Признание снимает тяжесть с сердца: физический вес и тайны



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Признание снимает тяжесть с сердца: физический вес и тайны



 

 

После того как я с ним поговорил и снял груз с души, мне стало лучше.

Я хотел избавиться от бремени и открыть свою тайну.

Его секрет был для меня тяжким грузом.

 

У Джоша Сифрида, лейтенанта ВВС США, была тайна. Его друзья по ВВС не знали о его истинной сексуальной ориентации. Они не догадывались, что он гей, и не подозревали, как он одинок и как ему стыдно скрывать правду, когда его время от времени спрашивали, ждет ли его дома девушка.

Лейтенант Сифрид хранил свою тайну много лет, поскольку с 1993 по 2011 г. в армии США действовал закон, известный как «не спрашивай, не говори» (don’t ask, don’t tell – DADT), запрещавший геям и лесбиянкам служить в войсках. Лейтенант Сифрид скрывал свою истинную природу от друзей и сослуживцев, поскольку знал: если он открыто заявит о своей гомосексуальности, его с позором уволят из армии, а то и отдадут под суд.

Чтобы не раскрывать свой секрет, лейтенант Сифрид обратился к таким же, как он, армейским геям и лесбиянкам через популярную социальную сеть, взяв псевдоним Дж. Д. Смит. Обнаружив, сколько гомосексуалов в действующей армии скрывают свою ориентацию, Джош организовал сеть поддержки под названием OutServe. Под именем Дж. Д. Смита лейтенант Сифрид выступал за равенство и за отмену DADT. Псевдоним стал известен массовым средствам информации, Сифрид даже давал интервью – лицо при этом было скрыто, его подлинное имя оставалось тайной в течение двух лет. После 18 декабря 2010 г., когда конгресс США постановил отменить упомянутый закон, Джош объявил, что он и есть Дж. Д. Смит. Он сказал репортеру CNN, что теперь может вернуться к работе, поскольку «это бремя меня больше не гнетет, и я могу о нем не беспокоиться ».

Новые исследования показывают, что слова о тайне как бремени – это больше, чем случайная метафора. В нашей жизни всегда есть личные или профессиональные секреты: порой мелкие и незначительные, порой угрожающие серьезными последствиями. Тайны, касающиеся неверности или сексуальной ориентации, относятся к важным – в отличие, например, от секретной конфеты, которую бабушка дает внучке втайне от родителей. Есть семейные секреты – болезненные, причиняющие страдания: таковы, например, истории о домогательствах, или жестоком обращении с детьми, или о неразглашаемых заболеваниях. Я слышала рассказы о кормильцах семьи, которых увольняли с работы, но они, не говоря ничего жене и детям, продолжали каждое утро уходить из дома якобы на службу.

Люди обычно хранят тайны потому, что от разглашения пострадают они сами или другие. Одни стыдятся и скрывают правду из страха быть осмеянными или униженными, другие не хотят выходить из рамок общественных норм или причинять боль другим.

Тайна (ваша или чужая), если ее нельзя поведать другим, воспринимается как груз, как лежащее на душе бремя. Она требует постоянной бдительности, даже напряжения – чтобы не сорвалось с языка ненужное слово, способное причинить другим боль. Однако люди часто не способны долго держать язык за зубами и порой решают открыть свой секрет. Обычно считается, что исповедь полезна: когда сознаешься – чувствуешь себя лучше. Психологи и в самом деле обнаружили, что долго хранить тайну губительно для здоровья. Однако нередки случаи, когда секрет надо хранить во что бы то ни стало, иначе людям будет нанесен серьезный вред.

Часто говорят, будто раскрытие тайны облегчает жизнь, снимает тяжесть с души. Латиноамериканский певец Рики Мартин в 2010 г. опубликовал на своем официальном сайте заявление, в котором объявлял себя «счастливым гомосексуалистом». Он пояснил, что раньше хранил это в тайне из-за давления общественных условностей, и написал: «Я долгое время носил в себе бремя, слишком тяжелое, чтобы держать его внутри».

Итак, если наши эмоции действительно основываются на физических ощущениях, то возможно ли, что мы воспринимаем секреты не только как эмоциональное бремя, но и как физическую тяжесть? Группа исследователей[38]заявила, что если секрет в самом деле ощущается как физическая ноша, то хранители важных тайн будут вести себя аналогично людям, несущим тяжелый груз.

