ТОП 10:

Го. Торжественно вступил отряд в 9 часов утра в Оренбург и, отслуживши благодарственный молебен на парадном месте, в роще против дома военного губернатора был угощаем обедом.



(пер. Е. К. Бетгера)
Текст воспроизведен по изданию: Путешествие из Оренбурга в Бухару. М. 1975

Книга вторая
Заметки о ханствах, соседних с Бухарией

... Наконец, огромную площадь между Сыр-и Амударьей занимают пески Кызылкумы. Они ограничены с севера и юга глинистыми пространствами, менее смешанными с песчаными частицами, чем киргизская степь, но зато более сухими, а следовательно, более бесплодными.

Между Каспийским и Аральским морями местность в основном песчаная. Там имеются колодцы глубиной, как говорят, от шести до девяти сажен. Вдоль Аральского моря простирается цепь скалистых гор под названием «Карагумбет». От берегов залива Барсук, или Кул-Маджар, к наиболее близким берегам Каспия тянутся земли, покрытые раковинами, указывающими, по-видимому, на древнее соединение этих морей.

Две большие реки, Аму и Сыр, орошают области, о которых мы говорили. Аму принимает свое имя только после слияния Сурхаба, или Вахша, с Бадахшаном 1. Амударья начинается на юго-востоке, Сыр — на северо-востоке. Аму принимает в себя затем Кафирниган, Тупаланг, Гулум и другие реки и величественно катит свои воды в русле шириной от 200 до 300 сажен. В конце она разделяется на два рукава и впадает в Аральское море, пройдя примерно 1400 верст от слияния Сурхаба с Бадахшаном. Я не допускаю, чтобы река Мургаб могла доходить до Аму, так как песчаные пустыни, по которым она течет, вероятно, поглощают ее. Известно, что самаркандская река, которую здесь называют «Куван», а в районе Бухары — «Зеравшан», теряется в озере Каракуль, не имеющем видимого сообщения с Амударьей, от которой она удалена на 30 верст.

Много споров было о древнем русле Оксуса 2. Некоторые географы полагали, что путешественники XVI и XVII столетий сами не видели русла, а руководствовались сведениями, почерпнутыми из «Географии» Птолемея. Следовательно, эти географы, по-видимому, не допускали мысли о том, что Оксус когда-либо впадал в Каспийское море, хотя Дженкинсон 3, Брюс, Ханвей и Бекович — все упоминают об одном рукаве этой реки, по которому в море вливалась по крайней мере часть ее вод. Тем не менее кажется, что должна быть некоторая доля вероятности в утверждении этих путешественников, особенно после того, как русский полковник Муравьев, совершив в 1820 году путешествие из Балханского залива в Хиву, видел те же следы, о которых сообщают упомянутые путешественники 4. Г-н Муравьев полагает, что Аму приблизительно в 160 верстах к северу от Хивы поворачивала на запад перед впадением в Балханский залив, разделяясь на два рукава. Впрочем, в том, что между Каспийским морем и Хивой в нескольких местах видно сухое русло, где растут кустарники, сообщает не один г-н Муравьев: некий казачий майор, человек образованный, уроженец Хивы, считает, что Амударье можно вернуть ее древнее течение, и это, по его предположению, известно всем. Утверждают, что Амударья была повернута хивинцами во время походов казака Степана Разина в 1670 году 5. Однако Дженкинсон писал в 1559 году: «Надо отметить, что в прошлые времена великая река Оксус впадала в этот залив Каспийского моря... теперь она не доходит так далеко... но впадает в Аральское море... Вода, которой пользуется вся эта страна, берется из каналов, проведенных из реки Оксус, к великому истощению этой реки; вот почему она не впадает больше в Каспийское море...» 6 Наиболее распространенное среди жителей Хивы мнение по этому поводу заключается в том, что течение Амударьи изменилось под влиянием землетрясения, которое произошло более 500 лет назад. Это утверждение не представляет собою ничего невероятного, так как Бухара и Хива действительно подвержены сотрясению земной коры. Весьма возможно также, что река Оксус, некогда разделяясь на севере Хивы на два рукава, имела одно устье в Каспийском море, другое — в Аральском. Это предположение примирит различные мнения географов.

Ширина верхней Амударьи, или Сурхаба, возле Дарваза — 40 сажен; она необычайно быстра вплоть до слияния с Каратегином 7, несет в своих водах частицы золота, окаймлена, пропастями и с грохотом падает со скалы на скалу.

