ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ДВИЖЕНИЕ К НОВОМУ МИРОВОМУ ПОРЯДКУ



Изображаемая внешне как дискуссионная группа высокого уровня, Трехсторонняя комиссия посвящена Новому Мировому Порядку. Наиболее исчерпывающее понятие Нового Мирового Порядка можно найти в книге соучредителя Трехсторонней комиссии Бжезинского «Между двумя веками: Роль Америки в эру технотроники», опубликованной перед самым основанием Трехсторонней комиссии. Эта книга — программа «более справедливого и беспристрастного мира». В некотором смысле она немногим отличается от десятков других планов политического контроля, уходящих корнями в античные времена и включающих также «Утопию» Мора, труды Карла Маркса, В. И. Ленина, Адольфа Гитлера, Мао.

Единственным документом в истории, четко определяющим и ограничивающим правительственный контроль, является конституция Соединенных Штатов. Она уникальна, ибо ограничивает власть правительства. Книга Бжезинского отвергает конституцию по тем же самым причинам, по которым все другие политические документы отвергали свободу, так как это «не отвечает требованиям». Однако Бжезинский отвергает конституцию на уникальном основании — «век не может вынести проблем ассимиляции старого в новое», однако многие из проблем созданы теми самыми членами Трехсторонней комиссии, которые сейчас предлагают решения для них.

По Бжезинскому, человечество прошло через три стадии эволюции, и сейчас мы находимся в середине четвертой и конечной стадии. В чем-то светский анализ Бжезинского схож с «Фактором Майл» Хон Аргуеллеса, мистическим календарём мира, разделенным на периоды. Согласно этому календарю, сейчас наш мир также находится в финальных стадиях распада, который достигнет кульминации в 2012 году, когда мир перейдет к высшему уровню сознания.

Первая глобальная стадия изображается Бжезинским как «религиозная» и объединяет «Божественный универсализм, исходящий от принятия идеи о том, что судьба человека по существу находится в руках Бога» с «земной ограниченностью, происходящей от массового невежества, безграмотности и представления, ограниченного непосредственным окружением»,

Вторая стадия — это национализм, который определен, как «еще один гигантский шаг в прогрессивной редефиниции природы человека и места в нашем мире». У Аргуеллеса это называется «материализмом». Материалистическая философия марксизма составляет третью стадию. Для Бжезинского «это представляет существенную и созидающую стадию в измерении универсального представления человека». Ни Дэвид Рокфеллер, ни Збигнев Бжезинский не упоминают о технологических и моральных слабостях и крайностях марксизма. Они рассматривают его как «созидательный и важный фактор в полном развитии человека». В действительности, — и история теперь продемонстрировала то, о чем некоторые из нас спорили-гадали — марксизм — это пустой обман, надувательство, механизм для нью-йоркских капиталистов контролировать страну при помощи технологии и долга.

Американские профсоюзы, особенно при Самуэле Гомперсе и Джордже Мини, распознали ложь марксизма. Уолл-Стрит и многие ученые, которые должны были разбираться в этом вопросе, были спонсорами, союзниками и защитниками марксизма. Это — капиталисты, потому что монопольное государство представляет возможность монопольных рынков и монопольных прибылей без какой-либо нелицеприятной критики «с улицы». Это — ученые, ибо финансируемые Уолл-Стритом университеты предоставляют возможности для самовыдвижения и самоповышения.

После марксизма, согласно Бжезинскому, наступает четвертая и финальная стадия, эра технотроники в глобальном масштабе, результат американо-коммунистического сотрудничества,

Вот взгляд Бжезинского на современную структуру, которая является искаженным каркасом политической структуры Нового Мирового Порядка:

Напряжение неизбежно по мере того, как человек стремится ассимилировать новое в структуре старого. Некоторое время созданная структура эластично интегрирует новое, адаптируя его в более привычную форму. Но в определенный момент старая структура перегружается. Новое вливание не может более трансформироваться в традиционные формы, и в конечном счете оно утверждается с непреодолимой силой. Хотя сегодня старая структура международной политики — с ее сферами влияния, военными союзами между нациями — государствами, фикцией независимости, доктринальными конфликтами, вытекающими из кризисов девятнадцатого столетия, — явно более не совместима с реальностью.