Другие эксперименты[39]показали, что людям с тяжелыми рюкзаками гора кажется более крутой, а путь более долгим, чем идущим налегке. Это отлично вписывается в картину. Взбираться на гору с тяжелым рюкзаком – больший физический труд, и гора потому кажется круче. Перейти из комнаты в комнату очень легко, а с тяжелым грузом в руках переход будет труднее, мы будем отсчитывать каждый шаг и сочтем расстояние более длинным, чем оно есть в действительности или чем оно покажется в другой раз, когда мы будем воспринимать его без помех. Чтобы посмотреть, воздействует ли на человека хранимый секрет так же, как физическая тяжесть, ученые провели четыре эксперимента.

В первом из них участникам предлагали вспомнить нечто тайное. В половине случаев испытуемых просили воспроизвести в памяти важную и значимую личную тайну, а затем им предлагалось оценить крутизну горы в параллельном опыте, якобы не связанном с первым. Результаты ясно показали, что участники, вспоминавшие важные и серьезные тайны, сочли гору более крутой и путь более долгим , чем те, кому на ум приходили мелкие, малозначимые секреты. Важные секреты воспринимались как физический вес и соответственно воздействовали на людей так же, как физическая тяжесть. Тем, кто нес в себе тайну, гора казалась круче.

Во втором эксперименте ученые вновь предложили одним участникам вспомнить важный значимый секрет, а другим – мелкий и незначительный. Затем участников попросили забросить мяч в контейнер на расстоянии 9 футов (2,75 м), чтобы посмотреть на то, как испытуемые воспримут расстояние. Идея заключалась в следующем: если участник оценит дистанцию как более длинную – мяч перелетит через цель, если дистанция покажется более короткой – мяч не долетит. Эксперимент показал, что участники, вспоминавшие важный секрет, оценивали дистанцию как более длинную (аналогично людям, несущим большой вес), и мяч перелетал через контейнер чаще, чем у другой группы.

В третьем эксперименте исследователи сосредоточились на одном конкретном секрете – неверности. Они набрали участников, которые недавно заявили о собственной неверности, и спросили у них, до какой степени они обеспокоены этой изменой и много ли о ней думают. Затем участникам предлагали оценить, сколько времени и усилий им понадобится для выполнения шести стандартных заданий. Половина заданий была связана с физической нагрузкой (подняться по лестнице с покупками в руках или помочь кому-то передвинуться с места на место), а другая половина – нет (объяснить кому-то дорогу, переодеться).

Чем больше участники, по их словам, думали о собственной неверности и чем больше она их беспокоила, тем больше усилий и энергии они считали нужным потратить для выполнения физических заданий. Эта разница не проявлялась в заданиях, не связанных с физической нагрузкой. Иными словами, чем больше участника беспокоила неверность и чем более тяжелым бременем лежала на душе, тем более тяжелыми казались ему обычные повседневные дела. Можно возразить, что люди, угнетаемые собственными тайнами, не очень-то расположены помогать другим, однако описанные эксперименты показывают, что дело не в этом. Люди, хранившие тайну, по-прежнему хотели помогать другим, если такая помощь не требовала физических усилий.

В четвертом эксперименте ученые попросили 30 геев поучаствовать в исследовании, связанном с самопрезентацией. Пока участников снимали на камеру, им задавали вопросы. Половине велели скрывать свою сексуальную ориентацию, второй половине сказали скрыть другую черту – экстравертность: предполагалось, что умалчивать о сексуальной ориентации – значит хранить тайну более важную, чем принадлежность к экстравертному типу. В конце эксперимента участников попросили вынести из лаборатории книги; причиной назвали переезд лаборатории, в действительности же исследователи хотели посмотреть, сколько книг возьмет каждый участник: чем больше книг он берет, тем больше стремится к физической нагрузке. Результат четко показал, что участники, скрывавшие сексуальную ориентацию, брали меньше книг, чем те, кто скрывали свою экстравертность. Более значимая и важная тайна воздействовала на испытуемых подобно физическому весу.

 

Контрольное взвешивание: облегчайте душу!

 

Люди, хранящие важные секреты, чувствуют себя физически обремененными и ощущают тайну как тяжелый груз, давящий на плечи . Крупные серьезные тайны – такие как сексуальная ориентация, психическая травма, неверность, болезнь – придавливают нас к земле, как физическая тяжесть.

