший девичий силуэт, золотом отражался на волосах, которые казались светлей, чем обычно. Барон потрясенно ахнул и рыбкой нырнул в приоткрытую раму. Невеста обернулась на шум и попятилась к двери, не признав жениха в незнакомце в темном плаще с капюшоном, надвинутым на лицо.

– Я буду кричать! – пригрозила девушка охрипшим голосом.

– Марта, это же я. – Артур откинул капюшон с лица и виновато сказал: – Замаскировался, чтобы повидать тебя перед церемонией.

Невеста молча покачала головой.

– Не хочешь меня видеть? – расстроился жених.

– Еще не время, – сдавленно пробормотала она. – Уходи.

– Дай мне хоть полюбоваться на тебя! – взмолился Артур, протягивая руку к фате.

Девушка неожиданно стукнула его по руке и шикнула непривычно низким голосом:

– До свадьбы нельзя!

Волнуется, понял Артур.

– Хорошо, я уйду, – согласился он. – Но сперва я должен тебе кое-что сказать…

 

Тем временем принц Эрик тенью скользнул по коридору, отделяющему его от комнаты невесты и, воровато оглянувшись, шмыгнул внутрь. Он действовал вопреки всем правилам этикета, но желание увидеть Изабеллу было сильней. Конечно, не пристало воспитанному принцу ломиться в личные покои благородной принцессы, но, волк его раздери, принцесса через несколько часов станет его женой, так что побоку все нелепые условности! К счастью, Изабелла была одна, ни суетливых портних, ни докучливых горничных в покоях не крутилось. Принц беспрепятственно преодолел три проходных комнаты и, обнаружив невесту в последней, в восхищении замер в дверях. Изабелла была прелестна в узком белом платье. Тоненькая и хрупкая, она была похожа на лилию, а юбка, повторяющая контур перевернутого цветка, еще больше усиливала сходство. Услышав шаги, она быстро обернулась, и принц чуть не застонал от досады – прекрасное лицо любимой закрывала плотная вуаль. Он невольно подался вперед, желая сорвать с ее лица фату, но Изабелла испуганно отшатнулась и коротко вскрикнула.

– Прости, не хотел тебя напугать, – виновато пробормотал он, пожирая невесту глазами. Ему казалось, что принцесса неравнодушна к драгоценностям, и от ее свадебного платья он ожидал слепящего блеска бриллиантов и пышности кружева, но Изабелла удивила его своим выбором. Простое и на первый взгляд безыскусное, оно великолепно подчеркивало пленительные изгибы фигуры и служило лучшей оправой для красоты его возлюбленной.

– Ты прекрасна, – только и смог вымолвить влюбленный принц.

– Ваше высочество! – Низкий голос Изабеллы зазвенел от негодования. – Что вы здесь делаете? Вы не должны видеть невесту до церемонии.

– Не сердись на меня, – заворковал Эрик. – Я ужасно соскучился.

– Немедленно уходите, – взбеленилась Изабелла, подчеркнуто величая его на «вы», и ее напряженный голос показался ему чужим. – Иначе случится беда.

– Я умру, если не побуду рядом с тобой еще чуть-чуть. Изабель, мое сердце разорвется от тоски…

– Я не… – начала было невеста, но закашлялась и проговорила: – Увидимся на церемонии. Пожалуйста, уходи.

– Любимая, не гони меня! Дай хотя бы обнять, – принц порывисто бросился к невесте и успел сжать кончики ее пальцев, но девушка бабочкой выскользнула из его рук. От прикосновения к ее ладони у Эрика от счастья потемнело в глазах, и на мгновение ему показалось, что под фатой мелькнул темный, как шоколад, локон.

– Ты хочешь, чтобы я ушел?

Изабелла молча кивнула.

– Что ж, – поник Эрик, – ты права, увидимся на церемонии.

Принцесса согласно закивала головой, так что фата чуть не слетела с волос.

– Но прежде чем уйти, я прочту тебе стихотворение, которое сочинил только что, – твердо заявил принц и, упав на одно колено, восторженно продекламировал: – Сегодня солнце ты затмила, перед тобой бледна луна, как я хочу, чтоб ты любила всегда лишь одного меня.

– Так-так! – раздался злой голос Изабеллы у него за спиной. – Я смотрю, тебя, женишок, оставлять одного нельзя, начинаешь волочиться за каждой юбкой!

