ТОП 10:

Генерал граф Адам-Людвиг Левенгаупт



 

для службы в лановой пехоте, обмундировывал их за свой счет. Мы располагаем лишь отрывочными сведениями об обмундировании польских войск и то, касающихся частей пехоты и кавалерии немецкого отдела.

 

Полк пешей коронной гвардии носил мунт диры саксонского покроя. Кафтаны красные, камзол, лацканы, обшлага, отвороты фалд, галстуки — белые. Штаны и чулки белые. Черные башмаки с медной пряжкой. Треуголка с белой галунной обшивкой, пуговицы оловянные. Ремни лосиные. Патронные сумки из черненой кожи с вензелем Августа II. Гренадеры отличались гренадерками с белым налобником из жести, красным верхом и белой опушкой. На патронных сумах гренадеров по углам четыре оловянные гранаты. Унтерофицеры и офицеры гвардии отличались более богатой обшивкой мундира, по типу саксонской гвардии. Шарфы польских офицеров. были белыми с малиновыми шелсовыми нитями. Нагрудный знак (горжет) имел изображение польско-литовского герба. Пехотинцы четвертого полка Великой коронной булавы (1713 г.) носили красные кафтаны с синим приборным сукном и чулками. Металлическийприбор — белый. Погон на левом плече красный. На голове шапка особой формы с синим налобником и красным шлыком. У гренадера на шапке медный налобник. У унтерофицера на левом плече витой эполет с двумя кистями из белого галуна. Штаб-офицерам полагались витые эполеты на обеих плечах, горжет и шарф белые. Шарф с малино-

 


выми шелковыми нитями. Головным убором офицеров была треуголка, обшитая белым галуном, или шапка'общеполкового образца. Другие польские полки носили обмундирование национального покроя — длинный кантуш (кафтан) полковых цветов с галунной расшивкой на груди в несколько рядов, и широкие штаны. На голове носилась шапка особой формы с меховым налобником и верхом полкового цвета. На ногах носились сапоги. Как правило кантуш подпоясывался кушаком цвета камзола. Ремни делались из козлиной

 

- и-лосиной кожи, а патронные сумы были либо чернеными, либо не окрашивались. Венгерская пехота носила форму национального покроя — кантуш с короткими рукавами длиной до щиколоток полкового цвета. На груди от 12 до 16 рядов витого шнура цвета под-

 

. кладки. На ногах носились башмаки. Штаны, как правило, были узкие в обтяжку. На голове носилась низкая шапочка с пером.

 

Польские гусары. носили разнообразное обмундирование. Приведем один образец гусарской формы. Жупан красного цвета. Штаны синие, сапоги желтые. Поверх доспехов гусары одевали волчьи, рысьи или медвежьи шкуры. На панцире на спинных латах размещались специальные приспособления для навешивания крыльев. По цвету перьев на крыльях и флажках на копьях различалась принадлежность гусарских харугвей. Так у королевской хоругви перья были белыми, а у хоругви князя Любомирского — черными. Командиры хоругвей — ротмистры, подворачивали правый рукав кантуша и держали в руке булаву — символ власти. Панцирные хоругви носили одежду подобную гусарской. Хоругви различались лишь по цвету значков на копьях и'знаменах. Драгуны гвардейского полка коронной кавалерии носили красные кафтаны, обшлага, штаны и камзолы — зеленые. Галстуки белые. На голове треуголки с'белой галунной обшивкой. Пуговицы посеребрянные. На ногах высокие смазанные ботфорты с медными шпорами. Унтер-офицеры отличались от4 рядовых серебренными пуговицами на обшлагах. Драгуны коронных полков носили как зеленые, так и красные кафтаны. Приведем два примера. Драгун полка Сенявского был одет в красный кафтан с желтыми: воротником, обшлагами и фалдами. Пуговицы медные. Камзол серый, а штаны зеленые. На ногах высокие ботфорты с медными шпорами. Драгун неустановленного полка одет в зеленый кафтан с красными обшлагами, отворотами фалд и воротником. Обшивка петель, пуговиц — красная. Штаны и .камзол лосиные. Унтер-офицеры и офицеры отличались от рядовых более светлыми кафтанами. Аркебузиры носили серые кафтаны с красным приборным сукном. Рейтары были одеты в бледно-желтые (палевые) кафтаны. Камзол, обшлага и штаны — белые. Пуговицы оловянные. Треуголка обшита белым галуном. Всадники легких хоругвей носили национальную польскую одежду. Пример: шапка суконная, обшитая волчьим мехом. Жупан серый, штаны темно-синие, сапоги короткие — желтые. Польские артиллеристы по некоторым данным носили форму, идентичную'саксонской артиллерии. Литовские хоругви отличались от коронных лишь изображениями гер-

