ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА ПРОСВЕТЛЕНИЯ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА ПРОСВЕТЛЕНИЯ



 

Не позволяйте своему уму превращать сущест­ва в вещи: ваша жена — это вещь, которую нуж­но использовать; ваш муж — это вещь, которой нужно обладать; ваш подчиненный — это вещь, которую нужно эксплуатировать; ваш началь­ник — это вещь, которую нужно обмануть.

Когда вы выходите из ума и бросаете взгляд в открытое небо, внезапно возникает переживание, что здесь вообще ничего нет. «Вещественность» исчезает. Когда мысли отпадают, второе, что долж­но быть отброшено, это вещи. Внезапно весь мир наполняется существами, прекрасными сущест­вами, высшими существами, потому что все они принимают участие в высшем существе Бога, Раз­личия исчезают — вы не можете отделить одно от другого. Все разделения существуют из-за механи­стичности ума. Внезапно вы видите дерево, расту­щее из земли, не отдельное — встречающееся с небом, не отдельное, все соединено вместе; каж­дый является частью каждого. Весь мир становит­ся сетью сознания, миллионами и миллионами сознаний, сияющих, зажженных изнутри.

Тела исчезают, потому что тела принадлежат миру вещей. Формы существуют, но они больше не материальны; это формы движущейся, динами­ческой энергии, и они постоянно меняются. Вот что происходит. Вы были ребенком, затем вы юноша, теперь вы стары. Что произошло? Вы не зафиксировали форму. Форма постоянно плывет и меняется. Ребенок становится юношей, юно­ша становится стариком, старик умирает. Затем вы внезапно видите: рождение это не рождение, смерть это не смерть. Это изменение форм, а бес­форменное остается прежним. Вы можете видеть, что светящаяся бесформенность остается прежней движущейся среди миллионов форм, меняются, но все же неизменная; движущаяся, но все не движущаяся; становящаяся всем другим и все же остающаяся прежней. И это красота, это тайна' тогда жизнь едина — огромный океан жиз­ни Тогда вы не видите живых и мертвых существ, нет, потому что смерти не существует. Она суще­ствует из-за механистичности взглядов, неправиль­ной интерпретации. Не существует ни рождения, ни смерти. То, что существует, это отсутствие ро­ждения и бессмертие, вечность. Но это выглядит так, только когда вы выходите из ума.

В состоянии неомраченного прозрения объект видит свою полную перспективу, потому что в этом состоянии знания получены прямо, без ис­пользования чувств. Это происходит, когда чувст­ва не используются, когда замочная скважина не используется для того, чтобы смотреть на небо, — потому что замочная скважина наложит свою соб­ственную рамку на небо и разрушит все, небо бу­дет не больше, чем замочная скважина. Как ваша перспектива может быть больше ваших глаз? Как может прикосновение быть больше ваших рук, и как звук может быть глубже ваших ушей? Невоз­можно! Глаза, уши, нос — это замочные скважи­ны: через них вы смотрите на реальность. И внезапно вы выпрыгиваете из себя в блаженство впервые огромность, безграничность познана. Те­перь достигнута полная перспектива. Нет начала, нет конца. В бытии не существует границ. Оно беспредельно; здесь нет ограничений.

Все ограничения принадлежат вашему воспри­ятию; они были даны для чувств. Существование само по себе безгранично; во всех направлениях вы продолжаетесь, и продолжаетесь, и продол­жаетесь. Этому нет конца. Когда полная перспек­тива раскрылась перед вами, тогда впервые са­мое тонкое эго, которое все еще цеплялось к вам, исчезает. Потому что существование настолько огромно, как вы можете цепляться за меленькое слабое эго?

Когда возникает осознание бесконечности, ва­ше эго просто исчезает, как капля росы. Оно да­же не такое большое. Из-за тонкой щелочки ощу­щений вам кажется, что вы так велики. Когда вы взлетаете в небо, внезапно эго исчезает. Критерий замочной скважины был вам удобен, потому что замочная скважина была так мала, и через нее мир казался таким маленьким, вы были так вели­ки по сравнению с ним...

