Отвращение, чистота и моральная оценка 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отвращение, чистота и моральная оценка



 

Что является определяющим фактором для нравственных оценок? Почему одни поступки порицаются, а другие считаются простительными? Почему одно и то же действие одни считают невинной шалостью, а другие серьезной моральной провинностью, заслуживающей строгого наказания? Несомненно, наши моральные суждения зависят от наших ценностей, воспитания, взглядов и личностных свойств, однако они также подвержены воздействию ситуативных условий. Может ли мелкая деталь окружающей жизни – например, чистота комнаты или ее запах – повлиять на наши суждения? Способно ли физическое отвращение привести к моральной неприязни и более суровой оценке происходящего? Недавний эксперимент положил начало исследованиям связи между способностью испытывать отвращение и моральными воззрениями.

С раннего детства мы привыкаем испытывать брезгливость по отношению к испорченной пище и дурным запахам. Специалисты по эволюционной психологии полагают, что физическое отвращение – адаптационный навык, появившийся на ранней стадии эволюции и призванный держать нас подальше от болезнетворных организмов. Вид крови, внутренностей и желчи отталкивает нас потому, что контакт с ними может быть опасен для здоровья. Однако нас могут отвращать и поступки, не имеющие отношения к опасности заразиться. Исследователи полагают, что существует некая корреляция между отвращением, связанным с возможностью заболеть, и моральной неприязнью. Некоторые виды поведения и поступков, не связанных с опасением болезнетворных влияний, часто описываются словами, соотносящимися с чувством брезгливости. Такие поступки порой действительно оставляют неприятный привкус. Например, нас передернет от рассказа о человеке, предавшем близкого друга, или от вести об убийстве, неверности или инцесте. Мы сходно реагируем на физическую и моральную неприязнь как голосом, так и мимикой, в мозгу при этом активируются одни и те же зоны – это указывает на взаимосвязь между физическим отвращением и моральным[121].

В ряде недавних исследований изучался вопрос о том, насколько отвращение (например, по отношению к дурному запаху или грязным предметам) может повлиять на наше мнение о допустимости или недопустимости некоторых нарушений нравственных норм. В ходе экспериментов у испытуемых разными способами вызывали физическую брезгливость, а затем предлагали им текст, описывающий моральные прегрешения или дилеммы, и просили дать моральную оценку описанному поведению. В одном из экспериментов[122]исследователи распылили аэрозоль с запахом кишечных газов (упоминаю об этом исключительно ради научной точности) в помещении, где испытуемые письменно отвечали на пункты опросника: решали различные моральные дилеммы и оценивали проступки. В другом эксперименте[123]участникам давали напиток с отвратительно горьким вкусом. Тексты, описывающие моральные проступки, в числе прочего упоминали о взятках, краже библиотечных книг или магазинных товаров. Нравственные дилеммы касались, например, секса или легализации браков между двоюродными братьями и сестрами. В некоторых экспериментах участникам давали рассказ о том, как человек съел собственную умершую собаку.

Результаты исследований четко свидетельствуют, что люди, испытывающие физическое отвращение (из-за неприятного запаха или вкуса) склонны к более жестким моральным оценкам, чем испытуемые из контрольных групп, где не было неприятного запаха или где предлагали сладкие или нейтральные напитки. Иными словами, одни и те же поступки в ряде случаев оценивались как более неприемлемые с точки зрения морали потому, что участник эксперимента в это время ощущал дурной запах или вкус. Физическое отвращение влияло на отвращение моральное. Дело выглядело так, будто воздействием на стимулы, в силу эволюционного процесса вызывающие в человеке физическое отвращение, можно «подготовить» человеческий мозг к тому, чтобы он чувствовал или генерировал моральную неприязнь.

