Понятие и признаки юридической ответственности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Понятие и признаки юридической ответственности



В большинстве учебной литературе проблемы юридической ответственности рассматриваются в теме « Правонарушения и юридическая ответственность». Вольно или невольно, юридическая ответственность «прописывается» за сферой патологии права и создается впечатление, будто в позитивной сфере правового регулирования юридической ответственности места нет. Однако и в прошлом, и все большее число ученых сегодня, обращаются к проблемам позитивной юридической ответственности, т. е. ответственности не за правонарушение, а за совершаемое или предполагаемое поведение в юридической сфере (внутренней ответственности субъекта права за выбор той или иной линии поведения).

С учетом сказанного, изложение темы «Юридическая ответственность» будет предшествовать анализу темы «Правонарушения». В пользу такого метода приведем несколько дополнительных аргументов. Во-первых, становится все более очевидным, что представление о юридической ответственности только как о ретроспективной ответственности является односторонним и потому неполным. Подтверждает сказанное и тот факт, что в отечественном правоведении все большее число ученых обращаются к вопросам позитивной (активной, проспективной) юридической ответственности.

Наконец, если обратиться к учебникам по теории государства и права, которые вышли в последнее десятилетие, то можно заметить, что юридическая ответственность рассматривается в них самостоятельно, ей выделяется отдельная глава..

Понятие социальной ответственности. Юридическая ответственность является видом (разновидностью) социальной ответственности и с этим, как будто, никто не спорит. Именно поэтому исследование и объяснение юридической ответственности должно прочно опираться на родовое понятие ответственности (социальной), учитывать ее основные характеристики. Но как раз это важное методологическое требование игнорировалось (и продолжает игнорироваться многими учеными-юристами). Что не лучшим образом сказывается на результатах объяснения юридической ответственности.

В Большом толковом словаре (Большой толковый словарь.Санкт-Петербург 1998.), В Новейшем философском словаре (Кондрашов В. А. Новейший философский словарь.- Изд. 2-ое. Ростов-Дон. 2006) и многих других изданиях ясно обозначены два основных значения понятия ответственности: а) это то, что может (должно) быть проявлено самим человеком в процессе выполнения дела, поручения и пр. б) это необходимость (способность) дать отчет за содеянное (результаты содеянного).

Таким образом, в первом значении ответственность связана с совершаемыми действиями или действиями, которые еще предстоит совершить. Во втором значении, ответственность сопрягается уже с совершенными действиями, повлекшими те или иные (позитивные или негативные) последствия.

Рассмотренные значения социальной ответственности определяет нечто общее: они представляют собой форму контроля и характеризуют ответственность либо с позиций общества (государства), либо с позиций самой личности. В первом случае, ответственность выражает подотчетность субъекта в плане реализации им требований государства (общества), его институтов, с последующим применением санкций, в зависимости от заслуг или вины. В этом случае инстанция, в отношении которой индивид чувствует себя подотчетным, является общество (государство). Во втором случае ответственность отражает предрасположенность, готовность субъекта исполнить порученное (обязанность, долг). Ответственность здесь выступает инструментом внутреннего контроля (самоконтроля и внутренней регуляции). Это предполагает способность человека трезво оценивать обстоятельства, требует волевых и эмоциональных усилий, целеустремленности, выдержки, усердности, самоуважения. Ответственность в собственном, строгом смысле, должна явить себя до момента совершения поступка или предварять его. (Чичерин Б. Н. Избранные труды / Под-ка текста, составление, вст. статья и коммент. А. В. Полякова. Комментарий к « Философия права» Е. В. Тимошиной, А. В. Полякова СПб. 1997).

Нельзя не отметить, что в строгом смысле наша юридическая наука весьма вольно обошлась с этими общенаучными характеристиками ответственности, проще говоря, в полной мере отбросила их и на их место выдвинула нечто, о чем в теории социальной ответственности речь идет, так сказать, вторым планом, а именно: меры принуждения, наказание.

Ученые вполне резонно связывают вопрос об ответственность со свободой воли человека. В частности, подчеркивается, что понятие свободы воли имеет два аспекта. Первый, ─ детерминистская интерпретация свободы, как возможности осознания внешних, так называемых объективных необходимостей и выбор варианта поведения в согласии с осознанием. Это ─ внешняя, объективная сторона свободы воли человека. Действуя подобным образом человек, однако, может ощущать себя в одном случае, как личность, в другом, ─ как человек, вынужденный действовать против своих устремлений. В последнем случае можно говорить о свободе внешней, при отсутствии свободы внутренней. В первом же случае, имеет место внешняя и внутренняя свободе, поскольку человек не только осознает необходимость выбора того или иного варианта, но и рассматривает свой выбор как отвечающий его интересам (Чухвачев Д. В. Свобода личности и юридическая ответственность // Государство и право. 2005. № 3. С. 103).