В огромном небе ваше эго становится просто неважным. Оно отбрасывается само собой. Даже главы отбрасываете его, это выглядит глупо; оно же не стоит этого. Когда «область обзора» пол­ная вы исчезаете, вот, что нужно понять. Вы есть, потому что перспектива узка. Чем уже перспек­тива тем больше эго; чем более слеп человек, тем больше эго... Нет перспективы — существует со­вершенное эго. Когда перспектива проясняется, расширяется, эго становится все меньше и мень­ше. Когда перспектива охватывает все, эго просто не обнаруживается. В этом заключается работа ал­химии изобилия — сделать перспективу настоль­ко полной, что эго исчезнет.

Благодаря Будде открываются новые замочные скважины, благодаря Иисусу — другие, благодаря Кришне — третьи. Просветленные мастера не стремятся к тому, чтобы вы становились последо­вателями Будды, Иисуса или Кришны. Нет! По­тому что последователь никогда не будет обладать большей перспективой, чем те, у кого он учится: его доктрина — это его замочная скважина. Гово­ря о стольких точках зрения, они пытаются сде­лать только одно: дать вам большую перспективу. Если в стене будет много замочных скважин, вы сможете смотреть на восток, вы сможете смот­реть на запад, на юг, на север; и глядя на восток, вы не скажете: «Это — единственное направление», вы знаете о существовании других направ­лений. Глядя на восток, вы не скажете: «Это един­ственная доктрина», потому что тогда перспекти­ва становится узкой. Вы должны знать обо всех направлениях и доктринах. Свобода приходит благодаря пониманию. Чем больше вы понимае­те, тем более вы становитесь свободными. И по­степенно, когда вы осознаете, что благодаря боль­шому количеству отверстий в стенах ваша старая замочная скважина просто устарела, не имеет та­кого большого значения, тогда в вас возникает по­требность выяснить: что произойдет, если вы сло­маете все эти стены и просто выбежите наружу? Даже одна-единственная новая дырочка — и вся панорама меняется, и вы приходите к зна­нию того, о чем никогда не знали, не вообража­ли, даже не мечтали. Что произойдет, когда все стены исчезнут и вы прямо лицом к лицу встре­титесь с реальностью под открытым небом?

В состоянии неомраченного прозрения объект видит свою полную перспективу, потому что в этом состоянии знания получены прямо, без использования чувств. Это новое есть чудо. Ко­гда вы не зависите от ощущений, телепатия ста­новится легко осуществимой. Из-за ощущений телепатия невозможна. Из-за ощущений ясновидение неосуществимо. Без них чудеса становятся обычными вещами. Вы можете читать чьи-то мысли; не нужно говорить, не нужно передавать Вместе с появлением полной перспективы все становится открытым, все завесы сняты. Теперь больше нет завес; вся реальность перед вами. Ма­териализация становится возможной. Просто все, что вы хотите сделать, немедленно, происходит; нет необходимости в действии. Миллионы вещей случаются вокруг мудреца, хотя он ничего не де­лает. Он смотрит на вас и, внезапно, возникает трансформация — внезапно вы больше не тело; когда он смотрит, вы становитесь сознанием. Ко­нечно, это не будет вашим постоянным состоя­нием, потому что, когда его взгляд ушел, вы снова тело. Просто, будучи рядом с ним, вы станови­тесь гражданами некоторого неизвестного мира. Вы вкусили неизвестное через него, потому что теперь он сам стал огромным небом. Вы ничего не делаете, но многое случается.

