Переписать историю или переосмыслить теологию?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Переписать историю или переосмыслить теологию?



 

Второзаконническая концепция Санкций , связанных с заветом, работала в двух направлениях. Один вектор был направлен из настоящего в будущее: если будете слушаться, обретете благословение; если не будете слушаться, обретете проклятие. Другой вектор был направлен из настоящего в прошлое: если на вас благословение, значит, вы слушались; если прокляты, значит, не слушались. Одно из обетовании гласит:

 

Если ты… будешь слушать гласа Господа Бога твоего… поразит пред тобою Господь врагов твоих, восстающих на тебя; одним путем они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя…

Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего… предаст тебя Господь на поражение врагам твоим; одним путем выступишь против них, а семью путями побежишь от них; и будешь рассеян по всем царствам земли.

(Втор 28:1, 7, 15, 25)

 

Возникает очевидный вопрос: всегда ли эти благословения и проклятья поддаются эмпирической проверке? Насколько хорошо они работают как внутри самой Второзаконнической традиции, так и за ее пределами?

К примеру, в исторических книгах Библии (они следуют за Второзаконием) данный подход применялся для суждения о том, какие цари Иудеи и Израиля были хорошими, а какие – плохими. Но сходятся ли здесь концы с концами? Всегда ли хорошие цари получали благословения, и всегда ли плохие цари оказывались под проклятьем? Приведем два ярких примера, которые показывают, что «гладко было на бумаге». И обратим внимание, как затем историю подправляли в угоду теологии.

В одном случае плохой царь жил слишком долго, в другом – хороший царь умер слишком рано. Это двойное расхождение между монархической историей и Второзаконнической теологией заметил Хронист, который написал богословски «правильную» версию 2–4 Книг Царств в персидский период (около 400 года до н. э.). Он вышел из положения следующим образом: теологию не менять, а историю переписать.

История царя Манассии. По меркам Второзакония Манассия был никудышным царем (4 Цар 21:2). Но правил он даже дольше Давида: с 697 по 642 год до н. э. Как такое могло случиться? Должно быть, он чем-то хорошим все же отличился, за что и получил благословение и награду. Так Хронист и переписал историю.

 

История написанная:…и совратил их Манассия до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь… Прочее о Манассии и обо всем, что он сделал, и о грехах его, в чем он согрешил, написано в летописи царей Иудейских.

(4 Цар 21:9, 17)

 

 

История переписанная: Но Манассия довел Иудею и жителей Иерусалима до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь от лица сынов Израилевых… И привел Господь на них военачальников царя Ассирийского, и заковали они Манассию в кандалы и оковали его цепями, и отвели его в Вавилон. И в тесноте своей он стал умолять лицо Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих. И помолился Ему, и Бог преклонился к нему и услышал моление его, и возвратил его в Иерусалим на царство его. И узнал Манассия, что Господь есть Бог… Прочие дела Манассии, и молитва его к Богу своему, и слова прозорливцев, говоривших к нему именем Господа Бога Израилева, находятся в записях царей Израилевых.

(2 Пар 33:9, 11–13, 18; курсив мой. – Д. К.)

 

Вообще говоря, Манассия был одним из вассалов Асархаддона (согласно ассирийским анналам), да и правил Асархаддон из Ниневии, а не из Вавилона (681–669 годы до н. э.). Курсивом мы выделили строки, которые показывают, как Хронист пытался согласовать царскую историю со второзаконнической теологией.

История царя Иосии. Иосия был царем хоть куда: как мы уже видели, он-то и осуществил Девтерономическую реформу в 621 году до н. э. Более того, его рождение было предречено полутора столетиями ранее. В 3 Цар 13:2 приведены слова Господа: «Вот, родится сын дому Давидову, имя ему Иосия». И наконец, в Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, сказано о царях Иудеи: «Кроме Давида, Езекии и Иосии, все тяжко согрешили, ибо оставили закон Всевышнего» (Сир 49:5–6).

Несмотря на второзаконническую теологию, Иосия погиб в битве в 609 году до н. э. Как такое могло случиться? Должно быть, он сделал что-то не так. И опять же Хронист выдумывает причину:

 

История написанная: Во дни его пошел фараон Нехао, царь Египетский, против царя Ассирийского на реку Евфрат. И вышел царь Иосия навстречу ему, и тот умертвил его в Мегиддоне, когда увидел его. И рабы его повезли его мертвого из Мегиддона, и привезли его в Иерусалим, и похоронили его в гробнице его.

(4 Цар 23:29–30)

 

 

История переписанная: После всего того, что сделал Иосия в доме Божием, пошел Нехао, царь Египетский, на войну к Кархемису на Евфрате; и Иосия вышел навстречу ему. И послал к нему Нехао послов сказать: что мне и тебе, царь Иудейский? Не против тебя теперь иду я, но туда, где у меня война. И Бог повелел мне поспешать; не противься Богу, Который со мною, чтоб Он не погубил тебя. Но Иосия не отстранился от него, а приготовился, чтобы сразиться с ним, и не послушал слов Нехао от лица Божия и выступил на сражение на равнину Мегиддо. И выстрелили стрельцы в царя Иосию, и сказал царь слугам своим: уведите меня, потому что я тяжело ранен. И свели его слуги его с колесницы, и посадили его в другую повозку, которая была у него, и отвезли его в Иерусалим. И умер он, и похоронен в гробницах отцов своих. И вся Иудея и Иерусалим оплакали Иосию.

(2 Пар 35:20–24; курсив мой. – Д. К.)

