ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Биосоциальная природа компенсаторного приспособления



В предыдущих параграфах были рассмотрены общие биологические принципы и физиологические механизмы компенсаторной деятельности организма. В них было показано, что компенсация является функцией центральной нервной системы. Отсюда следует, что уровень компенсаторной приспособляемости должен зависеть от ее сложности.

Зависимость развития компенсаторных функций от уровня развития нервной системы отчетливо проявляется в опытах с энуклеацией (ослеплением) животных, находящихся на разных ступенях эволюционной лестницы.

Различия в уровне развития нервной системы отражаются в случае слепоты и на состоянии зрительных зон головного мозга. У животных потеря зрения ведет к разрушению нервных клеток в зрительных областях. Например, у ослепленных собак и кошек разрушаются нервные клетки коленчатого тела, через которое проходят нейрозрительные пути, происходит уменьшение коленчатого тела в размерах. У ослепших людей никаких патологических изменений в морфологической структуре мозга, как правило, не обнаруживается.

Отсутствие патологических изменений (распада нервных клеток) в зрительных зонах мозга у людей, потерявших зрение, объясняется высоким уровнем развития центральной нервной системы и сложившейся у человека сложной динамической системой связей между мозговыми центрами. Благодаря этому отсутствие зрительных раздражений у человека не вызывает обусловленной бездеятельностью атрофии нервных образований, которая наблюдается у животных. “Когда речь идет о слепых, глухих и т.д., - писал И.П. Павлов, - нужно постоянно помнить, что деятельность центра коры поддерживается ассоциированными раздражителями и вместе с тем зависит от количества всех раздражений и иррадиации их”. (Павловские среды. - М.-Л.. 1949. Т. II. C. 530)

Исключение здесь составляют только рано ослепшие и лица со значительным стажем слепоты. Посмертное исследование мозга профессора Щ. (ослеп в 5 лет, стаж слепоты 54 года) и музыканта (слепорожденный, стаж слепоты 77 лет) показало, что длительное поражение периферического зрительного нейрона вызывает и морфологические изменения мозговой ткани. Они выражаются в уменьшении толщины коры зрительного центра. Если в норме (стр.63) толщина коры составляет в среднем 2-2,15 мм, то при длительной тотальной слепоте она равняется 1,24-1,35 мм. Морфологи отмечают также редуцированность, развития затылочных долен мозга. Очевидно, для нормального функционирования зрительных зон и их развития в случаях рано ослепших и длительной тотальной слепоты оказывается недостаточно ассоциированных раздражителей.

Таким образом, человек не только имеет наиболее высокоразвитую нервную систему, по и обладает самыми совершенными компенсаторными возможностями. Однако даже такое высокое развитие биологических компенсаторных функции не может обеспечить сколько-нибудь значимых результатов при наличии тяжелых нарушении высшей нервной деятельности. В качестве примера можно принести такой дефект, как травма переднего отдела затылочной области больших полушарии, в результате которой, сохраняя нормальное зрение, больные разучиваются читать. И только специальные упражнения (а не биологическое компенсаторное приспособление!) возвращают им эту способность. Абсолютная же слепота, независимо от ее происхождения, при полном отсутствии какой бы то ни было помощи извне, делает человека практически нежизнеспособным. Физиологические меры организма оказываются недостаточными для компенсации столь сложного дефекта и его последствий.

Однако люди с полной потерей зрения, слуха и даже при таких тяжелых комбинированных дефектах, как слепоглухонемота, в значительной мере преодолевают их последствия, приспосабливаются к жизни в новых условиях, а порой достигают в ней значительных успехов.

Наиболее показательным для данного случая является жизнь и деятельность слепоглухих Л. Бриджмен, Э. Келлер, О.И. Скороходовой и многих других. Все они, несмотря на столь тяжелые нарушения анализаторной деятельности, достигли высокого уровня интеллектуального развития. Широко известны книги Э. Келлер “История одной жизни” и О.И. Скороходовой “Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир”.

Э. Келлер, которую М. Твен назвал феноменом XX в., на протяжении долгих лет мною сил отдавала организации обучения и воспитания аномальных детей.

О.И. Скороходона, получив образование и защитив кандидатскую диссертацию, работала в области дефектологии, занималась (стр.64) литературным трудом. Стихи, статьи, очерки О. И. Скороходовой, в которых раскрываются способы и средства, помогающие ей ориентироваться в окружающем мире и познавать его, вызывают большой интерес у широких читательских масс. Своеобразные, но вполне реальные картины жизни сменяются перед нами одна за другой, когда мы читаем произведения О.И. Скороходовой. Вот, например, ее описание своих представлений в очерке “Еду”: “Я пытаюсь представить себе жизнь людей, движение в городе... шум и звуки представляются мне в виде непрерывных вибрации, которые я ощущаю, когда нахожусь на улице или когда еду в трамвае, троллейбусе и т.д.