И когда это происходит, сознание встречается с сознанием, потому что здесь нет материи. Са­мая лучшая метафора — это зеркало, глядящее в другое зеркало. Что произойдет, если зеркало бу­дет смотреться в другое зеркало? Одно зеркало от­ражает другое зеркало; другое зеркало отражает это зеркало, и в зеркалах ничего нет, только отра­жения, миллионы раз отраженные друг в друге. Весь мир становится миллионами зеркал — и вы тоже зеркало — и все зеркала пусты, потому что здесь нет ничего другого, что бы можно было от­разить, нет даже рамки зеркала. Есть только зер­кало — два зеркала, глядящие друг в друга. Это самый удивительный момент, самый блаженный; чудо опускается, изливается поток цветов, все празднует этот миг, потому что еще один — до­стиг, еще один путешественник достиг дома.

Восприятие, достигнутое в неомраченном про­зрении, преображает все «нормальные» воспри­ятия, как в мере их проявления, так и в интен­сивности. Два этих слова очень значительны — «мера» и «интенсивность». Когда вы видите мир через ощущения, мозг и ум, мир кажется очень серым. В нем нет блеска, он пыльный, и вскоре он становится скучным, и вы чувствуете, что сы­ты им по горло: те же самые деревья, те же са­мые люди, те же самые действия — все это про­сто рутина. Но это не так. Когда восприятие чисто, вместе с этой чистотой приходит мера и интенсивность. Теперь вы можете взглянуть на безграничное расширение существования. Теперь не существует преграды для вашего восприятия; глаза стали всевидящими, обзор — бес-дйним. И интенсивность: вы можете заглянуть нлттрь любого события, любого человека, потому что больше нет вещей.

Интенсивность восприятия становится такой, то вы смотрите на камешек гальки, и, благодаря ему, вы можете войти в высшую тайну. Дверь по­всюду; и вы стучите, и везде вас принимают, при­глашают. Откуда бы вы ни входили, вы входите в бескрайнее, потому что все двери принадлежат всеобщему. Индивидуальности могут существо­вать как двери. Любите человека, и вы войдете в бескрайнее. Посмотрите на цветок, и врата хра­ма откроются. Лягте на песок, и каждая частичка песка будет настолько же огромна, как и вселен­ная. Это высшая математика просветления.

Если вы вышли из тюрьмы, вы увидите, что та­ково положение вещей. Камешек гальки — это часть, очень маленькая часть, но если вы посмот­рите на него умом без мысли, простым сознани­ем, прямо, внезапно, камешек гальки станет це­лым — потому что существует только одно. Пото­му что никакая часть, на самом деле, не является частью или отдельным фрагментом: часть зависит от целого, целое зависит от части. Это не только связь: когда восходит солнце, цветы распускают- ся; обратное тоже справедливо — когда цветы рас­пускаются, солнце восходит. Если бы здесь не бы­ло цветов, для кого бы восходило солнце? И рав­но как птицы поют тогда, когда восходит солнце' обратное также справедливо — из-за того, что по­ют птицы, восходит солнце. Иначе для кого?.. Все взаимозависимо; все связано со всем; все перепле­тено со всем. Даже если лист исчезнет, целое по­теряет его; тогда целое не будет целым.

Поклоняющийся и тот, кому поклоняются, су­ществуют вместе; любящий и возлюбленный су­ществуют вместе. Один не может существовать без другого, и это тайна существования: все суще­ствует вместе. Эта совместность есть Бог. Бог это не человек; сама эта совместность целого есть Бог. Отовсюду открывается огромность бытия, и ото­всюду — глубина...

 

СОН И ПОЗНАНИЕ РЕАЛЬНОСТЕЙ

 

Человек спит почти одну треть своей жизни — приблизительно двадцать лет. Но долгое время сном пренебрегали, слишком сильно пренебре­гали. Это произошло потому, что человек уделял слишком много внимания сознательному уму. Точно так же, как и материя, ум имеет три измерения. Сознание — это только одно измерение, другое измерение — это подсознание, но все же есть и третье измерение, которым является сверхсознание. Этот уровень точно такой же, как ма­терия, потому что глубоко внутри ум тоже является материей. Или, вы можете сказать это по-другому, материя это также и ум. Так и должно быть, потому что существует только одно. ум это тонкая материя; материя это грубый ум.

