ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Антисоциальная (социопатическая) личность.



Социопатическая (антисоциальная) личность представляет собой психологический тип, описанный через глубинные психологические механизмы функционирования личности.

Н. Мак-Вильямс описывает социопатическую личность через выраженную потребность ощущать власть над другими. Это может проявляться как стремление влиять на людей, манипулировать ими, «подняться» над ними.

Уровень социальной адаптации при этом может быть различным. А. Айхорн ввел понятие явной и латентной делинквентности. Если в первом случае имеют место антисоциальные действия, то во втором – это состояние существует, но не проявляется внешне.

Человек с антисоциальной организацией личности не обязательно совершает преступления, но его жизнь в целом определяется специфической мотивацией. Представители некоторых уважаемых профессий, несомненно, в большей степени, чем другие, проявляют склонность к давлению и контролю (педагоги, судьи, хирурги), сочетая свою индивидуальность с интересами общества.

Психоанализ рассматривает делинквентов как тех, кто не в состоянии разрешить свои внутренние конфликты. Антисоциальные люди порывают с реальностью и спасаются от внутренней действительности тем, что предпринимают запрещенные действия, пресекаемые государством и преследуемые законом. Основной психологической защитой социопатических людей является всемогущий контроль. Они также используют проективную идентификацию, множество тонких диссоциативных процессов и отыгрывание вовне.

Тот факт, что делинквенты не страдают от дискомфорта из-за своего поведения, составляет одну из основных трудностей социального и психотерапевтического воздействия на них.

Таким образом, основным механизмом саморегуляции социопатической личности является отыгрывание вовне внутреннего напряжения и негативных чувств. При этом у таких людей возникает моментальное побуждение к действию. Они также не обладают опытом повышения самоуважения через контроль над собственными импульсами. Социопатов часто рассматривают как недостаточно тревожащихся.

Не совсем понятен механизм формирования антисоциальной направленности. Доказано, что младенцы с рождения отличаются по темпераменту. В таком случае конституциональными предпосылками социопатии может выступить, например, большая базальная агрессия или сниженная реактивность нервной системы (более высокий порог возбуждения). Особая конституция может объяснять постоянное стремление таких людей к острым ощущениям, их сниженную способность воспринимать педагогическое воздействие и обучаться социально-приемлемому поведению, их невозможность получать удовольствие от обычных для других людей вещей – музыки, природы, хорошей работы.

Для отношений к таким детям со стороны родителей характерны: нестабильность, отсутствие дисциплины, потворство, эмоциональное непонимание, эксплуатация и иногда жестокость. Детство антисоциальных людей нередко отличается безнадзорностью, обилием опасностей и хаоса (хаотическая смесь суровой дисциплины и сверхпотворства; слабая мать и вспыльчивый садистичный отец; алкоголизм и наркотики в семье; семей-ные разрывы). В таких нестабильных и угрожающих обстоятельствах ребенок не получа-ет чувства защищенности в необходимые моменты развития, что может подтолкнуть его потратить остаток жизни на поиск подтверждения своего всемогущества.

Для семей антисоциальных личностей в целом нетипично понимание и проговаривание своих чувств (явление алекситимии). В то время как большинство из нас используют слова для выражения собственной личности, социопатические личности применяют их для манипуляции. Родители оказываются неспособными отвечать на эмоциональные потребности ребенка. Они могут также бессознательно проявлять неповиновение и ненависть к авторитетам, с возмущением реагируя на ситуацию, когда педагоги или кто-то еще ограничивают поведение их ребенка. В целом родители оказываются глубоко вовлечены в демонстрацию ребенком силы, а социопат имеет серьезные затруднения в обретении самоуважения нормальным путем через переживание любви и гордости своих родителей.

Таким образом, нарушение ранних объектных отношений приводит к серьезному личностному расстройству, переживаемому как неспособность к установлению привязанности и признанию авторитетов.

Если собственно антисоциальное расстройство не выявлено, может иметь место так называемый злокачественный нарциссизм. Он проявляется в типичном нарциссическом расстройстве личности, характерологически укорененной агрессии (садизме к другим или направленной на себя агрессии), параноидальных тенденциях и убежденности в собственной правоте. Далее, антисоциальное поведение (в основном пассивно-паразитического типа) может встречаться в структуре просто нарциссического расстройства личности с преобладанием неспособности к длительной глубокой привязанности. Оно может проявляться в форме сексуальных аддикций; безответственности; эмоциональной или финансовой эксплуатации других.