Однако воздействие отвращения на моральные оценки может быть нейтрализовано простым мытьем рук. Группа исследователей[124]показывала испытуемым отталкивающий видеоролик с целью вызвать в них отвращение, а затем половину испытуемых просили вымыть руки. Затем каждому участнику предлагали оценить несколько поступков. Участники, вымывшие руки после видео, оценивали моральное поведение менее жестко, чем испытуемые из другой группы, которые не мыли рук. Мытье рук как бы смыло изначальную неприязнь (или по меньшей мере ее воздействие на моральные оценки), так что отвращение никак не влияло на мнение о нравственности поступков.

Если физическое отвращение заставляет нас выносить более жесткие моральные оценки, то возможно ли, чтобы физическое очищение побуждало нас судить о нравственных материях более мягко? Изучению этого вопроса были посвящены два отдельных исследования, результаты которых на первый взгляд друг другу противоречили. В одном эксперименте группа британских исследователей (тех же, что и в предыдущем примере) давала студентам четыре фразы с перепутанными словами – участникам надлежало расставить слова так, чтобы получились осмысленные высказывания. Одна группа получила половину фраз со словами, относящимися к чистоте («чистый», «незапачканный», «вымытый»), а другой группе дали обычные слова, не связанные с чистотой. Затем участников попросили высказать мнение о нескольких моральных дилеммах. Те, кому достались фразы с «чистыми» словами, оказались менее жестки в суждениях, чем участники из второй группы, которым давали только нейтральные слова. Одно только чтение таких слов, как «мыть», «чистый» и «незагрязненный», активировало в мозгу понятия чистоты и соответственно заставило участников менее жестко отзываться о чужом безнравственном поведении.

В другом эксперименте[125]участникам давали прочесть слова, относящиеся к очищению, но затем одной половине испытуемых предложили вымыть руки, а вторая половина рук не мыла. Ученые обнаружили, что те, кто вымыл руки, высказались более жестко с точки зрения морали, чем те, кто рук не мыл.

Однако противоречие здесь только кажущееся, на деле результаты говорят примерно об одном. В первом эксперименте участники думали о «чистых» словах и могли перенести понятие чистоты на нравственные материи, соответственно их суждения оказались менее жесткими. А во втором эксперименте участники вымыли руки, то есть очистились и чувствовали себя незапятнанными и поэтому выносили более жесткие оценки. Связь между физическим очищением и моралью очень непроста, однако некоторые обстоятельства, на первый взгляд не относящиеся к делу (дурной запах или вкус, чистые руки или чтение «чистых» слов), могут повлиять на то, насколько неприемлемыми мы будем считать некоторые проступки.

Эти открытия вызывают определенную тревогу. Ведь нам всем хочется верить, что суждения о нравственности или безнравственности определяются нашими взглядами и ценностями, а не запахом в комнате и не степенью ее чистоты.

 

Как это работает

 

Связь между физической чистотой и нравственностью может быть объяснена как с эволюционной, так и с метафорической точки зрения. Как было указано ранее, физическое отвращение, скорее всего, развилось ради того, чтобы мы могли защититься от микробов, паразитов и других переносчиков болезней. Такая реакция приводит к антипатии, заставляющей нас избегать того, что мы считаем отвратительным. Из этого позже развилось чувство морального отвращения, которое описывается тем же языком неприязни.

Такую ассоциацию можно также объяснить процессом выстраивания структурных связей между конкретными и абстрактными понятиями. Абстрактное и конкретное связано метафорами, и абстрактные понятия основываются на конкретных понятиях, возникающих из испытываемых нами ощущений. Наши представления о нравственности базируются на опыте физического отвращения и чистоты, который мы получаем в первые годы жизни.

Недавно мы с приятельницей ехали в машине, с нами были трое маленьких детей – моя трехлетняя внучка Натали и двое внуков подруги: мальчик четырех с половиной лет и восьмилетняя девочка. Старшие дети обсуждали любимую игру, Натали героически пыталась вставить хоть слово. Когда наконец выдалась пауза, Натали заявила: «А знаете, что бывает гадкое? Какашка!» Четырехлетний мальчик, сидевший рядом, тут же парировал: «А знаешь, что еще бывает гадкое? Гнилой банан!»

