ГЛАВА 3. РАСТЕНИЯ ПРОТИВ ВЗЛОМЩИКОВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 3. РАСТЕНИЯ ПРОТИВ ВЗЛОМЩИКОВ



 

Однажды Пьер Поль Совин (Pierre Paul Sauvin), электронщик из Нью-Джерси, случайно услышал по радио интервью с Бакстером и загорелся желанием проверить возможности растений на практике. Он серьезно увлекался экстрасенсорикой, гипнозом и телепатией. Совин очень хорошо разбирался в самом современном оборудовании и был в курсе нозейших электротехнических разработок, благодаря своему образованию и практическому опыту работы в крупных компаниях связи «Международный телефон и телеграф» (International Telephone and Telegraph) и производства космического оборудования «Аэрокосмос» (Aerospace).

Ведущий радиопередачи, бывший скептиком по роду своей профессии, все выспрашивал Бакстера о том, как же можно применить его открытие глубинного восприятия растений на практике. Бакстер толком не нашелся, что ответить, и привел экстравагантный пример: во время военных действий в джунглях солдаты могли бы подключить местные растения к прибору, чтобы те служили в качестве «индикатора опасности». Хороший способ не попасть в засаду? «А еще все психологи мира просто упали бы на месте, если бы вы подключили растение к игрушечной железной дороге и переключали стрелки силою своих мыслей и чувств».

Эту, правда, совсем непрактичную идею с поездом на жаргоне электронщиков молено было бы назвать «тревогометр». Вдохновленный Совин превратил свои холостяцкие апартаменты в напичканные электроникой колдовские пещеры, которым позавидовал бы сам Мерлин.

По словам Совина, ему случалось впадать в состояние измененного сознания, приносящее с собой новые свежие идеи. Сам он тогда выступает лишь в качестве приемника информации. Таким образом он иногда получал данные для очередного изобретения, даже не понимая смысла. И уже потом, разбираясь в этом материале, он задавая «наводящие вопросы» высшим уровням бытия.

При помощи высоковольтного генератора, который производит что-то подобное дуге молнии (помните д-ра Франкенштейна?) Совин мог пропускать через себя 27 000 вольт и активировать на расстоянии большую, заполненную гелием, лампу. Эта лампа заменяла ему маятник в спиритических сеансах. Расходящиеся от нее темные крути могли двигаться по направлению к разным буквам алфавита, тем самым составляя слова спиритического послания. Совин также разработал систему, гипнотизирующую кого угодно, даже самых стойких и упрямых. Для начала человека помещали на нестабильную платформу в совершенно темной комнате. Перед ним включали радужные световые узоры, которые колыхались из стороны в сторону - и человек терял равновесие.

Вы уже, наверное, поняли, что Совин - человек необычный. И конечно, вскоре после услышанного интервью с Бак-стером, он приобрел игрушечный электрический поезд, который ездил взад-вперед только по команде его мысли или эмоции, переданной растению. Он одинаково успешно управлял поездом (мыслью, конечно) как перед аудиторией в 60 человек, так и на съемках в телестудии.

Как лее Совин передвигал поезд при помощи мысли? Движущийся по рельсам паровоз активировал включатель, подключенный к телу Совина, и пропускал через него электрический ток. Рядом с этим «шоковым» включателем на рельсах находился другой, подключенный к гальванометру с обычным филодендроном. Когда филодендрон чувствовал, что хозяин получил электрошок, стрелка гальванометра резко отклонялась и включала мини-рубильник, и поезд начинал двигаться в другую сторону. Потом Совин просто запомнил свои ощущения при электрошоке и воспроизводил их для растения. Растение же активировало рубильник.

