Когда бы по делам господь судил людей,



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Когда бы по делам господь судил людей,



Не мог бы избежать возмездия злодей!

Из множества философских стихов, литературных и научных сочинений аль-Маарри выделяется его «Послание о прощении», послужившее одним из прообразов и источников бессмертной «Божественной комедии» Данте. “Послание о прощении” – не только остроумная пародия на мусульманские представления о загробной жизни, но и тонкое осмеяние земной действительности, придворных нравов и обычаев. Слепой поэт духовным взором прозрел и социальную трагедию народа в то смутное время, и общий кризис мусульманского средневекового сознания.

В аббасидский период достигла расцвета арабская проза. В ней заслуживают внимания любовно-приключенческие бытовые новеллы, рассказы и анекдоты (макамы). Заслуживает упоминания еще один жанр прозы того времени – народный роман. Из дошедших до наших дней наиболее известно “Жизнеописание Антара”. Его герой, бедуинский поэт-воин из ничтожного раба становится знаменитым полководцем, возглавляющим войска арабов, против армий Ирана и Византии. Однако после всех походов и приключений Антар неизменно возвращается в родное становище, к своей возлюбленной, воссоединиться с которой ему мешают злая судьба и многочисленные враги и соперники. Но Антар, подобно героям эпосов других народов, в конечном итоге преодолевает все препятствия.

ёМежду X и XV вв. на Ближнем Востоке сложился впоследствии всемирно известный свод народных сказок “Тысяча и одна ночь”. Наряду с арабами в него внесли свой вклад все народы, волею истории оказавшиеся в составе Халифата. Блестящий знаток фольклора А.М. Горький однажды заметил: “Среди памятников устного народного творчества “Сказки Шахразады” являются памятником самым монументальным” Первый перевод сказок на французский язык в начале XVIII в., состоявший из 12 томов, потряс Европу. Упоминание этих сказок можно встретить у Жуковского и Пушкина, Толстого и Гете, Диккенса и Гоффмана. Сказки “Тысячи и одной ночи” входят в первую десятку самых распространенных переводных изданий. Они живут и в научных академических изданиях, и в бесчисленных переложениях, пересказах для детей, обработках для сцены и кино, мультфильмах.

Изобразительное искусство и архитектура. Как и литература, изобразительное искусство арабо-мусульманского мира несет на себе отпечаток ислама. В отличие от христианства, ислам не допускал даже мысли о возможности внешнего сходства Аллаха с человеком или каким-либо другим земным существом. Считалось, что изображать человека или животное – прямой путь к идолопоклонству. В Коране прямо говорится, что вырезать идолов и ваять образ человека – дело дьявола. В преданиях о жизни пророка Мухаммада утверждается, что несчастье ждет того, кто посмеет изобразить живое существо.

В связи с этими представлениями, не изображение и не скульптура, а слово, в том числе художественно оформленное в виде надписи или графического символа, стало главным носителем религиозной идеи ислама. Живопись в Халифате, как и в других мусульманских странах, не получила развития, но зато орнаментальная роспись стен, порталов общественных зданий, растительный орнамент ковров, изделий художественного ремесла достигли необыкновенного совершенства. Эти орнаменты обычно сочетались со стилизованными узорными надписями – цитатами из Корана. Такие надписи, сочетавшиеся с геометрическими, звездчатыми и растительными орнаментами, получили в Европе название арабесок. В исламском мире очень высоко ценилось искусство каллиграфии, в котором арабы добились удивительного мастерства и совершенства. В этом с ними могут сравниться разве что китайские и японские мастера. В позднее средневековье появилась и книжная миниатюра, но не столько в арабском, сколько в персидском и индийском искусстве.

В отличие от живописи, строительное дело и архитектура в Халифате достигли очень высокого уровня. Арабы создали новые, до того времени неизвестные типы зданий – мечети, минареты, медресе (богословские школы разного уровня) и другие сооружения. Они же усовершенствовали уже известные типы дворцов и жилых зданий, караван-сараев.