Забавляться словами внучки для бабушки легче легкого, однако давайте задумаемся: что заставило трехлетнюю Натали сказать, что «какашка» вызывает у нее неприязнь? Может, ей казалось гадким то, что ее не включают в разговор? На детской площадке я однажды слышала, как пятилетний мальчик назвал «какашкой» другого, на которого сердился. Как и в случаях с физическим теплом и теплыми чувствами, отвращение, скорее всего, базируется на наших душевных переживаниях.

Чувство нравственного отвращения и неприязни выстраивается на реакциях и эмоциях, связанных с физическим отвращением. Когда мы растем, наше понимание контекста морального отвращения опирается на те же физические реакции отвращения, которые знакомы нам всю жизнь. Эволюция создала для нас короткий путь – экономный способ понимать и чувствовать сложные нравственные понятия. Потому-то мы с такой легкостью называем безнравственных людей «грязными лжецами» и говорим, что они «прогнили насквозь».

 

Мораль этой басни

 

Итак, у нас есть способ очистить себя после неэтичных поступков, поэтому будьте начеку, если вы заметите, что ваши дети или супруг стали часто и подолгу мыть руки: возможно, это первый сигнал к тому, чтобы пристальнее вглядеться в возможные причины и связи. Вина – переживание очень личное. Для многих она – средство примириться с происходящим, необходимый процесс, через который мы считаем себя обязанными пройти после того, как сделали что-то неправильное или неэтичное. Однако, если вы хотите избавиться от чувства вины – вам может помочь сознательный шаг: попробуйте вымыться, чтобы избавиться от части ненужных переживаний и начать новую жизнь.

Еще один важный практический аспект этих исследований относится к нам как покупателям и потребителям услуг. Если мы и вправду ассоциируем чистоту с нравственностью, то из этого следует, что мы, вероятно, воспринимаем более чистую обстановку как более этичную. Нам приятнее находиться в чистоте, чем в грязи – это ни для кого не секрет, и большинство людей согласятся, что приятнее заниматься делами в чистой аккуратной комнате, а не в беспорядке. Это верно и для компьютерных магазинов, и для кабинета врача. Однако описанные исследования идут дальше этого и, сосредоточиваясь на связях между чистотой и нравственностью, напоминают нам, что в чистом, упорядоченном антураже мы бессознательно воспринимаем фирму и ее представителей как более этичных, надежных и честных партнеров.

Довольно часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда нужно решить, совершить покупок или нет, или выбрать одного из нескольких претендентов, предлагающих услуги (врачей, стоматологов, строителей). Чаще всего мы принимаем решение, опираясь на рекомендации друзей, однако бывает, что нам приходится самим определять, насколько честен и надежен человек.

Думаю, все согласятся с тем, что слова продавцов и торговых агентов порой правдивы, порой рисуют ситуацию в преувеличенных масштабах, а порой откровенно лживы. Один из важнейших факторов при продаже – насколько надежным и честным мы сочтем продавца или фирму. Если помещение (магазин, офис, клиника и пр.) сияет чистотой, продавцы опрятны, аккуратны, приятно пахнут и одеты в свежую одежду, то велика вероятность, что мы поверим всему, что нам говорят. Мы с большей легкостью заподозрим неладное, если магазин или клиника будут грязными и неопрятными. И поскольку подсознательные импульсы возникают бесконтрольно, знание о нашей восприимчивости к подобным факторам может помочь нам остаться начеку в следующий раз, когда нам будут активно предлагать услуги и склонять к сотрудничеству. Опрятный продавец не обязательно честен, а к плохо одетому и растрепанному не всегда стоит относиться с подозрением. Более того, сияющий чистотой продавец может оказаться обманщиком, а грязный бомж – честнейшим человеком в мире.