Но обычный человек живет только в одном из­мерении, в сознании. Сон принадлежит подсоз­нанию; сновидения принадлежат подсознанию; медитация, интуиция, озарение принадлежат сверхсознанию; бодрствование и мышление при­надлежат сознанию. Первое, что вы должны за­помнить относительно ума, что он в точности по­хож на айсберг — самая верхняя часть находится на поверхности. Вы можете видеть ее, но это толь­ко одна десятая целого. Девять десятых скрыты под водой. Обычно вы не можете увидеть их до тех пор, пока не опуститесь на глубину. Но это только два измерения. Есть и третье измерение. Просто представьте, как часть айсберга испари­лась и стала маленьким облачком, парящим в не­бе» — как сложно попасть на эту часть айсберга, так же очень трудно достичь подсознания. Практически невозможно достичь этого облака. Конеч­но, это часть того же самого айсберга, но испарив­шаяся. Вот почему медитация так трудна, озаре­ние так недоступно. Процесс забирает всю вашу энергию. Это требует вашей тотальной преданно­сти. Только тогда вертикальное продвижение к облакоподобному феномену сверхсознания стано­вится возможным.

В течение всей ночи проходит почти восемь циклов сознательного сна. Сновидения прерыва­ются только на несколько мгновений, в осталь­ное время вы видите сны. Вы можете медитиро­вать на знания, которые приходят в течение сна. Но вы просто впадаете в сон как в некое отсут­ствие. Поймите, что на самом деле это не отсут­ствие — оно обладает своей собственной реаль­ностью. Сон это не только отрицание бодрство­вания. Если бы было так, тогда не на что было бы медитировать. Сон не подобен тьме, отсутст­вию света, нет. Сон обладает своей собственной позитивностью. Он существует, он существует в такой же мере, в какой существует бодрствова­ние. Когда вы медитируете и вам открываются тайны сна, тогда вы видите, что между бодрство­ванием и сном нет различий. Сон это не только отдых от бодрствования, это другой вид деятельности отсюда — сновидения. Сон это напряженная деятельность; она более обширна, чем обычное мышление, а также и более значительна, потому что она принадлежит к более глубокой час­ти вашего бытия, чем мышление.

Когда вы засыпаете, ум, который функциони­ровал целый день, устал, истощился. Это очень тонкая часть сознания, одна десятая по сравне­нию с подсознанием. Подсознание в девять раз больше и величественнее, оно наделено большей силой. Но если вы сравните ее со сверхсознани­ем, это будет вне всяких сравнений. Сверхсозна­ние безгранично, сверхсознание всемогуще, вез­десуще и всезнающе. По сравнению с подсозна­нием сознательный ум очень мал. Он устает, ему нужен отдых, для того чтобы подзарядиться. Соз­нательный ум выключается, и во сне начинается мощная деятельность, которая и фиксируется в сновидениях. Почему этим пренебрегали? Пото­му что ум был приучен отождествлять себя с со­знанием, поэтому вы думаете, что вы больше не спите. Вот почему сон выглядит точно так, же как маленькая смерть. Вы просто никогда не ду­мали о том, что происходит.

Для того чтобы входить в сон с осознанностью, потребуется некоторое время, потому что вы — неосознающий человек даже тогда, когда пробуж­дены Фактически, когда вы бодрствуете, вы дви­жетесь так, как будто крепко спите, как сомнам­була, лунатик. На самом деле вы не в полной ме­ре пробуждены. Не думайте, что вы пробуждены просто потому, что открыты глаза. Пробуждение значит, что все, что вы делаете, все, что случается от момента к моменту, вы делаете, помня об этом.

