При личных посещениях возникают личные взаимоотношения.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

При личных посещениях возникают личные взаимоотношения.



В обычной церкви время служения очень ограничено расписанием недели. Один из положительных аспектов ячеечных групп - это возможность более близкого обще­ния с людьми в узком кругу. Личные посещения приводят к тому же.

Как и все сотрудники нашего служения, я вожу автобус и собираю детей для Воскресной школы. Каждую пятницу провожу несколько часов, посещая детей, живущих на моем маршруте. Дети, которые ездят со мной, с нетерпе­нием ждут моего появления. Это - яркий момент недели и служения.

Да, важно подготовиться к уроку, который я собираюсь преподавать. Да, важно содержание урока. Да, важна орга­низация программы в целом. Но, опять-таки, если я не нравлюсь людям, они не станут меня слушать.

Это то, что труднее всего понять многим христианским лидерам. Я могу везти в автобусе на 66 мест 120 детей и при этом не только не сходить с ума, но избегать проли­тия крови благодаря тому, что дети знают и любят меня. Поэтому они слушаются меня.

Я понимаю то, что происходит в жизни детей с моего маршрута. Посещаю их дома каждую неделю. Я знаю их матерей (только у немногих есть отцы). Знаю трудности, которые они переживают. Для многих детей я стал их единственным отцом. На каждый День отца получаю от­крытку, на которой написано: «Я хочу, чтобы вы были мо­им папой». Другие сотрудники нашего служения получают такие же открытки. Такие взаимоотношения не возникают без личного контакта.

 

При личном посещении избегаешь отчуждения.

Автобусный маршрут, по которому я езжу и по которо­му посещаю детей каждую неделю, расположен в Бушвике, в Бруклине. Кроме полицейских, которые теперь дежурят по трое, я единственный белый человек на улице. Нес­колько раз меня избивали и ранили. Мне часто угрожали. Банды пытались вытащить меня из автобуса. Некоторые сотрудники оставили служение из-за психологических проблем, возникших в связи с проживанием в этом районе.

Я легко мог бы сказать: «Могу передать это кому-нибудь другому», или «Не чувствую, что Бог ведет меня сюда», или «Наверное, это не воля Божья для меня». Но если я буду так поступать, стану тем, чем, к сожалению, стали многие дру­гие пасторы: администраторами, офисными работника­ми, которые отмежевались от людей; они думают, что они служат им, сидя в офисе, живя в пригороде и составляя книги по евангелизации.

Именно поэтому все сотрудники нашего служения уча­ствуют в автобусном служении. Мы все посещаем детей. Мы все рискуем. Мы делаем это, потому что вся ответ­ственность за подъемы и падения лежит на руководстве. Я не могу ожидать, что люди в служении будут делать то, что сам не готов делать. Когда мы отчуждаемся от людей, кото­рым служим, наша эффективность очень снижается. Очень легко учить и проповедовать посещения и приобретение душ со сцены; совсем другое дело - быть там и руководить.

 

При личном посещении происходит становление личности.

Многие дети в нашей Воскресной школе росли и начи­нали свои программы посещений у меня на глазах. Они знают их важность. Они не боятся идти. Они не задумыва­ются над тем, что о них станут говорить другие люди. В результате посещений многие дети теперь участвуют в полновременном служении. Понимаете, их личность, ха­рактер были подготовлены к тихому руководству Духа Святого благодаря тому, что они постоянно участвовали в служении, учась отдавать то, что кто-то дал им когда-то.

 

Личные посещения приводят к продуктивности.

Я побывал на многих христианских конференциях. По­стоянно слышу, как лидеры упрекают членов церкви за их лень. При этом те же лидеры не видят, насколько важны личные посещения и что именно они приводят к продук­тивности. Я слышал, как часто говорили: «Если будешь рас­хваливать кадиллаки, то и получишь кадиллаки. Если бу­дешь расхваливать хороших учителей Воскресных школ, то и получишь хороших учителей Воскресных школ. Если будешь расхваливать хороших евангелистов и хорошие программы посещений, это и получишь».

Не передавайте личные посещения какому-то комитету. Комитет - это непригодные, назначенные неохотно, что­бы делать ненужное. Лучше возьмите пару человек, у кото­рых есть сильное желание участвовать в евангелизациях и посещении, укажите им направление и дайте им возмож­ность каждую неделю посещать людей. Потом говорите об их продуктивности в бюллетене или со сцены. Расхвали­вайте их. То, что произойдет в вашей церкви, может быть непредсказуемо.