Чистота – не магический трюк, способный смыть с кого-то вину или добыть ему выгодную сделку. Однако это очередная значимая деталь среди прочих деталей и очередная особенность сознания, которую полезно понимать. Большинство из нас ассоциируют нравственность с чистотой. Наши моральные оценки и поступки, которые мы считаем ни от чего не зависящими, тем не менее подвержены бессознательным влияниям. Мытье рук – не только подготовка к трапезе, выражения грязные руки или чистая совесть – не только фигуры речи. Эти открытия не просто интересны, они важны для понимания мыслительных процессов и осознания того, как наши сенсорные и телесные ощущения влияют на наши эмоции, поступки и оценки.

 

Вода под мостом

 

[126]

Мой отец, лучший мой учитель, любил рассказывать старую историю о бедняке, который жил в маленьком доме с женой и шестью детьми. Семья едва сводила концы с концами и ютилась в одной тесной комнатушке. Бедняк, отчаявшись, пошел просить совета у раввина. Тот, выслушав жалобы на тесноту, спросил, держит ли бедняк какую-нибудь живность. Бедняк сказал, что во дворе у него корова, коза и куры. Тогда раввин посоветовал держать всех животных и птиц в доме. Изумленный бедняк исполнил все по совету раввина, а через несколько дней вновь пришел с жалобами на то, что жить стало совсем невыносимо. Тогда раввин велел убрать из дома кур. Через несколько дней бедняк вновь пришел жаловаться на грязь от козы и коровы. Вывести из дома корову – был совет раввина, а через несколько дней он велел убрать из дома и козу. После этого ликующий бедняк пришел к раввину и принялся пылко его благодарить, говоря, что жизнь в доме стала намного легче.

Мораль у этой истории не одна, я остановлюсь лишь на том, что прошлое влияет на наше мнение о настоящем и что все относительно. Настоящее показалось гораздо лучше на фоне тяжкого прошлого, когда маленький домик вмещал не только шестерых детей, но и корову с козой. Вернувшись к прежним обстоятельствам, которые казались такими невыносимыми всего несколько недель назад, бедняк почувствовал себя счастливым.

Может ли омовение или очищение «смыть прошлые грехи» – уничтожить влияние прошлых событий, поступков и эмоций? Прошлое воздействует на настоящее.

Идея о том, что вода смывает прошлое, глубоко укоренена в человеческом сознании. Достаточно лишь вспомнить многочисленные древние рассказы о потопе, существующие во многих культурах. Одна из таких легенд – знаменитая ветхозаветная история о Ноевом ковчеге: Бог, видя грехи человечества, велит Ною выстроить ковчег, поместить туда все свое семейство и по паре животных от каждого вида, чтобы спастись от потопа, которым Бог намерен очистить землю. Более ранние источники приводят схожие легенды о «великом потопе», насланном божеством, и герое, которому божество велит построить корабль, чтобы пережить потоп. В шумерском эпосе о Гильгамеше Утнапишти рассказывает Гильгамешу о том, как бог Эа предупредил его о близящемся потопе. В индуистском тексте «Шатапатха-брахмана» Ману получает предупреждение от бога Вишну (являющегося ему в виде рыбы), который велит ему построить лодку и приготовиться к разрушительному потопу. Эти истории объединены представлением о том, что человеческие грехи послужили причиной для божественного решения уничтожить существующую цивилизацию и начать все с чистого листа.

Группа ученых[127]предприняла попытку выяснить, действительно ли вода способна смыть психологическое страдание, коренящееся в прошлых событиях, и провела серию экспериментов. Первое исследование базировалось на принципе когнитивного диссонанса (дискомфорта, который мы испытываем, когда наши верования, убеждения и ценности вступают в конфликт друг с другом) и было призвано выяснить, каким образом «смываются» болезненные воспоминания.

