Таинство Священства и священническое служение.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Таинство Священства и священническое служение.



Священник Христов – строитель тайн, строитель Тела Христова. Он призван сам, а через него и другие, созидать новое Царство благодати.

Священник Христов призван к проповеди усыновления, к собранию воедино расточенных чад Божиих, к преображению мира и человека. /1/

Что же дается в этом Таинстве человеку? Стоит сказать об этом в двух аспектах. С точки зрения устроения души человека, здесь нужно обязательно отметить, что в этом Таинстве дается человеку благодать пасторской любви, любви Христовой, потому что без такой пастырской любви священника быть не может. И если нет этого дара любить, то тогда, хотя человек и рукоположен, и облагодатствован, он не может священствовать, он , можно сказать, не воспринял этот дар.

Можно говорить и о другом аспекте этого благодатного дара, а именно – что дается человеку в этом Таинстве в смысле устроения дальнейшей его деятельности и жизни? Какую функцию он теперь он должен иметь, чем является его служение? Здесь можно сказать, что священнику дается носить на себе образ Христов. “Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.” Это служение Христово особый образ этого служения, образ пришествия Божия на землю – именно он запечатлевается в человеке, когда он получает дар священства. Ему дается власть вязать и решить по образу власти Христовой. Ему дается быть Пастырем, по образу Христова Пастырства. Ему дается быть учителем по образу учительства Христова. Ему конечно дается удел быть жертвой по образу Христову, и как Христос принес себя в жертву, так и священник должен быть обязательно жертвой, по образу Христа, это очевидно из того, что любовь Христова имеет жертвенную природу.

Образ Христов означают и священнические облачения. Крест, который надевается священнику на грудь, на котором всегда изображается распятие Христово, - это есть образ его служения, образ того дара, который он получил в Таинстве Священства. Если обычный нательный крест, который дается при крещении, есть символ, то здесь мы имеем икону, образ.

Если священник получает дар являть образ Христов, но, подменяет этот образ, это служение чем-то другим, тогда он являет уже образ антихриста.

Из этого рассуждения становится особенно ясным, как важна ответственность священника, сколь страшно это служение, и недаром Святитель Иоанн Златоуст говорил о священниках: “ Не многие из нас спасутся”, по слову Христа “Кому дано много, от того много и потребуется” (Лк 12,48). 68. Таинство Священства и священническое служение.

 

Священник Христов – строитель тайн, строитель Тела Христова. Он призван сам, а через него и другие, созидать новое Царство благодати.

Священник Христов призван к проповеди усыновления, к собранию воедино расточенных чад Божиих, к преображению мира и человека.

/1/

 

Что же дается в этом Таинстве человеку? Стоит сказать об этом в двух аспектах. С точки зрения устроения души человека, здесь нужно обязательно отметить, что в этом Таинстве дается человеку благодать пасторской любви, любви Христовой, потому что без такой пастырской любви священника быть не может. И если нет этого дара любить, то тогда, хотя человек и рукоположен, и облагодатствован, он не может священствовать, он , можно сказать, не воспринял этот дар.

Можно говорить и о другом аспекте этого благодатного дара, а именно – что дается человеку в этом Таинстве в смысле устроения дальнейшей его деятельности и жизни? Какую функцию он теперь он должен иметь, чем является его служение? Здесь можно сказать, что священнику дается носить на себе образ Христов. “Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих.” Это служение Христово особый образ этого служения, образ пришествия Божия на землю – именно он запечатлевается в человеке, когда он получает дар священства. Ему дается власть вязать и решить по образу власти Христовой. Ему дается быть Пастырем, по образу Христова Пастырства. Ему дается быть учителем по образу учительства Христова. Ему конечно дается удел быть жертвой по образу Христову, и как Христос принес себя в жертву, так и священник должен быть обязательно жертвой, по образу Христа, это очевидно из того, что любовь Христова имеет жертвенную природу.

Образ Христов означают и священнические облачения. Крест, который надевается священнику на грудь, на котором всегда изображается распятие Христово, - это есть образ его служения, образ того дара, который он получил в Таинстве Священства. Если обычный нательный крест, который дается при крещении, есть символ, то здесь мы имеем икону, образ.

Если священник получает дар являть образ Христов, но, подменяет этот образ, это служение чем-то другим, тогда он являет уже образ антихриста.

Из этого рассуждения становится особенно ясным, как важна ответственность священника, сколь страшно это служение, и недаром Святитель Иоанн Златоуст говорил о священниках: “ Не многие из нас спасутся”, по слову Христа “Кому дано много, от того много и потребуется” (Лк 12,48). /2/

 

 

Литература: 1. Проф.архимандрит Киприан (Керн) Православное пастырское служение;

2. Лекции о. Владимира Воробьева

 

 

Таинство Священства и священническое служение. ( 2-ой вариант)

Использованная литература: Игумен Иларион (Алфеев) “Таинство веры” “Введение в православное догматическое богословие”, Фонд "Христианская жизнь", Клин, 2000. (глава 8. Священство, глава 7. Церковная иерархия). Иерей Борис Левшенко “Катехизис” ПСТБи 2000 (стр.310-311)

 

В понятии "таинства Священства" объединены три чинопоследования, каждое из которых по сути является самостоятельным таинством, - это чины посвящения в сан епископа, священника и диакона.