Первоначально арабы в завоеванных странах ограничивались переделкой христианских и зороастрийских храмов в дома молитвы, а в полупустынях ограничивались обозначением на песке места моления (масджид) и направления (кибла) к Мекке и Каабе. Занимая древние города Палестины и Сирии, правители Халифата приспосабливали к своим нуждам городское хозяйство, руководствуясь при этом принципом: “Самая бесполезная вещь, пожирающая богатство верующего – строительство”. От этого утверждения веет древней привычкой кочевника долго не задерживаться на одном месте. Поэтому в VII - VIII вв. здания возводились арабами довольно редко. С ростом и укреплением государства положение стало меняться. В 687 - 691 гг. на месте разрушенного римлянами храма библейского царя Соломона была построена мечеть Куббат-ас-Сахра (“Купол скалы”). По преданию, на вершину этой голой скалы ангелы вознесли Мухаммада, и он ступил на нее своей ногой. Построенная в форме восьмигранника, увенчанная куполом (отсюда ее название), украшенная мозаиками и мраморными колоннами, она до сих пор поражает воображение и правоверных, и «гяуров». Вместе с близлежащей мечетью аль-Акса мечеть Куббат ас-Саура вошла в третий культовый комплекс мусульман “Благородное святилище” (первый – храм Кааба в Мекке, второй – могила пророка Мухаммада в Медине).

Еще одно прославленное сооружение, “Большая мечеть”, воздвигнута Омейядами в 705 -715 гг. в столице Дамаске. Она была перестроена из христианской базилики Иоанна Крестителя, в свою очередь воздвигнутой на месте римского храма Юпитера, основанием которому послужил фундамент капища арамейского бога Хаддада. “Большая мечеть”, щедро украшенная инкрустациями из мрамора, мозаикой и позолотой капителей древних ее колонн, ошеломляла современников.

К IX в. относится строительство грандиозной мечети в Самарре – любимом месте летнего отдыха халифов. К сожалению, к нашему времени от нее сохранился только уникальный минарет аль-Мальвийя высотой 50 метров в виде усеченного конуса, с наружной спиральной лестницей, ведущей на культовую площадку. Минареты, наряду с куполами – типичный признак мусульманского зодчества. Это высокие и стройные, стоящие рядом с мечетью башни, с которых специальные служители – муэдзины – возглашали призыв к молитве. В западной части Халифата минареты строили четырехугольной формы, в восточной – обычно круглоствольные. Минарет аль-Мальвийя, построенный наподобие библейского вавилонского столпа, был одним из немногих исключений.

Наука. В период Халифата огромных успехов добилась арабская наука. Переход от традиционного кочевого образа жизни и завоевание цивилизованных стран вели к усвоению арабами передовой научной мысли народов Передней Азии и Египта. Способствовало этому и то, что ислам, отличаясь в этом от христианства, относился к знанию как к одному из признаков всемогущества Аллаха, как к необходимому условию понимания и распространения истинной веры (искусство тоже считалось одним из видов знания).

Арабская традиция гораздо полнее средневековой европейской сохранила достижения античной науки. Центрами науки того времени были Басра, Куфа, Багдад, Александрия. Халиф ал-Мамун создал в Багдаде целый “Дом науки” – своего рода соединение Академии, библиотеки, обсерватории и коллегии переводчиков. Сирийцы-христиане в ранний период Халифата сделали много переводов с греческого и сирийского (арамейского) языков на арабский.

Тогда же было сделано большое число переводов на арабский язык разнообразных персидских сочинений. Через посредство персов в Халифате стали известны достижения индийской науки в области математики и астрономии, в том числе и труды знаменитого Ариабхаты (V в.). Основываясь на математических достижениях индийцев, арабы в 827 г. измерили дугу меридиана и определили размеры земного шара. Им же принадлежит введение в математику тригонометрических функций, разработка приемов решения алгебраических уравнений 1-й и 2-й степени.

Арабская наука того времени может особо гордиться успехами своей теоретической и практической медицины. В ее основу легли труды Галена и Гиппократа. Особое развитие получила офтальмология и связанные с нею достижения оптики; арабы делали даже операции по удалению катаракты. Известно им было и кесарево сечение.

Особую известность в области медицины получили тогда Абу Бекр ар-Рази (ум. в 925.) и знаменитый Ибн Сина (980 – 1037), которого европейцы называют Авиценной. Ибн Сина изложил свои философские (теоретические) знания в области лечебного дела в “Книге исцеления” и прославился во всем мире своим “Каноном врачебной науки”. По этой книге изучали медицину едва ли не все европейские врачи начиная с XI и до конца XVII вв.

