Ты человек Божий, не так ли?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ты человек Божий, не так ли?



Несколько раз я тоже служил в Африке, в таких странах как Кения, Зимбабве, Ангола и других. Часто мне было даже неловко от того отношения, с которым меня там встречали (не к их стыду, просто мне было некомфортно). Они относились ко мне так, как будто перед ними был царь. Меня поселяли в лучшие отели, а я знаю, что для них эта большая финансовая жертва. Они носили все мои вещи, даже Библию. Они давали мне самую лучшую еду, и самые лучшие люди служили мне.

Я помню один момент, когда после проповеди перед аудиторией, где собралось несколько тысяч человек, меня отвели в комнату с кондиционером (на подобных собраниях комнаты с кондиционером — большая редкость). Одна женщина в окружении нескольких других подошла ко мне, чтобы послужить. Преклонив колени и склонив голову, она держала большой таз, в это время другая женщина подошла с кувшином воды для мытья рук. Помыв мне руки, еще одна женщина подошла с полотенцем и вытерла мне руки. Они давали мне все самое лучшее, проявляя максимальное уважение ко мне.

Когда женщина преклонила передо мной колени, я почувствовал себя очень некомфортно и подумал: «Я сам могу помыть руки; тебе не нужно этого делать». Но Дух Святой строго предупредил меня: «Даже не думай отказываться. Позволь им служить тебе».

Есть разница между честью и поклонением. Во веки веков мы будем поклоняться только нашему Богу, Господину и Царю. Однако во веки веков мы будем воздавать почести тем, кто достоин чести. Таков порядок в Царстве Божьем.

Я помню, в 1990-х годах мне выпала привилегия проповедовать для лидеров очень известного апостола. У этого человека во всех церквях, находящихся в его ведении, было около пяти миллионов человек. Его церкви находятся в восемнадцати странах африканского континента. Каждый год в феврале он собирает всех старших пасторов (а их шесть тысяч человек, помощники пасторов не присутствуют на этих собраниях). Он приглашает лидеров из Америки и других континентов приехать и проповедовать для них. Я помню, что это было одно из самых сильных служений за все девяностые годы. Я проповедовал буквально как человек из другого мира. Присутствие Божье было ошеломляющим.

Между собраниями мне служил человек примерно так же, как я описывал чуть выше. После того как он ушел, лидер посмотрел на меня и сказал: «Ты видел человека, который только что служил тебе? Он глава Международной ассоциации христиан целой страны».

Я был в шоке. Немного придя в себя, я недоверчиво пробормотал: «И все это он делал для меня?». Я не мог поверить, что человек, занимающий такой важный пост, мог так просто мне послужить. Для меня было честью находиться рядом с ним, и уж тем более позволить ему служить мне.

Затем этот великий апостол посмотрел на меня внимательно и с недоумением сказал: «Но ты же человек Божий, не так ли?» Я подумал тогда: «Нам американцам просто не понять».

 

Как принимают посланника

Более двадцати лет я езжу и проповедую Слово Божье. Я постоянно замечаю, что легче всего служить в развивающихся странах, в тюрьмах и на военных базах, потому что там больше всего происходит чудес и знамений; там легче проповедовать и там чувствуется сильное Божье присутствие. Почему? Потому что чаще всего там оказывают честь и глубокое уважение к власти.

Помню, как однажды я увидел, что дело вообще не во мне как в служителе, а дело в том, как люди меня принимают. Я должен был проповедовать в церкви в юго-восточной части Соединенных Штатов. В этом же районе располагалась тюрьма строгого режима, в которой находились приблизительно полторы тысячи заключенных. Старший пастор церкви был также помощником тюремного священника. Он попросил меня проповедовать для заключенных в воскресное утро. Их служение начиналось в 8 часов утра, а служение в церкви в 11 часов утра. У нас было достаточно времени, чтобы успеть на оба собрания. Я с радостью согласился.

Более ста заключенных пришли на собрание воскресным утром. Поклонение было потрясающим: мужчины пели от всего сердца. Я совсем забыл, что нахожусь в тюрьме строгого режима, пока в конце собрания не спросил лидера прославления, какой у него срок осуждения. У него были такие чистые глаза и веселое выражение лица, я подумал, что услышу ответ — два или три года.