Епископ, по традиции Православной Церкви, избирается из числа монашествующих. В первоначальной Церкви были женатые епископы: апостол Павел говорит, что "епископ должен быть непорочен, одной жены муж" (1 Тим. 3:2). Впрочем, уже в ранние века предпочтение оказывалось неженатым: среди знаменитых Отцов Церкви IV века только святой Григорий Нисский был женатым, тогда как святые Афанасий Великий, Григорий Богослов, Василий Великий, Иоанн Златоуст и другие были монахами. Священники и диаконы в Православной Церкви могут быть как монахами, так и женатыми, однако вступление в брак разрешается только до принятия сана, и притом однажды - второбрачные не допускаются к священнослужению.

В Древней Церкви все кандидаты в священные степени избирались народом, так как народ участвовал в управлении Церковью и в решении всех важных вопросов. Святитель Иоанн Златоуст, например, был избран народом Константинополя вопреки своей воле. Однако такой порядок постепенно был заменен практикой избрания епископов и священников только представителями клира.

Таинство посвящения в духовный сан с апостольских времен совершается через рукоположение (греч. heirotonia). Согласно церковным правилам, священника и диакона рукополагает епископ, а епископа - несколько епископов (не менее двух или трех). Таинство совершается во время Литургии: хиротония епископа бывает после пения "Святый Боже", священника - после Великого входа, диакона - после Евхаристического канона. Епископская хиротония отличается особой торжественностью: ей предшествует чин наречения, когда посвящаемый произносит присягу и исповедание веры. На Литургии посвящаемый вводится через царские врата и алтарь и трижды обходит вокруг престола, целуя его углы; в это время поются тропари таинства Венчания. Посвящаемый встает на колени возле престола, и все служащие епископы возлагают на него руки, а первенствующий архиерей (патриарх) произносит молитву посвящения: "Божественная благодать, всегда немощное врачующая и оскудевающее восполняющая, поставляет (имя) благоговейнейшего архимандрита, во епископа. Помолимся о нем, да придет на него благодать Всесвятого Духа". При тихом пении "Кирие элеисон" (Господи, помилуй) архиерей читает молитвы о ниспослании Святого Духа на рукополагаемого. Затем новопосвященного епископа облачают в архиерейские одежды. Народ возглашает "аксиос" ("достоин"). После Литургии епископу вручается жезл как символ пастырской власти.

Хиротонии священника и диакона совершаются в том же порядке: посвящаемый вводится в алтарь, трижды обходит вокруг престола, встает на колени (диакон встает на одно колено), епископ возлагает на него руки и произносит молитвы посвящения, затем облачает его в священные одежды при пении "аксиос".

Пение тропарей из таинства Венчания и троекратное обхождение вокруг престола имеют глубокий символический смысл: они указывают, что епископ или священник обручается своей пастве, как жених невесте. Древняя Церковь не знала распространенной сейчас практики перемещения епископа с одной епархии на другую, а священника - с прихода на приход. Как правило, назначение на епархию бывало пожизненным. Константинопольский патриарх, например, избирался не из епископов Византийской Церкви, а из священников, в некоторых случаях даже из мирян.

Священство есть Таинство, в котором Дух Святой правильно избранного через рукоположение святительское (епископское) поставляет совершать Таинства и пасти стадо Христово.

Богоустановленность таинства: “ как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. (Иоан.20:21-23)” здесь Господь подтверждает посланничество апостолов в мир после своего Воскресения, “ подняв руки Свои, благословил их. (Лук.24:50)” благословение с воздвоздвижением рук при вознесении - не рукоположение в более позднем смысле, оно символ вечного соприсутствия “и се, Я с вами во все дни до скончания века” (Мф. 28:20). Оно простирается не только на Апостолов, но и на их приемников. В дуновении с сообщением Духа Святого и благословении Спасителя мы видим установление особого таинственного способа постановления на иерархическое служение и первообраз к посвящению апостолами своих преемников чрез возложение, т.е. установление священства как Таинства.

Видимая сторона Таинства Священства: на литургии происходит возложение рук епископских на поставляемого, соединённое с молитвой (см. выше).

Невидимая сторона Таинства Священства: сообщение благодати Св. Духа на иерархическое служение - “ Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства.” (1Тим.4:14), “По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение;” (2Тим.1:6).