Ясно, что оценка изменений Бжезинским в значительной степени некорректна, и эта некорректность несомненно повлияет на природу грядущего мира. Новый Мировой Порядок не неизбежен.

Во-первых, налицо тенденция к созданию маленьких политических объединений, отражающих интересы этнических и национальных групп. В Соединенных Штатах есть предложения создать независимые штаты и разделить их на два или три сегмента, так как большие образования становятся неуправляемыми и «перегруженными». Структура «перегружен», но реакция — это меньшие, а не большие неуправляемые образования. Это реакция, обратная предложенной Трехсторонней комиссией.

Во-вторых, когда доходит до «рационального гуманизма», оценки Бжезинского далеки от современной эволюции. Религия возвращается и в более духовной форме. Более старые церкви, институционализированные церкви, несут потери, особенно католическая церковь, которой 2000 лет. Однако религия возрождается через современную технологию, радиоцеркви и телевизионные проповеди евангелистов. Также происходит духовная эволюция чрезвычайных пропорций в нетрадиционных формах, таких, как медитация и коммунальные группы. Некоторые из этих групп, такие как Универсальная и Триумфальная в Монтане, основались и приняты в традиционных районах.

Здесь нет ничего общего от «гуманизма» и нерелигиозности! Однако именно в технологии мы находим отступления от «нового мира», предложенного Бжезинским и принятого Дэвидом Рокфеллером и Трехсторонней комиссией. Технология будущего обязана считаться с возникающим духовным компонентом. Физика будущего, физика сверхвысоких энергий и физика вакуумной энергии двадцать первого столетия — это тоже духовная технология. Восточная концепция буддизма и материальный мир значительно сливаются с вакуумной физикой Запада, Дзен и западная физика сливаются в том виде, который разрушает идеи Трехсторонней комиссии. Да, это новое вливание нельзя анализировать традиционным путем, здесь Бжезинский прав. Но новая структура не является неподвижным Новым Мировым Порядком. Пародоксально. Новый Мировой Порядок оказывается отражением старой традиционной структуры! Бжезинский и Рокфеллер предлагают заменить старую структуру новой, но структурой под их контролем.

Глава вторая
ЧЛЕНСТВО В ТРЕХСТОРОННЕЙ КОМИССИИ

Интересным аспектом Трехсторонней комиссии является то, что она скорее собирает администраторов власти, нежели обладателей власти.

Дэвид Рокфеллер в значительной степени — единственный центр власти во всем трехстороннем каталоге. Политики, юристы, бюрократы, деятели СМИ, профсоюзные функционеры приходят и уходят в трехсторонних коридорах власти, — они являются преходящими администраторами. Они сохраняют административные позиции лишь постольку, поскольку они успешно используют политическую власть для решения политических задач. Операторы в общем-то не ставят задач — это важный момент. Эту группу операторов можно назвать «наемниками». Как однажды сказал о конгрессе сенатор Мэнсфилд: «Чтобы продвинуться, надо двигаться». Операторы из Трехсторонней комиссии добиваются высшего успеха в «движении».

В 1970-х годах девять членов американской Трехсторонней комиссии были юристами истеблишмента, из весьма влиятельных ведущих юридических фирм. Область «вращающихся дверей» между так называемой государственной службой и частной прибылью, где чиновники от юстиции выбирают между частной практикой и государственной службой, еще более затрудняет точное определение. По какой-то причине двое из девяти юристов были партнерами в юридической фирме Лос-Анджелеса «О'Мелвени и Майерс»: старший партнер Уильям Т. Колмен-младший (также директор рокфеллеровского Чейз Манхэттен Бэнка и бывший министр транспорта) и Уоррен Кристофер, который был партнером с 1958 по 1967 гг. и с 1969-го до того времени, как стал заместителем госсекретаря в администрации Картера и госсекретарем при Клинтоне в 1993 году.

В 1994 году Уильям Т. Колмен-младший, являющийся сейчас старшим партнером фирмы «О'Мелвени и Майерс», уже был министром транспорта, а также членом Трехсторонней комиссии и действующим членом эксклюзивного исполкома Трехсторонней комиссии.