Пять лет я работал с Томми Барнеттом, который теперь является пастором Первой Ассамблеи Бога в Фениксе, а тогда служил в Дейвенпорте, штат Айова. Томми, который, без сомнений, является одним из лучших евангелистов и вдохновителей этого поколения, когда-то сказал слова, запомнившиеся мне на много лет: «Твоя неделя вертится вокруг времени евангелизации и посещений, а не наоборот».

Я строил свое служение на этом. Секрет заключается в том, чтобы выделить определенное время каждую неделю для посещений, будет ли это посещение учеников вашей Воскресной школы или молодежной группы, автобусного маршрута или взрослых вашей церкви. Выделите это вре­мя для взаимоотношений, общений с людьми, и пусть ни­что не отбирает у вас это время. Все сводится к дисципли­не и приоритетам. Проследите не только за тем, чтобы ваши люди приходили на служения или занятия, но и за тем, чтобы их нужды восполнялись на протяжении неде­ли. Будьте готовы приводить их к Господу у них же дома.

Два года назад национальный лидер церквей моей деноминации приехал в Нью-Йорк и хотел встретиться со мной. Встретиться со мной он мог только в три часа дня в пятницу в Манхэттене. Мне пришлось сказать ему, что не смогу встретиться с ним в это время, потому что это мои часы посещения детей. Рад, что он смог меня понять. Он даже похвалил меня за мое посвящение. Знаю, что риско­вал и мог обидеть начальство, но именно такое посвяще­ние требуется для того, чтобы выполнить нашу работу.

 

 

Личные посещения, составляют образ.

У каждого служения сегодня есть определенный образ в округе. Вопрос только, что это за образ?

Все в нашей части Нью-Йорка знают о нас. Наше здание не самое большое в округе. Оно даже не похоже на цер­ковь. Это просто старый склад. У нас нет радио- или теле­программ. Наши афиши не висят по всему городу.

Так откуда же все знают о нас? Все очень просто. Наш образ сложился из программы посещений, из наших еже­недельных программ на улице, из того, что мы находимся в квартале семь дней в неделю. В любой день вы можете увидеть нас, раздающих брошюры о Воскресной школе, посещающих людей дома, на площадках и в парках. Наша программа личных посещений стала почти что учрежде­нием в тех частях Нью-Йорка, где мы работаем.

Мы хотим, чтобы у нас был образ людей заботящихся, и мы так и поступаем.

Когда эти молодые люди подрастут и перейдут из Вос­кресной школы в доподростковую и подростковую про­граммы, я молюсь, чтобы они смогли увидеть в тех из нас, кто служат, видение, которое помогло бы привести их к Господу, и бремя, которое продолжает вдохновлять нас. Видеть любовь и находиться в любви действующей - это увековечивает огонь в других. В дни Старого Запада был единственный способ спастись от волков по ночам - под­держивать костер. Мы видели, что программы посещений в нашей Воскресной школе зажигают тот огонь, который не дает волкам поглотить десятки тысяч детей. И теперь он распространяется по главным городам Америки и всего мира.

Один маленький мальчик

Эдвард Кимбал, сапожник и учитель Воскресной школы в Чикаго, очень любил мальчишек. Он проводил все свое свободное время, посещая молодые улицы чикагских цен­тров, пытаясь привести ребят ко Христу. Благодаря ему юноша по имени Д. Л. Муди пришел к спасению в 1858 году. Муди вырос и стал проповедником.

В 1879 году Муди привел ко Христу молодого человека по имени Ф. Б. Мейер, который также вырос и стал пропо­ведником. Явный сторонник личных посещений, Мейер привел к Богу молодого человека по имени Дж. У. Чапмэн. Чапмэн, в свою очередь, вырос, стал проповедником и донес послание Христа бейсбольному игроку по имени Билл Сандей. При Сандее как спортсмене и евангелисте произошло пробуждение в Шарлотте, штат Северная Ка­ролина, которое было настолько успешно, что другой евангелист по имени Мордекай Хэм был приглашен про­поведовать в Шарлотт. Именно во время проповеди Хэма подросток по имени Билл Трем посвятил свою жизнь Иисусу.

Все началось с того, что одного маленького мальчика привели к Иисусу.

Может быть, не все мы Д. Л. Муди, Билли Сандеи или Билли Гремы, но все мы можем стать инструментами в процессе жизни кого-то, кто будет им.

Я не могу назвать себя талантливым человеком, но могу приходить каждую пятницу к грязным детям, сидящим на углах улиц, которые похожи на тот, где сидел я в их воз­расте. Кто-то пришел ко мне, и именно поэтому я нахо­жусь сейчас здесь. Я не ученый с несколькими степенями, но меня волнуют судьбы этих детей. И вас они тоже могут волновать, и мы вместе можем нести это бремя.

Мы все хотим, чтобы Господь посетил нас лично. Часто это происходит, когда мы посещаем кого-то лично для Господа.