Оставим на долю г-на Эльфинстона определение истоков Амударьи, мне же по этому поводу не известно ничего заслуживающего внимания.

Сырдарья, длина которой приблизительно 1200 верст, становится внушительной только после слияния с Акбурой, протекающей подле Тадж-, или Тахти-Сулейман, горы, называющейся также Ош 8. В этом месте она выходит на пространство более широкой долины и течение ее становится быстрее. Ее истоки скрыты в высоких горах Белура, или Алатага. Ни разу путешественники, ходившие из Коканда в Кашгар, не могли сообщить мне ни малейших сведений по этому вопросу. Много потоков, ручьев, рек впадают в Сырдарью между Кокандом и Ходжентом, где она шире, чем в устье у Аральского моря, потому что Куван и пески, по которым она течет, отнимают у нее значительное количество воды. Примерно в 350 верстах от Аральского моря Сырдарья образует Куван, как об этом уже говорилось. В Бешузаке Куван разделяется на пять рукавов, которые соединяются и чуть дальше образуют множество различных размеров озер, называемых Аралу-кулляр. Окружающая местность плодородна и хорошо обработана. Невдалеке от устья Сырдарья соединяется с Куваном маленьким ручьем, а немного выше — другим, текущим только во время половодья; первый из них, без сомнения, способствует облегчению земледельческих работ.

Прибрежные жители Аму и Сыра утверждают, что эти реки во многих местах проходимы вброд. Однако я не встречал никого, кто меня заверил бы, что действительно переправлялся через них таким образом. Чтобы переправиться с одного берега на другой, на этих реках прибегают к самым различным способам. Я переплывал через Сыр на весельной лодке. Назаров пересек ее возле Коканда на барке, которую вплавь тащили две лошади. Существует еще один, довольно своеобразный способ: путешественник надувает два козьих меха, с помощью которых он держится на воде; на них он складывает свою одежду. Мехи привязываются к хвосту лошади, которая переправляется через реку вплавь. В Бухаре мне рассказывали, что таким образом переправляются даже через Амударью. Меня уверяли, что не умеющие плавать ложатся на один из мехов и, отталкиваясь рукой, переправляются без всякой опасности. Что касается киргизов, то они, будучи прекрасными пловцами, правой рукой хватаются за гриву коня, а левой гребут, переплывая таким образом Сырдарью...

Аральское море, называемое на востоке Ургенджским или Ургенчским морем, на востоке и северо-западе окружено песчаными буграми и глинистыми равнинами, на северо-востоке— холмами, возвышающимися на 20—30 сажен над его уровнем; на северо-западе находятся залив и озера Кульмагур. Поблизости находятся остатки древнего укрепления, колодец с пресной водой и следы морского ложа, которые с этой стороны видны далеко. На западе Аральское море Окружено цепью гор Карагумбет, склоны которых круто спускаются к морю и отлого — в противоположную сторону, где зарождаются ручьи. Верстах в 5, 10 и 15 от Аральского моря вдоль этих гор русские войска смогли бы иметь легчайший доступ к Хиве. Путь проходит вблизи Аксуата 9 и Ходжа-бека, озер, отстоящих одно от другого на 40 верст; последнее находится в 100 верстах от Хивы. Только начиная от этого озера аральскую воду можно пить. Здесь заметно изменение ее цвета: она становится беловатой вследствие смешения с водами Амударьи. Южная часть Аральского моря наполнена островами, на которых обитают аральцы, народ, питающийся рыбой и довольно способный к искусству судовождения. Они пользуются парусами; киргизы, напротив, путешествуют вдоль берегов на весельных лодках. Меня уверяли, что они не употребляют парусов, отличаясь в этом отношении от киргизов, обитающих в районе устья Эмбы, которые с недавнего времени совершают плавания. Рыболовством на Аральском море занимаются только аральцы; киргизы довольствуются рыбной ловлей в Сырдарье. В Аральском море водятся, вероятно, те же виды рыб, что и в Каспийском. В Бухаре мы видели маленького осетра 3—4 футов длиной, пойманного в Арале. Я предполагаю, что западная часть моря глубже, потому что там его берега гористы.