 

бов на знаменах и штандартах. Знамя пешей коронной гвардии было абсолютно идентично знамени саксонской пешей гвардии, за исключением мелких деталей: на аверсе растительный орнамент золотой, края и углы знамени красные, поле белое; на раверсе: вместо изображения вензеля Августа II латинский дзвиз: «Deo fidem regt fidelitatem legi obseqvium». Хоругвь королевская Августа II представляла собой полотнище размером 280x280 см. красного цвета. В.центре полотнища вышитый серебренными нитками пеликан, кормящий пять своих птенцов, размером 37x67 см. Изображение заключено в лавровый венок зеленого цвета. Над венком лента с девизом: «Pro lege et grece». В углах хоругви четыре белые гранаты, по полю полотни'ща вышиты звезды. Штандарты рейтаров представляли из себя прямоугольные полотнища с двумя кистями, сплетенными из золотых шелковых нитей. В центре изображение германского щита; в щите красный крест на белом поле. Ветви лавровые — серебренные, вышиты вокруг щита. Бахрома золотая. На драгунских и аркебузирских знаменах с одной стороны изображался вызолоченный вензель Августа II под королевской короной в обрамлении зеленыхлавровых ветвей. На раверсе изображение вензеля повторялось. На знамени польских гусар (Королевский полк) полотнище состояло из двух полос — белой и красной. В центре изображался восьмиконечный мальтийский крест белого цвета в красном поле и красного в белом. Знамя полка великого коронного гетмана также было разделено горизонтально на белую и красную полосу. Изображение мальтийского креста повторяется как и на знамени королевского полка, но в центре креста серебренной нитью вышито изображение Девы Марии. Гусарские прапорцы на копьях были длиной 3,5-4 м и как правило повторяли изображение ротной и полковой хоругви. На прапорцах и штандартах преобладало сочетание красного и белого цветов. На литовских знаменах, как правило, изображался герб княжества — «Погоня», а на коронных — белый орел. Тактика польской армии мало изменилась с начала XVII века. Польское войско, выступив в поход и приблизившись к противнику, возводило земляные укрепления в виде ретрашементов и шанцев. Из телег обоза также составлялся оборонительный пояс. Поместив в стане обоз, пехоту и артиллерию, и, обеспечив таким образом себе защиту и поддержку с тыла, в поле выходила тяжелая кавалерия — гусарские, панцирные хоругви. Как правило сражение завязывали легкие хоругви. Затем на противника двигалась тяжелая и средняя кавалерия. Гусарские хоругви размещались в центре, а панцирные хоругви, драгунские, аркебузирские и рейтарские полки на флангах. Измотав противника, легкая и средняя кавалерия отходила к лагерю, а гусарские хоругви набирали разгон и опустив копья на полном галопе врезались в ряды противника. Удар гусар очень часто решал исход боя. Польская кавалерия великолепно владела всеми типами оружия и была прекрасно подготовлена, ибо ее основной состав был представлен шляхтой. Правда, к концу правления Яна Собесского постепенно начинает возрастать

 