Чтобы облегчить бремя и не выдать при этом тайну, раскрытие которой может привести к серьезным последствиям, хранитель секрета может, например, довериться дневнику, или поговорить с психотерапевтом, или открыться близкому, надежному другу. Необходимый выход могут дать также группы поддержки в Интернете, которые снимут с души груз, не нарушая анонимности. Нести бремя тайн нелегко, и описанные эксперименты показывают, как важно уметь снимать с себя такую тяжесть – ведь она давит на нас и физически.

 

 

4. Тормозите – впереди красный!

 

Кто из нас не восхищался разнообразием красок окружающего мира – богатой палитрой неба и моря – или не любовался изменением оттенка любимых глаз? Попробовать выяснить, как человек воспринимает цвет, – потрясающе интересная задача. Физик объяснил бы, что цвет связан с длиной и частотой световых волн, отражающихся от поверхностей. Офтальмолог – что цвет имеет отношение к анатомии и физиологии мозга и глаза, что он не воспринимается нами без роговицы, пропускающей через себя свет, и светочувствительных рецепторов сетчатки, реагирующих на воздействие световых волн. Нейробиолог упомянул бы о том, что цвет является электрохимическим результатом нервных импульсов, обрабатываемых в вентральном потоке зрительной информации и преображаемых в информацию оптическую. Я же как психолог скажу вам, что цвет – существенный фактор окружающей среды, который ежедневно воздействует на вас сотнями способов.

Все мы слышали, что цвет важен и символичен. Мы часто упоминаем цвета в переносном смысле – так же как температуру, фактуру и вес. Словарь английских фразеологизмов пестрит красочными идиомами: порозоветь от восторга, зеленый от зависти, желтобрюхий, в красном цвете, серая зона [40]. Коробки цветных карандашей Crayola щеголяют броскими названиями цветов: синий кадет, насыщенный красный, королевский пурпур, неоновый розовый, илистый зеленый и угольный черный. Мир вокруг нас полон цветных мундиров и униформы, флагов, логотипов и вывесок – все это воздействует на наши чувства и эмоции.

Классический фильм «Волшебник страны Оз» начинается черно-белым фрагментом, а когда домик, подхваченный ураганом, переносится в страну Оз, Дороти открывает дверь и ступает в новый мир, полный красок, – изображение становится цветным. В реальной жизни – после испытаний и перемен – мы тоже зачастую видим мир словно бы заново, его многоцветье и многосложность постоянно меняются. Цвет часто используется как опознавательный знак. Республиканцы и демократы делят штаты на «красные» и «синие», в пригородах Лос-Анджелеса, где хозяйничают банды Crips и Bloods, одетого в «чужой» цвет могут убить. Американская антикоммунистическая кампания в 1950-х гг. получила название «Красная паника», а неофициальное наименование французской сборной по футболу, Les Bleus, служит объединяющим цветовым идентификатором страны. Цвет – визитная карточка любой спортивной команды, от зеленого цвета клуба Celtic до пурпурно-золотого у Los Angeles Lakers, синего у St. Louis Blues и красного у Cincinnati Reds. Болельщики опознают свой клуб и друг друга по одежде определенного цвета.

Значение некоторых цветов в разных культурах не совпадает. Оранжевый – священный цвет для буддистов, государственный цвет Голландии, но для меня, дочери садовника, выращивающего цитрусовые, это всего лишь цвет апельсинов: он был связан с поездками в сады вместе с отцом или с посещением фасовочного цеха, где работники паковали в ящики тысячи плодов. Эта нехитрая ассоциация оранжевого с апельсинами в 2005 г. резко поменялась почти для всех израильтян, когда по плану одностороннего размежевания Израиль начал выводить своих граждан из сектора Газа. Многие жители Газы отказывались уходить и были насильно выведены из домов израильской армией. В то время жители Газы взяли себе символом оранжевый цвет. Он четко соотносился с конкретной политической позицией – и те люди, которые верили в одностороннее размежевание и не соглашались с протестующими, перестали носить оранжевый. Одна моя приятельница, любившая оранжевый, после размежевания сказала, что не может больше носить оранжевые рубашки и брюки, и раздала всю свою одежду оранжевого цвета. Интересно, что в другом политическом конфликте бирманские буддисты объявили оранжевый цвет символом своего мирного протеста против военной хунты, стоявшей у власти, – протеста, получившего название «шафрановая революция». А на противоположной стороне земного шара католические сепаратисты из Северной Ирландии ассоциируют оранжевый цвет со своими противниками – протестантами-оранжистами.