Христос стал одновременно и Священником, и Жертвой. Не принадлежа по рождению к колену Левия, Он стал единым истинным "Первосвященником во век по чину Мелхиседека" (Пс. 109:4). Мелхиседек, некогда встретивший Авраама, принесший хлеб и вино и благословивший его, - священник "без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни" (Евр. 7:3) - был ветхозаветным прообразом Христа. Отдав Свое Тело на смерть и пролив Кровь за людей, преподав в таинстве Евхаристии это Тело и эту Кровь верным под видом хлеба и вина, создав Свою Церковь, которая стала Новым Израилем, Христос упразднил ветхозаветную церковь с ее жертвами и левитским священством, снял завесу, отделявшую Святое святых от людей, разрушил непреодолимую стену между сакральным левитством и профанным народом. В Церкви Христовой все люди являются "царями и священниками" (Апок. 1:6), все вводятся во Святое святых, все становятся "родом избранным": "И вы сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы... Вы род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, чтобы возвещать совершенства призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий, некогда непомилованные, а ныне помилованы" (1 Пет. 2:5-10).

Иерархическое священство существует в Церкви именно благодаря всеобщему царственному священству всех христиан. Священник, имеющий рукоположение, но по каким-либо причинам отделившийся или отделенный от Церкви, оказавшийся вне ее организма, выпавший из царственного священства народа Божьего, теряет свои священнические права. Внутри Церкви иерархическое священство неразрывно связано с народом Божьим - и одно не может существовать без другого: как община не может быть Церковью без священника, так и священник не может быть таковым без общины. Священник ни в каком случае не является единоличным совершителем таинств: все таинства совершаются им при участии народа, вместе с народом и с согласия народа. Чин Литургии наглядно показывает, что предстоятель священнодействует от лица народа и участие народа в служении не является пассивным.

Трехстепенная иерархия существует в Церкви с глубокой древности, хотя, вероятно, не с самого момента ее основания. В посланиях апостолов мы не видим четкого различия между епископами и пресвитерами - оба термина чаще всего употребляются как синонимы: "Для того я оставил тебя в Крите, - пишет апостол Павел Титу, - чтобы ты довершил недоконченное и поставил по городам пресвитеров, как я тебе приказывал, если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных... Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель" (Тит. 1:5-7). Во времена апостолов еще не было различия между епархией и приходом, так как церковная община, будь то на Крите, в Эфесе или в Риме, включала в себя всех верных этого города (или страны) и являлась "поместной" Церковью (т.е. Церковью этого "места").

Но по мере расширения Церкви возникла необходимость в старших пресвитерах, возглавлявших общины одного округа и обладавших правом рукополагать пресвитеров в эти общины. Уже во II веке священномученик Игнаний Богоносец ясно указывает на епископа как возглавителя Церкви и пресвитеров как его сослужителей, находящихся в полном единомыслии с ним и подчиняющихся ему: "Пресвитерство так согласно с епископом, как струны в цитре". Повинуясь епископу, пресвитеры повинуются Самому Христу в его лице. Для святого Игнатия епископ олицетворяет всю полноту Церкви, и несогласие с ним означает разрыв с Церковью. К иерархии нужно относиться с уважением: "Все почитайте диаконов как заповедь Иисуса Христа, а епископов как (самого) Иисуса Христа... пресвитеров же как собрание Божие, как сонм апостолов. Без них нет Церкви".

Между ними различие в том, что диакон сослужит при Таинствах (но не совершает их); пресвитер совершает Таинства, пребывая в подчинении епископу; епископ не только совершает Таинства, но имеет власть и другим через рукоположение преподавать благодатный дар совершать их. О епископской власти Апостол Павел пишет Титу: “Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал:” (Тит. 1,5). И Тимофею: “Рук ни на кого не возлагай поспешно” (1 Тим. 5,22).

По учению Церкви, нравственное несовершенство того или иного священнослужителя не влияет на действенность таинств, совершенных им, потому что при совершении таинств он является лишь орудием Бога. Сам Христос крестит людей, Сам совершает Евхаристию и причащает их, Сам в таинстве исповеди отпускает им грехи. Священник в чине исповеди говорит кающемуся: "Вот, Христос невидимо стоит, принимая исповедь твою... я же только свидетель, чтобы свидетельствовать перед Ним все, что ты скажешь". Однако, если Христос по Своему безграничному милосердию терпит недостойных и порочных служителей в Церкви, как Он терпел Иуду среди апостолов, это не оправдывает самих священнослужителей, носящих сан не по праву. Будучи орудием, свидетелем и служителем Бога, священник должен быть, насколько возможно, чист, непорочен и непричастен греху. Нравственное несовершенство клириков, грехи и пороки духовенства всегда были болезнью и бедой Церкви, так как они, хотя и не влияют на действенность таинств, тем не менее подтачивают авторитет Церкви в глазах людей, разрушают веру в Бога. Чаще всего о Боге судят по его служителям, что вполне естественно, так как священник является образом Христа. И как горько иногда человеку увидеть в священнике вместо сочувствия равнодушие, вместо любви неприязнь, вместо нравственной чистоты распущенность, вместо честности лицемерие. От человека, на груди которого крест с изображением Христа, распятого за людей, ждут такого же сострадания и такой же любви, как от Самого Христа. "Будь образцом для верных в слове, в жизни, в любви, в духе, в вере, в чистоте", - говорит апостол Павел Тимофею, которого он рукоположил в сан епископа (1 Тим. 4:12).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.035 с.)