роль пехоты и артиллерии. Польская пехота редко выходила за укрепления в открытое поле. Но если это и случалось, то ей отводилась пассивная роль поддержки тяжелой кавалерии. Лишь в случаях атаки противника, размещенного в укрепленном лагере роль пехоты возрастала. Уровень подготовки пехоты был невысок. Пехотинцы, насильно завербованные на королевскую службу, обладали низким моральным духом. Громоздкие обозы и огромное количество слуг, сопровождавших польскую армию в походе, донельзя снижали скорость передвижения армии. Дневные переходы не превышали 8-10 км. Централизованные базы снабжения отсутствовали и солдаты кормились за счет реквизиций у местного населения, что вызывало волну насилия со стороны армии и ненависть и сопротивление со стороны обывателей. Таким образом мы можем сделать вывод, что армия Речи Посполитой являлась постоянной армией со слабыми признаками регулярства. По уровню своей подготовки она уступала не только западно-европейским армиям, но и России. Польская армия была малочисленной, плохо дисциплинированной и мало боеспособной. Хотя поляки и обладали прекрасной тяжелой кавалерией, но ее роль в связи с возрастающей мощью ручного огнестрельного оружия, постепенно сводилась на нет. Несмотря на храбрость и личное мужество польских солдат, коронная армия лишь частично поддерживала своегокороля. Август II — немец на польском троне, был не популярен в широких слоях польского общества и поляки не желали воевать за интересы саксонца в польской короне. За исключением некоторых видов холодного оружия, поляки из-за отсутствия нормально развитой торгово-промышленной Базы были вынуждены экспортировать большое количество огнестрельного оружия, пушек и боеприпасов из-за границы, главным образом из Германии. Это еще более ограничивало и без того невысокие возможности Речи Посполитой вести войну.

 

Что касается Дании, то необходимо упомянуть о том, что она располагала 15-25 тыс. армией и мощным военно-морским флотом.

 

Таким образом союзники могли вести войну против Швеции одновременно на трех направлениях. Датская армия и флот в Гольштинии, Сконе и Норвегии; русская армия — в Ингерманландии, Карелии и Лифляндии; саксонская армия в Лифляндии и Курляндии. Союзники обладали большим численным превосходством над армией Швеции. Обстановка, сложившаяся в Европе, в связи с ожидаемой войной за Испанское наследство, им крайне благоприятствовала. Юный шведский король Карл XII не вызывал опасений со стороны монархов — глав государств Северного союза, считавших его человеком недалеким. и легкомысленным.

 

Исходя из вышеизложенного, мы можем сделать вывод, что страны — участницы Северного союза обладали всеми необходимыми возможностями для ведения победоносной войны с Швецией, не смотря на ряд су-щественных просчетов и недостатков в подготовке их вооруженных сил, что и было выявлено в ходе сражений начального периода Северной войны.

 

 


Глава IV

 

Говоря о Северной войне (1700-1721 гг.) и армии Швеции, мы не можем упустить роль Карла XII, короля-полководца. Карл XII ВазаПфальц-Цвейбрюккен король шведов, Готов и Вандалов родился 16/17 июня 1682 г. Карл XI, отец принца, делал все возможное для систематизации воспитания и образования сына. Принц Карл владел тремя иностранными языками (латинский, французский, немецкий), великолепно фехтовал, хорошо знал фортификацию, тактику, стратегию, математику. Кумиром юного принца был Юлий Цезарь. Его книга «Записки о Гальской войне» стала для принца настольной.

 

Вообще в отечественной литературе личность короля Карла XII освещена крайне мало и однобоко. Из советских и русских историков наиболее полно личность и характер этого монарха даны академиком Е.В.Тарле в работе «Северная война и шведское нашествие на Россию». Карл XII и его жизнь намного лучше исследована иностранными истори'ками и в первую очередь шведскими. Даже их мнение об этом короле крайне различное — от восторженных панегриков (Адлерфельд, Нордберг, Стилле, Фриксель) до критических исследований (Карлсон, Шёнгрен, Кильх).

 

Однако мы должны воздать должное человеку, которого Петр I назвал своим достойным противником. Все исследователи жизни короля сходятся в том, что он был крайне скрытен и никому не открывал своих мыслей и планов. Это естественно. Рано оставшись без отца Карл столкнулся со всеми низменными проявлениями характеров окружавших его людей. Как никто до него, он осознавал всю тяжесть ответственности, возложенной на его-плечи.

 

По своему характеру он был человеком вспыльчивым, скрытным и очень упрямым. К мнению окружающих вго людей он прислушивался очень редко. К тому же король был полностью лишен дипломатического и политического чутья, что впоследствии сыграло роковую роль в судьбе Карла и королевства.