Другие цвета, например красный, имеют почти универсальный смысл во многих культурах. Новые эксперименты открыли удивительное влияние цветов на человеческие поступки. Исследования, о которых я расскажу, свидетельствуют не только о том, что символизм цвета имеет глубокие корни в языке, но и о том, что цветовые ассоциации намного более сложны, чем можно счесть на первый взгляд.

 

В красном цвете

 

Красный – цвет непростой. Это цвет наших внутренних, самых глубинных реакций. Во многих культурах он связан со страстью и опасностью, угрозой и вожделением. Красный настолько ярок, что его воздействие мы воспринимаем интуитивно: мы выхватываем глазом ярко-алую помаду даже на самой людной вечеринке, а красный сигнал светофора обычно замечаем даже на самой бешеной скорости и успеваем затормозить.

На арене для боя быков тореадор в яркой одежде взмахивает красным плащом перед мордой фыркающего быка, стараясь его раздразнить. Бык, как кажется, бросается на цвет, хотя на самом деле он реагирует на движение плаща, поскольку быки не видят красного цвета – у них иное цветовое зрение. И все же, о ком-нибудь, впавшем в гнев и раздражение, мы говорим, что нечто подействовало на него как красная тряпка на быка. На протяжении всей истории человечество ассоциировало красный цвет с агрессией, и, как выяснили ученые, красный влияет на наше сексуальное поведение, способность к физическим нагрузкам и даже на результаты тестов по изучаемым предметам.

 

Красный цвет и тесты IQ

 

Наше общество помешано на тестах, определяющих уровень способностей. Из тестов по математике и родному языку состоит школьный отборочный экзамен (SAT), от которого зависит, в какой колледж вы сможете поступать. Тесты нередко предлагаются и соискателям работы. Мы, взрослые, можем не упомнить всех пройденных нами тестов (или предпочтем о них забыть), но наши дети и внуки постоянно имеют с ними дело – тестами проверяется словарный запас, правописание, понимание связи слов, а математические тесты оценивают знание алгебры, геометрии и численных методов.

Однако помимо умений, навыков и знаний успех на экзаменах зависит и от других факторов – например от цвета. Это не новость, что результат тестов может зависеть от нашей усталости или от сторонних шумов. Вспоминается старая американская загадка: что такое – все сплошь черное, белое и красное?[41]В прежние времена, когда новости печатались только черной краской на белой бумаге, верный ответ был, конечно, «газета». Но сейчас правильный ответ – проваленный кем-то тест.

Исследования неоднократно показывали, что женщины хуже проходят математические[42]тесты, когда участницам напоминают их пол простой просьбой указать его на бланке теста. Нечто похожее происходит и с афроамериканцами[43], которых в начале экзамена просят указать расовую принадлежность: в этом случае результаты их математических тестов снижаются. Эти эксперименты свидетельствуют, что для неуспеха на экзамене было достаточно простого напоминания о принадлежности студента к определенной группе (к женскому полу или африканской расе), члены которой обычно считаются неспособными к математике. Так происходило даже со студентами, имеющими хорошие математические способности. При этом участники эксперимента не подозревали, что действовали под влиянием стереотипов. Этот феномен называется угроза стереотипа . Красный цвет может воздействовать аналогично совершенно без нашего ведома.

Группа ученых из США и Германии, возглавляемая Эндрю Эллиотом[44], решила исследовать связь между красным цветом и успешностью на отборочных тестах и провела несколько экспериментов – частью в США, частью в Германии. В первом эксперименте исследователи отдельно тестировали каждого из 71 американского студента, принимавшего участие в эксперименте. Экспериментатор объявлял, что студенту предстоит разгадывать анаграммы – расставить перепутанные буквы в правильном порядке (например, сочетание «лтос» переделывать в слово «стол»). Анаграммы были не очень легкими и не очень трудными. После тренировочного задания участников произвольным образом разделили на три группы.

Все студенты получили одинаковые тесты, отличие между группами было только одно: цвет номера, присвоенного участнику. Цифры, вынесенные на верхнее поле каждой страницы, для одной группы были написаны красным , для другой зеленым , для третьей черным . Повторяю: это было единственным отличием . Чтобы студенты обратили внимание на цифру, их попросили проверить, присутствует ли она на всех страницах (которые организаторы потом якобы разложат отдельно). Затем студентам велели приступить к тесту, на который им дали пять минут.