Он посмотрел на меня с необыкновенным спокойствием и смирением и сказал «Сэр, я осужден на три пожизненных срока». Ясно без слов, я был в шоке. Он относился ко мне с невыразимым уважением. Точно такое же отношение я почувствовал со стороны каждого из них. Заключенные были в восторге от того, что служитель из другого города нашел время, чтобы приехать и рассказать им об Иисусе. Они оказали мне удивительную честь, поэтому я был глубоко тронут их приемом.

Как только микрофон оказался в моих руках, я начал учить и проповедовать как человек из другого мира. Помазание было настолько сильным, что я был полон энергии, и бегал по сцене, как футбольный тренер, который готовит свою команду к игре за титул чемпиона. Мужчины неистово кричали. Великолепное было время!

Я проповедовал час, затем Дух Святой сошел на аудиторию, и в течение следующих полутора часов происходили удивительные вещи. Мужчины спасались, наполнялись Духом Святым, исцелялись и слышали призыв к служению на полное время.

Мой помощник, сопровождающий меня в поездках, подошел ко мне в конце собрания, взял микрофон, со слезами на глазах и со страстью в голосе сказал: «Если бы я жил в этом районе, это была бы моя поместная церковь». В зале поднялся громкий крик радости, мужчины пришли в дикий восторг.

Мы выехали из тюрьмы в 10.30. Пастор, мой помощник и я оставались в таком чудесном возбуждении. Мы все не могли дождаться начала замечательного собрания, которое мы ожидали в церкви пастора. Я сказал: «После того как мы побывали на таком удивительном собрании, следующее должно быть потрясающим». Я просто знал, что как только мы войдем, слава, которая была на нас, сразу же перейдет на собрание в той церкви.

Я никогда не забуду, что тогда произошло. Я вошел в собрание и едва ли мог вымолвить слово. Атмосфера настолько была тяжелая и гнетущая, что проповедовать было невероятно трудно. Я постоянно думал: «Как же так, менее двух часов назад я проповедовал и служил как человек из другого мира. Что происходит?». Я никак не мог понять, не мог ничего изменить в себе, не мог подогреть себя. Я как будто потух. Поток помазания на моей жизни вдруг ограничился. В то время я еще не знал о принципе чести. Я еще только учился. Но теперь я хочу, чтобы каждый узнал о нем!

История тюремного собрания на этом не закончилась. Шестнадцать лет спустя меня попросили проповедовать в большой церкви в Омахе, штат Небраска. Я не знал, какое отношение там ожидало меня. На первом служении, увидев человека, который занимался звуком, служителя полного времени в церкви, я узнал в нем лидера прославления в той тюрьме на собрании в воскресное утро. Я был шокирован и потрясен до глубины души. Я спросил его: «Как тебе удалось оттуда выбраться? Ты же был осужден на три пожизненных срока и не имел никакого права на помилование».

Он рассказал мне о чуде своего освобождения, которое трудно было представить в то время. Он напомнил мне о пророческом слове, которое я дал ему в середине собрания шестнадцать лет назад. Служение в тюрьме было записано на пленку, таким образом он смог записать на бумагу все, что было сказано для него лично на том собрании. Все те годы он вел дневник. Он дал мне взглянуть на него, и я прочитал все, что сказал ему тогда в тюрьме. Бог проговорил ему через меня, что он станет служителем полного времени в Царстве Божьем, а его служение в четырех тюремных стенах всего лишь подготовка к дальнейшему служению вне стен тюрьмы. Я сказал ему эти слова до того, как узнал, что он осужден на три пожизненных срока. Я так рад, что не знал его ситуации до собрания, иначе мне трудно было бы произнести такие слова, зная всю суровость приговора.

Вы видите, насколько сильно было движение Бога на том тюремном собрании, и тем не менее меньше чем через час на следующем собрании в церкви атмосфера была невероятно тяжелой, и я был абсолютно без огня. Я едва ли мог проповедовать. В тот день я понял, что дело совсем не во мне, но в том, принимают ли меня как посланного от Бога. Заключенные отнеслись ко мне с уважением и почтением. В церкви же прихожане всем своим видом выражали мысль: «Мы все это уже слышали, мы так много служителей-гостей здесь повидали, неужели ты можешь сказать что-то новое?» Существует колоссальное отличие между различными служениями, но буквально все зависит от одного слова — честь.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 74; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.008 с.)