– Изабелла? – Эрик потрясенно оглянулся. Принцесса стояла в дверях, уперев руки в бока белоснежного платья, и ее щедро усыпанная драгоценностями юбка слепила глаза своим блеском. Сомнений не было – эта Изабелла была настоящей. Тогда кому же он читал стихи? Марта, а это была именно она, откинула фату с лица и воскликнула:

– Ах, Иза, ты все не так поняла!

– А я вообще не хочу ничего понимать! – завелась Изабелла и, невзирая на браслет, впившийся в кожу всеми шипами, рявкнула на Эрика: – Вон отсюда! Свадьбы не будет!

– Но, любимая, – растерялся Эрик.

– Ваше высочество, вам правда лучше уйти! – Марта подхватила его за локоть и потащила к выходу, шепча по дороге: – Принцесса очень нервничает перед свадьбой. Она еще не до конца готова к церемонии и страшно огорчена, что вы увидели ее в неприбранном виде.

– Она прекрасна! – горячо возразил принц и в растерянности поинтересовался: – А почему вы притворялись ею, Марта?

– Да потому что невесту до свадьбы видеть нельзя, – сердито шикнула на него девушка. – А если бы вы знали, что перед вами я, вы бы все равно не успокоились, пока не увидели Изу, ведь так?

– Ну что за глупые предрассудки! – вздохнул Эрик.

– Потерпите, скоро Изабелла будет вашей! – мило улыбнулась Марта, выставляя его за дверь. Не объяснять же юноше, что чары, наложенные Друзиллой, могут рассорить влюбленных еще до свадьбы? Поэтому она и решила подыграть принцу, притворившись Изой, чтобы спокойно выставить его за дверь и избежать неминуемого скандала в том случае, если бы Эрик наткнулся на настоящую принцессу.

– А она точно не передумает? – с тревогой спросил принц.

– Я за этим прослежу, – успокоила его Марта и, собравшись уже юркнуть обратно за дверь, задала мучивший ее вопрос: – Скажите, ваше высочество, как так получилось, что альбом с вашими стихами попал в руки маркиза Спейси?

Эрик недовольно нахмурился:

– Хотел бы я знать! Я везде возил книгу с собой, чтобы в случае чего вписать в нее новое стихотворение, – смущенно пояснил он. – На одном из балов я случайно оставил ее в садовой беседке. Видимо, там ее и подобрал маркиз.

Марта хмыкнула. Учитывая самомнение Спейси и его уверенность в том, что рано или поздно Изабелла примчится к нему, чтобы умолять взять ее замуж, все становилось понятно. Маркиз подобрал альбом стихов, посвященных Изабелле, чтобы при случае выдать их за свои и уверить невесту в своей искренности. Руперт не учел одного: принцесса уже слышала стихи Эрика и легко уличила бы его в обмане.

Как только Марта вернулась, на нее налетела уже раскаявшаяся в своих словах Изабелла.

– Он ушел? Он не вернется? Он отменил свадьбу?

– Перестань нести чепуху! Он без ума от тебя и ждет не дождется, когда сможет объявить тебя своей женой.

– Как ты думаешь, чары спадут? – с надеждой поинтересовалась принцесса. – Все-таки черная метка оказалась фальшивкой, вдруг ее действие со свадьбой не прекратится?

– Прекратится, – уверенно успокоила ее Марта. – Со свадьбой теряют силу все прежние магические воздействия, мне Белинда рассказывала.

– Мари, я так волнуюсь! – Принцесса порывисто обняла ее.

– Решила-таки задушить меня за то, что твой жених читал мне стихи? – засмеялась Марта, высвобождаясь из ее объятий.

– Вот еще! Мы квиты!

– Что?

– Пока ты ворковала с Эриком, твой жених объяснялся мне в любви, – самодовольно призналась Изабелла. – Да так красиво, что я просто онемела и не смогла его прервать, пока не дослушала.

– Ты врешь! – С лица Марты мигом сошла вся краска.

– Дурочка! Он же думал, что я – это ты. Я пошла искать тебя, зашла в твою комнату, тебя не нашла, а тут твой кавалер в окно ломится – в плаще и капюшоне. Я уж испугалась, что меня похитить хотят, только потом поняла, что я в твоей комнате, в свадебном платье и в фате, и что жених по твою душу явился.

– А я тебя пошла проведать! – со смехом поведала Марта. – Как только мы с тобой разминулись? Наверное, ты ко мне в комнату проскользнула, когда я к маме заглянула. А потом я обошла все твои покои, собралась уходить, и тут принц возник в дверях и давай соловьем разливаться…

– Что он тебе говорил? – ревниво сощурилась Изабелла.