Сказанное, однако, нуждается в уточнении. В действительности, человеку нередко приходится делать выбор. Сделанный им выбор является результатом соотнесения им должного (с позиций его устремлений) поведения с требуемым (нормой). В пользу требуемого поведения. Очевидно, что в подобных случаях человек вынужден подчинять свои устремления внешнему императиву, т. е. действовать не совсем свободно (с точки зрения внутренней свободы). Но именно в таких случаях и являет себя ответственное отношение, позитивная ответственность индивида за свое поведение, учитывающего и соотносящего свои устремления с требованиями данной ситуации, которые могут выражаться действующими идеалами (ценностями), нормами, стандартами той или иной ассоциации. Причем, такой вариант развития событий вовсе не исключает самостоятельности, инициативности человека.

Если перевести сказанное на более конкретный уровень, то можно отметить, что ответственность необходима, когда стоит вопрос о соответствии (или несоответствии) целей, которые выбирает и ставит человек в жизненных ситуациях и выбор путей, средств достижения этих целей. Дополним сказанное выводом о том, что ответственность, ответственное отношение требует соответствия поставленных целей и выбранных способов, средств их достижения ─ ценностно-нормативной системе, действующей в обществе. Если говорить о юридической ответственности, то ответственное отношение требует соответствия поставленной цели и выбранных способов, средств ее достижения – закону.

Обобщим сказанное. В отношении внешней свободы, как необходимого элемента ответственности, ответственного отношения к делу, все, как будто понятно – осознание требуемого законом и действие в соответствии с осознанным. С внутренней свободой, которая также играет важную роль в формировании ответственности, сложнее. Если имеет место не только осознание, но и принятие требуемого законом, т. е. сочетание внешней и внутренней свободы, то можно говорить об идеальном варианте. В таких случаях, которые на практике не так уж редки, ответственность, ответственное отношение субъекта права заявляет о себе как о мощном инструменте, помогающим субъекту права сделать выбор и адекватно «вложить» себя в юридическую ситуацию. Однако чаще ситуации, когда с точки зрения внутренней свободы субъект права должен действовать против воли, подчиняя себя познанным внешним необходимостям. Другими словами, предпочесть требуемое законом поведение должному, с его точки зрения, поведению. В подобных случаях следует говорить не об идеальном а о необходимом (с точки зрения закона) сочетании внешней и внутренней свободы, когда субъект права сознательно подчиняет (согласует) внутреннюю свободу требуемому поведению. В этом случае можно говорить не только о юридической оправданности такого выбора поведения (закон – един для всех, он предлагает единые правила игры для всех), но и нравственной – в результате единообразного действования в направлении достижения социально значимых целей в обществе утверждается лад и согласие. В этой связи можно заметить, что делать выбор в соответствии с внешним императивом, т. е. быть зависимым необязательно означает быть беспомощным, бессильным или не имеющим возможности контролировать ситуацию. Часто под этим скрывается взаимозависимость, что означает способность определять самих себя не только как уникальную самость, но и как лояльного союзника.

Можно говорить и о третьем варианте, когда субъект права выдвигает на передний план свою внутреннюю свободу, собственное представление и собственное воление относительно поставленной цели и выбора путей, средств ее достижения. В большинстве случаев результатом такого выбора (который можно назвать безответственным) будет отклоняющееся поведение (правонарушение). Естественно, что в подобных ситуациях на передний план выдвигается ретроспективная юридическая ответственность, которую можно рассматривать как попытку, способ возбуждения у субъекта права (на будущее) позитивной юридической ответственности за делаемый выбор и реализацию в соответствии с ним той или иной линии поведения.

Интерпретации юридической ответственности. Приступая к рассмотрению поставленного вопроса, подчеркнем, что в недавнем прошлом подавляющая часть исследований касались проблем ретроспективной юридической ответственности и лишь несколько ученых-юристов обращались к позитивной юридической ответственности. Поэтому, начнем наш анализ с ретроспективной юридической ответственности, обратив внимание читателя, что в самом лагере сторонников понимания юридической ответственности, только как ответственности за совершенное правонарушение, имеют место различные подходы. То есть, единство отсутствует.