Даже если я поднимаю свою руку, чтобы по­приветствовать вас, я делаю это с полным созна­нием. Вы можете сделать это как робот, механи­чески. Вы не осознаете того, что происходит с рукой. На самом деле, вы вообще не совершали движения. Она двигалась сама по себе, это — бес­сознательность. Вот почему так трудно проник­нуть в свой собственный сон. Но если вы пытае­тесь, первое усилие, которое нужно предпринять, чтобы сделать это: когда вы бодрствуете, будьте в большей мере пробужденными. С этого вы долж­ны начать совершение усилий. Гуляя по улице, гу­ляйте, помня об этом, как будто вы делаете что-то очень важное, очень значительное. Каждый шаг должен делаться с полной осознанностью. Если вы можете делать это, только тогда вы сможете войти в сон. Прямо сейчас вы обладаете очень слабой осознанностью. В тот момент, когда уходит ваш сознательный уМ; эта слабая осознанность исчезает подобно мелкой ряби. У нее нет энергии; она очень, очень слабая. Вы должны вложить в нее больше энергии, столько энергии, что, даже когда сознательный ум уходит, осознанность продолжа­ет существовать самостоятельно — вы погружае­тесь в сознательный сон. Это может произойти, если вы занимаетесь и другой деятельностью с осознанностью: ходите, едите, спите, принимае­те ванну.

Все, что вы делаете целый день, становится просто предлогом для внутренней тренировки на­блюдения. Деятельность становится вторичной, и осознанность, благодаря этой деятельности, ста­новится первичной. Когда ночью вы прекращае­те всякую деятельность и погружаетесь в сон, эта осознанность продолжает работать даже тогда, когда вы засыпаете. Осознанность становится на­блюдателем: да, тело засыпает. Постепенно тело расслабляется. Вы не разглагольствуете, вы про­сто следите: постепенно мысли исчезают. Вы на­блюдаете промежутки: постепенно слова стано­вятся очень, очень далекими. Вы движетесь в ос­нову своего бытия, в подсознание. Если вы можете погрузиться в сон с осознан­ностью, только тогда она будет продолжаться и ночью. Сон может принести большие знания, по­тому что это ваш клад, основа многих, многих жизней. Вы хранили здесь много информации. Сначала попробуйте быть осознанными во вре­мя бодрствования, когда находитесь в состоянии бдительности. Тогда осознанность сама собой ста­новится такой сильной, что не важно, какой дея­тельностью вы занимаетесь — действительно гу­ляете или гуляете во сне, не имеет значения.

Когда вы начнете наблюдать сны, вы обнару­жите пять видов сновидений. Первый вид снов это просто мусор. Тысячи психоаналитиков ра­ботают с мусором. Это просто бесполезно. Так происходит потому, что, трудясь весь день, вы со­брали много мусора. Когда тело покрывается пы­лью, вам нужно принимать ванну, вам нужно очищение. ум тоже собирает пыль. Но ум не мо­жет принять ванну, поэтому ум наделен автома­тическим механизмом, который выбрасывает всю пыль и мусор. Первый вид снов это не что иное, как комочки наносной пыли, которые выбрасы­вает ум. Это самая большая доля снов, почти де­вяносто процентов. Почти девяносто процентов всех снов — просто пыль, которая выбрасывает- уделяйте им слишком много внимания. Постепенно, по мере того, как будет возрастать ваша осознанность, вы сможете увидеть, что это пыль.

Второй вид снов — это разновидность удовле­творения желаний. Существует много потребно­стей, естественных потребностей, но священники и так называемые религиозные учителя отравили ваш ум. Они не могут позволить вам удовлетво­рить даже свои основные потребности. Они пол­ностью осудили их, и осуждение вошло в вас, по­этому многие ваши неудовлетворенные потребно­сти испытывают голод. Эти голодные потребности требуют удовлетворения.