В степи, как правило, болота не встречаются. Сырдарья верстах в 50 от устья, разливаясь, образует озера; некоторые из них высыхают от палящего солнца, и в 10 верстах от обоих берегов реки находятся покрытые камышом равнины. Углубления, в которых задерживается вода, напоминают болота. Кроме того, воды повсюду просачиваются в песок и поэтому никогда не превращаются в стоячие. Тем не менее в степи попадаются отдельные вязкие влажные глинистые пространства, пропитанные солью, хотя и здесь совсем не видно воды.

Климат киргизской степи очень здоровый. Почти все чужеземцы, живущие здесь некоторое время, полнеют. Воздух исключительно чист, и, вдыхая его, я часто испытывал невыразимое наслаждение. Киргизы почти никогда не страдают болезнями груди и в своей стране не знают, что такое оспа, хотя легко заболевают ею в России и Бухарии. Они страшатся ее, и с полным основанием, потому что заражаются обычно по прошествии детского возраста, когда опасность бывает наибольшей.

Сильно заблуждаются те, кто думает, что в киргизской степи прохладное лето и умеренный климат: жара здесь удушливая, а глинистые равнины и песчаные, выжженные солнцем, лишенные тени пустыни долго сохраняют сильный зной.

С первых дней мая я очень мучился от жары; в течение знойного периода двигаешься лишь поневоле, животные прячутся, вся природа погружается в полный покой, всюду царит угрюмое безмолвие. Приятная и благодетельная роса совершенно не освежает ночей, не оживляет растений. В конце апреля в Каракумах трава уже желтеет.

В июне месяце 1821 года я видел в Оренбурге термометр, показывавший 49° по Реомюру на солнце и 27° в 10 часов вечера, тогда как зимой он опускается нередко до 30° ниже нуля. Летом киргизы ходят почти голые, особенно во время работы: они свертывают до пояса свои халаты, служащие им рубашкой, и подставляют свои спины солнечным лучам.

За жгучим летом следует суровая зима; такова она, впрочем, только до Мугоджарских гор и песков Каракумов 10.

Я не буду много останавливаться на описании Хивинского ханства. Г-н Муравьев, посетивший эту страну в 1820 году, опубликовал подробное сообщение о своем путешествии. Дочь бухарского хана, современника Надир-шаха Абулфайза, вышла замуж за хивинского хана по имени Каип, родом киргиза. Один из его потомков — нынешний хан Мухаммед Рахим 11. Столь же счастливый, сколь и предприимчивый, он подчинил многие туркменские орды, обитавшие на юго-востоке и западе. Его власть распространяется от берегов Каспийского моря до границ Бухарии. К югу от Хезариста, или Хазараспа, самого южного города Хивинского ханства, а также к западу приблизительно до 40-й параллели обретаются неподвластные Хиве и враждебные ей туркменские племена, живущие вдоль северных границ Хорасана и Дахистана. Туркмены вновь отстроили город Серахс, расположенный приблизительно в 200 верстах на юго-запад от Мерва.

Захватив Мерв, нынешний хивинский хан овладел Серахсом, но, не имея возможности оборонять этот город, поручил его охрану своим туркменам, чтобы защитить государство от нападений персов. Туркменские племена были изгнаны из Мангышлака киргизами, распространившимися ныне с этой стороны до 44° северной широты.

Туркмены, обитающие на восточных берегах Каспийского моря, поддерживают связь с Россией, получая оттуда муку. Почти все они заклятые враги персов. В 1813 году туркмены послали депутацию к генералу Ртищеву 12 с просьбой не заключать сепаратного мира с персами, надеясь вскоре одержать успешную победу над общим врагом. Хивинскому хану несколько лет назад удалось вырвать туркменские орды из-под власти бухарского хана, и теперь те нападают на своих старых друзей — бухарцев, чтобы доказать свою преданность новому государю.

Жадный Мухаммед Рахим, по-видимому, благосклонно относится к грабежам русских и бухарских караванов. Хивинцы совершают походы даже в самую Бухарию, хотя у них нет сил бороться против этой страны, имеющей в шесть раз больше населения, чем их ханство. В 1808 году бухарский хан захватил Хиву, но немного времени спустя вернул ее тому же хану, которого только что покорил. Веледи-Нассар 13 был убит и оставил трон своему брату Мухаммеду Рахиму, который не замедлил возобновить свои разбойничьи набеги на Бухарию; он еще продолжает их и воздает таким образом злом за добро, которое было оказано его брату. Он также частенько нападает на киргизов, живущих вдоль Сырдарьи, и захватывает много пленных, принуждая их оседать в его владениях и заниматься земледелием. Мухаммед Рахим проводит новые ирригационные каналы и недавно приказал удлинить один из них на расстояние 120 верст от Амударьи, из которой он выведен.