Совин, конечно, интересовался парапсихологией и реакцией растений на мысли и эмоции человека. Но ему бы хотелось разработать на основе растений надежный прибор, с которым мог бы управляться любой человек. В этом отношении Совину было совершенно безразлично, может ли растение чувствовать или мыслить; главное - чтобы растение надежно улавливало его эмоциональные сигналы и активировало рубильник. Не вдаваясь в тонкости психологии растений, Совин понял, что растение генерирует энергетическое поле, сходное с полем человека, и это сходство можно каким-то образом использовать. Для надежной реализации этого феномена оставалось лишь разработать чувствительное оборудование.

Изучая бесконечный поток специализированных журналов по электронике, Совин наткнулся на серию статей в «Популярной электронике». В этих статьях некий Л. Джордж Лоуренс (L. George Lawrence) описывал невообразимые электронные схемы и необычное оружие. Автор был заинтригован тем, что русские умудрились обучать кошек управлять ракетами воздух-воздух и при этом попадать точно в цель. Такую ракету невозможно было сбить. Лоуренс же пошел в этом еще дальше. Почему бы не обучить растения реагировать на определенные объекты или картинки - и использовать их в тех же военных целях? Поползли слухи, что под псевдонимом Лоуренс скрывается высокопоставленный правительственный чиновник, работающий над системами национальной безопасности. На самом же деле Лоуренс -инженер, родом из Европы, бывший преподаватель искусств в колледже Сан-Бернардино в Калифорнии, а теперь директор собственного исследовательского института.

Компоненты лоуренсовских сложных схем стоили гроши, но чтобы воспроизвести их на практике, потребовалось бы несколько тысяч долларов на оплату работы высококлассных инженеров. Кроме того, необходимые компоненты нельзя было найти в открытой продаже. Но когда-то Совин работал инженером по крупному правительственному заказу и припас кое-какие как раз подходящие для этого детали. Это были всяческие селекторы, впаянные в электронные силиконовые платы. Когда-то они оказались непригодными для температурных режимов космоса и были выброшены на помойку.

Из этих безделиц Совин смастерил мостик сопротивления для измерения электрического потенциала с переменным током, а также схему для автоматического контроля электрических параметров. Он надеялся с помощью таких приборов различить малейшие колебания электрического поля растения. Приборы Совина были в сто раз чувствительнее, чем гальванометр Бакстера, и позволили устранить множество случайных внешних помех.

Теперь Совин измерял не амплитуду напряжения, а изменение фаз переменного тока. В результате получился прибор, чем-то напоминающий обычный регулятор яркости света. Лист растения выступал в качестве регулятора. Изменение сопротивления в листе заставляло свет тускнеть или гореть ярче в зависимости от реакции растения на внешний раздражитель.

Как только прибор был готов, Совин приступил к круглосуточному снятию показаний с растений. Чтобы уловить малейшие сдвиги фаз переменного тока, Совин подключил растения к осциллографу. Этот прибор походил на большой зеленый электронный глаз с восьмеркой из света посередине. Петли восьмерки меняли свою форму в зависимости от изменения тока от растений, напоминая трепетание крыльев бабочки. Кроме того, экспериментатор подключил растения к динамикам и звукозаписывающему оборудованию, и изменения электрического потенциала растения можно было отслеживать на слух по изменению тона звука. Совин постоянно записывал этот звук на пленку, с гудком каждую секунду. С помощью секундомера он мог контролировать реакцию растения на его мысли даже на расстоянии: будь то на улице, на работе или на отдыхе.