Уйдя из «О'Мелвени и Майер» в 1994 году, Уоррен Кристофер стал госсекретарем после должности заместителя директора в переходной команде президента Клинтона, хотя и упорно отказывался от персонального назначения. Кристофер хорошо потрудился для членов Трехсторонней комиссии, назначив не менее 22 соратников по Комиссии в администрацию Клинтона, что означало, что «старые методы бизнеса» не могут использоваться далее. Несомненно, Кристофер вернется к «О'Мелвени и Майерс» после срока своего пребывания в качестве госсекретаря, чтобы заправлять бизнесом.

К этому влиятельному политическому дуэту в 1994 году присоединился еще один партнер по «О'Мелвени и Майерс» — Ко-Юнг-Тунг, председатель группы глобальной практики этой фирмы, находящейся в Нью-Йорке.

Итак, почти неизвестная юридическая фирма Лос-Анджелеса в действительности является механизмом распределения влияния первой категории. Это трехстороннее трио символизирует удобную игру в политическое влияние вращающихся дверей, что представляет собой пародию на свободное общество.

Фирма «О'Мелвени и Майерс» вместе с «Киссинджер и партнеры» и группой Карлайл занимают ключевые позиции в оказании политического влияния — и, оказывается, все связаны с Трехсторонней комиссией. Джордж Франклин, бывший секретарь Комиссии, говорит, что это просто статистическая случайность, что все талантливое просто случайно оказывается в Трехсторонней комиссии. Если верить Франклину, мы должны быть благодарны за то, что такие видные люди и джентльмены хотят принять на себя бремя «коммунального обслуживания».

Так как же действует эта игра политического влияния? Предположим, что вы где-то в Заире или в Аргентине, и вы хотите на доллары американского налогоплательщика построить мост или «бороться с наркотиками», что угодно, дающее возможность снять немного «навара». Что же вы делаете?

Вы направляетесь к мистеру Ко-Юнг-Тунгу, человеку из фирмы «О'Мелвени и Майерс» в Нью-Йорке или к Генри Киссинджеру из Трехсторонней Комиссии из фирмы «Партнеры Киссинджера», или к бывшему министру обороны Фрэнку Карлуччи из группы Карлайл (а все они располагают прекрасными связями в Трехсторонней комиссии), и за значительную, очень значительную плату они продвинут ваше дело в Вашингтон.

И вы поверите хоть на минуту, что второй помощник госсекретаря, который принимает решение об обычной помощи в 100 миллионов долларов, даже ненадолго займется другим делом, когда Генри, или Фрэнк, или Юнг-Тунг звонят о бедственном положении Заира или Аргентины?

В конце концов, у второго помощника секретаря есть амбиции стать со временем полноправным помощником секретаря и ему потребуется несколько добрых слов от известных личностей. То есть, решения по Заиру или Аргентине принимаются не в интересах налогоплательщика США, а, как это изящно называют, «исходя из политических факторов».

Теперь противопоставим этому надувательству историю с тысячами американцев, пострадавших от радиационных экспериментов США в 1940-е и 1950-е годы. Они хотят компенсации, но должны обращаться в суд и пытаться получить справедливую компенсацию от департамента энергетики. Американский обыватель не может позвонить Генри Киссинджеру или Фрэнку Карлуччи или Ко-Юнг-Тунгу (как это может сделать заирское посольство или аргентинский сенатор). Бедному американцу приходится использовать свои ограниченные фонды в схватке с департаментом энергетики с его неограниченными фондами налогоплательщиков, которые эксплуатируются для борьбы со своими собственными гражданами.

Вот что представляет собой Трехсторонняя комиссия. И дело не в веке технотроники, что является говорильней ни о чем (действительно, если Бжезинский не увидел приближающегося падения Советского Союза, нельзя сердиться на то, что он сможет предвидеть природу грядущей эры). Концепция комиссии может маскироваться красивыми выражениями, но она сводится к осуществлению политической власти в интересах трехсторонников и их партнеров. Если Вы проглотите скромное словосочетание «коммунальное обслуживание», Вам незачем читать эту книгу. Это больше походит на институционализированный обман.

Хотите пожаловаться в конгресс? Пожалуйста! Лидер большинства в конгрессе —Томас Фоли-младший, член Трехсторонней комиссии, так же, как и многие другие конгрессмены и сенаторы. Теперь Вы знаете, почему законы по ограничению лоббирования имеют зияющие лазейки.