Немного подробнее о когнитивном диссонансе. Мы постоянно сталкиваемся с разными видами выбора: мы решаем, что купить, куда поехать, с кем вступать в близкие отношения, кого брать в супруги, где жить, к какому врачу ходить, какое образование выбрать для себя или детей, какой кухонный стол купить. Выбор из двух вариантов порой бывает сложен, а жизнь диктует необходимость принять решение, и мы обязаны подчиниться. Тем не менее второй вариант – не выбранный нами – часто по-прежнему кажется привлекательным и не дает нам покоя. Эти противоречивые мысли приводят к психологическому дискомфорту, который и называется когнитивным диссонансом .

Для избавления от дискомфорта мы обычно начинаем оправдывать свои поступки и убеждать себя, что выбранный нами вариант был лучше, чем отвергнутый. Представьте себе, что ваша знакомая выбирает между большим автомобилем и маленьким. Она взвешивает все возможные за и против – соотношение надежности и стоимости, мощности двигателя и расхода горючего, комфорта и трудностей парковки и так далее. Как только она остановилась на одном из вариантов, альтернативный начинает казаться привлекательнее. Мы обычно не любим неудач и склонны переживать из-за неверного выбора, однако поскольку такие переживания обычно ведут к дискомфорту, то наш мозг научился избегать такого исхода. Как только мы приняли решение, мы в стандартном случае подводим под свой выбор основательную базу, уверяя себя, что купленный автомобиль красивее, удобнее и во всех отношениях лучше другого (хотя в реальности свои преимущества и недостатки есть у обоих).

Наши былые решения влияют на то, как мы относимся к проблеме выбора. Как только мы остановились на одном из вариантов, для снижения когнитивного диссонанса наш мозг начинает выдвигать обоснования в пользу выбранного варианта в противовес отвергнутому.

А теперь вернемся к описываемому эксперименту. Чтобы проверить, способно ли физическое омовение уничтожить влияние предыдущих проблем выбора, исследователи выдали студентам 30 музыкальных компакт-дисков и попросили каждого выбрать десять самых любимых, расположив их в порядке предпочтения (под номером 1 – самый любимый). В качестве благодарности за участие студентам предлагали в подарок один диск из двух, числящихся в списке под номерами 5 и 6.

После того как испытуемые делали выбор, организаторы предлагали им поучаствовать в следующем этапе эксперимента, якобы не связанном с первым: здесь участников просили оценить качество жидкого мыла. Половину студентов просили посмотреть на флакон с жидким мылом, второй половине давали вымыть этим мылом руки.

На третьем этапе эксперимента исследователи просили студентов вновь распределить те же десять компакт-дисков в порядке предпочтения. Для тех, кто не мыл руки, разница между выбранным и отвергнутым диском увеличилась: они вели себя предсказуемо, по принципу «знаете, этот диск очень даже неплох, правильно я его выбрал, на этот раз я помечу его как более хороший». Выбранный на раннем этапе диск становился в силу этого выбора более ценным для испытуемого. Однако те, кто после первого этапа и принятия решения вымыл руки , не меняли своего мнения, разница между позицией выбранного и отвергнутого дисков в списке не увеличивалась. Эти участники не чувствовали необходимости оправдывать свой предыдущий выбор и помещать выбранный диск в списке выше отвергнутого. Простое действие – мытье рук – уничтожало влияние предыдущего выбора.

Ученые решили посмотреть, можно ли повторить этот результат, и провели еще один эксперимент, связанный с проблемой выбора. Участникам якобы в рамках исследования покупательского спроса показали фотографии четырех разных фруктовых джемов и попросили оценить каждый из них, а затем, в благодарность за участие, предложили выбрать себе один из двух джемов. Затем участников попросили оценить качество антисептической влажной салфетки. Как и в первом эксперименте, половина участников просто разглядывала салфетку, а другая половина вытерла ею руки. На следующем этапе студентов попросили расположить все четыре джема в порядке предпочтения в зависимости от предполагаемого вкуса. Как и раньше, эффект когнитивного диссонанса четко обнаружился среди тех, кто не вытирал руки: эти участники предполагали, что выбранный ими джем будет вкуснее, чем тот, который они отвергли, и искали оправданий своему выбору. В группе, где участники вытерли руки, такого эффекта не наблюдалось: предыдущее решение не влияло на последующие оценки и участники не чувствовали необходимости оправдывать свой выбор. Исследователи назвали это эффектом чистого листа. Описанные результаты свидетельствуют, что предыдущие решения перестают воздействовать на выбор даже после минимального очищения.