 

С другой стороны он был очень силен как тактик, находчив в бою, быстр, необычайно решителен, особенно в минуту опасности, когда внезапно приходилось менять план атаки, под огнем противника. Способности короля, как стратега очень серьезно оспаривались. Например известный русский историк Леер в своем труде «Основы стратегии» так отзывался о стратегических способностях короля: «Вообще стратегия не была делом Карла XII».24

 

Подобного мнения придерживаются Тарле, Павленко, Молчанов, Тельпуховский и другие исследователи истории Северной войны (1700-1721 гг.).

 

С другой стороны А.Стилле в своей работе «Карл XII как стратег и тактик» придерживается абсолютно другого мнения.

 

Мы же постараемся изложить наше мнение в ходе написания этой главы.

 

Король был очень "вынослив физически, крайне воздержан в еде и пил только воду.

 

«Его воздержанность, суровый спартанский образ жизни, недоступность соблазнам, свойственным молодости (а ведь он убит был сравнительно молодым, тридцатипяти с небольшим лет) — все это внушало к нему уважение среди окружающих»25.

 

К тому же король был во многом искателем приключений (авантюристом). Человек необычайной гордости и отваги он часто, не задумываясь о последствиях, принимал самые необычные решения и очертя голову бросался в атаку во главе своих солдат в самых трудных и опасных местах боя. Для сол-, дат и офицеров своей армии он стал символом победы. Рискуя своей жизню, король требовал того же самого и от своих подданных. По отношению к пленным солдатам, в первую очередь русским и местному населению (польскому, саксонскому, русскому) он был безжалостен. Русских пленных либо увечили, либо убивали. Местное население, оказывавшее малейшее сопротивление шведам, также подвергалось репрессиям со стороны короля. Однако, отмечая такой факт, как безжалостность и жестокость не следует забывать о подобном поведении русских войск в отношении пленных шведов и населения шведских прибалтийских провинций и Карелии.

 

Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что великолепную шведскую армию возглавлял «огромный военный талант»26 Карл XII. «Воевал Карл XII, вопреки многим линейным шаблонам, предписывавшим выигрывать войну маневрированием с целью защиты кардонных линий и коммуникаций. Магазины, обозы, артиллерия — все бросалось им ради внезапности»27.

 

Намного раньше Румянцева, Суворова, Фридриха II и Морица Саксонского шведский король стал действовать по принципу, впоследствии сформулированным Наполеоном I «Сила армии, как в механике, измеряется массой, умноженной на скорость». Под стать своему монарху были его генералы и старшие офицеры.

 

Фельдмаршал К. Реншильд (1651-1722 гг.) учился в Лундском университете, ломимо немецкого знал французский и латынь, длительное время воевал в составе войск Голландских штатов. Именно ему Швеция была обязана великолепной победой при Фрауштадте (2 февраля 1706 г.) над русско-саксонской армией фельдмаршала Шуленбурга.

 

«Карл Густав Реншёльд был бесцветный блондин с повелительной внешностью: заостреный нос, маленький рот и холодный взгляд. Умелый и бывалый военный, сурово и усердно служащий королю и короне, сдержанный, сильный, холерического темперамента. По отношению к сослуживцам и подчиненным высказывал недружелюбное высокомерие. Пятидесяти семи лет, родом из Штральзунда в шведской Передней Померании, где его отец был членом государственного суда... Во время Сконской войны в 70-е годы XVII в. с полнотой проявил способность командовать и бесстрашие в бою. По службе

 

продвигался быстро. Подполковником стал в 26 лет. Он был в высшей степени компетентен как полководец»28. Вместе с тем он был очень жесток и именно по его приказу шведы после битвы при Фрауштадте перебили всех русских пленных.