– Что ты у него самая красивая и что он сгорает от любви, – успокоила ее Марта.

– Все-таки он милый, правда? – просияла принцесса.

– Ой! – спохватилась Марта. – А где сейчас Артур?

– Я его спровадила, велела раньше церемонии носу не показывать, – усмехнулась Изабелла. – Я же знаю, как ты веришь приметам.

– Я очень боюсь, что все может сорваться, – призналась Марта. – Вдруг он передумает?

– Я ему передумаю! – пригрозила Белинда, шагнув к крестницам из вихря золотых искр. – И одному, и второму! О ком, кстати, речь? С кем провести воспитательную беседу? Пользуйтесь случаем, пока я еще ваша крестная.

И с расстроенным видом фея добавила:

– Недолго осталось.

Белинда растроганно всхлипнула и приложила к глазам платочек, переводя взгляд с одной крестницы на другую. Красивые, с сияющими глазами, с взволнованным румянцем, в белоснежных свадебных платьях, ее девочки были прекрасны. Изабелла вчера проявила неожиданное упрямство, заявив, что свадьба Марты должна состояться непременно в тот же день, что и ее, и что свадебный пир у них будет один на двоих. Тем более что все гости Артура и Марты (Жюльен, Аннет и Белинда) и без того были приглашены на королевское торжество. Конечно, Марта понимала, что это праздник принцессы и внимание всех гостей будет приковано к ней, а их с Артуром церемония состоится при нескольких свидетелях и на пиру об их паре вряд ли скажут хотя бы пару слов, но ей этого и не нужно было. А вот для Белинды этот день должен стать настоящим праздником и признанием ее профессиональной пригодности. Сегодня она впервые скрепит магией союз двух влюбленных пар! Только бы новая волшебная палочка не подвела, а то фея еще не успела к ней приноровиться…

Несколькими часами позже Белинда, взволнованно глотая слова, вопрошала:

– Марта, согласна ли ты взять в мужья Артура?

– Да, – кротко согласилась невеста.

– Артур, согласен ли ты взять в жены Марту?

– Я-то?

– Ты, – прошипела фея.

– Да никогда! – с негодованием возразил жених.

– Это еще почему?!

– Да потому что я никакой не Артур, – заржал Фергюс. – А это, – он мотнул мордой в сторону стоящей рядом Грациэллы, нацепившей на голову кружевную ленту, – никакая не Марта.

– Ну я же тебя просила! – простонала Белинда. – Мне скоро церемонию вести, надо потренироваться! Представь себе, что она – твоя невеста.

– Эта? – фыркнул Фергюс и насмешливо присовокупил: – Конечно, кому-то и кобыла – невеста.

– Между прочим, я когда-то была ангелом, – оскорбленно заметила Грациэлла.

– До встречи с Белиндой все были другими, – покладисто кивнул Фергюс и громко заржал: – Бэль, твой портрет впору на столбах вешать с предупредительной надписью: «Осторожно, встреча с доброй феей перевернет вашу жизнь с ног на голову».

– Ты будешь играть роль Артура? – рассердилась волшебница.

– Что я тебе – лицедей?

– Фергюс! – укорила его Грациэлла, сердито притопывая копытом.

– Ладно-ладно, – нехотя согласился конеангел и кивнул фее. – Начинай.

На этот раз репетиция прошла без эксцессов. Грациэлла повторила клятву за Марту, Фергюс с недовольным видом процедил: «Ладно уж, уговорили, беру!»

– А теперь скрепите ваш союз магией поцелуя, – растроганно проговорила Белинда.

– Сразу бы так! – оживился Фергюс и наклонился к «невесте».

Но тут неожиданно заартачилась Грациэлла:

– Мне целовать этого коня?! Никогда!

– Да что ж это такое! – чуть не заплакала фея. – Вы что, сговорились меня довести?

– Целоваться я всегда согласен, – с готовностью отозвался Фергюс.

– Про поцелуй речи не было, – противилась Грациэлла. – Не буду с ним целоваться ради репетиции, это недостойно!

– А если я вас поженю, это достойно? – сорвалась Белинда.

– Ну… – Грациэлла внезапно смешалась, – не знаю, он же мне предложения не делал…

– А что? – встрепенулся конеагел и застенчиво предложил: – Мы с тобой уже семнадцать лет неразлучны, куда ты, туда и я. Может, того, заверим наш союз магией?

Грациэлла смущенно рыла копытом поверхность стола.