Этот результат позволяет надеяться, что очищение или омовение могут влиять не только на эффект когнитивного диссонанса, но и на другие события из прошлого опыта. Норберт Шварц с коллегами попытался выяснить, способен ли факт очищения нейтрализовать прежний опыт удач или неудач и их влияние на будущую готовность рисковать.

Большинству из нас не раз приходилось сомневаться, насколько целесообразен риск в разных сферах нашей жизни. Классический пример – инвестиции. Мы можем держаться за свои деньги и вкладывать их в безопасные предприятия, дающие малый годовой доход, либо покупать акции, дающие больший доход с риском более крупных потерь. Мой консультант по инвестициям всегда спрашивает, на какие риски я готова пойти. Хочу ли я вложить деньги в акции со ставкой 10, 30 или 50 %? Если я скажу «50 %», я соглашусь на больший риск: у меня больше шансов получить более крупную прибыль, но и больше шансов проиграть. Тот же принцип применим к недвижимости. Один из обычных вопросов для инвесторов – приобретать ли данную собственность, пока рынок дешев: такие инвестиции могут оказаться выгодными, поскольку есть шанс, что цены начнут расти, однако есть и риск, что цены будут снижаться. Одни готовы пойти на такой риск по принципу «либо выиграю, либо проиграю», другие нет.

Степень приемлемого для нас риска определяется многими факторами, и один из них – наши личностные качества. Я однажды вложила в акции 50 % своих активов и почти все потеряла: я пошла на слишком большой риск и понесла урон. После этого я долгое время считала себя невезучей и не осмеливалась вкладывать в акции более 30 % активов даже тогда, когда рыночная ситуация обещала успех.

Механизм риска наиболее очевиден в казино. Когда игроки выигрывают и ощущают себя в ударе из-за везения, они чаще всего продолжают играть и идти на дальнейший риск, полагая, что раз им сегодня везет, то они вновь выиграют. Исследователи[128]попробовали выяснить, повлияет ли мытье рук на восприятие прежнего везения или невезения и на то, с какой готовностью игрок будет идти на дальнейший риск. Ученые предложили 50 студентам бизнес-факультета поучаствовать в эксперименте. Половину студентов попросили вспомнить недавний случай финансового везения (например, выигрыш в лотерею), другую половину – случай финансового невезения (например, когда они купили несколько лотерейных билетов и ни один не выиграл). Участников из обеих групп просили описать сам случай и чувства, которые он у них вызвал. После этого испытуемых (под предлогом проведения еще одного эксперимента, якобы не связанного с основным) попросили оценить антисептическую салфетку. Как и в экспериментах, исследовавших когнитивный диссонанс, половина студентов из каждой группы просто держала салфетку, другая половина вытерла ею руки.

На финальном, третьем этапе эксперимента участникам дали задание, связанное с управленческим решением: их просили представить себя руководителем фирмы и решить, стоит улучшать товар этой фирмы или нет. Испытуемым сказали, что если они откажутся от улучшений, то прибыль фирмы останется прежней, $20 млн в год. Если они решат пойти на улучшение товара, то существует 75 % вероятности, что прибыль возрастет до $24 млн в год, но при этом есть 25 % вероятности, что прибыль снизится до $12 млн в год.

Среди тех, кто не мыл руки, вновь проявился тот же феномен, что присутствовал в описанных экспериментах. Люди, которые вспоминали былые случаи везения, склонны были больше рисковать, чем те, кто вспоминал случаи невезения; проще говоря, чем более удачливыми считали себя участники, тем больше они готовы были рисковать. Ничего удивительного. Интересное начинается дальше: предыдущий опыт удач или неудач не отражался на готовности рисковать у тех участников, которые вымыли руки. То есть очищение рук уничтожило память о предыдущих удачах и неудачах, влияющую на нынешние решения.