 

Генерал А.Л.Левенгаупт (1659-1719 гг.), потомок древнего аристократического рода, по материнской линии приходился Карлу XII ' дальним родственником. Его мать из рода князей Гогенлоэ-Нойштайн Унд Гляйхен приходиласьтроюродной сестрой королю Карлу X Густаву (1654-166,0 г.). Рано осиротев он воспитЁ1вался у своих родственников-— Делагарди и Врангель. Левенгаупт учился в трех университетах — Лундском, Уппсальском и Ростокском,причем в последнем защитил диссертацию. Не надеясь найти себе достойное место на королевской службе он поступил в войска курфюрста Баварского и воевал против турок. Затем, вступив в голландские войска, принял участие в войне против Франции (1688-1697 гг.). В 1700 г. принял командование одним из резервных' полков шведской королевской армии, носившего его имя. «Очень искусный и храбрый воин, знающий, уверенный в себе, непривычно образованный для вояки (прежде у него было прозвище «полковник-латинист»), чем он гордился. Генералу было присуще от природы большое личное мужество: во время боя он всегда вел себя хладнокровно и спокойно и всегда без колебаний бросался туда, где пули роились гуще всего. И все же личностью он был слож- • ной. У него был мрачный взгляд на жизнь и явная склонность к пессимизму... Он олицетворял образ «отца-командира», характерный для его времени, и часто высказывал искрен- • нюю заботу о своих солдатах и офицерах, а его подчиненные, как правило, тоже относились к кему хорошо... На войне он был осторожен — качество, которое в этих обстоятельствах часто, хотя и не всегда, было положительным. Эта осторожность иногда переходила в нечто, похожее на апатию»29.

 

Командуя полком, а затем корпусом в Лифляндии Левенгаупт проявил себя как очень талантливый вренноначальник. Он одержал победу над русскими войсками при Гемауэртгофе в июле 1705 г.

 

Многие другие генералы и офицеры шведской армии имели большой боевой опыт, что так-же положительно сказывалось на уровне подготовки королевской армии.

 

То, что война будет очень тяжелой, длительной и кровопролитной вскоре выявилось на полях сражений Северной войны '(17001721 гг).

 

Согласно заключенного договора, союзники должны были приступить к боевым действиям против шведов сразу после его заглючения и согласованно. Однако сроки выступления против неприятеля были сорванны. Так, если Август II, согласно договора от 11.11.1699 г., должен был вступить в войну со шведами с момента его подписания, то на поверку саксонцы вступили в войну лишь

 

 


Русские пехотинцы

 

• 12.02.1700 г. В этот день саксонские войска без объявления войны вторглись в Лифлян- . дию и осадили Ригу.

 

Август II расчитывал на помощь лифляндского дворянства, недовольного правлением Карла XII и восстание рижских горожан., Однако этого не произошло. Командовавший саксонскими войсками генерал Флеминг, вместо ведения боевых действий, увлекся полькой из знатного рода и увез ее в Дрезден справлять свадьбу, передав командование генералу Пайкулю. Король Август II Сильный вместо того, чтобы находиться при своих войсках, развлекался охотой, а затем,~прибыв в середине марта в Варшаву, продолжал устраивать балы и потехи. Время было упущено. Саксонцы добились лишь незначительных успехов. Губернатор Риги — Дальберг привел город в оборонительное положение и беспрепятственно получал подкрепления из Швеции морем.

 

Август II убыл к армии из Варшавы 22 июня. Прибыв к городу, король попытался исправить положение, но к этому времени у него не было ни достаточно войск, ни денег. В полках царило уныние. Выросло количество дезертиров. Солдаты грабили обывателей в Лифляндии и Курляндии, добывая средства к существованию. Вся надежда была лишь на помошь русских. Петр I не вступал в войну, ожидая заключения мира с Турцией, ибо вести войну на два фронта Россия не могла.

 

Датский король Фредерик IV вступил в войну против Швеции в марте. 1700 г. Датская армия (16 тысяч человек) вступила на территорию герцогства Гольштейн-Готт'орп, где находился шведский гарнизон. При этом датчане, как, впрочем и все их союзники, расчитывали на нейтралитет морских держав и Франции. И просчитались. Столица Дании — Копенгаген осталась почти беззащитной. Этим обстоятельством незамедлил воспользоваться Карл XII.

 

«Король отправился на первую войну свою 8 мая 1700 г»30. Шведский король, несмотря на юный возраст, проявил недюженные полководческие способности. Собрав свою небольшую армию в Карлскруна, Карл приступил к посадке на корабли. К шведскому флоту присоединилась и англо-голландская эскадра. Подойдя к Копенгагену шведы приступили к высадке десанта у Гумблебека. Датчане собрали в это место всю имевшуюся кавалерию, артиллерию и несколько пехотных частей.