– А кого нам еще искать? – принялся убеждать ее Фергюс. – Я – это ты, ты – это я, мы вросли друг в друга наполовину. Мое туловище так подходит к твоей голове, – неловко добавил он.

– Вот спасибо! – вспыхнула Грациэлла. – Не могу сказать того же о своем теле. Оно в сравнении с твоей лошадиной мордой как… как…

– Как не пришей кобыле хвост, – услужливо подсказала фея.

– Вот именно! – с радостью ухватилась за подсказку Грациэлла.

– Да, а характер у тебя совсем не ангельский, – неодобрительно заржал Фергюс.

– Так вы будете целоваться? – рявкнула Белинда, теряя терпение.

– Вот еще, – фыркнул Фергюс.

– Да! – одновременно с ним выкрикнула Грациэлла.

– Ну ладно, – пошел на попятную конеангел, – беру тебя в жены.

– Больно надо! – взбрыкнула Грациэлла. – Теперь уже я не хочу!

– Да когда же это кончится?! – простонала фея. – Все, нету больше моих сил, придется неподготовленной церемонию вести.

Она вскочила из-за стола и кинулась вон из комнаты.

– Стой! – хором вскричали существа и, переглянувшись друг с другом, добавили: – Мы согласны!

– Будете целоваться? – недоверчиво уточнила Белинда.

– Будем! – радостно заверил Фергюс, а Грациэлла застенчиво опустила глаза. – И жениться тоже.

– Но вы же такие разные, – с сомнением сказала фея.

– Зато каждый из нас – наполовину другой, – философски заметил конеангел. – Это сближает.

– Я бы могла попытаться вернуть вам прежний вид, – неуверенно предложила Белинда.

– Не надо! – хором воскликнули существа.

– Я уже привыкла, – пояснила Грациэлла.

– А мне так нравится летать, – признался Фергюс.

– Ну, хорошо! Тогда начнем…

Белинда в точности повторила церемонию, только на этот раз называя существ своими именами. Фергюс не стал ерничать и просто сказал «да», а потом парочка сложила губы в первом робком поцелуе.

– Объявляю вас мужем и женой, – с облегчением провозгласила фея и вытерла пот со лба. Если репетиция прошла в таких муках, чего следует ожидать от настоящей церемонии?

 

– Объявляю вас мужем и женой! – как в полусне донеслось до Марты, и их с Артуром охватило сияние – знак того, что их союз скреплен магией.

Часом позже в саду такие же клятвы повторили Изабелла и Эрик в присутствии трех сотен гостей из двух королевств. Прежде чем сесть за праздничный стол, девушки подошли к крестной, которая как ни лучилась от счастья, все-таки немного грустила оттого, что отныне перестала нести ответственность за судьбу крестниц.

– Спасибо тебе, Бэль! – крепко обняла ее Марта. – Если бы не ты, я бы никогда не стала женой Артура.

– И от меня спасибо, – шепнула принцесса, снимая алмазные башмачки и с наслаждением переобуваясь в мягкие шелковые туфельки. – За Эрика. Вам обоим!

– Не появилось еще желание устроить ему скандал? – подмигнула фея.

– Что ты! – воскликнула Изабелла. – С меня словно пелена спала, я на Эрика совсем новыми глазами после церемонии взглянула. Он у меня – лучший!

– Ну что ж, – притворно радостно прочирикала Белинда. – Теперь у вас есть мужья, и в моем попечительстве вы больше не нуждаетесь…

– Бэль, ты навсегда останешься нашей любимой крестной! – заверила ее Изабелла.

– И мы очень надеемся, что ты согласишься быть крестной наших дочек, – застенчиво предложила Марта.

– Девочки, – сдавленно пролепетала фея, обнимая невест, – я буду счастлива, если вы доверите мне своих крошек! Я для них все сделаю, все-все! Уж поверьте мне, я их жизнь в мед превращу!

Белинда взволнованно всплеснула руками, выронив палочку, и та, описав круг, угодила в розовый куст. Желтые соцветия неожиданно сорвались с веток, в воздухе покрылись черными полосками, скукожились и зажужжали, превратившись в пчел.

– Я сейчас все исправлю! – пролепетала фея, ныряя в куст за палочкой.

Не дожидаясь, пока пчелы кинутся на них, девушки подхватили юбки и побежали вслед за гостями к замку.

– Не слишком ли мы погорячились? – с сомнением пропыхтела Марта.

– Надеюсь, у меня будет мальчик! – горячо воскликнула Изабелла.

