Такое великое блаженство, или экстаз, или оргазм - я не знаю, как это назвать, — можно испытать только с учителем или с мужчиной тоже?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Такое великое блаженство, или экстаз, или оргазм - я не знаю, как это назвать, — можно испытать только с учителем или с мужчиной тоже?



 

Переживание абсолютного блаженства, экстаза или оргазма не имеет никакого отношения к другому человеку. Оно случается в тебе, а другой — это только повод.

Это может быть учитель, это может быть кто-то другой.

Но с учителем это легче, потому что с учителем у тебя нет никаких ожиданий.

С любым другим мужчиной у тебя есть ожидания.

С любым другим мужчиной ты хочешь доминировать, твои отношения с любым другим мужчиной — это не явление расслабления.

Это не имеет никакого отношения к твоему мужчине — все решает твоя поэзия, твой подход.

Если твои отношения с учителем полны ожиданий, тогда это переживание не может случиться.

Это переживание может случиться даже в отношениях с деревом, со звездами, или когда ты просто сидишь одна в своей комнате. Оно никак не связано с кем-то другим. Ты должна ясно понять: это — взрыв радости внутри тебя.

Но сидеть в одиночестве в своей комнате — это самое трудное, так как у тебя нет никакого повода. Ты даже улыбнуться не можешь, потому что ты подумаешь: «Не схожу ли я с ума? Никого нет, а я улыбаюсь».

Однажды я ожидал поезда на платформе железнодорожного вокзала. Поезд должен был прийти поздно ночью, и на платформе были еще другие люди. Один человек, развалившийся в кресле, привлекал всеобщее внимание, так как иногда он делал такие жесты, как будто что-то отбрасывал, иногда он улыбался, а иногда начинал смеяться — и смеялся так, что хватался за живот, смеялось все его тело. Я сидел недалеко от него.

Я не люблю беспокоить других людей, — а он так наслаждался, — но было очень трудно устоять перед искушением узнать, что же происходит с этим человеком.

Я обратился к нему: «Извините за беспокойство, но я не могу больше терпеть, а нам предстоит сидеть здесь еще несколько часов. Что происходит? Время от времени вы делаете рукой такой жест, как будто что-то отбрасываете. У вас так меняется выражение лица; иногда вы улыбаетесь, а иногда взрываетесь таким утробным смехом, что хватаетесь за живот, — а ведь вы сидите в одиночестве».

Этот человек сказал: «Вообще-то я никому не открываю свой секрет. Но вы просидели рядом со мной три часа, и мне понятно, как вам, должно быть, было трудно сопротивляться искушению, задать мне вопрос. Я открою вам свой секрет. Пододвиньтесь поближе».

Я пододвинул к нему свое кресло. И он сказал: «В этом нет ничего особенного. Я просто сам себе рассказываю анекдоты».

Я спросил: «Анекдоты?»

Он сказал: «Да, я рассказываю самому себе анекдоты, но иногда в памяти всплывают старые анекдоты, которые я уже рассказывал много раз, поэтому я отбрасываю их. А иногда анекдоты оказываются такими содержательными, что я не могу удержаться от громкого смеха, — но вокруг спят люди, здесь так много людей, поэтому мне приходится хвататься за живот и сдерживать смех. А некоторые анекдоты вызывают не смех, а просто легкую улыбку».

Я сказал: «Вы — великий человек. Вы овладели великим секретом».

Он спросил: «Что вы имеете в виду под обретением "великого секрета"?»

Я сказал: «Если бы каждый знал этот секрет, мир был бы гораздо приятнее, менее несчастным, было бы больше смеха, больше радости. Нет нужды ждать, пока кто-то другой расскажет тебе анекдот. Это же просто отлично, — ты сам себе рассказываешь анекдот, и если он тебе не нравится, ты можешь просто отбросить его. Когда же анекдот тебе рассказывает кто-то другой, то даже если он тебе не нравится, тебе все-таки приходится улыбаться, тебе приходится быть лицемером. Глубоко внутри ты говоришь, "Дерьмо!" — но на поверхности ты улыбаешься и говоришь: "Какой прекрасный анекдот!" Вы же обрели огромную свободу. Вы можете выбирать свои собственные анекдоты, и вы можете наслаждаться любым понравившимся вам анекдотом столько раз, сколько вам захочется — вы можете вновь и вновь пересказывать его».