История разработок понятия юридической ответственности, как и многих других центральных проблем правоведения, непроста. С. Н. Братусь высказался в том смысле, что вопрос о юридической ответственности в нашей литературе оказался неоправданно усложненным (Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1971). Юридическая ответственность определяется как наказание (Малеин Н. С. Юридическая ответственность и справедливость. М.. 1992. С. 19), как мера государственного принуждения (Иоффе О. С., Шаргородский Д. М. Вопросы теории права. М., 1961. С. 314-318), как реализация санкции (Лейст О. Э. Санкции в советском праве.М., 1962. С. 47-48, 85, 88-89, 94), как юридическая обязанность, исполняемая в особом (принудительном) порядке (Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1971. С.4,85), как обязанность дать отчет (Тархов В. А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов. 1973. С.6-11) и др.

Обозначенные выше подходы не учитывают значение социальной ответственности как установки на выдвижение цели и выбор варианта поведения. А также игнорируют процессы согласования внутреннего убеждения с внешними требованиями в процессе выбора и постановки цели, ориентации на те или иные способы, средства их достижения (должного и требуемого).

Ниже будет проведен анализ позитивной (активной, проспективной) юридической ответственности. Сейчас же приведем мнение В. Н. Кудрявцева, которое проливает свет на негативную (ретроспективную) юридическую ответственность: «Ретроспективная ответственность, связанная с наказанием и применением наказания, не является самоцелью. Главный ее смысл в том, чтобы исправить и перевоспитать правонарушителя, а это означает пробудить в нем, а также укрепить в окружающих чувство ответственности за свои поступки в будущем. Ретроспективная ответственность есть лишь специфический метод обеспечения ответственности позитивной» (Кудрявцев В. Н. Закон. Поступок. Ответственность.М., 1986. С. 26).

 