 

 

Глава 8

Сражение с великаном

Нам придется вынуть ваш глаз, - сказал мне доктор в Далласе. - Мы хотим убрать кровяной сгусток пу­тем хирургического вмешательства, а потом вер­нуть глаз на место.

Не такие новости хотелось бы мне услышать.

Три месяца назад возле авеню ДеКальб в Бушвике на меня напали два человека, пытаясь ограбить. Они сломали мне скулу и выбили передний зуб. Но намного серьезнее было появление сгустка крови за моим правым глазом.

Я совершенно не мог видеть этим глазом, и мне при­шлось носить повязку. Мне нужно было продолжать во­дить автобус, посещать детей и каждые выходные ездить по стране в поисках финансовой поддержки. В то время просто не было никого, кто мог бы меня заменить.

Когда два бизнесмена из Техаса узнали о том, что у меня не было страховки, они оплатили мой визит к христиан­скому доктору-окулисту в Далласе - выдающемуся врачу.

Первоначальная цель была растворить кровяной сгус­ток соляным лечением, но это ничего не дало. Казалось, единственное, что оставалось, была операция. «Мы не мо­жем гарантировать вам сто процентный успех при подоб­ной операции, но я просто не вижу иного выхода», - объяснил мне хирург.

Могу признаться, что я испугался. Дата операции была назначена, и бизнесмены прислали мне оплаченный би­лет в Даллас. Я должен был вылететь из аэропорта «Ла Гвардия» в понедельник утром.

Но никто не знал о том, что я тоже приобрел билет на самолет. По прибытии в аэропорт я собирался использо­вать свой билет, и при этом пункт назначения был не Даллас.

Я никому не сказал ни слова. В понедельник утром сел бы на самолет и улетел. И рассчитывал никогда не вернуть­ся. Все, конец. Это не самый лучший план, и я это знаю, но именно в таком положении я находился. Чувствовал себя совершенно истощенным.

В то утро, на которое был запланирован мой полет, когда первые лучи солнца заглянули в окно, я посмотрел на потолок и был поражен тем, что произошло. Я мог видеть, видеть хорошо на оба глаза.

Я отменил полет и позвонил хирургу в Техас, чтобы со­общить радостную весть. «Я исцелен, - сказал я ему. - Опе­рация больше не нужна».

Никто не возлагал на меня рук в тот вечер. Никто не по­мазывал меня маслом. Моя вера настолько ослабела и мне было настолько страшно, что хотелось бежать. Но именно в этот момент Бог явил Себя. Его сила была сильнее моей. Я могу многое делать, но не могу исцелить себя.

Не раз в моей жизни я доходил до того момента, когда все выглядело безнадежно, когда проблемы были выше меня и моей способности их решить. В такие моменты я видел, как Бог брал все в Свои руки. Может быть очень трудно, но если ты будешь держаться - Бог придет!

Я не понимаю всего этого. Просто знаю, как это действует.

 

Насмешка чемпиона

Из истории Давида и Голиафа я вынес истины и для себя лично. Большинство знают эту историю, но, возможно, не всегда могут применить ее в своей жизни. Многие счита­ют это чудом, но в этой истории действовали простые принципы, поняв и применив которые, можно совершен­но изменить наш способ сражения в битвах.

Голиаф, чемпион, сильный воин среди филистимлян из Гафы, устроил шоу перед Израилем. Он был около трех метров ростом.

Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуй­чатую броню, и вес брони его - пять тысяч сиклей меди. Медные наколенники на ногах его, и медный щит за плечами его. И древко копья его, как навой у ткачей; а самое копьё его в шестьсот сиклей железа.

И пред ним шел оруженосец.

- 1 Царств 17:5-7

В Писании говорится о том, что он стоял и кричал израильской армии:

...зачем вышли вы воевать? Не Филистимлянин ли я, а вы рабы Сауловы? Выберите у себя человека, и пусть сойдет ко мне. Тсли он может сразиться со мною и убьёт меня, то мы будем вашими рабами; если же я одолею его и убью его, то вы будете нашими рабами, и будете служить нам.

- 1 Царств 17:8,9

В то же время молодого парня, который пас овец, отец попросил отнести несколько хлебов и несколько кусков сыра в лагерь израильской армии. Этого парня звали Да­вид. Когда он пришел в лагерь и отдал гостинцы, то сразу же пошел на передовую к своим братьям. Там он и услы­шал слова Голиафа.

Давид спросил у солдат, стоявших рядом: «...ибо кто этот необрезанный Филистимлянин, что так поносит воин­ство Бога живого?» (1 Царств 17:26).

Его старший брат пристыдил его: «...зачем ты сюда при­шел, и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твоё и дурное сердце твоё; ты пришёл посмотреть на сражение» (1 Царств 17:28).