Теперь Совину пригодились ранее им разработанные сложные автоотвечики и записывающие устройства. На протяжении уже нескольких лет он подрабатывал в нескольких специализированных журналах - писал технические статьи под разными псевдонимами - и при этом еще и работал на обычной работе. В течение дня домой Совину постоянно звонили редакторы журналов с множеством вопросов. Чтобы скрыть свое «хобби» и не вызывать гнев начальства и при этом вовремя отвечать на звонки редакторов, Совин смастерил гениальную конструкцию. С помощью привязанного к ноге маленького радиопередатчика и батареи автоматических запрограммированных записывающих устройств, находящихся дома, он мог общаться через свой домашний телефон, принимать сообщения и давать ответы - и все это не отходя от своего рабочего места! Чтобы оборудование могло различать редакторов журналов, Совин придумал очень простой трюк: перед началом сообщения редактор должен был издать определенный звук — например, провести ногтем по зубцам расчески рядом с микрофоном телефона. Оборудование легко распознавало условленный сигнал и включало кассеты, предназначенные именно для этого редактора. Чтобы замаскировать свои тихие телефонные беседы с редакторами со своего рабочего места, Совин взял за привычку постоянно бубнить себе под нос. За что коллеги прозвали его «бубном».

Это «партизанское» оборудование сослужило ему добрую службу для опытов с растениями. Он мог набрать домашний номер и поговорить с растениями по телефону: аудио-осциллограф передавал в трубку звук, отражающий реакцию растений. Совин также мог на расстоянии контролировать в своем доме свет, оттенки света, температуру воздуха и записывающую аппаратуру.

Постепенно Совин пришел к сходным с Вогелем выводам: наилучшие результаты дают растения, с которыми ему удалось установить дружественные отношения. Для этого он входил в состояние легкого транса, желал растению всего хорошего, нежно прикасался к листьям или обмывал их водой. Через какое-то время он начинал чувствовать, как его вибрации соприкасаются и взаимодействуют с вибрациями растения.

Как и Бакстер, Совин обнаружил, что сильнее всего растения реагируют на смерть живых клеток, и особенно на смерть клеток человека. В процессе экспериментов он нашел самый простой способ вызывать резкую реакцию растений — подвергнуть себя легкому электрошоку. Для этого он просто ерзал на своем рабочем стуле, и потом разряжал скопившийся заряд статического электричества, прикасясь к своему металлическому рабочему столу. Растения, находящиеся в нескольких километрах, неизменно бурно реагировали. Как и в экспериментах с электрическим поездом, в дальнейшем он запомнил свои ощущения от электрошока, и ему достаточно было воспроизвести их мысленно, чтобы вызвать реакцию растения. Причем связь с растениями не ослабевала, даже когда Совин находился в своем загородном доме за 120 км от растений.

Но основная загвоздка заключалась в том, что когда Совин отлучался из дома на несколько дней, растения постепенно перенастраивались с хозяина на свое непосредственное окружение. В таких случаях обычного общения с растениями по телефону было недостаточно. Сильнее всего растения реагировали на повреждения его тела или энергетического поля, и Совин решил попробовать оставлять дома свои живые клетки, и уничтожать их по сигналу, передаваемому по телефону. Эта система работала безукоризненно. Вот только где же найти клетки, которые могли бы жить несколько дней в отрыве от тела своего донора? Для этой цели неплохо подходили кровяные клетки; клетки волос было довольно сложно уничтожить; но в конце концов Совин остановил свой выбор на сперматозоидах, так как получить сперму было гораздо легче и не так болезненно, как кровь.

Но может растения реагируют на эмоции радости и удовольствия так же остро, как на боль и шок? Да и Совину уже порядком надоело ощущать лишь шок. К тому лее он опасался, что, подвергая свои растения постоянному шоку, пусть даже косвенно, он существенно отягощает свою карму. Вскоре догадки Совина подтвердились: растения действительно реагировали на радость и удовольствие, но сила реакции была не резкой, а плавной и волнообразной. А этого было недостаточно, чтобы активизировать включатель. Тогда непоколебимый ученый решился на более отчаянные эксперименты. На праздники, прихватив с собой подругу, он отправлялся в свой дом на берегу озера. На пике сексуального возбуждения, а особенно в момент оргазма, его растения на расстоянии 120 км реагировали очень резкими звуками осциллографа. Все это было очень занятно. Представьте себе, в любом магазине продается прибор для ревнивых жен, которые с помощью домашних бегоний могут легко отслеживать похождения своих любвеобильных мужей. Но все же до создания простой и надежной системы, которая бы заставляла растение управлять выключателем, было еще далеко.

