ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Санкции: проклятья доминируют



 

В Книге Второзаконие удивительно и даже поразительно то, насколько тон задает тема завета, в теме завета – тема Санкций, а в теме Санкций – проклятья, а не благословения. Иначе говоря, больше заметен Бог карающего правосудия, чем Бог дистрибутивного правосудия. Раздел Санкции, которым завершается книга (Втор 27–30), очень показателен.

Прежде всего, говорится о ритуале и антифонном обновлении завета, при котором представители одних колен должны возгласить благословения за верность, а представители других колен – проклятья за неверность. Народ же должен отвечать: «Аминь».

 

Сии должны стать на горе Гаризим, чтобы благословлять народ, когда перейдете Иордан: Симеон, Левий, Иуда, Иссахар, Иосиф и Вениамин; а сии должны стать на горе Гевал, чтобы произносить проклятие: Рувим, Гад, Асир, Завулон, Дан и Неффалим.

(Втор 27:12–13)

 

Однако далее не говорится о шестеричном возглашении благословений и проклятий, но лишь о двенадцатеричном возглашении проклятий (Втор 27:14–36): «Проклят, кто сделает изваянный или литый кумир, мерзость пред Господом, произведение рук художника, и поставит его в тайном месте! Весь народ возгласит и скажет: «аминь»» (Втор 27:15). И: «Проклят, кто превратно судит пришельца, сироту и вдову! И весь народ скажет: «аминь»» (Втор 27:19). Проклятья доминируют над благословениями.

Далее идет череда благословений, «если будешь слушать гласа Господа Бога твоего» (Втор 28:1-14), которых почти вчетверо меньше проклятий, «если не будешь слушать гласа Господа Бога твоего» (Втор 28:15–18): «Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, и плод твоих волов, и плод овец твоих» (Втор 28:4). И напротив: «Проклят будет плод чрева твоего и плод земли твоей, плод твоих волов и плод овец твоих» (Втор 28:18). Прочтите, если выдержите, все эти очень конкретные проклятья от 28:15 до 28:68.

И наконец, словно этого мало, новые проклятья появляются в Втор 29:19–27, вслед за чем идут (в меньшем количестве) благословения во Втор 30:1-10. К примеру, если ты проклят, «…сера и соль, пожарище – вся земля; не засевается и не произращает она, и не выходит на ней никакой травы, как по истреблении Содома, Гоморры» (Втор 29:23). А если благословен, «приведет тебя Господь Бог твой в землю, которою владели отцы твои, и получишь ее во владение, и облагодетельствует тебя и размножит тебя более отцов твоих» (Втор 30:5).

Чем же обусловлена столь сильная роль Санкций во Второзаконнической традиции (и чуть ли не идефикс на Санкциях )? И почему в них больше проклятий и наказаний, чем благословений и наград? Какова матрица этого слишком уж негативного представления о завете, которое в конце VIII века до н. э. перекочевало из Северного царства Израильского в Южное царство Иудейское, где и было оформлено в конце VII века до н. э.? Как всегда, учтем ситуацию на тогдашнем Ближнем Востоке. К VIII веку до н. э. Хеттская империя, могущественная империя бронзового века, давно почила в бозе, зато в расцвете находилась (Нео) – ассирийская империя, еще более могущественная империя железного века. С одной стороны, как мы помним, хеттские договоры XIV–XIII веков до н. э. обычно завершались кратким перечислением проклятий за неверность и благословений за верность. В главе 5 мы уже рассмотрели пример таких Санкций, где благословений и проклятий поровну.

С другой стороны, ассирийские договоры VIII и VII веков до н. э. все более увеличивали раздел Санкций. При этом благословения обычно вообще отсутствовали, а проклятья возглашались с символическими действиями и устрашающими ритуалами. От договоров до тактики осады – Ассирия использовала имперский террор в качестве сознательной военной стратегии и просчитанной внешней политики. На мой взгляд, Второзаконническая традиция сделала, к добру или худу, ассирийскую модель договора ключом к пониманию завета Божьего с Израилем.

 

«Не ставьте себе иного царя, иного господина»

 

Приведем яркий пример одного из ассирийских вассальных договоров, уделив особое внимание стилю и форме, то есть насилию и даже терроризму Санкций, где вассалы призывали на себя проклятья в случае неверности. Мы увидим, сколь сильно это отличается от хеттских договоров с Преамбулой, Историей, Законом, Свидетельствами и Санкциями, которые мы рассматривали в главе 5.