Ученые попытались подтвердить результаты этого поразительного опыта и провели дополнительный эксперимент. На этот раз участникам дали сыграть по-настоящему, с возможностью выиграть или проиграть деньги и соответственно почувствовать себя удачливым или неудачливым. Как и в предыдущем эксперименте, участников попросили оценить качество органического мыла – половина испытуемых просто его разглядывала, другая вымыла им руки. Затем организаторы рассмотрели степень готовности участников пойти на риск в игре.

Итог вполне соответствовал результатам первого эксперимента. Когда участники не мыли руки, их готовность рисковать несла на себе влияние предыдущих удач или неудач: те, кому повезло в предыдущем раунде, шли на больший риск в следующем, их ставки были крупнее, чем у участников с неудачным опытом. Однако на тех, кто вымыл руки, предыдущие выигрыши и проигрыши не оказывали никакого влияния.

Эти эксперименты показывают, что в коротких временных рамках омовение или очищение может ощутимо влиять на следующее за ним действие и на принимаемые решения. Дело обстоит так, будто физическое очищение может уничтожить психологические следы ближайших прошлых событий, так что они уже не будут влиять на наши поступки. Крупные жизненные эпизоды стереть не так просто, но мелкие повседневные дела более подвержены такому влиянию, и мы можем их контролировать путем физического очищения.

Опыт повседневной деятельности постоянно и непрерывно воздействует на наши решения, реакции и чувства. Например, позитивные впечатления от одного события могут легко повлиять на то, как мы поведем себя при наступлении следующего, даже если обе ситуации не связаны между собой. У всех нас бывают счастливые дни и несчастливые дни, дни хороших впечатлений и дни дурных впечатлений, дни успеха и дни неуспеха – и наши хронологически близкие к ним решения и поступки подвержены влиянию опыта, полученного в течение таких дней. Мы можем по-разному воспринимать одну и ту же ситуацию или поступок и приходить к разным решениям только потому, что будем находиться под воздействием памяти о прошлых событиях. Например, практически любой из нас вступал в перепалку с неприветливым официантом или раздраженным кассиром. Этот неприятный опыт может отравить нашу последующую встречу с ничего не подозревающим сотрудником, другом или ребенком. А если позже проанализировать происшедшее в ресторане – то не повлияло ли на наше восприятие той ситуации предыдущее событие того же дня? Был ли официант в самом деле так уж груб, как нам показалось?

Хотя большинству людей никогда по-настоящему не начать жизнь с чистого листа, описанные исследования все же свидетельствуют о том, что очищение и омовение могут снизить влияние предыдущих событий на последующие, почти как если бы омовение снимало с нас часть прошлого опыта. Возможно, простым умыванием можно смыть прошлое и погрузиться в настоящее.

Такое простое действие, как омовение, может оказаться чрезвычайно ценным в повседневной жизни. Когда вы ощущаете избыток эмоциональных и когнитивных стимулов, мечетесь между работой, семьей, друзьями и досугом, мытье рук может стать подходящим способом избавиться от части нагрузки и приспособиться к резким переключениям между стрессом на работе и домашней жизнью, так что вам уже не придется «тащить» рабочие проблемы домой. Душ может изрядно поспособствовать нужному ощущению благополучия, и теперь мы располагаем доказательствами того, что при этом происходит нечто большее, чем просто физическое смывание грязи. Процесс очищения способен уничтожить следы прошлого, освежить и оживить не только тело, но и нашу способность сосредоточиться на текущих событиях. Намеренное совершение таких действий может помочь нам почти в буквальном смысле открыть чистую страницу жизни, организовать многочисленные повседневные ситуации и решения и сосредоточиться на текущих делах и заботах.

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 131; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.022 с.)