Несомненно, Совин мог влиять на растение на расстоянии, но где гарантия, что оно не отреагирует на что-то в непосредственном его окружении: например, на внезапное появление в комнате кошки, или на птицу за окошком, проглотившую неудачливую муху. Тогда Совин взял три растения, поместил их в разные комнаты, и подключил все три к единой электрической цепи. Активизация цепи происходила лишь в том случае, если все растения реагировали одновременно. Таким образом, Совин надеялся, что реакция растений будет синхронной лишь тогда, когда стимул будет исходить от него самого, где бы он ни находился. Это, конечно, не было совершенно надежной системой, так как одно из растений могло и не отреагировать на стимул, но все же это было существенным усовершенствованием, ведь случайный раздражитель не мог повлиять на все три растения одновременно.

Совин загорелся желанием обнародовать результаты своих исследований, подтверждающих выводы Бакстера, и заявить о своем вкладе в науку. По его мнению, значение этих открытий было сопоставимо с достижениями Маркони, научившегося использовать радиоволны. Но правительство и воротилы бизнеса были скорее заинтересованы в разработке изощренного наступательного оружия или всевозможных устройств для психологического контроля над населением. Им не было дела до старомодных идей о единении с природой, и Совину так и не удалось найти себе ни спонсоров, ни благодарных слушателей.

Не заинтересовались его изобретениями ни средства массовой информации, ни такие консервативные журналы, как «Наука» (Science) или «Научная Америка» (Scientific American). Тогда Совин решил попытать счастья в инженерных и технических журналах, где его уже знали и регулярно печатали его статьи. Чтобы привлечь внимание редактора журнала для автомобилистов, Совин состряпал замечательную историю о том, как машину можно будет завести при помощи дистанционного пульта управления. Пульт активизируется растением, реагирующим на мысль человека. Реализация этой идеи на практике оказалась довольно простой, потребовался лишь маленький радиопередатчик. Единственной технической сложностью в этом деле была разработка приспособления, имитирующего ключ зажигания: если двигатель не завелся, давление нужно повторить, а если завелся - прекратить.

Какой же смысл в этом устройстве? Представьте, на улице трескучий мороз, а вы, нежась в постели, заводите свой автомобиль, включаете в нем обогреватель, и наслаждаетесь утренним чаем. Когда вы готовы к отъезду, машина уже прогрета. Звучит заманчиво, но для Совина здесь была одна небольшая загвоздка: для создания такого утройства не было нужды в растении. Устройством можно было управлять напрямую через радиопередатчик. Чтобы все же задействовать свои любимые растения в привлекательном для авто- и домовладельцев устройстве, Совин придумал вот что. На улице снежная ночь, человек возвращается домой и подъезжает к гаражу. Он мысленно отдает команду домашнему филодендрону открыть ворота гаража для своего хозяина. Растение при этом подчиняется лишь командам владельца -прекрасная защита от взломщиков, не правда ли?

Совину хотелось бы заинтересовать в своих исследованиях и серьезных ученых, которые могли бы профинансировать его лабораторные эксперименты. Ему пришла в голову идея продемонстрировать на практике, что сила мысли при посредстве растения, подключенного к чувствительным приборам, может управлять самолетом. За Совином, который был к тому же и летчиком, водилось давнее хобби - авиамоделизм. Часами он наслаждался полетами своих моделей, самолетов с размахом крыльев до двух метров. Сам он управлял ими с земли при помощи радиосигналов: самолеты совершали настоящие чудеса на виражах: ложились на крен, замедляли и ускоряли полет, совершали «мертвую петлю» и даже приземление. Небольшие изменения в радиопередатчике - и контроль за полетом стал возможен при помощи мысли, переданной через растение.