Давид продолжал задавать тот же вопрос, и прошло не Так уж много времени перед тем, как Саул послал за ним. Молодой пастух сказал Саулу: «...пусть никто не упадает ду­хом из-за него; раб твой пойдёт, и сразится с этим Фили­стимлянином» (1 Царств 17:32).

Саул сказал Давиду: «...не можешь ты идти против этого Филистимлянина, чтобы сразиться с ним; ибо ты ещё юноша, а он воин от юности своей» (1 Царств 17:33).

 

Львы и медведи

Кажется, что эту битву невозможно выиграть. Так как же выигрывать подобные битвы? Что делать, когда все кажет­ся невозможным?

Ответ можно найти в том, что произошло с Давидом. Всю свою жизнь он пас овец, ежедневно каждый час прос­то смотрел за овцами. Вы знаете, что делают пастухи? Практически ничего. Они сидят на холме с овцами целые дни, даже месяцы, и у них не так уж и много работы.

Именно там Давид научился играть на арфе и метать камни. В те тихие времена он также научился общаться с Богом.

Когда в последний раз вы проводили время с Богом?

За годы жизни, особенно в Нью-Йорке, я провёл много одиноких ночей в гостиничных номерах, просто всю ночь смотря из окна. Какими бы трудными ни были прошедшие годы, я чувствовал себя ближе к Господу, чем когда-либо, именно благодаря тем временам, когда был вынужден пре­бывать в одиночестве: размышляя, молясь и читая Слово Божье.

Для того чтобы победить в тяжелых битвах, нам нужно иметь твердую пищу. Мне бы хотелось предложить вам легкий ответ, но его у меня нет Если хотите победить в сражении, вам нужно, во-первых, побыть наедине с Богом. Это нелегко. Если кто-то и испытал подобное, так это я. Но так должно быть.

Вера Давида была не только вскормлена, но она также была укреплена в столкновениях. Он знал то, что Господь сделал для него в прошлом, и он был готов сразиться с великаном.

Саул спросил его: «В каком качестве ты выйдешь и бу­дешь сражаться? Ты никто». Помните, что Давид сказал: «Я сражался с медведем однажды - и побил его. Я сражался со львом однажды - и побил его тоже». Насколько Давид мог видеть, этот великан был просто ещё одним бойцом для него (см.: 1 Царств 17: 34-36).

Вся эта история не была настолько великим чудом, на­сколько мы иногда себе представляем. Понимаете, боль­шинство из нас ненавидит битвы. Я тоже их ненавижу. Но если убежишь с одной битвы, то так и будешь продолжать бежать. Потом, когда в твоей жизни появятся великаны, а это наверняка когда-нибудь произойдет, ты просто спря­чешься. И не пройдешь испытания. У тебя не было опыта сражений. И тебе не на что оглянуться.

Львы и медведи в моей жизни появлялись во многих формах: отвержение, болезнь, стрессы, трагедии - да что угодно. Но именно проходя испытания, мы приобретаем жизненный опыт, который пригодится нам в сражении.

Бог не дает тебе силу для битвы. Он дает тебе силу из битвы. Нам бы хотелось, чтобы было по-другому. Но по-другому не получается.

Не убегайте от сражений. Стойте и смотрите труднос­тям в лицо. Уже в принципе ничто не может уничтожить меня. Я сражался с несколькими львами и медведями и с великаном тоже. И по Божьей благодати я одержал победу в этих сражениях.

 

Последнее испытание веры

Когда Давид вышел на поле битвы, ему негде было спря­таться. Он был одиноким маленьким пастухом, бросив­шим вызов чудовищу. Но когда заговорил Давид, его слова были не словами его слабости, но Божьей силы. Он сказал филистимлянину: «...ты идёшь против меня с мечом и копьём и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил» (1 Царств 17:45).

Мы все знаем, чем закончилась эта история. Давид до­стал из своего кармана камень. В этом была окончатель­ная проверка веры Давида. Его вера была вскормлена и укреплена в столкновениях, но проявилась в безнадежности.

Давид знал, что ответ он найдет не в камнях, которые он будет бросать. Если бы он был уверен в своих способнос­тях метания камней, он взял бы всего лишь один камень вместо пяти. У молодого пастуха не было никаких иллю­зий насчет его собственной силы. Он полностью полагал­ся на Всемогущего.

Когда ситуация выглядит безнадежно, есть только одно место, куда ты можешь обратиться. Как написал псалмопе­вец: «Говорит Господу: «прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю!» (Псалом 90:2). Даже когда кажется, что это конец, это не конец, это еще не конец.

 

Где было руководство?