  § 2. Виды юридической ответственности Юридическую ответственность можно классифицировать по различным основаниям (критериям). Можно, к примеру, говорить о коллективной и индивидуальной ответственности, в определенном смысле можно говорить о внутренней и внешней юридической ответственности, распространена классификация ответственности на гражданско-правовую, уголовно─правовую, дисциплинарную, административную, все чаще пишут о конституционной ответственности. Но наиболее заметной (в дискуссионном смысле) является выделение позитивной и ретроспективной юридической ответственности. Позитивная юридическая ответственность. Приступая к рассмотрению этой проблемы, полезно предварить его определением социальной ответственности, которое имеет, несомненно, методологическое значение для разработок позитивной ответственности. Ответственность, как утверждает современный Философский энциклопедический словарь, ─ это философско-социологическое понятие, отражающее объективный, исторически-конкретный характер взаимоотношений между личностью, коллективом, обществом с точки зрения сознательного осуществления предъявляемых к ним взаимных требований. У индивида ответственность формируется как результат тех внешних требований, которые к нему предъявляют общество, класс, данный коллектив. Воспринятые индивидом, они становятся внутренней основой мотивации ответственного поведения, регулятором которой становится совесть. Формирование личности предполагает воспитания у нее чувства ответственности, которое становится ее свойством. Таким образом, ответственность – это в первую очередь свойство самой личности. Уберите человека, с его исчезновением, исчезает какая бы то ни было ответственность. Позитивная юридическая ответственность определяется в нашей литературе неоднозначно. В одном случае о ней говорят как об осознании правовых свойств своих действий, соотнесение их с действующими законами, иными нормативно-правовыми актами (Фаткулин Ф. Н. Проблемы теории государства и права. Курс лекций. Казань. 1987). В другом, как об обязанности действовать правомерно (Базылев Б. Г. Юридическая ответственность. Красноярск. 1985. С. 26). Как добровольная форма реализации юридической ответственности и др. Получается весьма пестрая понятийная картина, свидетельствующая о том, что пока не найдено понятие позитивной юридической ответственности, которое удовлетворяло бы ученых-юристов. Позитивная юридическая ответственность являет себя (в отличие от ретроспективной) в выборе цели (целей), к которой стремится субъект права, средств, способов достижения поставленной цели, инстанции, перед которой он должен отвечать, как в случае правомерного, так и противоправного результата. Все это предполагает активность, самостоятельность самого субъекта права, прежде всего, в плане соотнесения должного и требуемого поведения. Принципиальный момент ─ человек сам осознает, соотносит, выбирает, действует, ориентируясь при этом на стандарты поведения, одобряемые, признаваемые, рекомендуемые социальной средой. При этом, как подчеркивает В. С. Прохоров, категория юридической ответственности раскрывает тот аспект деятельности субъектов права, который характеризует ее нормативность. Всякая ответственность есть выполнение должного. (Правонарушения и ответственность по советскому законодательству // 70 лет Советскому государству и праву. Л., 1987. С.496). Инстанция, перед которой субъект позитивной юридической ответственности должен держать ответ (как в случае правомерного, так и противоправного результатов), ─ он сам ( его внутренние механизмы регуляции, приоритетные ценности, правосознание, мировоззренческая позиция, совесть). Очевидна самая тесная связь позитивной юридической ответственности с правосознанием. Нормальное правосознание есть волевое состояние души, оно побуждает не уклоняться от принятия и несения публичных правомочий и обязанностей, а, напротив, искать и радеть о них. Нормальное правосознание постепенно научает человека переживать публичные полномочия как обязанности гражданина, а публичные обязанности как неотъемлемые полномочия; естественно-правовая солидарность людей освещает по новому положительный статус лица: участие в законодательстве, управлении и суде оказывается естественной обязанностью взрослого гражданина, а личная и имущественная повинность осмысливается как драгоценное естественное полномочие – поддерживать жизнь своего союза личным трудом и участием.1 Отмеченная связь настолько тесна, что позитивную юридическую ответственность можно определить как важнейшую форму активности правосознания. Природа и назначение позитивной юридической ответственности. Знакомясь с основными (теоретическими) проблемами юридической ответственности в нашем правоведении, замечаешь, что в числе таковых на протяжении вот уже длительного времени выступают главным образом: определение понятия юридической ответственности и проблема позитивной юридической ответственности (опять-таки в аспекте определения понятия такой ответственности). Именно на этом концентрировалось и продолжает в основном концентрироваться внимание и силы отечественных ученых. Однако понятие юридической ответственности так и не определено, продолжают воспроизводиться самые различные точки зрения, позиции. Сложившееся положение ( в методологическом смысле) можно объяснить тем, что попытки сформулировать определение понятия явления, не выяснив по существу природу явления, его основные признаки – дело заведомо безнадежное. Можно также заметить, что обозначились три основных направления в подходе к юридической ответственности. Первое, представленное, видимо, большинством (в недавнем прошлом – подавляющим большинством) отечественных ученых, которые полагают, что юридическая ответственность может быть только ретроспективной ответственностью за совершенное правонарушение. Надо заметить, что вот уже добрых полвека количество здесь никак не стремится перейти в качество. В том смысле, что в рамках этого направления как отсутствовало, так и отсутствует сегодня единство относительно определения понятия самой ретроспективной юридической ответственности ( однако в отношении позитивной юридической ответственности здесь редкостное единство в смысле отрицания позитивной юридической ответственности, что называется прямо с порога). Юридическая ответственность здесь определяется как наказание, как реализация санкции, как юридическая обязанность претерпеть лишения, как принуждение в купе с общественным порицанием, мерами наказания, которые государство обрушивает на правонарушителя, как правоотношение и др. (Коробов А.