Многие арабские ученые были энциклопедистами, занимавшимися с успехом самыми разными науками. Ибн Сина был не только светилом медицины, но и философом, поэтом, химиком. Знаменитый ал-Бируни (973 – 1050) был историком, математиком, астрономом, географом и физиком. Математиком, астрономом и географом был уже упомянутый ал-Хорезми (787 – 850).

С художественной образностью мир арабской учености предстает в одном из эпизодов “Тысячи и одной ночи”. “О Таваддуд, какие науки ты хорошо знаешь?” – спросил халиф. И девушка отвечала: “О господин, я знаю грамматику, поэзию, законоведение, толкование Корана и лексику, и знакома с музыкой и наукой о долях наследства, и счетом, и делением, и землемерием, и сказаниями первых людей… Я изучала науки точные, и геометрию, и философию, и врачевание, и логику, и риторику, и изъяснение, и запомнила многое из богословия. Я была привержена к поэзии и играла на лютне, узнала, где на ней места звуков, и знаю, как ударять по струнам, чтобы были они в движении или в покое. Говоря кратко, я дошла до того, что знают лишь люди, утвердившиеся в науке”.

4. Культура Ирана XI –XV вв.

Средневековая арабская культура оказала непосредственное воздействие на соседние народы: особенно те, которые входили в состав Халифата. В этом отношении заслуживает особого внимания культура Персии (Ирана) X - XV вв.

Прикладное искусство. В эти столетия Иран пережил множество разорительных набегов и нашествий. Но это не могло помешать значительному экономическому росту – развитию сельского хозяйства, росту городов и торговли. Благодаря созданию больших оросительных систем стали собирать по несколько урожаев в год. В Хорасане, главной провинции страны, выращивали до 100 сортов винограда, расширили посевы сахарного тростника, олив, красильных, масличных и пряных растений, появились цитрусовые. Процветало ремесло, а с ним и торговля – внутренняя и заморская. Вывозились парча и золотое шитье, льняные, шелковые и хлопчатобумажные ткани, шерстяные и шелковые ковры, глазурованная фаянсовая посуда, оружие и кожевенные изделия. Парфюмерия – цветочные масла, духи и эссенции из махровой розы, фиалки, нарцисса, апельсиновых и финиковых цветов – вывозилась морем даже в Китай. Самыми крупными городами Ирана того времени были Шираз, Исфахан, Рей и Нишапур. В последнем жило более 200 тысяч человек. Балх, Газна и Кабул были главными центрами караванной торговли с Индией. Важнейшими портами Персидского залива были Сираф и Ормуз, откуда иранские товары шли в Басру, порты Аравии, Индии и Китая. Через Каспийское море персы торговали с Хорезмом, странами Закавказья, с хазарами и Русью.

Иран всегда славился своим керамическим искусством, главными центрами которого были в рассматриваемое время Рей и Кашан. Здесь производили фаянсовые изделия с резными орнаментами и декоративными надписями. Наряду с ними массово производились кувшины, чаши, блюда, вазы и т.п. с поливной глазурью. Они часто расписывались либо по сырой глине (подглазурная роспись), либо уже по глазурованной поверхности (надглазурная роспись). Высшим достижением иранской керамики стала известная с XII в. надглазурная роспись люстром по беловатой или зеленоватой оловянной глазури.

Люстр – изобретение средневековой иранской алхимии – красочный золотистый состав с металлическим отблеском различных цветов, получаемый в результате сложного и длительного обжига в двух печах. В состав люстра входили медь, серебро, золото, мышьяковистый песок и другие компоненты. Позже люстр, несмотря на его дороговизну, стали применять даже при производстве архитектурной керамики. Эти керамические плитки разных форм применялись для облицовки фасадов культовых и гражданских зданий. Для такой облицовки изготовлялись также изразцы с рельефными изречениями из Корана.

Из прикладных искусств высокого мастерства достигла в Иране роспись тканей и украшения их узорными вышивками из золотых и серебряных нитей. Изготовлялись также орнаментованные металлические сосуды, богато украшенное оружие. Отличались высокими качествами и другие произведения художественного ремесла – бронзовые изделия с инкрустациями из золота и серебра, шелковые и шерстяные ковры разных типов, отличавшиеся исключительной красотой.