В марте 672 года ассирийский владыка Асархаддон созвал торжественное собрание, в ходе которого заключил заветы с девятью малыми царствами на своей иранской границе. До наших дней лучше всего сохранился (а значит, лучше всего подходит для исследования) договор с мидийским вождем Раматаей из Уруказабарны. Подобно всем другим царям, Асархаддон требовал от последнего присяги своему сыну и преемнику Ашшурбанапалу. Только об этом и говорится в разделе Закон , и эта мысль повторяется снова и снова.[17]

Преамбула и Свидетельства: Преамбула (строки 1-12 и 41–50) обрамляет божественные Свидетельства (строки 13–40) таким образом, что божественные сущности и космические силы появляются почти сразу, а раздел История вовсе отсутствует.

Закон и Санкции: затем длинный раздел Закона в стиле «если ты…» (строки 51-413) образует диалектику с длинным разделом Санкций в стиле «да будешь ты…» (строки 423–529). Например: «Если ты уберешь его (текст с договором. – Д.К.), предашь огню, бросишь в воду, погребешь во прахе или каким-либо путем уничтожишь, истребишь или обратишь его лицом вниз… пусть смола и деготь будут твоей едой, ослиная моча – твоим питьем, нафта – твоим благовонием, речной камыш – твоим убежищем; а злые духи, демоны и соглядатаи да изберут твои дома в качестве своих обителей» (строки 410–413, 492–493).

Затем, словно вышесказанного мало, следует длинный список проклятий в стиле «как… так пусть». Это ритуалы, в ходе которых вассалы совершают символические действия, знаменующие их беды в случае неверности (строки 560–668). Например: «Как эти весенние ягнята и овечки взрезаны, и их кишки обмотаны вокруг их ног, так пусть кишки твоих сынов и дочерей будут обмотаны вокруг твоих ног» (строки 551–554). К слову сказать, этот тип ритуала подразумевается в сценах «отрезания» завета в Быт 15:7-21 и Иер 34:18.

И наконец, особенно отметим следующие две детали в разделе Закон. Во-первых, любовь означает верность: «Если ты не будешь любить престолонаследника Ашшурбанапала, сына твоего господина Асархаддона, царя Ассирийского, как любишь собственную жизнь…» (строки 266–268). Во-вторых, верность означает эксклюзивность: «Не ставьте себе иного царя, иного господина» (строка 301). Сопоставьте эти повеления со словами Второзакония: «Слушай, Израиль: Господь,

Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими» (Втор 6:4–5).

Санкции как проклятия занимают 254 из 674 строк (38 %) Асархаддоновой династической паранойи. И эти ассирийские вассальные договоры (с их сильным акцентом на Санкции, а не на Историю, а в рамках Санкций – на проклятья, а не на благословения) суть метафора, модель и матрица для Второзаконнической концепции завета. Более того, можно показать прямую связь между ассирийскими и второзаконническими проклятьями. Приведем два примера.

Во-первых, договор между Асархаддоном и Раматаей приводит следующее двойное проклятие: «Пусть Син, светило небес и земли, покроет тебя проказой… пусть Шамаш, свет неба и земли… отнимет у тебя зрение» (строки 419–422). Здесь весьма органично сочетаются лунный бог Син и солнечный бог Шамаш. Сходное сочетание проказы и слепоты есть во Второзаконии: «Поразит тебя Господь проказою Египетскою, почечуем, коростою и чесоткою, от которых ты не возможешь исцелиться; поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца» (Втор 28:27–28).

Во-вторых, Асархаддон угрожает засухой, когда «все боги… обратят твою почву в железо… и дождь не падет с медного неба… но пусть вместо росы в твоей земле выпадет дождь горящими углями» (строки 528–531). Второзаконие также угрожает засухой: «И небеса твои, которые над головою твоею, сделаются медью, и земля под тобою железом; вместо дождя Господь даст земле твоей пыль, и прах с неба будет падать, падать на тебя, доколе не будешь истреблен» (Втор 28:23–24).

Я цитирую эти параллели, поскольку их наличие во Втор 28 говорит нечто важное о характере Бога. Если противопоставлять Яхве, Бога Израилева, Ашшуру, богу Ассирии, то по ходу дела Яхве не должен превращаться в Ашшура.

И наконец, даже священнический рассказ о завете оказался под влиянием второзаконнической концепции Санкций. К примеру, материал в Лев 26 был отредактирован после вавилонского плена в VI или V веке до н. э., как видно из Лев 26:34–46, где плен истолковывается как искупительная Суббота для Земли. Отметим его деление на благословения (Лев 26:3-13) и проклятья (Лев 26:15–68). Благословения короче.

Подведем итоги. На мой взгляд, Второзаконническая концепция завета с Богом смоделирована по типу ассирийских договоров. Именно поэтому она существенно увеличила роль Санкций в завете, а в Санкциях – роль проклятий и наказаний.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 184.72.102.217 (0.005 с.)