За эти годы я провел много времени, давая советы. На моем столе почти каждый день появляются письма с просьбами о том, чтобы провести семинар на тему «Как это делается», включая все: создание самой программы Воскресной школы, решение проблемы наркотиков и преступности в центрах городов.

Недавно я пришел к выводу, что если ты знаешь, почему ты это делаешь, ты сам выяснишь, как это делать. Нужда все еще остается матерью изобретений.

Я убедился на собственном опыте, что если у тебя есть сильное желание достичь чего-либо, очень редко тебе будет нужно руководство.

В Санкт-Петербурге еще подростком я начал служение, которое, в принципе, и есть то, чем занимаюсь сегодня. В библиотеке церкви не было книг на эту тему. У меня не было людей, у которых мог бы учиться. В Библейском колледже не было курса под названием «Автобусное слу­жение 101» или «Воскресная школа 101». У меня не было никакого специального образования для такого служения, которое я вел. Но глубоко в душе знал, что таких детей, как я, нужно спасать. Я также знал, почему им нужен был Гос­подь. Тот факт, что у меня не было подробно разработан­ного плана, был несущественным. Мне просто нужно было идти и действовать.

Когда мне было девятнадцать лет, мне сказали:

- Билл, у тебя самое большое служение в нашей деноминации.

«Вы шутите! - ответил я. - Я просто учусь начинать».

Для меня служение Воскресной школы заключалось именно в посещении мальчика или девочки у них дома и приглашении в церковь. Для меня не имели значения большие числа. Это просто был побочный результат того, что ты должен делать и делаешь.

Позже, когда начал ездить по стране, я понял, что из ты­сячи церквей только некоторые активно достигают моло­дых людей или людей вообще. Чаще всего недельные за­нятия были важнее пробуждения или обновления. Твор­честву и переменам предпочитали поддержание статуса кво.

 

Ожидание «призыва»

Чем старше я становлюсь, тем отчетливее понимаю, что если люди хотят преобразиться, им придется изменить свои взгляды на жизнь.

На недавней конференции миссии церковь пела ста­рую миссионерскую песню: «Я пойду, куда Ты хочешь, Гос­подь». Я задумался на минутку о том, что мы пели, и это просто оказалось бессмысленным. Большая часть людей в зале никуда не шла. Я знал это. Они тоже это знали. Но они продолжали петь слова, которые, в принципе, ничего не значили. Это то, что они делали всегда.

Нам нужно уединиться с Господом и пересмотреть нашу жизнь. Я не предлагаю, чтобы люди продавали свое имущество и переезжали в гетто. То, что делаем мы, не для всех. Но они должны быть готовы ответить, когда видят нужду там, где находятся.

Мой образ жизни значительно отличается от образа Жизни большинства американцев. Это не значит, что кто- то прав, а кто-то виноват, это просто означает, что мы раз­ные люди.

Короткая поездка на метро от Бушвика приведет вас на Уолл-стрит. Там регулярно проводят занятия по изучению Библии и молитву. Их работа настолько же важна, как и моя. Они служат людям, с которыми я никогда не буду знаком.

В моих поездках меня часто приглашают на ток-шоу, как христианские, так и мирские. Независимо от направ­ленности программы, вопросы обычно одни и те же. Я почти могу вам гарантировать, что в течение первых нес­кольких минут меня спросят:

- Как Бог призвал вас в Нью-Йорк?

Однажды в прямой трансляции программы из Мидвеста я ответил на этот вопрос:

- Бог не призывал меня в Нью-Йорк.

Ведущий с недоумением на лице повернулся к зрителям и сказал:

- Мы вернемся через минуту к этому важному утверждению.

И после этого пустили рекламу.

Я хочу объяснить, что тогда имел в виду.

Так много людей полагается на то, что мы называем «призыв» Божий или «голос» Бога. Но если обстоятельства не способствуют тому, что, как они чувствуют, является правильным, они не предпринимают никаких действий.

Если вы ожидаете сверхъестественного откровения или ждёте, когда разверзнутся небеса, чтобы получить ука­зания по поводу вашего будущего, вы можете прождать вечность. Я встречал множество искренних людей, кото­рые всю жизнь ждали, когда же Бог к ним проговорит. Они считали: «Если я не услышу голоса Господа, мне не нужно участвовать в служении.

Бесчисленное количество хороших христиан прожило и умерло, ожидая, когда Бог призовет их к чему-то, и они никогда ничего, кроме ожидания, не делали. Бог, навер­ное, может говорить через горящий куст или огненный столб, но нам не обязательно ждать таких знамений. Когда-то я написал статью под названием «Что делать, пока ждешь появления куста, чтобы принять огонь?»

Великая трагедия миссий Америки заключается в том, что многие христиане считают, что миссионеры - это те люди, которые имели видения и которые испытали сверхъестественную встречу с Богом.