По мнению Совина, чувствительное растение могло бы помочь распознавать в аэропортах потенциальных воздушных террористов еще до посадки в самолет. Он предложил вниманию ученых «Операцию Воздушный пират» - систему безопасности, в которой подключенные к гальванометрам и другой аппаратуре растения будут улавливать беспокойство и тревогу потенциальных угонщиков самолетов. Такая система позволила бы не только обезопасить пассажиров самолетов, но и снизить необходимость в личном досмотре и обыске граждан.

Лед тронулся! Такой проект заинтересовал армию США. На исследования растений были выделены средства в городе Форт Белвуар, штат Вирджиния (Belvoir, Virginia). Военные захотели разработать способ отслеживания эмоций человека через растения, но без предварительной настройки растений на проверяемого человека.

Военно-морской флот также не остался в стороне. Элдон Берд (Eldon Byrd), аналитик отдела стратегического планирования и разработки систем вооружения ВМФ США в городе Сильвер Спринг, штат Мэрилэнд (Silver Spring, Maryland) смог с некоторым успехом повторить опыты Бакстера. Берд был членом Американского общества кибернетики и старшим научным сотрудником НИИ электротехники. Он подсоединял полиграф к листьям растений и наблюдал их реакцию на различные стимулы. Как и Бакстер, он обнаружил, что одного лишь мысленного намерения повредить растение достаточно, чтобы стрелка прибора вздрогнула. Берд также наблюдал реакцию растений на воду, инфракрасное и ультрафиолетовое излучение, огонь, физическое воздействие и расчленение на части.

По мнению Берда, причиной движения стрелки прибора является не сопротивление в листе растения, а разница биопотенциалов на поверхности и внутри клеток. Об этом упоминал и шведский ученый Л. Карлсон (L. Karlson), который обнаружил, что группа клеток может изменить свой электрический заряд на противоположный, хотя он так и не выявил силу, «заряжающую» клетки. По мнению Берда, именно сознание и есть та самая сила.

Исследования Берда подтвердили наблюдения Бакстера, что растения, можно сказать, «сопереживают» другим живым организмам, на которых оказывается воздействие в их присутствии. Берд, как и Бакстер, столкнулся с проблемой «обморока» у растений. При чрезмерном стрессе растение «теряет сознание» и перестает реагировать даже на самые простые стимулы, такие как свет и тепло. Берду, как ранее Бакстеру и Совину, удалось продемонстрировать перед телекамерами реакцию растений на мысленное намерение сжечь его лист. В одной из телевизионных программ показали, как Берд посадил паука в спичечный коробок и потряс им в присутствии растения. Через секунду последовала реакция растения, продолжавшаяся в течение целой минуты. Растения также резко реагировали на отсечение листьев у своих собратьев.

Берд получил степень магистра по разработке медицинского оборудования в Университете Джорджа Вашингтона (George Washington University), а также стал членом международной организации Менза (Mensa), предъявляющей очень высокие требования к показателю интеллекта (IQ) своих членов. Но при всем при этом Берд не смог объяснить причины реакции растений на мысли человека. Он допускал самые разные объяснения, включая гипотезу изменения геомагнитного поля, присутствия сверхъестественного или духовного феномена, или функционирования загадочной биоплазмы. В своем докладе, представленном в 1972 г. Американскому обществу кибернетики (American Society of Cybernetics), Берд описал проводимые в Советском Союзе эксперименты по передаче мысли через «биоплазму», являющуюся, по утверждению советских ученых, доселе неизвестной формой энергии.