ЭПИЛОГ

Чертыхаясь и выдергивая из шеи шипы, фея вылезла из куста, крепко сжимая в руке волшебную палочку, и огляделась. Пчелы пропали, а желтые розы как ни в чем не бывало покрывали куст.

– Примерещилось, что ли? – удивленно моргнула Белинда и заморгала еще больше: над кустом воспарил желтый, туго скрученный свиток.

Оглядевшись по сторонам, она протянула руки к свитку, и тот послушно лег в ее ладонь. Красная ленточка, которой он был перевязан, сама собой слетела на землю, и ноздри Белинды защекотал запах фиалок – знакомый с детства аромат духов ее матери. Фея порывисто развернула свиток и уставилась на строки, написанные знакомым почерком.

 

«Моя дорогая девочка!

Если ты читаешь эти строки, значит, ты пошла против моей воли и проявила изрядное упорство, несмотря на все свои неудачи. Не удивляйся, откуда мне известно о них, ведь я сама их для тебя приготовила. Надеюсь, ты простишь свою мать, а я постараюсь объяснить тебе, почему так поступила.

В своем кругу я считаюсь сильной волшебницей. Меня многие уважают и многие мне завидуют. Завистники списывают мой успех на «Букварь» – особую магическую книгу, которая передается в нашем роду по наследству. Немало волшебниц мечтает завладеть ею. Мне предлагали за нее большие деньги, мне не раз угрожали, но с книгой я не рассталась. Я поклялась своей матери, что буду беречь ее от чужих глаз и сдержу обещание, пусть даже ценой своей жизни. Если кто и будет читать ее после меня, то только ты. Но я не желаю тебе подобной доли, для этого я слишком люблю тебя, моя девочка. Это опасная книга: когда ты читаешь ее впервые, она содержит лишь простейшие добрые заклинания и раскрывает секреты эффектных иллюзий. Когда читаешь второй раз, заклинания усложняются и перестают быть безобидными, и так с каждым разом. На каждую букву алфавита – свое понятие. Поначалу это составляющие счастья, сокровенные желания человека. Например, А – альтруизм, Б – богатство, В – везение и верность. Потом к ним прибавляются обратные понятия – слагаемые несчастья, и А превращается в авантюризм и алчность, Б – в бедность и болезни, В – во вспыльчивость. К радости прибавляется ревность и разруха, к любви – ложь, к счастью – сомнение. «Букварь» очень коварен, он взывает к низменным чувствам человека. Тот, кому недостаточно богатства, ищет радости в бедности других. Те, кому не хватает радости, находят ее в разрушении чужих жизней. Книга завладевает своим читателем, и ты не можешь остановиться, чтобы не читать ее вновь и вновь, с каждым разом скатываясь в бездну и приближая свой конец.

Об этих качествах «Букваря» известно только мне, остальные же уверены, что он – ключ к исполнению заветных желаний. Не знаю, откуда ходят такие слухи. Вероятно, кто-то из прежних владельцев книги не очень внимательно следил за ней, и кому-то постороннему удалось заглянуть в нее.

Я объявила всем, что уничтожила книгу, но мне, конечно, не поверят. «Букварь» продолжат искать после моей смерти, но не найдут, потому что он надежно спрятан. Тогда предположат, что я передала его тебе. Если ты начнешь делать успехи в магии – а иначе быть не может, ведь в тебе течет моя кровь, – их спишут на чтение «Букваря», твоя жизнь подвергнется опасности… Я долго думала, как уберечь тебя от тех испытаний, которые выпали на мою долю. Я не хочу, чтобы ты повторила мою судьбу, и желаю тебе только счастья. Поэтому я пришла к единственному решению, которое кажется мне спасительным. Я не хочу, чтобы ты была волшебницей, не хочу, чтобы ты читала «Букварь», и боюсь подвергать тебя опасности, связанной с обладанием им. Поэтому книгу я спрятала, твоему отцу строго наказала не рассказывать тебе правды обо мне, по крайней мере, до того момента, когда ты сама не проявишь свои способности к волшебству. Тебя же саму, моя крошечка, я заговорила особым заклинанием, которое будет менять результат твоего волшебства таким образом, чтобы не причинять тебе и другим людям вред, но заставить тебя отказаться от его применения. В случае опасности и жизненной важности оно тебе мешать не будет, но, когда ты станешь пользоваться магией ради развлечения или по пустячному поводу, оно себя проявит сполна. Прости, что обрекаю тебя на насмешки и неудачи, но это меньшее из зол, которое тебе грозит. И самым лучшим для тебя будет отказаться от магии, прожить обычную жизнь и никогда не читать этих строк.