А что бы вы делали, если в доме был пожар, а ваш ребе­нок находился внутри? Сказали ли бы вы тогда: «Я не пой­ду в дом, пока Господь не скажет мне»? Нет! Вы бы немед­ленно бросились в дом, потому что нужно спасти ребенка. То же побуждает меня быть в Нью-Йорке. Я верю в то, что нужда и является призывом. Все довольно-таки просто. Мы просто усложнили это, как и многие другие вещи в жизни.

 

 

«Почему не я?»

Когда я увидел состояние детей в гетто Нью-Йорка, Богу не пришлось хватать меня за плечи и говорить громоглас­ным голосом: «Билл Вилсон, я хочу, чтобы ты переехал в Бушвик».

Я посмотрел на ситуацию и тут же решил, что кому-то нужно сделать шаг вперед. «Господь, — сказал я, - это могу быть и я. Думаю, что смогу там жить. Смогу работать, смогу доверять Тебе». Если вы хотите где-то жить, живите там, где можете помочь кому-то.

Хочу снова повторить: нужда и есть призыв.

Большинство христиан, если вынудишь их говорить об этом, признается, в чем именно заключается их обязан­ность как христиан. Когда Христос дал Великое поруче­ние, Он сказал: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Всякий верующий в Меня и крестя­щийся будет спасен, но кто не верит, будет осужден» (Марка 16:15,16).

Господь не сказал: «Когда призову тебя, Я хочу, чтобы ты Шел». Он просто сказал: «Идите!» Мы все это знаем, но по- Чему-то это еще не совсем до нас дошло.

Сегодня христиане смотрят на евангелизацию как на Что-то, что можно делать, а можно не делать. «Если люди Хотят это делать, хорошо. Если не хотят, тоже хорошо». Это не хорошо. Вместо того чтобы принимать Бога в Его Слове, они начинают проверять, чувствуют ли они себя удобно, когда делают это.

Большая часть того, что я делаю, заполнена стрессом и болью. Мне не очень-то нравится жить в Бушвике. Я не уверен, что кому-нибудь это нравится. Но мы это делаем. Это не что-то, что было целью нашей жизни. Я разговари­вал с тысячами людей в гетто, и очень редко мне удавалось найти кого-то, кому нравится этот район. Почему я живу и служу там? Потому что кому-то надо это делать. Я не отве­чал на слышимый «призыв». Я ответил на отчаянную ситуацию.

Вы хотите призыва от Бога? Вы можете его получить мгновенно, открыв свои глаза к конкретной нужде, кото­рая вас окружает. Потом сделайте шаг вперед и посвятите всю вашу жизнь этому проекту. Вот так отвечают на при­зыв Бога.

 

Выбор за вами

Может быть, сегодня я служу большему количеству моло­дых людей, чем в семидесятые годы, но нужда побуждала меня тогда и продолжает наполнять мою жизнь энергией сегодня. Люди каждого уровня общества должны стать пе­ред зеркалом и спросить себя: «Удовлетворен ли я своей жизнью? Доволен ли тем, что делаю каждый день?»

У каждого из нас есть выбор. Даже те, которые остаются в городских гетто и жалуются на условия жизни, делают выбор оставаться со своей семьей и друзьями. Это един­ственная знакомая им атмосфера.

Жизнь намного больше состязания, но одно я знаю точ­но: выбор за нами. Мы можем принять решение жить так, как мы живем, или продвигаться к более высокому уров­ню, говоря: «Я могу и лучше. Я могу достичь большего».

Мы можем идти путем наименьшего сопротивления или же мы можем принять Бога и Его Слово и готовиться к вечности с Ним.

Я не хочу дожить до шестидесяти пяти лет и сказать: «Так бы хотелось переделать все заново».

Вместо этого я отдаю все 110 процентов сегодня. Сегод­ня, не заботясь о том, что я могу делать или что буду делать в следующем месяце или в следующем году, но думая о том, что я делаю сегодня. Прямо сейчас. Успеха церковь «Мет­ро» достигла явно не благодаря тому, какой я умный, какие источники финансирования могу находить. Я просто на­шел нужду, в которую верю, и посвятил все свое сердце и всю свою душу, чтобы что-то изменить к лучшему.

Когда ты полностью посвящаешь себя чему-то, прихо­дится платить определенную цену. И эта цена может быть выше, чем ты себе представлял. Это похоже на то, как иногда женины ходят, рассматривая витрины магазинов. Вы видите в витрине красивое платье - заходите внутрь магазина, подходите к платью - и на что вы смотрите в первую очередь? Конечно же, на цену!