Из всех городов Хивинского ханства самый оживленный в торговом отношении — Новый Ургенч: в нем обычно встречаются караваны, хотя город и не располагает караван-сараями для хранения товаров.

Жители Хивы — узбеки, покорители и хозяева страны, кочевые и полукочевые туркмены, каракалпаки, аральцы, небольшое число евреев, наконец, таджики, или сарты, о которых мы расскажем при описании обитателей Бухарии.

Хотя жители этих двух стран относятся к одной и той же расе и исповедуют одну и ту же веру, хивинские медресе (школы) никогда не могли сравниться по своей известности с бухарскими. Хивинцы отличаются также большим варварством, чем обитатели Бухарии, о чем свидетельствуют менее тщательная обработка земли, более бедные селения, более ограниченная торговля и меньшие богатства.

Климат в Хиве несколько холоднее, чем в Бухарии. Природные условия сходны, обе страны изготовляют одинаковую продукцию, и все же Хива производит ее в значительно меньшем количестве. Особенно слабо развито в Хиве производство шелка, поэтому из страны не вывозят ни сырца, ни тканей. Хлеб там обычно дороже, чем в Бухаре. Мы еще будем говорить о торговле Хивы с Россией.

Комментарии

1. Говоря о реке Бадахшан, Е. К. Мейендорф имеет в виду Пяндж.

2. Оксус — древнее название Амударьи.

3. Антони Дженкинсон (ум. в 1610 или 1611 г.) — английский купец и дипломат, который на протяжении 1557— 1572 гг. четырежды побывал в Русском государстве; в 1558-1559 и 1562—1564 гг. с разрешения Ивана Грозного ездил в Иран и Среднюю Азию.— Прим. ред.

4. Н. Н. Муравьев, в дальнейшем известный под фамилией Муравьев-Карский (1784—1866),— русский военно-политический деятель. В 1819— 1821 гг. совершил поездки в Хивинское ханство и Туркмению, описав их в изданной им книге «Путешествие в Туркмению и Хиву в 1819 и 1820 годах... капитана Николая Муравьева, посланного в сии страны для переговоров», ч. 1—2 и альбом, М., Ш22.— Прим. ред.

5. Походы Степана Разина на Волгу и к берегам Каспийского моря происходили не в 1670, а в 1667—1669 гг.— Прим. ред.

6. Цит. сверена переводчиком по кн.: «Английские путешественники в Московском государстве в XVI в.», Л., 1937, стр. 176—177.

7. Под рекой Каратегин следует, по-видимому, понимать реку Оби-Хингоу.

8. В действительности Ош — это город на востоке Ферганской долины (ныне в Киргизской ССР), расположенный у подошвы невысокой горы Тахти-Сулейман («Трон Соломона»), бывшей в старину местом паломничества.

9. Из географических наименований, приведенных автором при описании Аральского моря, Кульмагур (в форме Улу и Кчи Кульмагир) встречается еще только на карте А. И. Левшина, приложенной к первой части его труда «Описание Киргиз-казачьих, или Киргиз-кайсацких орд и степей» (СПб., 1832), и то южнее, чем их дает Мейендорф. А. И. Бутакову известен Аксуат как урочище, а не озеро (см. его карту Аральского моря 1850 г ). Он же об Аксуате специально говорит в своем дневнике от 28 июля 1849 г. («Дневные записки плаванья А. И. Бутакова на шхуне „Константин" для исследования Аральского моря в 1848—1849 гг.», Ташкент, Г953, стр. 44). Мыс Аксуат упоминается Л. С. Бергам в его известном труде «Аральское море» (СПб., 1908, указатель).

10. Эта глава в основном базируется на расспросных сведениях. Впервые в русской науке мы встречаем попытку дать приблизительную географическую схему, в связи с чем ее данные в деталях не всегда соответствуют действительности. В частности, совершенно неправильны сведения о правых притоках Амударьи и всей топографии местности, расположенной к востоку от Бухары. Тем не менее здесь впервые в русской науке мы встречаем попытку дать географическую схему той высокогорной части Средней Азии, которая начинает становиться известной лишь с 70-х годов прошлого столетия благодаря исследованиям русских ученых — А. П. Федченко, Н. А. Маева, В. Ф. Ошанина и др. Е. К. Мейендорф был одним из первых русских путешественников, сообщивших оригинальные сведения о нынешнем Таджикистане.