Е., Хохлов Е.Б. Позитивная юридическая ответственность как теоретическая и практическая проблема// Правоведение. 2008. №3). Нетрудно заметить, методологическую несостоятельность такого подхода: вместо обозначения в понятии основных сущностных признаков определяемого явления (юридической ответственности как ответственности ретроспективной), определяют последнее через другое самостоятельное юридическое явление (санкцию, наказание и др.). Можно упрекнуть авторов такого подхода и в том, что они «загоняют» юридическую ответственность в тюремные стены, ограничивают ее стенами исправительных колоний. Получается, что в правовой системе ответственность имеет место только в названных учреждениях, что же касается остальных (позитивных) сфер правовой системы, там юридической ответственности нет и быть не должно?! Второе направление представлено учеными, которые видят юридическую ответственность в единстве двух элементов: позитивной юридической ответственности и ответственности ретроспективной. Здесь хотелось бы вновь вспомнить П.Е Недбайло, который, скорее всего первым, призвал к изучению позитивной юридической ответственности, аргументируя свой взгляд следующим образом: главное в юридической норме не санкция, а диспозиция. Понимание этого, должно стимулировать первоочередное внимание ученого к факторам, которые определяют точную и последовательную реализацию субъектами права диспозиций правовых норм, а не санкций. По мнению В.С. Прохорова, П.Е. Недбайло одним из первых увидел социальный смысл ответственности в деятельности, соответствующей общественным требованиям и идеалам времени, позитивная ответственность, считал ученый, возникает у человека уже тогда, когда он приступает к исполнению своих обязанностей. А не только тогда, когда он их не выполняет или действует вопреки им (Недбайло П.Е. Система юридических гарантий применения советских правовых норм // Правоведение. 1971. №3. С.5 и сл.). В.С. Прохоров еще в 80-е годы прошлого столетия писал, что стремление глубже понять природу ответственности потребовало выйти за рамки чисто правовых конструкций с тем, чтобы опереться в своих рассуждениях на методологический фундамент философии и социологии. Так возникла возможность соотнести понятие юридической ответственности с общим понятием социальной ответственности (Прохоров В.С. Понятие и виды юридической ответственности // 70 лет Советского государства и права. Изд-во ЛГУ. 1987. С. 490.). Сегодня таких попыток больше и можно определенно утверждать, что некоторые ученые настойчиво продвигаются в этом направлении и вплотную подошли к выяснению этих закономерностей. Третье направление, ярким представителем которого является А.С.Бондарев считающий, что юридическая ответственность может быть только позитивной, является свойством самого субъекта права. Позиция А.С Бондарева заслуживает самого серьезного внимания. Разумеется, не своим радикализмом (ученый, как будто, отрицает ретроспективную юридическую ответственность), но теми характеристиками (признаками) позитивной юридической ответственности, которые обозначает этот автор. В первую очередь, конечно, следует согласиться с его выводом о том, что юридическая ответственность – это внутренне свойство человека (Бондарев А.С. Юридическая ответственность – исключительно юридическое свойство субъектов права // Правоведение. 2008. №1.). 2. Почему в нашем правоведении уже длительное время научный потенциал оказывается «расколотым» на обособленные, неоправданно автономные части, причем части эти пребывают в непримиримом противостоянии и не видно даже слабой перспективы к необходимому единению? Наверное, причин тому немало и они разноплановые. Однако, по-видимому, здесь большую роль играет методологическая сумятица, можно даже сказать отсутствие какой бы то ни было методологии. В результате многие, если не большинство авторов, видят свою задачу только в том, чтобы присоединиться или, напротив, ниспровергнуть ту или иную точку зрения (главным образом на понятие юридической ответственности). 3. Юридическая ответственность является разновидностью социальной ответственности, поэтому понятие юридической ответственности есть понятие о виде ответственности, т.е. видовое понятие. Общее понятие социальной ответственности выступает родовым понятием. Очевидно, что между родовым понятием социальной ответственности и видовым понятием юридической ответственности существуют закономерные зависимости, и основная из них, - род определяет вид, а не наоборот (Родионова Е.В. Юридическая ответственность как разновидность социальной ответственности: современные представления. М., 2011). Обращалось ли наше правоведение к выяснению и объяснению зависимостей между общим понятием ответственности и видовым понятием юридической ответственности? Ответ напрашивается скорее отрицательный, однако отдельные попытки в этом направлении предпринимались в прошлом, но они как бы тонули в общем потоке рутинных рассуждений. Уже выше отмечалось, что В.