Вы смотрите на нее - переходите к другому платью или идете в другой магазин. Подождите-ка минутку. Подумай­те вот о чем. Что произошло? Разве у вас пропало желание приобрести это платье? Нет! Вам просто не хочется пла­тить за него такую цену, вот и все.

Точно так же и в христианстве. Нам всем хочется, чтобы что-то произошло. Мы молимся и просим, чтобы Бог ис­пользовал нас в этом. Появляется возможность, и мы оста­навливаемся. Почему? Потому что это будет нам чего-то стоить.

Всегда ли нам нужно платить? Да, и вам просто придет­ся с этим согласиться! И для некоторых из нас цена будет выше, чем мы это допускаем. Все относительно. Но не по­зорьте себя, говоря, что вы хотите, что Бог вас использо­вал, если не готовы отдать то, что для этого потребуется. Так происходит постоянно. Довольно глупо выглядишь, отказываясь от предоставившейся возможности.

Много раз я спрашивал у людей: «Хотели бы вы посвя­тить свою жизнь делу Христа?»

«Да», - обычный ответ, потому что это «правильный» ответ. Но они не имеют этого в виду. Когда поднимается Шторм и корабль начинает тонуть, они первыми покида­ют судно. Легко говорить о посвящении, но редко я встре­чаю людей, которые демонстрируют его.

Когда Дейв Руденис увидел меня сидящим на бровке в парке Пайнелас, во Флориде, ему не пришлось молиться о том, что ему делать. Он просто увидел мальчика, который никому не был нужен, и в тот день это стало призывом Бога для него.

Дейв не сказал: «Господь, должен ли и я оплатить хрис­тианский молодежный лагерь на следующей неделе или нет?» Он сразу же знал, что было нужно мне в жизни, и не­медленно решил помочь. К счастью, то, что было обыч­ным ответом для него, привело к преобразованиям в моей жизни. Именно в том молодежном лагере в среду вечером я встретился с Иисусом. И именно благодаря этой встрече и последовавшим за ней событиям я делаю то, что делаю сегодня.

Господь не хочет, чтобы вы сидели и ждали ответов. Он не хочет, чтобы вы спрашивали: «Следует ли мне это де­лать или нет?»

 

Решение прокаженного

Вы помните ту дилемму, с которой столкнулись четверо прокаженных, сидевшие за городскими воротами Сама­рии, описанную в Четвертой книге Царств?

Большинство из вас знает, что в ветхозаветные времена одна из самых распространенных форм ведения войны была осада города, что лишало врага доставки продуктов и воды. Именно это и сделали сирийцы в Самарии, и людям грозила голодная смерть.

Четверо прокаженных серьезно обсуждали свою судьбу:

...говорили они друг другу: что нам сидеть здесь, ожи­дая смерти? Если решиться нам пойти в город, то в городе голод, и мы там умрем; если же сидеть здесь, то также умрем. Пойдем лучше в стан Сирийский.

Если оставят нас в живых, будем жить; а если умер­твят, умрем.

- 4 Царств 7:3,4

Вы когда-нибудь попадали в ситуацию, когда все то, ра­ди чего вы жили, вдруг сводилось к нулю? Приходилось ли вам когда-либо стоять перед выбором, когда любая дорога приведет к погибели? Что делать, когда не знаешь, что де­лать? Очень тяжелое положение.

Четверо прокаженных пришли к выводу, что что-то де­лать намного лучше, чем просто сидеть и ждать прихода смерти. Они встали и начали идти: прямо в лагерь сирий­ской армии.

И вот произошло что-то поразительное.

И встали в сумерки, чтобы пойти в стан Сирийский.

И пришли к краю стана Сирийского, и вот, нет там ни одного человека. Господь сделал то, что стану Си­рийскому послышался стук колесниц и ржание ко­ней, шум войска большого. И сказали они друг другу: верно нанял против нас царь Израильский царей Хеттейских и Египетских, чтобы пойти на нас. И встали, и побежали в сумерки, и оставили шатры свои, и коней своих, и ослов своих, весь стан, как он был, и побежали, спасая себя.

- 4 Царств 7:5-7

Когда прокаженные пришли в лагерь, они начали загля­дывать в палатки, одну за другой. У них была еда, напитки и даже золото, серебро и одежда. Они вернулись в город и сообщили весть, и люди возликовали от счастья. Пришел конец голоду.

Если вы когда-либо достигнете того момента, когда просто не будете знать, что делать, самое лучшее - про­двигаться вперед. Это то, что делал апостол Павел. Он сказал: «Братия, я не почитаю себя достигшим; а только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Фи­липпийцам 3:13,14).