11. Хан Мухаммед Рахим I правил Хивинским ханством с 1806 по 1825 г.

12. Михаил Федорович Ртищев (1764—1835) — главнокомандующий Грузии и «главноуправляющий по гражданским и пограничным частям» (1812-11817).

13. Личность Веледи-Нассара установить не удалось.

(пер. Е. К. Бетгера)
Текст воспроизведен по изданию: Путешествие из Оренбурга в Бухару. М. 1975

ФЛОРИО БЕНЕВЕНИ

ПИСЬМА, РЕЛЯЦИИ, ЖУРНАЛЫ.

Краткой журнал посланника секретаря Ориентальной экспедиции Флория Беневени, в Бухарах бывшего *

В 1718 году в июле месяце по указу блаженной и вечно достойной памяти его императорского величества определен он был посланником к хану бухарскому и при оном его отправлении дана была ему, посланнику, из государственной иностранных дел Коллегии на то инструкция, которая содержалась в семи пунктах, и, по возможности своей, он, посланник, таковым образом поступал, а именно

По 1-у пункту

Поехал он, посланник, из Санкт-Петербурка того ж 1718-го году августа 8-го числа и того ж ноября 4-го числа прибыл в Астрахань, где застал бывшего бухарского посла Хан Кулия.

По 2-у пункту

И понеже вместе с оным послом степью зимним також прямым и ближайшим путем за учинившимся нещастием князя Черкасского ехать чрез Хиву невозможно было, при том и сам бухарской посол не похотел восприять того пути чрез Хиву (предлагая помянутому посланнику убитому или арестованному быти от хивинского хана Ширгазыя, но и самому б ему, послу, не без беды было), чего ради посланник от бывшего совету оного посла бухарского положил тогда ехать чрез Персию, а именно чрез Ширван, Гилян, Мезандаран и Хоросан. И чтоб им свободной путь учинен был чрез помянутые области бывшего шахова величества, то чрез нарочного куриера отправили из Астрахани в государственную иностранных дел Коллегию доношение, прося оную, дабы пожалована была от лица блаженной и вечно достойной памяти его императорского величества им грамота. И по получении той грамоты в 1719-м году июня 24-го числа поехали они морем в Низовую пристань, куда приехали 4-го июля месяца, когда в Персии началось быть возмущение, бунт и война, а наипаче в округлости Ширванской. Чего ради во оном проезде чрез Персию вышенареченной посланник вместе с бухарским послом великое препятие и трудности имел, что насилу в полтора года полтретья (т. е. два с половиной. — В.В.) месяца вырвался и доехал до границ бухарских. Как в реляциях оного посланника (отправленных прежде сего из Шемахи, столицы Ширванской, где он на целой год удержан был и едва не смертельные претерпел случаи, так и из Тихрана города, из Мезандарану, где с шаховым величеством свидание имел) показано о поведениях и проезде персицком, [так] и паки при особливом журнале, которой он же, посланник, со временем сообщит в государственную иностранных дел Коллегию. Ему, посланнику, вместе с [119] бухарским послом Хан Кулием инкогнито и под другим лицом ехать никоим образом невозможно было для того, что и до приезду его и посланникова в Астрахань наперед все ведали, а в Персии и по готову, понеже тогда персицкой посол Хафисбег, бывший при Аюке хане калмыцком, в Астрахани обретался, и ежели б оной посланник и похотел ехать инкогнито чрез Персию, то б он в немалом был подозрении и затем вышепомянутой путь чрез Персию публично [решил совершить, что было] и против характера своего, и против присланной ему и бухарскому послу грамоты с рекомендациею до шаха путь свой восприять. Оного посланника иной езды (морем окроме, что из Астрахани до вышепомянутой Низовой пристани) не было, и ехал он все сухим путем вокруг Каспийского моря чрез Казаки или каракалпацкие степи и во всех оных державах и странах какие городы, поселения, положения мест, какие большие и малые реки впадают (так в Каспийское, как и в Аральское море) и какие суды по реке Аму имеются, также сколько и какие городы и фортеции в Мезандаране, в Хоросане, в Бухарах и в Хиве — и то все он, посланник (по возможности своей иное сам видел и присмотрел, а иное от других и чрез нарочные посылки верно разведывал), в мемории записал, дабы о том генерально в журнале обстоятельно и порядочно расположить и описать. Также в мемории оного посланника записано, сколько разстояния от места до места, от города до города, от владения до владения, от уезду до уезду (кроме величины моря Аральского, о котором море в ни которых гисториях до сего времени не изображено), дабы со временем (ежели возможно будет) на особой карте со описанием все то, как сам видел и слышал, присовокупить и изобразить. Мемория, или записка, оного посланника имеется короткая на италианском языке, ибо в тех варварских странах имеются многие русские пленники, которые могли б прочесть русское письмо, и для того на русской язык все описывать не посмел, а и так неоднократно в Бухарах при некоторых случаях со страху принужден был многие записки и реляции, касающиеся до тамошнего состояния, которые были на русском языке, жечь, дабы не сыскались. К тому же тамошние озбеки за причину князя Черкасского имели его, посланника, в великом подозрении. И хотя сперва они с посланником некоторою ласкою обходилися, якобы нехудомнительные, надеясь от оного получить подарки, стали явно оные озбеки посланника клеветать и шпионом называть и самому хану не единократно внушали, чтоб приказал его, посланника, ограбить и убить али де в полон взять, следуя образцу, как хивинской хан учинил над князем Черкасским. И хан бухарской, яко молод, человек без разсуждения и без постоянства, по чаемому будто приставать хотел [по] таким ж немысленным озбецким внушениям, ежели б да не придворные (непрестанно чрез подарки от оного посланника одолженные друзья его), хана не отвадили. А наипаче всех первой придворной министр Ходжа Улфет, начальнейший [120] эвнух хана бухарского, дружбу показал одномy посланнику, которого дважды от смертных бед избавил. А именно в 1722-м году, когда по указу блаженной и вечно достойной памяти его императорского величества отправлен был из Астрахани чрез казачьи орды к нему в Бухары куриером юртовской татарин, которой, не доезжая Бухар, убит был на дороге от казаков чрез предательство одного бухарского купца, и бывши тогда при дворе хана бухарского туркистанской посол знатной и святой фамилии между турков, именем Накиб Ходжа, подал чрез помянутого Ходжу Улфета доношение хану бухарскому, якобы оной куриер послан был к нему, посланнику, для шпионства и осмотрения тракту, чрез которой могли б русские войска маршировать к завладению Туркистана и Бухар и протчая, и для лутчего уверения к тому доношению и руку свою приложил; и тот друг Ходжа Улфет, оберегая его от ханского гневу, не показал хану такого противного доношения, но во знак лучшей своей дружбы того ж часу прислал он к нему, посланнику, сообщить и показал оригинал оного доношения, с которого при нем, посланнике, имеется список. В 1725-м году в марте месяце, когда хан бухарской паки по озбечьему внушению умыслил было оного посланника предать их варварству, тогда оной Ходжа Улфет с важными резонами и советами его, хана, отвел, хотя и на время, от такого худого умысла, [а] пока ему, посланнику, из Бухар вырваться пощастилось и поздорову проехать всякие опасности, как о том в реляциях его и в прежде поданном журнале о выезде его, посланника, из Бухар и о проезде чрез Хиву показано.