Ученые обнаружили, что все, что происходит с вами, происходит в центрах вашего мозга. Поводы могут находиться вне вас, но на самом деле все происходит в семистах центрах мозга.

Одним из самых влиятельных людей этого столетия был Дельгадо. Всю свою жизнь он изучал, как функционирует мозг животных. И он был удивлен, когда обнаружил, что то, что называют сексуальным оргазмом и что обычный человек считает пределом удовольствия, можно вызывать искусственным образом. Просто небольшое устройство дистанционного управления... так как в мозгу есть центр, контролирующий сексуальное удовольствие.

Дельгадо работал с белыми мышами. Он вскрыл у мыши мозг и ввел электрод в сексуальный центр. По данным его исследований, секс не имеет никакого отношения к половым органам. Секс сосредоточен в голове — половые органы являются лишь ответвлениями, связанными с центром.

Он соединил электрод с устройством дистанционного управления, и, когда он нажимал на кнопку, белая мышка испытывала потрясающее переживание, экстаз, оргазм. Сперва Дельгадо не мог поверить в это — это не имело никакого отношения к половым органам, это шло напрямую.

Затем он сделал небольшое приспособление с кнопками и научил мышь, какую кнопку надо нажать, чтобы испытать слабый оргазм, какую — чтобы испытать оргазм посильнее, и какую — чтобы испытать самый сильный оргазм.

И вы будете удивлены: даже мыши не так глупы — когда есть выбор, кто удовлетворится слабым оргазмом? Мыши надо было только нажать на кнопку, и все ее тело охватывал трепет. Рядом поставили воду, еду — все, что ей нравилось, но она ни к чему не проявляла интерес. За один час она устроила себе шестьсот сильнейших оргазмов — и, конечно, она умерла, ибо столько оргазмов выдержать нельзя, всему есть предел. Шестьсот оргазмов за один час, десять оргазмов в минуту... и она забыла о воде и еде.

Дельгадо говорит, что всякий раз, когда мы думаем, что наше удовольствие, наша боль, наше страдание, наша радость зависят от кого-то постороннего, мы ошибаемся.

Вне нас находятся только поводы.

И таково учение всех древних мистиков: ваше блаженство — внутри вас, царство божье — внутри вас.

Можно по-разному выразить это. Дельгадо пользуется научной терминологией. Иисус говорит на языке религии.

Ты говоришь, что здесь со мной ты испытываешь экстатические, оргазмические переживания. Я хочу, чтобы ты запомнила вот что: я могу быть поводом, но все дело в тебе. Ты абсолютно независима.

И лучше помнить об этом; тогда такое переживание может случиться у тебя с любым мужчиной, с любым деревом, с любым прекрасным закатом, с любой звездной ночью — или просто когда ты будешь сидеть, ничего не делая, в темноте твоей комнаты. Тебе надо только выяснить, что происходит в тебе.

Ты сфокусирована на внешнем, вот почему ты все время упускаешь то, что происходит внутри. Ты думаешь, что это происходит благодаря учителю, поэтому ты фокусируешься на учителе. Тогда ты привязываешься к учителю — это становится твоим рабством.

Когда будет случаться нечто в таком роде, закрывай глаза и следи за тем, что происходит внутри тебя, и вскоре ты найдешь некие намеки на то, как это происходит, в каких ситуациях. Ты была тихой, ты была расслабленной, ты не думала. Твой ум был пуст, и это пришло как наводнение.

Затем попробуй это в одиночестве.

Этого не случается у тебя с любым другим мужчиной потому, что с любым другим мужчиной ты не бываешь тихой. С любым мужчиной ты постоянно ссоришься, скандалишь, воюешь.