Второй вид снов — не что иное, как удовлетво­рение желаний. Все, что вы отрицали в своей жиз­ни из-за моральных представлений, ум пытается удовлетворить во снах тем или иным образом. Именно так сознательный ум пытался господство­вать над всем вашим бытием, потому что смысл принадлежит сфере сознательного ума. Подсозна­ние не знает о смысле. Ему известен голод, ему из­вестна жажда, ему известны потребности, но оно не знает о смысле. На самом деле, у жизни нет смысла. Если вы спрашиваете о смысле жизни, вы спрашиваете о самоубийстве. У жизни нет смыс- ла. Она просто существует, и она существует так прекрасно безо всякого смысла, и он ей не нужен. Какой смысл в том, что существует дерево, или в том, что солнце восходит каждый день утром, или луна ночью? Какой смысл в том, что дерево начи­нает цвести? И какой смысл в том, что птицы по­ют утром, ручьи продолжают течь, и волны, ог­ромные волны в океане вновь и вновь бьются о камни? Какой в этом смысл? Смысл это не целое. Целое существует прекрасно безо всякого смысла. На самом деле, если в бытии и был бы какой-то смысл, оно не было бы таким прекрасным. По­тому что вместе со смыслом приходит расчетли­вость, торгашество, вместе со смыслом приходит хитрость, вместе со смыслом приходит причина, вместе со смыслом приходит разделение: это имеет смысл, а это бессмысленно; в этом больше смысла, а в том меньше смысла. Целое существу­ет безо всяких различий. Все абсолютно прекрас­но не потому, что в этом есть какой-то смысл, но потому что это просто есть. Здесь нет цели. Если вы спрашиваете о смысле, вы задаете неправиль­ный вопрос, и вы пойдете по неверному пути.

Именно так священники стали влиятельными: вы задали неправильный вопрос, и они снабдили вас неправильным ответом. Но не спрашивайте о смысле. Все священно и неприкосновенно. Есть время любить, и есть время выйти за пределы этого. Есть время иметь связь и наслаждаться взаимоотношениями, и есть время, чтобы пре­бывать в одиночестве и наслаждаться красотой этого. И все прекрасно. Но вы должны смотреть на потребность, а не на смысл Смысл принадле­жит сознательному уму, потребности принадле­жат бессознательному.

Именно так второй вид снов вошел в сущест­вование: когда вы подавляете свои потребности, тогда ум удовлетворяет их во сне. Не пытайтесь совершить медленное самоубийство, убивая свои потребности. Помните, что желания исходят из сознательного ума, а потребности исходят из бессознательного. Различие имеет очень, очень большое значение, очень важное для понимания. Желания исходят из сознательного ума. Бессо­знательному чужды желания, бессознательное не беспокоится о желаниях. Вы хотели бы быть пре­зидентом страны; бессознательное это не волну­ет. Бессознательное не заинтересовано в этом. Но сознательный ум говорит: «Стань президен­том. И если для того, чтобы стать президентом, ты должен принести в жертву свою женщину, тогда принеси ее в жертву. Если ты должен при- нести в жертву свое тело, тогда принеси его в жертву. Если ты должен принести в жертву от­дых, тогда принеси его в жертву. Вначале стань президентом страны». Или стремление накопить много денег; это тоже исходит из сознательного ума. Бессознательное не знает о богатстве. Бес­сознательное знает только естественное. Оно не затронуто обществом. Оно подобно дикой при­роде.