Следующая группа включает антисоциальное поведение при других расстройствах личности (инфантильное, истероидное и др.)

В случае невротического расстройства личности антисоциальное поведение происходит из бессознательного чувства вины, нередко может выглядеть как личная драма. Например, человек ворует мелкие предметы на работе, боясь разоблачения и увольнения

Антисоциальное поведение можно рассматривать и как часть симптоматического невроза в форме подросткового бунтарства, рушения адаптации под влиянием окружения, облегчающего перевод психических конфликтов в антисоциальное поведение.

Наконец, это могут быть диссоциальные реакции – некритичная адаптация к социальной подгруппе с антисоциальным поведением.

Таким образом, такая психологическая реальность, как делинквентное поведение личности, содержит в себе как общие закономерности, так и выраженное индивидуальное своеобразие.

В обращении с делинквентными личностями целесообразно (насколько это возможно) игнорировать как их недоверие, так и провокации наказания. Следует исходить из того, что «они не умеют сдерживаться, но имеют страстное искаженное желание привязанности», не удовлетворенное в раннем детстве.

 

Тема 7: Экономические преступления.

1. Корпоративные преступления.

2. Компьютерные преступления.

3. Типы магазинных воров.

 

Корпоративные преступления.

В число корпоративных преступлений входит це­лый ряд правонарушений, начиная с фиксирования цен (разновидность «беловоротничкового преступле­ния») и кончая отказом изъять из оборота изделия, у которых выявлен серьезный дефект, потенциально грозящий причинить физический ущерб. Правонару­шения действительно настолько разнообразны, что большинство криминологов подразделяют их на бо­лее обозримые категории. Таким образом, мы можем прочитать о преступлениях против потребителей, преступлениях против окружающей среды, об и институциональной коррупции и о мошенничестве дове­ренных лиц; о мо­шенничестве и обмане, манипулировании рынком, нарушении гражданских свобод и, как отмечалось ранее, о тяжких «беловоротничковых преступлени­ях»; о преступлениях, связанных с мошенничеством, о преступлениях против государ­ственной службы и о правонарушениях, находящих­ся в юрисдикции регулятивных органов; наконец, о недобросовестной и вводящей в за­блуждение рекламе, об обмане правительственных органов, о нарушении антимонопольных законов, о производстве и продаже опасных продуктов потреб­ления, о нечестных методах работы, об опасных усло­виях работы, о преступлениях против окружающей среды и о даче взяток в политических целях.О характере делово­го окружения, в соответствии с которым условием выживания неизбежно является нарушение закона.

Существуют некоторые стратегии, применяемые людьми с целью оправдания некоторых своих преступных действий и развести эти дей­ствия с личными моральными кодексами. Здесь сло­ит напомнить стратегии, которые предложил Бандура. Часть из них работает на поведенческом уровне. То, что следует осудить, с по­мощью моральных оправданий и эвфемистического жаргона извращается в предмет гордости. Действие, которое обычно принято осуждать, может вдруг стать лично и социально приемлемым, если оно связано с получением какой-либо материальной или мораль­ной выгоды.

Вторая группа стратегий оправдания или диссоци­ативных стратегий заключается в маскировке или в искажении связи между действиями и их результата­ми. Придерживаясь подобных стратегий, люди не считают себя лично ответственными зa свои действия Они могут игнорировать или отрицать последствия своих действий: «Это случалось совсем не так, как пишут в газетах». В другом случае они могут возло­жить ответственность на жертву: «Потребители час­то неправильно пользуются бытовыми приборами». Виновные могут распределить ответственность сре­ди всех членов группы, принимавшей соответствую­щее решение: «После тщательного обдумывания правление решило, что это и будет правильным ре­шением».

Третья группа стратегий предполагает возложение вины за совершенные действия на пострадавшую сто­рону. При этом отрицаются всякие достоинства жер­твы: «Большинство покупателей жадные и глупые». «Страны третьего мира все равно перенаселены». В данной книге мы уже приводили пример этой стра­тегии в действии, когда агрессоры не считали своих жертв людьми. Такого рода дегуманизация к тому же является явным признаком существования предубеж­дений и стремления найти козла отпущения.