В мае 1973 г. Берд начал экспериментировать с крошечными сверхчувствительными листьями мимозы стыдливой (Mimosa pudica), закрывающимися при малейшем прикосновении. Берд надеялся, что, притрагиваясь тонкой проволокой к листьям мимозы, сможет улавливать через специальные усилители колебания напряжения и сопротивления в листьях. Берд также получил в свое распоряжение один из лучших в мире самописцев, сделанный в Германии компанией «Сименс». Каждую секунду этот самописец выдает более метра ленты с тончайшим графиком толщиной в несколько микрон. С помощью таких чувствительных приборов Берд надеялся уловить даже самые слабые реакции растений, которые до сих пор оставались незамеченными.

В настоящее время Берд планирует провести эксперименты с простейшими морскими водорослями Acetabularia cre-mulata. Они примечательны тем, что при длине в 5 см состоят всего из одной клетки. Если это одноклеточное растение будет демонстрировать «эффект Бакстера», то Берд удалит ядро клетки хирургическим путем. Если после удаления растение перестанет реагировать на раздражители, то понятно, что способность растения реагировать на внешние стимулы в основном заложена в ядре клетки.

Берд имеет в своем распоряжении и новейший детектор лжи под названием «Стресс-индикатор». Изобретатель детектора Алан Белл (Allan Bell) предоставил Берду для экспериментов прекрасно оборудованную лабораторию. Белл возглавляет компанию «Дектор», производящую оборудование для контрразведки (Dektor Counter Intelligence Systems). На испытаниях детектор показал прекрасные результаты: он различал правду от лжи в 94,7 случаев из 100. По словам изобретателя детектора, голос человека в спокойном состоянии состоит как из звуковых (слышимых), так и сверхзвуковых (невоспринимаемых ухом человека) волн. В состоянии тревоги и стресса из звука голоса исчезают сверхзвуковые FM волны. Ухо человека разницы не чувствует, а вот детектор лжи ее обнаруживает и отражает на кривой графика. Берд уже начал работу над тем, чтобы приспособить этот детектор к работе с растениями.

В Японии инженер-электротехник с докторской степенью Кен Хашимото (Ken Hashimoto) из небольшого утопающего в зелени городка Камакура, неподалеку от Иокогамы, используя схожий детектор лжи, добился необыкновенных результатов в исследовании растений. Ученый является консультантом по детекции лжи в японской полиции. Прочитав об экспериментах Бакстера, он решил подключить кактус к обычному полиграфу при помощи игл для иглоукалывания.

Его намерения были еще более дерзкими, чем у Бакстера, Совина и Берда. Он хотел добиться прямого общения с растением! Для этого Хашимото задействовал оборудование детекции лжи, разработанное им для японской полиции и чем-то похожее на систему Алана Белла. Для записи реакции подозреваемого достаточно было простой кассеты. Голос подозреваемого расчленялся на звуки различных частот, которые затем переносились самописцем на кривую графика. Детектор был настолько точным, что японские судьи полагались на его показания при вынесении судебных решений.

Хашимото осенила великолепная мысль: если голос молено разлагать на звуки и записывать в виде графика, то почему бы не попробовать кривую графика превратить в звук и тем самым озвучить реакцию растения? Первым в эксперименте участвовал небольшой кактус, по форме похожий на гигантов, растущих в Калифорнии и пустынях Аризоны. Но опыт провалился. Хашимото не сомневался в достоверности опытов Бакстера и в безупречной работе своего оборудования. Поэтому он предположил, что все дело в нем самом, и ему не удается установить контакт с растением, несмотря на то, что он был ведущим японским исследователем психических явлений.

У его жены, обожавшей и понимавшей растения, вскоре получилось поговорить с растением. Миссис Хашимото убеждала кактус в своей любви, и растение немедленно реагировало на ее эмоции. Ее муж пропустил сигналы растения через свою аппаратуру и получил что-то похожее на тонкое жужжание высоковольтных проводов. Правда, этот звук больше походил на песню с приятным и разнообразным тоном и ритмом, иногда даже дружелюбным и радостным.