Представляю я знакомых и незнакомых мне людей... но их голосов не представляю, мне кажется, что они молчат или говорят очень мало и притом говорят беззвучно. Если же я захочу все-таки представить человеческие голоса, то звуки чудятся мне на кончиках пальцев, потому что некоторых своих знакомых, а также собственный голос я “слушаю” руками.”

Не менее интересны и ее наблюдения и переживания, изложенные в стихотворной форме:

“Думают иные - те, кто звуки слышат,

Те, кто видят солнце, звезды и луну:

Как она без зренья красоту опишет,

Как поймет без слуха звуки и весну?!

Я услышу запах и росы прохладу,

Легкий шелест листьев пальцами ловлю.

Утопая в сумрак, я пройду по саду,

И мечтать готова, и сказать: люблю...

Пусть я не увижу глаз его сиянье,

Не услышу голос, ласковый, живой,

Но слова без звука - чувства трепетанье -

Я ловлю и слышу быстрою рукой”.

На страницах научных и популярных изданий опубликовано много работ, посвященных уникальному эксперименту по воспитанию и обучению слепоглухонемых детей, осуществленному А.И. Мещеряковым и И.А. Соколянским в Загорском специальном детском доме. Ими была разработана методика, позволяющая слепоглухонемым овладевать предметными действиями, звуковой речью, Навыками чтения, письма и сложнейшими интеллектуальными (стр.65) действиями. С помощью этой методики оказывался возможным сформировать у них качества личности, необходимые для активного участия в трудовой и общественной жизни. Эффективность методики И.А. Соколянского и Л.И. Мещерякова подтверждается успешной работой ряда воспитанников Загорского детского дома после окончания Московского университета в научных и учебных учреждениях.

Из приведенных примеров видно, что даже при наличии нескольких дефектов их последствия могут быть в значительной мере преодолены, и человек может достичь высокого уровня психического развития.

В связи с этим возникает вопрос, какие условия, кроме ранее рассмотренных биологических факторов, имеют значение для компенсации дефекта и как они соотносятся с первыми?

Такими условиями являются уровень развития общественных отношении и технического прогресса, положение инвалида в обществе, условия семейного и школьного воспитания, состояние здравоохранения и социального обеспечения и многие другие социальные факторы.

Наличие двух различных групп факторов (биологических и социальных) не означает их взаимоисключающей противоположности. Напротив, подлинно научный, материалистический взгляд на компенсацию утверждает единство и взаимодействие этих факторов.

Биологические факторы выступают как самостоятельные при компенсации дефектов у животных, давая приспособительный эффект, восстанавливая утраченное равновесие со средой. Причем многие сложные нарушения функции, такие, как, например, слепота, только на биологической основе не компенсируются, и животные погибают. У человека биологические факторы имеют самостоятельное значение только при дефектах, не вызывающих существенных отклонении в развитии и проявлениях психики. Во всех остальных случаях компенсаторное приспособление осуществляется на основе синтеза биологических и социальных факторов при ведущей роли последних

Утверждение в этом единстве ведущей роли социальною фактора основано на марксистской теории происхождения и развития человека как существа общественного. Именно труд и общение (стр.66) в процессе труда способствовали выделению человека из мира животных и его дальнейшему совершенствованию.

Любая из сторон человеческой психики, хотя и является продуктом деятельности определенного органа, формируется как подлинно человеческая функция в условиях общественно-трудовой деятельности. В работе “Экономическо-философские рукописи 1844 года” К. Маркс писал: “Каждое из его (человека - А.Л.) человеческих отношений к миру - зрение, слух, обоняние, вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, хотение, деятельность, любовь, - словом, все органы его индивидуальности... существуют как общественные органы, -- являются в своем предметном отношении, или в своём отношении к предмету, присвоением последнего, присвоением человеческой действительности”. (Макс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. - М., 1956. С. 591.)