 

Таким образом, через когнитивное реструктуриро­вание, подкрепляемое корпоративными нормами, люди, принимающие неблаговидные решения, могут оправдывать и рационализировать свое поведение, которое постороннему человеку кажется предосуди­тельным. Процесс реструктурирования избавляет менеджера или ответственное лицо фирмы от того, чтобы осуждать собственные действия и называть себя «преступником». В сущности, для отдельных корпораций справедливо утверждение, что успеш­ность продвижения сотрудников по карьерной лест­нице во многом определяется тем, насколько сотруд­ники усвоили нормы и механизмы оправдания.

Компьютерные преступления.

Компьютерным преступлением (или киберпреступлением) называется любой незаконный акт, ко­торый совершается с помощью компьютерной системы. Главными видами киберпреступлений являются неправомочный доступ к компьютерам (хакерство), повреждение данных (создание вирусов), незаконное пользование коммуникациями, нарушение авторских прав на программное обеспечение и распространение порнографических материалов, включая детскую порнографию. Еще одно киберпреступление, обрета­ющее все большую популярность, это незаконная азартная игра в Интернете. Серьезной формой киберпреступления является киберпреследование (киберсталкинг, преследование с использованием компью­терной сети), которое будет распространяться и усложняться по мере того, как большее число людей освоит преимущества Интернета и других телеком­муникационных технологий. Киберпреследователь может многократно посылать угрожающие или при­чиняющие беспокойство сообщения простым щелч­ком кнопки, а более искушенные киберпреследователи могут использовать специальные программы, чтобы посылать сообщения регулярно или через слу­чайные временные интервалы, не присутствуя физи­чески на компьютерном терминале. Анонимность позволяет преследова­телям легко избегать обнаружения.

Разнообразие компьютерных преступлений быст­ро растет, а их экономическое значение поразитель­но. Британская Банковская Ассоциация сообщает, что мировой ущерб только от компьютерного мошенничества достигает приблизи­тельно 8 миллиардов долларов ежегодно. Пиратское распространение программ­ного обеспечения, по некоторым оценкам, обходится американским компаниям по производству про­граммных продуктов в сумму около 7,5 миллиардов долларов ежегодно.

В мае 1999 года администрация Клинтона приняла новую национальную программу решения проблемы мошенничества в Интернете. Согласно этой програм­ме, ФБР должно было объединить усилия с Нацио­нальным центром исследования «беловоротничковых преступлений» с целью создания Центра по рассмот­рению жалоб на мошенничество в Интернете для на­копления и анализа стратегической информации о схемах мошенничества, совершаемого в компьютер­ных сетях.

Из всех компьютерных преступлений стремитель­нее всего распространяется воровство, а самым вору­емым товаром является информация, например, пла­ны выпуска и описания новых изделий, исследования, планы маркетинга и списки предполагаемых клиен­тов. Так как хищение интел­лектуальной собственности часто не имеет никакого материального эквивалента, преступник во многих случаях отказывается признавать, что действовал неправильно.

В 1984 году Конгресс США в ответ на впечатляю­щее увеличение количества компьютерных преступ­лений принял «Федеральный закон о компьютерном мошенничестве и злоупотреблениях», который был исправлен и расширен в «Поправках к закону о компьютерных злоупотреблениях» 1994 года. Компьютерные преступления это серьезная проблема, ко­торая и в дальнейшем будет привлекать значитель­ное внимание органов правопорядка во всем мире. В 1997 году восемь ведущих индустриальных государств объединили свои усилия для борьбы с компь­ютерными преступлениями, особенно с вторжением в системы безопасности и мошенничеством в телеком­муникационных системах. Работы, исследующие пси­хологические характеристики киберпреступлений, еще только начинают появляться.

Типы магазинных воров.

На основании обследования трехсот магазинных воров, направленных на предварительную (доприговорную) экспертизу, Мур идентифи­цировал пять паттернов преступления. Никто их этих воров не был отнесен к категории профессионалов, то есть не подпал под определение «бустеров» по классификации Камерон (профессионалам, возможно, удалось избежать обнаружения). 11,7% были призна­ны полу профессионалами, которые совершали, по их словам, не менее одной магазинной кражи в неделю. Их «доход» составлял приблизительно 1250 долла­ров в год.Наиболее частым типом магазинного вора, соглас­но исследованию Мура, были «любители» (56.4%), которые, когда предоставлялась возможность, воровали мелкие предметы личного пользования. Люби­тели использовали менее изощренные методы, чем полупрофессионалы, и, в отличие от полупрофесси­оналов, они признавали, что их поведение было не­правильным с нравственной точки зрения или неза­конным. Оба вида магазинного воровства, как прави­ло, предполагают предварительную подготовку, носят характер привычного поведения и направлены на получение денежной выгоды. Преступники, опреде­ленные в категорию любителей, чаще страдают уме­ренными личностными расстройствами или испыты­вают неблагоприятное воздействие психосоциальных стрессоров, связанных с межличностными проблема­ми, например, разрушением семьи.