Молодой американец из Калифорнии Джон Френсис Дугерти (John Francis Dougherty), присутвовавший при одной из «бесед» с кактусом, пошутил, что миссис Хашимото общалась с кактусом на японском, а растение отвечало ей на «кактусном». По словам Дугерти, чета Хашимото так подружилась с кактусом, что научила его считать и складывать до двадцати. Если спросить растение, сколько будет два плюс два, растение издавало звук, который отображался на графике в виде четырех ясно различимых последовательных пиков.

Доктор Хашимото получил докторскую степень в Университете Токио, был директором собственного исследовательского центра электроники и возглавлял научно-исследовательскую деятельность компании «Электротехническое оборудование Фуджи» (Fuji Electronic Industries), которая изготовляла огромные светящиеся рекламные щиты для всего Токио. Теперь же Хашимото занялся демонстрацией математических способностей своего кактуса по всей Японии.

Помимо всего прочего, Хашимото является автором чрезвычайно популярных в Японии книг. Его «Введение в экстрасенсорику» (Introduction to ESP) выдержало шестьдесят переизданий, а «Тайны четвертого измерения» (Mystery of the Fourth Dimensional World) - восемьдесят. Пытаясь объяснить феномен с кактусом, Хашимото отметил, что на свете существует немало явлений, которые современная физика объяснить просто не в состоянии. По его мнению, кроме трехмерного мира, изучаемого физиками, существуют и другие миры. Привычный нам трехмерный мир - всего лишь отражение четырехмерного нематериального мира. Через четырехмерный мир посредством концентрации сознания возможно управление физической материей трехмерного мира.

Теперь эти ученые начинают задаваться вопросом: будут ли их открытия использованы во благо или во вред? Так, Совин после своего посвящения в служители Метафизического ордена психической науки стал убежденным пацифистом и ярым противником использования психической связи человека и растения в военных целях. Хотя он и имеет несколько патентов на оборудование, которое молено использовать для создания систем вооружения, он отказался обнародовать свое самое значимое изобретение под кодовым названием «прибор - 13», опасаясь, что Министерство обороны США незамедлительно использует его для изготовления управляемой мыслью ракеты. Духовный лидер этого ордена преподобный Р. Вильяме Дарт (R. Williams Dart) является сильным медиумом, способным общаться с душами умерших. Он впадает в транс и заставляет горн парить в воздухе в полу-темной комнате; через этот горн и говорят голоса умерших. Этот горн имеет форму рупора или мегафона, сделан из трех листов алюминия без всяких электронных приспособлений. Голоса словно материализуются из воздуха, иногда напоминая голоса умерших, знакомых присутствующим людям, иногда - голоса духов-хранителей. Часто к голосам примешиваются и другие посторонние звуки, вроде отдаленного лая собак.

Совин считает, что целью этих сеансов является передача знаний и просвещения, глубоких и вдохновенных посланий о мудрости, любви и вечности жизни. По словам д-ра Дарта, настоящая религия - это всеобщий разум: «Смерти нет. Мертвого не существует. Мы все можем стать лучше, сейчас или в следующей жизни».

По словам Совина, система с использованием горна не более загадочна, чем дельфийские оракулы или говорящие статуи жрецов древнего Египта; учение ордена основано на древних истинах и включает в себя идею божественного сотворения, братства всех живущих людей, бесмертия души, общения между душами умерших и живыми людьми, личной ответственности за свои поступки с поощрением и наказанием, пути вечного совершеноствования, открытого любой душе, следующей стезей добра, физических и духовных законов природы, а теперь общения с растениями.

Если, как показывают опыты, передача неречевых сообщений происходит за пределами времени и пространства и вне «электромагнитного» спектра, то возможность контакта с невидимым разумом, находящимся на более высоких планах бытия (с которыми работали величайшие мистики вроде Якова Бема [Jakob Boehme]) не будет казаться такой уж фантастичной. Стоит нам найти средства приема таких сообщений, и перед нами снова откроются двери космоса.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 109; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.013 с.)