Бессознательное еще обусловлено общест­вом, политиками. Оно пока еще остается чистым. Прислушивайтесь ко второму виду сновидений и медитируйте на это. Они будут сообщать вам, каковы ваши потребности. Удовлетворите по­требности и не беспокойтесь о желаниях. Если вы действительно хотите быть счастливыми, удов­летворите потребности и не беспокойтесь о же­ланиях. Если вы хотите быть несчастными, отсе­ките потребности и следуйте желаниям. Именно так вы и стали несчастными. Либо вы счастливы, либо несчастны. Это просто: человек, который прислушивается к своим потребностям и следу­ет им, подобен реке, текущей к океану. Река не решает, что нужно плыть на запад или на вос­ток, она просто ищет путь. Запад или восток — это все равно. Река течет в океан, не зная желаний, она знает только потребности. Вот почему животные кажутся такими счастливыми — у них ничего нет, но они так счастливы. А у вас есть так много, но вы так несчастны. Даже животные превосходят вас в своей красоте, в своем блажен­стве. Что происходит? У животных нет сознатель­ного ума для того, чтобы контролировать и ма­нипулировать подсознанием; они остаются внут­ренне неразделенными.

Второй вид сновидений открывает вам многое. Прислушиваясь ко второму виду сновидений, вы начинаете менять свое сознание, вы начинаете ме­нять свое поведение, вы начинаете менять поря­док своей жизни. Прислушивайтесь к своим по­требностям, ко всему, что говорит вам ваше под­сознание. Всегда помните, что подсознание право, потому что оно наделено вековой мудростью. Вы существовали миллионы жизней. Сознательный ум принадлежит этой жизни. Он был воспитан в школах и университетах, семьей и обществом, в котором вы были рождены, и рождены случайно. Но подсознание несет все ваши переживания всех ваших жизней. Подсознание необычайно огром­но, а ум необычайно узок. Так и должно быть, по­тому что сознательный ум принадлежит только этой жизни, он очень мал, у него нет опыта. Под- сознание — это вечная мудрость. Прислушивай­тесь к нему. Привычка прислушиваться ко второ­му виду сновидений делает вашу жизнь более рас­слабленной, менее напряженной.

Третий вид сновидений — это взаимосвязь со сверхсознанием. Он встречается очень редко, по­тому что люди утратили все контакты со сверх­сознанием. Но все же и такие сны приходят, по­тому что сверхсознание принадлежит вам. Когда вы становитесь очень, очень бдительными, толь­ко тогда вы начнете чувствовать это. Иначе оно потеряется в той пыли, которую ум выбрасывает в сновидения, и в удовлетворении желаний, о ко­тором ум постоянно мечтает: незаконченном, по­давленном. Контакт со сверхсознанием будет по­терян. Но когда вы становитесь осознанными, оно становится похожим на сияющий алмаз — совершенно отличный от всех камней, которые есть вокруг. Если вы можете почувствовать и най­ти сон, который приходит из сверхсознания, на­блюдайте его, медитируйте на него. Он станет ва­шим путеводителем, он будет вести вас к Свету. Четвертый вид сновидений — это сновиде­ния, которые приходят из прошлых жизней. Они встречаются не так уж редко. Это случается, они приходят много раз. Но внутри все находится в таком беспорядке, что вы не можете ничего ра­зобрать. На Востоке очень интенсивно работали над этим четвертым видом сновидений. Именно из-за этих сновидений исследователи наткнулись на явление реинкарнации. Исходя из этих сно­видений они постепенно обнаружили сущест­вование прошлых жизней. Вы возвращаетесь на­зад, назад во времени. Тогда в вас происходят большие изменения, потому что, если вы може­те помнить даже во сне, кем вы были в своих прошлых жизнях, многое известное станет незна­чительным и много нового станет значительным. Весь порядок изменится, изменится ваш взгляд на мир. Если вы накопили слишком много бо­гатства в прошлых жизнях, если вы умерли как самый богатый человек в стране, но глубоко внут­ри были нищим, и вы снова делаете то же самое в этой жизни, благодаря четвертому виду снов, внезапно, ваше видение изменится.