Указание К. Маркса на то, что человеческая психика формируется в результате усвоения человеческого опыта в условиях совместной деятельности, относится не только к процессу исторического развития, но и к онтогенезу человека. Сама но себе конституция человека, то есть его биологическая организация, еще не определяет его человеческой сущности, и, как справедливо заметил французский психолог А. Пьерон, “ребенок в момент рождения лишь кандидат в человека, но он не может им стать в изоляции: ему нужно научиться быть человеком в общении с людьми”. (Pieron H. Qu'est que I'hominisation? // Le counier rationalisle, 1959. № 10. P 211) Это положение хорошо иллюстрируется многочисленными фактами, аналогичными истории небезызвестного К. Хаузера (Каспар Хаучер, живший в Германии в начале XVIII в., по некоторым сведениям сын герцога баденского, с младенчества и до 16-ти лет находился в тюрьме в полной изоляции от людей. Пищу ему достарляли во время сна. В результате такого образа жизни психические высшие функции не развивались и по своему поведению К. Xayзеp практически не отличался от животных. В каком же положении оказываются дети, выращенные животными, причем дорзавитие их психики при возвращении к людям идет крайне медленно, а высшие психические функции не развиваются вообще.), а также детей, выращенных животными.

Итак, для нормального развития психики необходимо усвоение человеческого опыта, которое осуществляется в результате речевого общения, совместной деятельности, активных и адекватных действий. Слепота и слабовидение создают препятствия для нормального развития психики, прежде всего в результате ограничения (стр.67) возможностей общения и способов труда. Именно это имел в виду Л.С. Выготский, когда писал, что проблему детской дефективности следует рассматривать, прежде всего “как социальную проблему потому, что не замечаемый прежде социальный ее момент, считавшийся прежде второстепенным, на самом деле оказывается первостепенным, главным. Его и надо поставить во главе угла. Надо смело взглянуть в глаза этой проблеме, как проблеме социальной.” (Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. - М., 1960. С. 55) Тем самым Л.С. Выготский подчеркивает ведущую роль социальных факторов в компенсации слепоты, слабовидения и их последствий.

Несмотря на то, что Л.С. Выготский в своей культурно-исторической теории развития психики резко и недостаточно обоснованно противопоставил общественные, “культурно-исторические” формы сознательной деятельности “естественно сформированным” психическим процессам, его величайшая заслуга заключается в выдвижении на первый план в теории компенсации социальных факторов.

Никогда никакая биологическая функция не сможет компенсировать, восстановить нарушенные дефектом связи человека и общества. И поскольку высшей формой проявления компенсации является становление всесторонне развитой личности, которое Предполагает формирование научного мировоззрения и убеждений, способности овладевать знаниями и применять их на практике, высокого уровня моральных, волевых и интеллектуальных качеств, постольку ведущими в преодолении имеющихся отклонений и дальнейшем нормальном развитии человеческой психики являются социальные факторы компенсации.

Эффективность социальных факторов в компенсации в существенной мере зависит от степени выраженности дефекта, количества нарушенных функций и их значения для жизнедеятельности, То, что степень эффективности социальных воздействий зависит от глубины эффекта, хорошо иллюстрируется клиническим материалом. Глубокие поражения центральной нервной системы, вызывающие тяжелые формы умственной отсталости, комбинированные нарушения анализаторной деятельности, сочетания сенсорной недостаточности с умственной отсталостью и другие сложные дефекты, даже при самых благоприятных условиях жизни серьезно ограничивают возможности компенсаторного приспособления. В качестве примера можно сослаться на клинические наблюдения С.П. Боткина и немецкого невропатолога Штрюмпеля за больными, страдавшими нарушениями функций зрения, слуха и осязания. На протяжении нескольких лет они находились практически все время в состоянии глубокого торможения (сна), из которого выходили только для отправления физиологических потребностей.

Среди социальных факторов, оказывающих влияние на компенсацию нарушенных или утраченных функций, наиболее существенными являются уровень развития общества и социальное положение слепого или слабовидящего, условия деятельности индивида и его активность.

Зависимость высших форм компенсации от уровня развития общества и общественных отношений отчетливо проявляется при анализе положения слепых при различных экономических формациях. На ранних этапах развития обществ психическое развитие слепых, большая часть которых являлась представителями беднейших слоев населения, было серьезно ограничено. Именно неимущие классы в первую очередь страдали от заболеваний, непосредственно влекущих за собой нарушения зрения. Нищенство было уделом большинства слепых. Слепые представляли собой париев общества, и это их положение широко отображено в устном народном творчестве, литературе, изобразительном искусстве. Слепота и бедность, слепота и убожество, слепота и несчастье являлись синонимами. “Слепой несчастен, а бедный слеп, потому что тот никого не видит, а на этого никто не смотрит”, - писал немецкий поэт Логау. Невозможность принимать участие в общественно полезном труде, изоляция от общества, отсутствие элементарных социальных благ затрудняли компенсаторное приспособление и психическое развитие слепых, резко ограничивали возможности их реабилитации и интеграции в обществе. Лишь немногим слепым из привилегированных классов удавалось в той ли иной мере преодолеть последствия нарушения функций зрительного анализатора и адаптироваться в социальной среде.