Эффект оказался невероятным. Студенты, у которых в углу каждого бланка стояла красная цифра, показали значительно худший результат , чем «черные» или «зеленые» участники (организаторы, разумеется, учли способности студентов и приняли меры к тому, чтобы разница в интеллектуальном уровне не сказалась на результатах теста). Эксперимент был поставлен так, чтобы на его исход не влияли никакие другие факторы, кроме номера в верхнем углу страницы, так что различие результатов не могло быть вызвано ничем другим: единственная причина заключалась в том, что участники видели красный цвет .

Исследователи решили проверить результат и изменили условия эксперимента: студентам был дан другой тест с иной продолжительностью контакта с цветом. Во втором эксперименте, на этот раз в Германии, цветной сделали не мелкую цифру в углу, а целую обложку. Изменилось и тестовое задание: на этот раз участникам давали не анаграмму, а тест на аналогии, например: «ноги» относятся к «ходить» как: 1) «язык» к «рот»; 2) «глаза» к «моргать»; 3) «расчесывать» к «волосы» или 4) «нос» к «лицо» (правильный ответ, конечно, в том, что ноги служат для ходьбы, как глаза для моргания).

Каждый из 46 студентов, участвовавших в эксперименте, получил папку, в которой было 20 аналогий, на выполнение задания давалось пять минут. Отличие заключалось только в цвете папки: для первой группы ее внешнюю сторону сделали красной, для второй – зеленой, для третьей – белой. Участники видели цвет папки недолго: через пять секунд их просили открыть ее и приступить к тесту. И все же результаты оказались очень близки к тем, что показал первый эксперимент.

Как и в прошлый раз, участники, получившие красную обложку, выполнили тест значительно хуже тех, у кого обложка была зеленой или белой (в этом эксперименте, как и в предыдущем, организаторы учли способности студентов и проследили, чтобы группы не отличались по общему уровню). Ученые провели дополнительные исследования с привлечением широкого круга студентов, проходивших тесты как по математике, так и по родному языку. Красный цвет отрицательно сказывался на результатах независимо от типа теста и личности тестируемых.

А как же место проведения опытов? В ходе экспериментов выяснилось, что оно не играет роли. Отрицательное воздействие красного цвета на результат теста оставалось прежним независимо от смены обстановки. Эксперимент устраивали уже не в лаборатории, а в привычной студентам аудитории под видом теста на IQ, задание они выполняли не поодиночке, а группой – однако и здесь цвет ощутимо влиял на результат. Красный цвет воздействовал на восприятие практически в любых условиях – со старшеклассниками и студентами, в математических и языковых тестах, в лаборатории и в других помещениях.

Участники так и не заметили, что исследователи манипулируют их восприятием, студентов никогда не просили угадать цель опыта, никто из них не заподозрил, что речь идет о влиянии цвета. Красный цвет с присущей ему агрессией проникал в подсознание участников сам по себе.

В последующих экспериментах исследователи изучали уже не влияние красного цвета на результат тестов, а его воздействие на мотивацию участников. Выяснилось, что при виде красного цвета испытуемый начинал чувствовать страх неудачи, в результате возникало «поведение избегания»: чем больше человек боится не пройти тест, тем настойчивее он старается его избежать. (Такой же сценарий действует и при межличностных проблемах, но сейчас мы рассматриваем его только применительно к тестам.)

Эллиот[45]и его коллеги придумали способ измерить мотивацию при прохождении теста. Представьте себе две ситуации, когда вас вызывают к руководству: чтобы объявить вам о повышении или чтобы отчитать вас за не выполненную в срок работу. В обоих случаях вы подходите к закрытой двери кабинета и должны постучать. В каком случае вы будете стучать дольше? Думаю, вы согласитесь, что большее количество раз постучите в том случае, когда придете за поощрением, а не за наказанием.