Не говорите о том, что вы хотите что-то делать, в хрис­тианстве уже было достаточно говорильни. Встаньте на ноги и начните действовать. Может быть, вы и не сможете изменить мир, но ваши действия повлияют на чью-то жизнь. Свеча, которую вы держите, может быть, и не смо­жет осветить весь мир, но она осветит жизнь нуждающе­гося человека. Как сказала Элеонора Рузвельт: «Лучше за­жечь свечу, чем проклинать темноту».

 

Сияющий свет

Одна из наших Воскресных школ находится в Гарлеме, возможно, самом известном гетто Нью-Йорка. На двад­цать шестой улице жил маленький мальчик, который каж­дый день брал маленький кусочек разбитого зеркала и пускал солнечные зайчики в одну из квартир многоэтаж­ного дома.

- И что, по-твоему, ты делаешь? - спросил полицей­ский, который уже несколько дней подряд наблюдал за мальчиком. - Ты беспокоишь людей, которые живут в той квартире.

- Нет, сэр, - ответил маленький мальчик. - Это моя квартира.

- Так зачем же ты пускаешь солнечные зайчики туда? - хотелось знать полицейскому.

- Там живет мой младший брат. Ему шесть лет, но он не может ходить. У моей мамы нет денег, чтобы купить ему инвалидную коляску. Когда мы выносим его на улицу, дети начинают бросать в него камни. Он не хочет спускаться. Поэтому каждый день я стою здесь и пытаюсь направить хоть немножко света в его комнату, потому что только этот свет он может видеть.

На земле, изобилующей благословениями, везде есть люди, которые ждут, когда кто-то проявит к ним внима­ние, когда кто-то позаботится о них.

Пусть их нужда станет Божьим призывом для вас.

 

Глава 9

«Действительно ли меня это волнует?»

Я обедал в «Макдональдсе» в субботу, в промежутке между моими рейсами. Руби, ее брат и сестры тоже там были, ожидая своего автобуса, который заберет их из «Макдональдса». Когда-то она ездила со мной, но по­том их дом захватили торговцы наркотиками. Им при­шлось переехать, поэтому она ездила на автобусе другого маршрута. Но наша дружба была крепкой.

Когда мы разговаривали, я заметил, что оправа ее очков поломалась и одно из стекол постоянно выпадало. Нес­колько раз оно выпадало, и несколько раз она вставляла его, продолжая разговаривать и смеяться.

Руби начала приходить в церковь «Метро», когда ее семья жила в Бруклине. Теперь каждую неделю она, ее брат и сестры приезжали из Южного Бронкса в Воскресную школу, при этом делая три пересадки.

Когда я пошел обратно к автобусу, готовый собирать новых детей на служение, Руби подбежала и протянула мне свои очки: «Пастор Билл, вы не могли бы починить мне их?»

«Дай-ка я взгляну», - сказал я.

У меня не было много времени, но я поспешил в мага­зин и купил рулон изоленты - не самое лучшее средство для того, чтобы чинить очки, но это то, что всегда можно найти. Изолентой можно починить почти все. Я закрепил стекло в оправе и вернул ей ее очки.

Через несколько секунд она снова вернулась. Руби за­прыгнула на ступеньки моего автобуса и сказала: «Я хотела сказать вам «спасибо» за то, что вы починили мои очки. Моя мама говорит, что у нее нет времени починить их. Я люблю вас». Потом она крепко обняла меня и убежала.

Недавно я вел свадьбу Руби. Она вышла замуж за моло­дого парня из церкви. Здорово видеть, как растут эти дети. Но все это благодаря тому, что кто-то обратил внимание, кто-то позаботился. Большинству людей просто не хочет­ся выделить время, чтобы починить очки. Наверное, все очень заняты. Плохо, да?

Самый хороший урок

Я рос так же, как и Руби. Люди в моей жизни своими дей­ствиями всегда говорили мне: «У меня нет времени для тебя».

«У меня нет времени, чтобы купить тебе новую пару обуви». И я носил обувь с дырками, и все надо мной смеялись.

«У меня нет времени сходить с тобой в магазин». И я всегда сидел, прикрывая руками дырки на брюках.

Не нужно много для того, чтобы на минутку остано­виться и сказать: «Конечно же, давай сюда, я починю твои очки».

На протяжении недели, когда мы заняты составлением программы, наглядных пособий, подготовкой уроков, по­сещением семей, работой на автобусе и выступлением в разных церквах, было бы легко сказать ребенку: «У меня нет времени».

Я давно понял, что, хотя, может быть, у меня и успешное служение, и первоклассные представления Евангелия, но выделить время для того, чтобы поговорить с ребенком, обняв его, и действительно выслушать, а не просто делать вид, что слушаешь, - намного эффективнее, чем любой урок, который я представлю.

Когда моя жизнь изменилась в под



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; просмотров: 196; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.013 с.)