 

Опять-таки курсив показывает, с помощью какой вставки Хронист согласовал историю с теологией. Не переписывая историю, судьбу обоих царей – символа нечестия и символа добра – нельзя было объяснить с позиции Санкций во Второзаконнической традиции.

Иными словами, Второзаконническая теология не работает даже в самой Второзаконнической традиции. Нестыковки с Манассией и Иосией потребовали «исправлений» со стороны Хрониста, который подстроил историю под теологию. Еще более яркие примеры мы находим за пределами Второзаконнической традиции.

История Иова. В IV веке до н. э. Книга Иова вскрыла проблемы Второзаконнической теологии, особенно в плане ее двунаправленности. Ибо, как мы уже сказали, с помощью Санкций можно было давать объяснения случившемуся: страдания посланы в наказание за грехи. Раз Иов тяжко страдает, значит, он тяжко грешил.

В главах 3-37 мы слушаем плохую теологию в форме великой поэзии: друзья, закоренелые девтерономисты (по сути, второзаконнические фундаменталисты), втолковывают Иову, что Бог наказывает его, но помилует, если Иов покается. Аргумент идет задним числом: страдания указывают на прошлые грехи Иова. Между тем мы, читатели (или слушатели), с самого начала книги знаем, что такая второзаконническая интерпретация случая с Иовом ошибочна. Бог прямым текстом опровергает ее в начале (1:8) и в конце (42:7) книги.

Прав был Роберт Фрост, чьи слова вынесены в эпиграф в данной главе. Такова задача Книги Иова:

 

Замкнуть уста Девтерономисту

И изменить течение религиозной мысли…

 

К сожалению, однако, Книга Иова стала лишь «лежачим полицейским» на автостраде Второзакония. Никакие последствия человеческих поступков, никакие нелепые несчастные случаи, никакие природные катастрофы не могут заставить многих верующих, да и неверующих, отказаться от мысли, что бедствия посылаются за грехи. А ведь это не только искажает теологию, но и бесчестит Бога!

 

Где мы? И что дальше?

 

Когда я задумываюсь над началом и концовкой Пятикнижия, противопоставляя Священническую традицию в Быт 1 и Второзаконническую традицию во Втор 28, я снова вижу библейский ритм расширения и сжатия, утверждения и отрицания. Далее мы увидим его еще яснее и поймем, что это – биение сердца библейской традиции. И так мы подойдем к ответу на исходный вопрос, как читать Библию – и остаться христианином. Читать Библию следует внимательно, вдумчиво и целиком. Следует распознавать радикальность ее требований, ожидать неприятия этих требований – и уважать честность рассказчиков, которые говорят нам правду.

Настойчивая диалектика утверждения и отрицания присуща самой сердцевине завета. Эта сердцевина – троичная последовательность от Истории к Закону и Санкциям. Вектор может быть направлен к Истории и подчеркивать прошлое – или быть направлен к Санкциям и подчеркивать будущее. И История, и Санкции всегда присутствуют в библейской традиции, но иногда все упирается в вектор и эмфазу. Это можно наглядно представить в виде диаграммы:

 

 

Все очень неоднозначно. Повторюсь, что перед нами не абсолютно взаимоисключающие возможности, а трагически разные эмфазы. Ведь есть принципиальная разница, ориентируемся ли мы на благодарность Богу (вектор к Истории, прошлому) или на страх перед Богом (вектор к Санкциям, будущему). Здесь решается, каков Бог: это Бог дистрибутивного правосудия или Бог карающего правосудия; Бог милостивый и мирный или суровый и жестокий?

В главе 7 мы перейдем от Торы к Пророчеству, но меня все еще волнует фундаментальный вопрос: людей наказывают за зло свыше, или они сами пожинают последствия своих поступков? Дело в том, что пророки неоднократно, отважно и величественно возвещали Бога дистрибутивного правосудия, но они же последовательно, неустанно и неизменно угрожали Богом карающего правосудия.

Должно быть, говорят пророки, дистрибутивное правосудие на земле, иначе последует карающее правосудие с неба. Но чем обусловлена уверенность и отвага этого учения? Что в нем взято – к добру или худу – из матрицы, в которой оно существовало и без которой бы не возникло? Как всегда и для них, и для нас матрица играет ключевую роль.

 

 

Глава 7

Пророчество и молитва

 

Ибо кто стоял в совете Господа и видел

и слышал слово Его?

Кто внимал слову Его и услышал?

(Книга Иеремии 23:18)

 

В Библейской традиции словом «нави» (его не вполне удачно переводят как «пророк») обозначается человек, «призванный»/«посланный»/«поставленный» возвещать весть от Бога – весть, зачастую бросающую вызов абсолютной силе царской власти. Например, Бог «послал» Моисея противостать фараону в Исх 3:10, «послал» Самуила противостать Саулу в 1 Цар 15:1 и «послал» Нафана противостать Давиду в 2 Цар 12:1.

Здесь нет места для рассматрения всей картины событий, поэтому попробуем составить представление о Пророческой традиции на одном ярком примере. Возьмем мы его у пророка Исайи (VIII век до н. э.), чьи миссия и проповедь описаны в Ис 1-39. (Остальная часть Книги Исайи принадлежит перу более поздних пророков.)

Роковой матрицей Ис 1-39 была ассирийская империалистическая экспансия во второй половине VIII века до н. э. Как мы уже видели в предыдущей главе и как снова увидим в этой главе, ассирийская агрессия надолго отбросила тень на Землю Израилеву, повлияв на понимание не только завета, но и Бога. Отсюда и наша тематика сейчас: пророческая идентичность, пророческая матрица, пророческое содержание.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.223.30 (0.009 с.)