Идеологизация науки, насаждавшаяся в нашей стране до недавнего времени, имела своим следствием формирование примитивного, вульгарно-материалистического представления, согласно которому улучшение социального синуса инвалидов жестко связано с переходом от капитализма к социализму. Однако объективный анализ ситуации показывает, что решающим здесь оказывается не характер (стр.69) общественных отношений, а уровень цивилизованности, гуманности, богатства общества. В качестве свидетельства приведем отрывок из нью-йоркской корреспонденции В. Симонова (Огонек. 1988. № 5): “...инвалиды! Их непривычно, на московский глаз, много. Кто-то катит их в колясках. Они сами катят себя на причудливых, приводимых в движение электромотором конструкциях, управляемых норой движениями одного-единственного пальца. Парализованные, люди с тяжелыми физическими недостатками (в том числе и слепые - А.Л.) - завсегдатаи парков, их удивительно часто видишь в музеях и на выставках. Порой чудится, что в Нью-Йорке устроили вечный съезд инвалидов.

Нет, их наверняка не больше, чем в Москве или Рязани. Просто Нью-Йорк, да и другие американские города милосердны к человеку в инвалидной коляске. Они не прячут его в четырех стенах, а, напротив, стараются проломить стену, отделяющую больного от общества”. Подобная ситуация становится возможной в результате изменения экономического и социального положения инвалидов за счет развития систем обучения и воспитания, здравоохранения, реабилитации и трудоустройства, создания комфортных условий бытия, гуманнизации общества, иными словами, компенсация дефекта, реабилитация и интеграция инвалида в общество зависят не только и не столько от него самого, сколько от готовности общества создать инвалидам необходимые условия, принять их, пойти им навстречу.

Улучшение социального положения позволяет слепым и слабовидящим включиться в сознательную, активную деятельность в различных ее формах, что является основным условием развития компенсаторных функций.

Для включения слепых и слабовидящих в общеполезный труд весьма существенное значение имеет использование технических средств компенсации. Техническийпрогресс оказывает огромное влияние на развитие человеческой психики.

Необходимость создания обходных путей для успешного овладения слепыми и слабовидящими знаниями и опытом, накопленными человечеством, требует использования способствующих этому процессу специальных средств.

Создание рельефного шрифта, специальных приборов для письма, всевозможных корригирующих средств, разработка наглядных пособии, предназначенных для осязательного или зрительного восприятия, (стр.70) изобретение приборов для ориентировки в пространстве и приспособлений для производственного труда и многое другое расширяли познавательные и трудовые возможности слепых и слабовидящих, способствовали адаптации (при врожденной или ранней утрате зрения) или реадаптации (при более поздних нарушениях зрительных функций) к жизни в новых условиях.

Тифлотехнические средства компенсации развиваются в основном в двух направлениях. Это, во-первых, приборы, сохраняющие и развивающие нарушенные зрительные функции. К ним относятся различные корригирующие оптические приспособления: обычные и телескопические очки, контактные линзы и т.п. Другая группа приборов основана на использовании сохранных анализаторов, при помощи которых слепой или слабовидящий получает преобразованную информацию, поступающую в обычных условиях через зрительную систему. Это приборы, заменяющие световые и цветовые раздражители раздражителями других модальностей, трансформирующие световую энергию в звуковую или механическую. Среди них приборы, используемые в ориентировочной деятельности, читающие машины, приспособления для проведения лабораторных работ и т.п. Ведутся работы и еще в одном направлении. Речь идет о моделировании периферической части зрительного анализатора (электронного глаза). Такого рода приспособления должны трансформировать световую энергию в электрическую и посылать электрические импульсы непосредственно в зрительные зоны головного мозга, вызывая тем самым субъективные световые ощущения.

Огромную роль в компенсации играет сознание. Его значение отчетливо проявляется при сравнении компенсаторных процессов у человека и животных. Если последние благодаря компенсации могут только биологически приспособиться к новым условиям, то человек восстанавливает нарушенное равновесие не только с естественной, но и с социальной средой. А это возможно только при условии осознания дефекта, его последствий и тех задач, которые возникают перед человеком в ходе преодоления обусловленных Дефектом отклонений в психическом и физическом развитии.

Наиболее отчетливо роль сознания в преодолении дефекта и его последствии проявляется у лиц, полностью или частично утративших зрение в зрелом возрасте. (стр.71)





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.01 с.)