По 3-у пункту

В 1721-м году сентября 25-го числа прибыл посланник в пограничный город Чарджов, или паланку (т. е. крепость. — В.В.), где тутошней комендант в трех верстах со своим гарнизоном служивых калмыков его, посланника, встретил, по их обыкновению, и препроводил до места и до квартеры. А на завтра, после принятия от него ж, посланника, подарков (которые нельзя было не давать, ибо тамошние без стыда и сами требуют), в тот же день прибыл из Бухар посланной от бухарского хана один знатной придворной чиновной человек со ста человек к персицкому пограничному городу Мавр вместо конвою для провожания помянутого посланника, также и персицкого посла, которой за опасным степным путем месяца с два в помянутом городе Мавре мешкал и опасался в Бухары без конвою ехать, хотя он и вдвое большую свиту против посланника имел. И понеже оной посланник не с большою свитой отважность свою показал и без конвою приехал в самые опасные времена, того для хану бухарскому и всем озбекам весьма удивительно было и все генерально русской кураж и смелость похваляли, а кизилбашу ж — похуляли. [121]

26-го того ж [года] октября месяца проехал оной посланник реку Аму. К бухарской столице Бухаре путь продолжал, где по дороге в двух городах коменданты и тамошние управители (не для того чтоб ему, посланнику, честь отдать, но для собственной своей наживы и интересу) навстречу выезжали.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.014 с.)