Чтобы проверить эти предположения, исследователи пригласили в лабораторию 67 студентов и объявили, что им предстоит пройти тесты на аналогии и на словарный запас. Для каждого из них экспериментаторы придумали по одному вопросу – просто чтобы убедить студентов в реальности теста. Тестируемый получал белую папку и должен был открыть ее и прочесть на первой странице название теста. Слово «аналогии» было напечатано черным шрифтом в красном или зеленом прямоугольнике. После ознакомления с названием теста студента просили пройти в лабораторию (около 40 футов или 12 м) и приступить к заданию. Дверь лаборатории была закрыта, на ней висела табличка «Без стука не входить». Стук каждого испытуемого записывался, организаторы подсчитывали количество ударов. Те, кто прочел название теста в красном прямоугольнике, стучали меньшее количество раз, чем те, кому достался зеленый. Красный цвет повышал тревожность и усиливал страх провала, то есть ослаблял мотивацию студента к прохождению теста.

Неужели настолько простой признак, как цвет, может так резко воздействовать на результативность и мотивацию? Как и обычно в психологии, ответ на этот вопрос сложен. Многие эмоциональные реакции могут снизить эффективность работы и уверенность в своих силах. Красный ассоциируется с опасностью и способен спровоцировать нервозность, вызвать тревожные воспоминания о прежних тестах, когда работу правили красными чернилами, или о том, как в младших классах ставили красный штамп «F»[46], – тем самым красный цвет пробуждал в студенте страх провала. Такие ассоциации, естественно, усиливали нервозность испытуемого, что приводило к возникновению синдрома избегания и к ухудшению результатов теста.

Ассоциации между красным и опасностью – приобретенные, но могут основываться и на эволюционных предпосылках: в далеком прошлом реакция на цвет была способом адаптироваться к условиям и выжить. В раннем детстве, когда, например, красный знак «Стоп» или красный сигнал светофора учат нас реагировать на потенциальную опасность, эти связи укрепляются.

Научное открытие о влиянии красного цвета на результативность действий очень важно, особенно для учителей и всех работников системы образования. Простое знание, что столь незначительные факторы, как восприятие цвета, – способны, влияя на подсознание, снизить вероятность успеха, может помочь студентам избежать их воздействия полностью или частично. Например, несколько лет назад австралийское правительство разослало письма в 30 школ Квинсленда с просьбой не использовать красные чернила при проверке ученических работ. Однако многие учителя сочли известие о возможном вреде агрессивного цвета для психики учеников преувеличением. В самом деле, описанные здесь исследования не ставили целью определить, вреден ли красный цвет для психического здоровья учащихся (о чем говорилось в австралийском правительственном письме), зато эксперимент очень ясно показал, что красный отрицательно влияет на результативность. Тем не менее, невысокий результат или провал на экзамене могут отрицательно сказаться на психике ребенка. И если учителя не сочтут за труд при проверке тестов, домашних работ и заданий писать комментарии и помечать ошибки черной ручкой или карандашом или выносить их на отдельную страницу, это позволит ослабить в детском сознании страх провала, связанный с красным цветом.

Проведенные эксперименты ясно показали, как красный влияет на результаты тестов и что учителя и преподаватели во время контрольных работ и экзаменов должны исключить красный цвет из окружения: никаких красных обложек на папках, написанных красным цветом инструкций или номеров, красных рамок в режиме исправлений в файлах Word. Проверьте учебники и рабочие тетради своих детей и, если они содержат красные элементы, расскажите об описанных здесь открытиях учителям и издателям учебной литературы. На работе и в повседневной жизни избегайте красных чернил: вполне вероятно, что подчиненные и коллеги неохотно будут обращать внимание на такие пометки. То же относится и к производителям – красный не подходит для руководств к настольным играм и инструкции о том, как собрать стул, купленный в IKEA, или как пользоваться новым кухонным комбайном, хоть он и хорош как сигнальный цвет для светофоров и прочих запрещающих знаков.

Красный влияет на нас не только в учебной аудитории. Двое британских ученых[47]провели исследование, показавшее, что, когда спортсмены, занимающиеся боевыми искусствами и борьбой, выходят на поединок в красной одежде, они чаще побеждают . На первый взгляд это противоречит результатам экспериментов с тестами, однако следите за рассуждениями. Исследователи изучали четыре вида спортивных единоборств: таэквондо, бокс, греко-римскую и вольную борьбу. На Олимпиаде 2004 г. спортсменам произвольным образом назначили цвет – они надевали либо красную, либо синюю форму, и во всех четырех видах состязаний спортсмены, выступавшие в красном, выиграли больше поединков. В другом эксперименте те же исследователи[48]анализировали успехи английских футбольных команд с 1946–1947 гг. по 2001–2003 гг., соотнося их с цветом формы. Команды в красных футболках выигрывали чаще, чем команды в синих, желтых, оранжевых или белых.