Однако я знаю, как трудно противиться магии, которая течет у тебя в крови, и оставляю тебе лазейку. В том случае, если ты проявишь значительное упорство в овладении магией и применении ее на практике, заклятие спадет. Это случится в тот день, когда ты исполнишь свою первую серьезную волшебную клятву. Раз ты читаешь это письмо, значит, такой день настал. Поздравляю тебя, моя упрямая девочка. Отныне магия перестанет преподносить тебе сюрпризы и будет покорной твоему слову.

В моей смерти никого не вини, я виновата сама – не смогла вовремя остановиться. «Букварь» завладел мной, я пыталась избавиться от его власти – ушла из объединения фей, отказалась от применения магии, но было слишком поздно. Книга притягивала меня к себе и тянула из меня силы. Если бы я стала практиковать черную магию, которой на тот момент были полны ее страницы, я бы прожила долго. Быть может, даже обрела бессмертие ценой чужих жизней. Но такое существование не для меня, лучше смерть. После того как меня не станет, «Букварь», благодаря силе, которую он у меня отнял при жизни, будет поддерживать заклинание, наложенное на тебя. Его хватит на много лет.

Теперь о главном. Доченька, я не хочу, чтобы ты открывала «Букварь», но я дала клятву своей матери, что книга после меня перейдет к моим детям, и обязана ее сдержать. Я спрятала его в надежном месте и оставила ряд зашифрованных подсказок, по которым ты можешь его разыскать. В конце письма ты найдешь первую из них. Она приведет тебя ко второй, та – к третьей.

Всего подсказок шесть. Мне бы очень хотелось, чтобы ты не дошла до последней, которая приведет к тайнику. В этом случае моя душа будет спокойна оттого, что ты не получила «Букварь», и клятва моя будет формально выполнена, ведь я указала тебе, как его получить.

Погладь за меня мою верную метелку. Надеюсь, она по-прежнему с тобой. Я просила нянюшку Рину передать ее тебе в том случае, если ты пойдешь по моим стопам и вздумаешь изучать магию. В метлу я тоже вложила частичку себя – быть может, она сможет выручить тебя, когда это будет необходимо.

Я люблю тебя, моя хорошая, и горжусь тобой. Надеюсь, ты простишь свою маму.

Э.»

 

Белинда трижды перечитала письмо и четырежды – первое зашифрованное указание на тайник. Она сразу поняла, о чем идет речь, но ни мгновения не сомневалась в том, что вторую подсказку искать не будет. «Букварь» погубил ее мать, из-за него едва не погибли Изабелла и Марта. Где бы ни спрятала его мама, фея искренне надеялась, что там он и сгниет, больше не найдя ни одного читателя.

Свиток рассыпался пылью в ее руках, унося с собой тайну первой подсказки, и Ядвига, затаившаяся в кустах, так и не узнала, что за послание читала ее сводная сестричка. Достойная дочь Сюзанны еще долго копалась в пыли и ругала Белинду почем зря, грозя отомстить за мать. Но ее угрозы ушей обидчицы не достигли: фея шла по розовой аллее к дворцу, из распахнутых окон которого неслись шумные поздравления молодым, прижимала к груди палочку и улыбалась.

Она была счастлива, как никогда в жизни. Ее крестницы, несмотря на всё сопротивление заклинания, наложенного Эстель, вышли замуж. Вероятно, ее мать и предположить не могла, что первой магической миссией дочери станет попечение девочек, которое растянется на долгие семнадцать лет и завершится только со свадьбой. Если бы Белинда пополнила ряды знахарок или вольных волшебниц, ее первой волшебной задачей стало бы создание нового лечебного отвара или спасение человеческой жизни. Тогда ее злоключения закончились бы гораздо раньше и, вероятнее всего, не продлились бы и пары лет. Но она выбрала для себя другую стезю и все это время изо всех сил противилась воле матери, доказывая свое право называться феей. И доказала!

Идя вдоль аллеи, фея рассеянно помахивала палочкой, и по пути ее следования распускались пышным цветом едва наметившиеся бутоны и оживали высохшие ростки, воздух наполнялся упоительным ароматом роз, пением птиц и стрекотом кузнечиков.

Белинда улыбалась: теперь она устроит на свадьбе настоящие чудеса!

…Гости безмятежно пировали, не ведая о планах доброй феи.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; просмотров: 55; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.022 с.)