Вот перечень известных юридических фирм, во главе которых стоят партнеры по Трехсторонней комиссии; фирм, таким образом, включенных в сеть политического влияния:

Центр по юридической и социальной политике:
Пол К. Варнке (до 1994)
Филип X. Трезайтс (до 1994)

Клиффорд Варнке. Гласе. Макильвейн и Финни:
Пол К. Варнке (до 1994)

Кудерт Бразерс:
Сол. М. Линовиц (до 1994)
Ричард Н. Гарднер (1973-1994)

О'Мелвени и Майерс:
Уоррен Кристофер (1973-1994)
Уильям Т. Колмен-младший (1973-1994)
Ко-Юнг-Тунг (1994)

Симпсон Тэчер и Бартлетт:
Сайрус Р. Вэнс (до 1994)

Уиломор, Катлер и Пиккеринг:
Джерард К. Смит (1973-1994)
Ллойд Н. Катлер (до 1994)

Эйкин. Гамп. Страусе. Xavep и Фелд:
Верной К. Джордан (1994).

 

ПРОПАГАНДИСТЫ И ТЕХНИКИ

Пропагандисты СМИ и техники (академики и контролеры-исследователи) качественно отличаются от политических операторов, хотя их функции часто пересекаются. Эти группы обеспечивают интеллектуальную связь между власть имущими и власть осуществляющими (операторами).

Техники намечают планы для постановки и осуществления целей. Они объясняют идеи общественности и даже замышляют их в определенных пределах. Техники и пропагандисты достигают личного успеха только тогда, когда они способны постигать и продвигать планы внутри всеобъемлющей структуры, подходящей власть имущим. Источники информации, распространяющие нежелательные новости, или исследователи, делающие нежелательные выводы, вежливо об этом информируются и обычно они намек понимают. Техники Трехсторонней комиссии — эксперты в «схватывании намеков».

Мы знаем следующие «мозговые центры», связанные с Трехсторонней комиссией:

 

ИНСТИТУТ Аспена по изучению гуманистики:
Морис Ф. Ситронг, Роберт С. Ингерсолл

Институт Брукингса:
Уильям Т. Колмен-младший, Генри Д. Оуэн, Джерард К. Смит, К. Фред Бергстен, Грехем Т. Эллисон, Филип X. Трезайс, Брус К. Маклори

Центр оборонной информации:
Пол К. Верике

Колумбийский университет:
Ричард Н. Гарднер

Джорджтаунский университет, центр стратегических и международных исследований:
Дэвид М. Эбизайр, Уильям И. Брок III, Уильям И. Рот-младший, Джерард К. Смит

Гарвардский университет:
Грехэм Эллисон, Роберт Р. Боуи

Гуверовский ИНСТИТУТ войны, революции и мира:
Дэвид Паккард, Джордан Шульц

ГУДЗОНОВСКИЙ ИНСТИТУТ:
Д. Пол Остин

Массачусетский технологический ИНСТИТУТ (MIT):
Кэрролл Л. Уилсон

Митре Корпорейшн:
Люси Уилсон Беисон

Рэнд Корпорэйшн:
Дж. Пол Остин, Грехэм Эллисон, Уильям Т. Колмен-младший

Мировой институт наблюдения:
К. Фред Бергстеп

 

Следующие “мозговые” центры финансируются фондами, также связанными с Трехсторонней комиссией:

Фонд Рокфеллера:
Сайрус Р. Вэнс, В. Майкл Блюмснталь, Роберт В. Руза, Лейн Киркленд, Джон Д. Рокфеллер IV

Фонд “20-е столетие”, фонд Рассела Сэйджа:
Дж. Пол Остин

Фонд Форда:
Эндрю Бриммер, Джон Лаудон

Фонд международного мира Карнеги:
Уильям Э. Хьюитт, Хедли Донован, Томас Л. Хьюз

Фонд Борден:
Збигнев Бжезинский

Фонд Рокфеллер Бразерс:
Дэвид Рокфеллер

Рокфеллеровский семейный фонд:
Дэвид Рокфеллер, Джон Д. Рокфеллер IV

Фонд Вудруфф:
Дж. Пол Остин

Фонд мира на земле:
Роберт Р. Боуи

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.013 с.)