Очень трудно найти женщину, которая не бывает стервой. Неужели ты думаешь, что когда ты стервенеешь, у тебя будет экстаз? Стервенеешь-то ты, а мишенью будет мужчина. Ты думаешь, что он тому причиной — почему он пришел так поздно? Где он шлялся?

Однажды жена Муллы Насреддина плакала. Когда я зашел к ним в дом, она стала плакать еще громче. Я спросил: «В чем дело?» Она сказала: «Дело зашло слишком далеко. Этот человек, — и она указала на своего мужа, Муллу Насреддина, — таскается по женщинам. В этом нет никакого сомнения, так как я много раз находила на его пиджаке волосы, и это были не его волосы — он же лысый. И цвет другой».

Я спросил: «А сегодня ты нашла волосы на его пиджаке?»

Она сказала: «Нет, сегодня не нашла — вот поэтому-то я и плачу, ведь сегодня я тщательно осмотрела его пиджак и не нашла ни волоска. Это означает, что он начал путаться с лысыми женщинами. А это уж слишком, я этого не потерплю. Пускай еще женщины, у которых есть волосы, но лысые женщины...»

Ты сама находишь то, что может сделать тебя радостной, и то, что может сделать тебя несчастной.

Переживания блаженства не случалось у тебя с твоим мужчиной по простой причине: ты всегда ссорилась с ним, всегда что-то от него требовала.

А это переживание не такое, что его можно вызвать по требованию: «Подать сюда один экстаз!» Никто не может сделать этого... кроме Дельгадо. Но для этого над тобой надо произвести небольшую операцию. В твоем черепе надо будет просверлить маленькое отверстие и ввести туда электрод. А затем дать тебе устройство дистанционного управления - маленькую коробочку, которую можно носить в кармане. И не будет никакой нужды просить кого-то другого; ты сможешь устраивать себе столько оргазмов, сколько тебе будет угодно.

Но опасность та же: то, что случилось с той бедной белой мышью, случится и с тобой, ибо это переживание так прекрасно, что тебе не захочется терять ни одного мгновения на что-то другое. Мышь — маленькое существо, она умерла через час, а тебя может хватить на двадцать четыре часа. На большее надеяться не следует.

В несчастье человек может прожить семьдесят пять лет.

Но в экстазе... семьдесят пять лет в экстазе? Невозможно!

Твой организм сделан не из стали. Ты надорвешься.

Я могу создать для тебя атмосферу, в которой легче двигаться в эти пространства. Если ты разумна, ты начнешь искать внутри себя, каким образом случаются эти переживания. И ты начнешь делать это в одиночку, чтобы ты могла иметь эти переживания без меня.

Если ты неразумна, ты станешь цепляться за меня — и вот так в этом мире эксплуатируют множество людей. Если ты идешь к кому-то и говоришь: «Это благодаря вам, учитель. Вы - господин моего сердца», — ты даешь этому человеку возможность эксплуатировать тебя и других.

Из всех так называемых духовных учителей, мастеров, пророков и спасителей девяносто девять процентов являются просто жуликами.

Я не хочу, чтобы кто-либо цеплялся за меня, привязывался ко мне каким-либо образом.

Все мое усилие направлено на то, чтобы дать тебе полную свободу и такие методы, при помощи которых ты сможешь создавать в себе все, что угодно. Даже Бога не нужно, ничего не нужно — ты самодостаточна.

Это — великое благо, дарованное Существованием каждому человеческому существу. Ты сотворена с таким совершенством, — но ты никогда не исследуешь его, оно остается спящим.

Стань исследовательницей своего собственного внутреннего пространства, своей собственной субъективности — и ты обретешь тысячи экстазов и огромное, невообразимое блаженство.

Ты есть рай, но ты забыла саму себя.

Ты смотришь куда угодно, но только не внутрь себя, а это - единственное место, где ты найдешь сокровище, истину, красоту.

 

Возлюбленный Бхагаван,



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.223.30 (0.011 с.)