Приблизительно 17% из числа преступников, об­следованных Муром, страдают психическими или эмоциональными расстройствами. Однако очень не многие (1,7%) имели серьезные психические или эмоциональные проблемы, которые непосредственно «за­ставили» их совершать магазинные кражи. Люди этой последней категории были названы «эпизодически­ми» преступниками.

15% выборки составляли «импульсивные» мага­зинные воры, а другие 15% - «случайные» преступ­ники. «Импульсивные» магазинные воры обычно ви­дели желанный предмет, но не имели возможности его купить. Они брали этот предмет, прятали его в карман и носили но магазину, часто мучаясь сомне­ниями и не решаясь совершить кражу. В конечном счете они пытались выйти, но были задержаны. Поз­же они не могли вспомнить, в какой момент они при­няли решение совершить кражу. Случайные преступ­ники действовали менее импульсивно, они чаще во­ровали из желания острых ощущений или из азарта. И импульсивные, и случайные преступники чрезвы­чайно волновались, когда их обнаруживали, умоля­ли администраторов, чтобы им дали шанс исправить­ся, и считалось, что они действительно едва ли ста­нут снова воровать.

Хотя по магазинным кражам в целом Мур не на­шел никаких существенных тендерных различий, 68% преступников подросткового возраста составляли юноши, тогда как 56,5% взрослых преступников — женщины. Мур также выявил интересные различия между взрослыми преступниками мужского и жен­ского пола но отношению к психологическому стрес­су. Женщины чаще, чем мужчины, признавались, что в течение жизни им случалось находиться в состоя­нии сильного стресса, (28,9% женщин по сравнению с 13,5% мужчин). Однако это различие может быть связано с тем, что мужчины вообще с меньшей охо­той сообщают о своих стрессах или других эмоцио­нальных проблемах. Психические расстройства были обнаружены только у незначительной части магазин­ных воров, причем вдвое чаще у женщин, чем у муж­чин, однако в инцидентности слабых психических отклонений не было выявлено никаких тендерных различий. Употребление психотропных веществ, в свою очередь, оказалось более распространенным явлением среди мужчин, чем среди женщин (52% и 26% соответственно).

Одно наблюдение представляется несомненным. Клиницисты и исследователи не смогли найти фак­тов, свидетельствующих о клептомании — непреодо­лимой тяге к воровству ненужных вещей. Некоторые даже подвергли сомнению само существование клеп­томании как поведенческого паттерна.

Ллойд Клемке считает, что клеп­томания - это психиатрический ярлык, предназначенный для того, чтобы ослабить вину богатых жен­щин, пойманных на воровстве, в начале XX столетия. По мнению Клемке, торговцы не хотели конфликто­вать со своими богатыми клиентами. Богатые семьи, в свою очередь, стремились сохранить свою мораль­ную репутацию незапятнанной и держать этих женщин дома. При этом суды также не хотели выносить обвинения «представительным леди», словно обыч­ным преступникам.

Многие публикации, исследующие причины клеп­томании, сосредоточиваются на ее соотношении с тревожностью, депрессией или сексуальными нару­шениями. Упоминание сексуальных расстройств как при­чины клептомании прежде всего базируется на психоаналитической традиции. В целом, многие из недавних исследований свидетельствуют о том, что у людей, которые занимаются «бессмысленными мага­зинными кражами», депрессия является обычным симптомом. Оказывается, некоторые переживающие депрессию люди могут рассматривать бессмысленные магазинные кражи как стимулирую­щую, возбуждающую деятельность, которая помога­ет им избавиться от чувства беспомощности. Голдман установил, что во многих публикациях упоминают о депрессивных состояниях как о предвестниках многих видов воровства, которые не связаны с материальной выгодой.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 184.72.102.217 (0.011 с.)