 

Шведы во главе с королем, под прикрытием огня своего флота, высадились на берег и штыковой атакой выбили датчан-из укреплений. Началась осада Копенгагена. Фредерик IV был вынужден просить о немедленном за. ключении мира.

 

Датско-шведский договор в Травендале" (недалеко от Любека) был заключен 8 августа 1700 г. Шведы под нажимом Англии, Голландии и'Франции были вынуждены отказаться от своих амбициозных планов.

 

. Согласно условиям договора Фредерик IV разрывал союз с Саксонией и выплачивал шведам контрибуцию в 200 тыс. талеров. «Поскольку Травендальский трактат был за- ' ключей до открытия военных действий России против Швеции, то Фредерик IV никаких

 

обязательств относительно прекращения договора с Петром не давал»31.

 

Однако датский монарх вплоть до второй половины 1709 г. не предпринимал никаких попыток продолжить войну на стороне России. Не лучшим образом поступил и Август II. Узнав о том, что шведский король скоро прибудет с армией в Прибалтику, он снял 15 сентября осаду с Риги и отступил на винтерквартиры.

 

Таким образом мы можем видеть, что еще до вступления России в войну, положение союзников было очень тяжелым, тем более, что они лишились хорошей датской армии и великолепного флота.

 

Русское государство вступило в войну против Швеции 19-августа 1700 г. Одной из главных причин вступления России в войну с Швецией царь мотивировал неуважительным

 

отношением к его персоне во время пребывания в Риге «Великого посольства» в 1697 г. На самом деле русские, длительное время готовившиеся к войне, стремились вернуть себе утраченные ранее земли — Ингерманландию и Карелию. 22 августа 1700 г. царь выехал из Москвы, а 24-го в поход двинулась русская армия. Цель похода — Нарва, древнерусская крепость Ругодев, которой Петр собирался овладеть в первую очередь.

 

Русская армия была разделена на три «генеральства» (дивизии): Автонома Ивановича Головина с десятью пехотными полками и одним драгуновским, общей численностью в 14726 человек; Адама Адамовича Вейде с 9 пехотными полками и одним драгунским полком — 11222 человека и дивизии Аникиты Ивановича Репнина: 9 пехотных полков, насчитывающих около 11000 человек.

 

 


 

 


Общее командование армией было возложено на Головина, произведенного в фельдмаршалы. Головин лишь номинально являлся старшим военноначальником, так как всеми действиями армии руководил сам'Петр.

 

Кроме выше перечисленных частей в состав армии входило дворянское ополчение — 11533 человека. В Новгороде к армии должны были присоединиться два солдатских и пять стрелецких полков — 4700 человек. С Украины под Нарву были отряжены 10500 казаков во главе с наказным гетманом Обидовским. Таким образом под Нарву было снаря' жено 63515 человек. Однако Репнин и казаки Обидовского к Нарве не поспели.

 

Следовательно, русская армия под Нарвой насчитывала 32-35 тыс. человек при 184 орудиях.

 

Вместе с армией двигался огромный обоз, примерно в 10000 телег, который вез 12 тыс. пудов пороха, 5018 пудов свинца, 6 тыс. пудов ядер, 11337 пудов бомб и 11500 ручных гранат. Лето и осень 1700 г. были очень дождливыми. Телеги вязли в грязи, ломались. От плохой кормежки начался падеж лошадей. Колонны на марше сильно растянулись. Уже на походе солдат стали кормить очень плохо. Обмундирование истрепалось и расползлось по швам. Войска собирались поД|Нарвой очень медленно. 9 сентября прибыл отряд князя Трубецкого, а 23-го — отряд Бутурлина во главе с Петром I. И только 14 октября подошли отряд Головина и дворянская поместная конница Шереметева. К 25 октября русская армия, за исключением дивизии Репнина и казаков Обидовского сосредоточилась под Нарвой и обложила ее.

 

Чем же руководствовался'Петр I, вступая в войну с Швецией, зная при этом о выходе

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.218.187 (0.023 с.)