Литература. В это же время в иранских землях, параллельно с материальным производством, процветали науки, литература и искусство. Образованные слои населения, восприняв ислам и на время даже язык арабов, сумели сохранить многие самобытные черты древней иранской традиции. Поэты и ученые стали вспоминать и прославлять старину, призывали возродить былое величие Ирана. Это культурно-идейное движение слилось в IX - X вв. с мощными антиарабскими и антифеодальными народными восстаниями. На их гребне в Средней Азии и Восточном Иране (Хорасане) к власти пришла династия Саманидов, ведшая свою родословную от древних Сасанидов.

Саманидские монархи стали культивировать при дворе родной язык – фарси (парси), противопоставляя его арабскому. Он опирался на письменную традицию Сасанидов (III - VII вв.) и отличался от простонародной речи основной массы населения. Его стали называть дари, то есть дворцовый. В X - XV вв. он стал общим литературным языком для всех народов Ирана. На нем написана поэма "Шах - наме" – величайшее творение классика персидской, таджикской литературы Абу-л-Касима Фирдоуси (934 - 1025). Эта книга по праву вошла в сокровищницу мировой культуры. На основе древнеиранского поэтического эпоса и научных трудов Фирдоуси в поэтической форме изложил историю Ирана и Средней Азии с древнейших времен вплоть до арабского нашествия (по объему поэма превосходит «Илиаду» и «Одиссею», вместе взятые). “Шах-наме” проникнута пафосом героики и патриотизма, любовью к родине и глубокой ненавистью к арабским и тюркским поработителям, лиричность ей придают многочисленные любовные эпизоды. Она прославляет иранское рыцарство – дехкан. В ней с симпатией нарисован образ вождя народного восстания – Маздака. Написанная великолепным литературным языком, она на целые столетия стала образцом для поэтических подражаний. Сам же Фирдоуси многие годы провел в опале, вынужденный бежать и целых двадцать лет провести в нищете, скрываясь от ищеек султана. “Правоверное” суннитское духовенство даже отказалось хоронить его по мусульманскому обряду, обвиняя великого поэта в ереси и прославлении “нечестивых героев”.

С “Шах-намэ” начался подлинный взрыв ираноязычной поэзии, получившей признание во всем мире. Крупным поэтом XI в. был тонкий лирик и мастер пейзажа Фаррухи, сын раба. Фахр ад-дин Гургани прославился в то же время любовной поэмой “Вис и Рамин”.

В конце XI - XII вв. жил и творил поэт-философ Омар Хайям (1048 - 1123), человек универсальной образованности и энциклопедических знаний. Он был астрономом и соавтором самого точного в то время календаря. Философ и математик, он дал изложение решений алгебраических уравнений до 3-й степени включительно, и открыл бином, который несколько столетий спустя снова вывел Ньютон. Но больше всего Хайяма прославили четверостишия – рубаи, проникнутыми жизнерадостностью, пафосом свободной личности и антиклерикальным вольнодумством. Певец радостей жизни, любви и вина, отрицавший бессмертье и едва ли не самого Аллаха, Омар Хайям известен с тех пор во всем мире. Его рубаи переведены (и многократно!) на все европейские и сколь-нибудь значительные восточные языки, доставляя неизъяснимое наслаждение всем знакомым с поэзией.

В Ширазе, на “голубой родине Фирдуси” (С. Есенин), появился на свет и провел молодые годы гениальный персидский поэт Муслих ад-дин, известный нам как Саади. Саади прожил долгую и бурную жизнь, более столетия. Первую половину жизни странствовал – то воином, то в одежде дервиша, побывал в плену у индусов в Гуджарате и у крестоносцев в Сирии, чуть не погиб, но вернулся-таки домой. Там он, уже будучи умудренным жизнью, написал большинство своих произведений: несколько сборников любовной лирики – газелей (вид лирического стихотворения), элегию на взятие и разорение Багдада монгольским Хулагу-ханом, другие сочинения. Самыми известными в его творчестве остаются две книги о том, как нужно жить. Это «Бустан» и «Гулистан» – соответственно, «Плодовый сад» и «Цветущий (или Розовый), сад"). Саади стал известен в Европе раньше других восточных поэтов. На Руси первые его переводы появились уже в начале XVII в.

Одной из величайших заслуг Саади перед мировой культурой является то, что он первым выдвинул художественную концепцию гуманизма. Он задолго до европейцев – Мирандолы, фон Гуттена и Рабле – употребил термин “гуманизм” (“адамийят”, то есть человечность) и отлил его в поэтическую формулу, высоко оцененную в нашу эпоху:



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; просмотров: 123; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.014 с.)