Возможно, спортсмены в красной форме испытывают более сильные эмоции, что влияет на исход боевого поединка совершенно иным образом, чем на результаты академических экзаменов. Вероятно, сложные физиологические реакции на красный цвет – как, например, вброс адреналина или проявление рефлекса «бей или беги» – повышают боеспособность, однако отрицательно влияют на усидчивость и не позволяют сосредоточиться на математическом или языковом тесте. Красный цвет может вызвать в вас порыв убить уравнение, но на экзамене вам это не поможет.

Итак, результаты соревнований согласуются с ранее описанными экспериментальными исследованиями. Когда спортсмен одет в красное, его противник постоянно видит перед собой цвет опасности. И если маленькая красная цифра в углу тестового бланка отрицательно воздействует на подсознание, то красный, открыто «атакующий» во время боя, вызовет куда более сильную реакцию. Эти данные заставляют предположить, что красный цвет не повышает активность его обладателя, а скорее усиливает тревожность в противнике, тем самым снижая его шансы на победу. Однако не исключено и иное: тот, кто одет в красное, чувствует себя сильным хозяином положения, а его противник при виде красного становится беспокойнее.

Третья возможная трактовка результатов принадлежит троим ученым из Германии[49], которые предположили, что спортсмены в красном чаще побеждают в соревнованиях не из-за воздействия красного на самих спортсменов (на одетого в красное или его противника), а из-за реакции на него третьей стороны – судьи. Во время эксперимента ученые показывали 42 судьям видеозаписи соревнований по таэквондо, в которых участвовали пять спортсменов-мужчин одного уровня способностей. В каждом видеофрагменте на одном спортсмене была синяя защита головы и торса, на другом красная. Два фрагмента были идентичны, но в них с помощью компьютерной графики поменяли цвета: «синий» спортсмен из первого ролика стал «красным» во втором, а «красный» стал «синим». После просмотра фрагментов судей просили оценить каждого участника в баллах. Спортсмены в красном получили больше баллов, чем спортсмены в синем. То есть когда «синий» участник из первого ролика с помощью компьютерной обработки становился «красным» во втором ролике, он получал больше очков от судей. По мнению исследователей, этот факт доказывает, что красный цвет влияет на судью. В действительности же, вероятно, он воздействует на всех участвующих.

Если в определенных ситуациях красный пугает и в результате приводит к синдрому избегания, то неудивительно, что этот синдром влияет на выполнение когнитивных и творческих заданий. Реакция избегания, впрочем, может по-иному воздействовать на простую моторику, поэтому в двух следующих экспериментах с красным цветом исследователи[50]изучали не мышление, а физическую деятельность. В одном эксперименте участников просили как можно шире раскрыть небольшой зажим, а перед этим им давали белую страницу с вопросами об их поле и возрасте, в верхней части которой был напечатан порядковый номер участника – красным или серым. Испытуемые должны были громко назвать свой номер и затем раскрыть зажим. В другом эксперименте участников просили взять ручной силомер и сжимать изо всех сил, пока на экране горит слово «сжать» – в разных случаях оно появлялось на красном, синем или зеленом фоне.

В обоих экспериментах красный цвет способствовал лучшему результату: участники с красным номером на странице раскрывали зажим шире, чем участники с серым, а видевшие надпись на красном фоне сжимали силомер сильнее, чем прочие.

Так хорош или плох для нас красный цвет? Помогает он или мешает? Для ответа на этот вопрос нужно провести границу между физической и когнитивной деятельностью, а также между сложными и простыми заданиями. Красный цвет во всех случаях вызывает тревогу и приводит к синдрому избегания, а на тревогу мы реагируем мобилизацией сил и пытаемся предотвратить угрозу. Красный цвет стимулирующе влияет на простые физические действия, такие как хватание, сжимание или прыжки, но затрудняет выполнение заданий, связанных со сложной моторикой или когнитивной деятельностью.