Если вы сможете вспомнить некоторые из сво­их жизней, вы будете удивлены тем, что никогда не делали ничего нового. Снова и снова вы нака­пливаете богатства, снова и снова вы получаете об­разование, снова и снова вы влюбляетесь и снова и снова вас ожидает то же самое несчастье, кото­рое приносит любовь. Когда вы видите повторение, как вы можете оставаться прежними? Тогда эта жизнь внезап­но преображается. Вы не можете больше двигать­ся по той же колее. Вот почему восточные люди снова и снова вопрошали в пространство: «Как выйти из этого замкнутого круга жизни и смер­ти?» Это кажется одним и тем же колесом. Ка­жется, что та же самая история повторяется сно­ва и снова — воспроизведение.

Пробуждение — это совершенное выпадение из колеса, не из общества, но из вашего собствен­ного внутреннего колеса жизни и смерти. Таков четвертый вид сновидений.

Существует и пятый вид сновидений. Четвер­тый вид уводит назад в прошлое, пятый вид ве­дет вперед в будущее. Это встречается очень ред­ко; это случается только иногда. Когда вы очень, очень чувствительны, открыты, восприимчивы, прошлое отбрасывает тень и будущее отбрасы­вает тень; это отражается в вас. Вы должны осоз­нать свои сновидения. В один прекрасный день вы станете осознавать также и эту возможность: ваше будущее заглядывает в вас. Просто внезап­но дверь открывается, и будущее вступает в кон­такт с вами. Это пятый вид сновидений.

Современная психология понимает только два вида сновидений. Три других вида почти неизвестны, но метапсихология исследует их все. Ес­ли вы медитируете и начинаете осознавать свое внутреннее бытие во сне, произойдет много все­го. Прежде всего, постепенно, чем в большей сте­пени вы будете осознавать свои сновидения, тем все меньше и меньше вы будете убеждены в ре­альности мира в то время, когда вы бодрствуете. Поэтому древние провидцы говорят, что мир по­добен сну.

Ничто не является реальным; это просто спек­такль ума, психодрама. Вы являетесь сценой и вы же актеры, продюсер, режиссер — больше нико­го нет, все это только творение ума. Когда вы начинаете осознавать это, тогда весь мир меняет свое качество. Тогда вы увидите, что здесь про­исходит то же самое, но только в немного более сложной форме. Сны это то же самое.

Мир реален. Но когда ваш ум смешивается с реальностью, вы создаете свой собственный нере­альный мир. Мы не живем в одном и том же ми­ре; каждый живет в своем собственном. Миров столько, сколько умов.

Реальность плюс ум — и все становится сном, потому что ум это то, что создает сны. Реальность минус ум — и ничто не сможет быть сном; толь­ко реальность остается в своей кристальной чис- тоте. ум это просто зеркало. В зеркале отражает­ся мир. Это отражение не может быть реальным, это отражение есть просто отражение. Когда зер­кала больше нет, отражение исчезает. Теперь вы можете видеть реальность.

Спите ли вы с закрытыми глазами или вы спи­те с открытыми глазами, это не имеет значения. Если ум присутствует, все, что происходит, есть сон. Если вы медитируете на сновидениях, это будет первым, что вы поймете. И вторым, что вы поймете, будет то, что вы свидетель: есть сон, но вы не его часть. Вы находитесь в уме, но вы не ум. Вы используете ум, но вы не ум. Внезапно вы — свидетель, ума больше нет. И это свидетель-ствование есть конец, высшее понимание.

Тогда, видите ли вы сны, когда спите, или вы видите сон, когда бодрствуете, не имеет значения, ведь вы остаетесь свидетелями. Вы находитесь в мире, но мир не может больше войти в вас. На это потребуется три-четыре месяца, если, засыпая каждую ночь и входя в мир сновидений, вы пы­таетесь быть бдительными и наблюдать бессозна­тельное и сверхсознание.

Но помните, не стремитесь быть бдительными в смысле активности, иначе вы не сможете за­снуть.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 69; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.158.251.104 (0.013 с.)