Каковы бы ни были причины негативного воздействия красного цвета, его отрицательная роль должна стать предметом внимания для спортивных команд, сотрудников учебных заведений, преподавателей и составителей тестов. Красный влияет также на действия в виртуальном мире: несколько румынских и датских ученых[51]обнаружили, что в популярных видеоиграх-«стрелялках» «красная» команда обычно сильнее «синей». Поскольку красная одежда влияет на успешность физических действий – как на экране, так и в реальной жизни, – спортивным тренерам и авторам видеоигр следует учитывать это при выборе униформы или при определении опций для компьютерной игры.

Однако многое зависит и от контекста. Красный – чрезвычайно мощный сигнал применительно к другой сфере: сексу и сексуальному поведению.

 

 

Женщина в красном

 

Эйлат – южный израильский город на Красном море. Жаркое лето, теплая зима почти без дождей, красивые пляжи – и среди них Коралловый пляж с прекрасными возможностями для подводного плавания. Каждую зиму я бываю в Эйлате с мужем-офтальмологом, который ездит туда на медицинские конференции. Обычно мы приезжаем вместе с еще одной семейной парой, нашими добрыми друзьями. И пока мужья слушают доклады, мы с приятельницей наслаждаемся отдыхом. Зимы здесь хоть и теплые, но погода не пляжная, поэтому обычно во второй половине дня мы отправляемся по магазинам. Эйлат – единственный город в Израиле, где нет налога на добавленную стоимость (VAT), и этим он привлекает самых стильных и изысканных дизайнеров, которые открывают здесь свои магазины, манящие туристов и гостей низкими ценами.

В прошлом январе мы нашли отличное красное платье. При примерке выяснилось, что оно прекрасно смотрится на нас обеих и цена более чем подходящая. Мы, давние подруги, не видели ничего дурного в том, чтобы иметь одинаковую одежду, так что обе приобрели по красному платью. Вернувшись в гостиницу, мы рассказали о скидках еще одной нашей знакомой, и она немедленно отправилась в тот же магазин. Однако вернулась она не с красным платьем, а с черным. «Я примерила красное, оно смотрелось отлично, – сказала она. – Но я его не стала брать. Купила черное, хотя черных у меня и так много, а красного ни одного. Слишком уж оно красное ». При этих словах я засомневалась в собственном выборе и чуть было не пошла в магазин менять свое красное на черное, но в конце концов решила этого не делать. Возможно, и напрасно: за прошедшие с тех пор месяцы я носила его куда меньше других платьев. Я не надеваю его ни на выход (оно не вечернее), ни на работу, ни на лекции. Что подразумевала моя знакомая, говоря, что платье слишком красное? Почему черное платье ей было приятнее? Чем так насторожил мою знакомую красный цвет, если она отказалась покупать платье, даже зная, что отлично в нем выглядит? В чем особенность этого цвета, если одни женщины считают его слишком неподходящим, а другие, наоборот, предпочитают всем остальным?

Одно из преимуществ преподавательской работы состоит в том, что я могу отнестись к студентам на занятии как к неформальной фокус-группе. Когда я спросила аудиторию, какой цвет более всего соотносится с сексом, 90 % ответили «красный». В районах красных фонарей секс идет на продажу; красное яблоко Евы служит символом соблазнения; открытки на Валентинов день, символизирующие романтическую любовь, часто содержат красный цвет; красный считается афродизиаком, усиливающим вожделение. В фильмах сексуальная женщина часто одета в красное – от Мэрилин Монро в «Ниагаре» до культовой Джессики Рэббит в облегающем красном платье. В сцене из фильма «Красота по-американски» Лестер (Кевин Спейси) лелеет в мечтах образ юной девочки-соблазнительницы Анджелы (Мена Сувари) – та лежит обнаженной на огромной постели среди алых лепестков роз, продолжающих сыпаться с неба. «Как странно, – звучит голос Лестера за кадром. – Такое чувство, будто я пролежал двадцать лет в коме и только теперь возвращаюсь к жизни». Красный цвет заполняет весь кадр.

А теперь давайте посмотрим на научные доказательства того, что красный четко ассоциируется со страстью и сексуальностью. Насколько сильно красный влияет на наши оценки и побуждения? Воздействует ли он на то, как мы воспринимаем других? Кажется ли нам человек в красном более красивым и привлекательным? Факты говорят, что красный вполне способен на такое влияние. Недавнее исследование[52], в ходе которого было проведено несколько экспериментов, имело целью выяснить, действительно ли красный усиливает влечение мужчин к женщинам. В первом эксперименте исследователи взяли чер<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 87; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.015 с.)