С. Прохоров еще в 80-е годы прошлого столетия писал, о необходимости и возможности соотнесения понятие юридической ответственности с общим понятием социальной ответственности. Сегодня таких попыток больше и это, в методологическом плане, безусловно, очень важно. Что же может дать познание закономерных зависимостей между общим понятием ответственности и понятием видовым, которым и является юридическая ответственность? Это, во-первых, позволит составить ясное представление о природе, назначении (роли) и признаках социальной ответственности. А имея такое представление можно провести анализ на предмет выяснения, в какой мере то или иное понятие юридической ответственности согласуются с родовым понятием социальной ответственности, прежде всего в вопросах природы ответственности, назначении (основного смысла) ответственности и др. Опираясь на работы, в которых, в той или иной мере, проводились такие разработки, можно заключить следующее. Во всех доступных источниках, посвященных социальной ответственности (их совсем немного и в основном это энциклопедии, словари) представлены два значения социальной ответственности. Во-первых, ответственность за предстоящее поведение (напр., проявлять ответственность при выполнении задания), т.е. позитивная ответственность и ответственность за уже совершенное, асоциальное поведение (заставлять отчитываться за совершенные действия перед судом, органами власти), т.е. ретроспективная ответственность (Большой толковый словарь русского языка. Санкт-Петербург. 1998. С. 740). Согласуются ли в этом имеющиеся в нашем правоведении понятия юридической ответственности? Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Если иметь в виду суждения (понятие) о юридической ответственности большинства наших авторов, то ответ однозначно отрицательный, поскольку толкуют только и исключительно о ретроспективной ответственности. Но таких исследователей в нашем правоведении, хотя и много, но не все. Были и есть ученые, которые пытаются определить понятие юридической ответственности, учитывая оба значения ответственности, ученые, которые основное внимание и силы концентрируют на разработках позитивной юридической ответственности (Хачатуров Р.Л., Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. СПб., 2007). Так, В.Н. Кудрявцев писал, что ретроспективная ответственность, связанная с назначением и применением наказания, не является самоцелью. Главный ее смысл в том, чтобы исправить и перевоспитать правонарушителя…., а это означает пробудить в нем, а также укрепить в окружающих чувство ответственности за свои поступки в будущем, понимание социального значения своего поведения. Ретроспективная ответственность, следовательно, есть лишь специфический метод обеспечения ответственности позитивной (Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. С. 108-110.) 4. Обратимся к природе юридической ответственности. Очевидно, что разрабатывать этот аспект юридической ответственности без опоры на знание природы социальной ответственности – дело малоперспективное, а то и вовсе тупиковое. Установить же природу социальной ответственности, не принимая во внимание внешних требований, которые общество и государство предъявляют к индивиду, также занятие малопродуктивное. Это – важный момент, поскольку внешние требования находятся в русле так называемой внешней свободы, имеющей самое непосредственное отношение к ответственности индивида в обществе. Такую свободу часто понимают как познанную необходимость. Осознание и понимание того, что дȯлжно считаться с внешней необходимостью (например, с требованиями традиций, других норм и ценностей) лежит в основе мотивации индивидом своего поведения. Но истинное, этическое воззрение на жизнь требует от человека исполнения внутреннего долга, долга к самому себе (перед собой), перед душой, которую он должен не погубить, а обрести. При этом выбрать себя не значит только вдуматься в свое «я» и только в его значение, но воистину и сознательно взять на себя ответственность за всякое дело или свое слово (Кьеркегор). Отмеченное – царство внутренней свободы. Очевидно, внутренняя свобода покоится на чем-то, что можно было бы назвать внутренним нравственным кодексом - совокупности усвоенных нравственных и этических навыков. Жизнедеятельность на основе, в соответствии с таким кодексом указывает на внутреннюю свободу человека. Несомненно, что внутренняя свобода индивида не есть величина автономная и самодостаточная, ее существование сказывается на характере внешней свободы и внешней ответственности. Природа внутренней свободы и внутренней ответственности – в усвоенных этических ценностях, нормах (этических навыках, культуре). Главным институализированным источником культурного, а значит и ответственного поведения, выступают исторические религии и этические системы. Именно их можно считать инстанцией, то есть задающей определенные требования. Этическая система, пишет Ф. Фукаяма, всякий раз создает моральную общность, ибо является, как считал Ницше, языком добра и зла, который позволяет владеющим им, вести совместную моральную жизнь. В этом случае любое моральное сообщество, независимо от исповедуемых им правил, способствует утверждению доверия между его членами. Доверие возникает в том случае, когда общество разделяет и исповедует определенные этические ценности и нормы и потому его члены могут полагаться на предсказуемое и честное поведение друг друга. Индивиды расширяют свои собственные возможности и способности, следуя правилам сотрудничества, которые, хотя и стесняют свободу выбора, позволяют им вступать во взаимодействие с другими индивидами и координировать свои действия. Имеет место «внутренняя убежденность» и братское осознание Хорошо известно, что эпоха индустриализации нанесла серьезный удар по социальным связям и ценностям, таким как честность, взаимность, исполнение обязательств. Наступило время крайнего индивидуализма с неизбежным разрушением социальных связей и зависимостей. И как следствие - оторванность индивидов от общества. Социальные связи и ценности не образуются всякий раз, когда группе людей случается взаимодействовать друг с другом. Истинную общность скрепляют ценности, нормы и опыт, которые люди разделяют и которые они усвоили. Сегодня ограничение личной свободы ради принадлежности к группе, ассоциации многим не кажется необходимым. По мере того, как люди освобождаются от традиционных связей со своими супругами, семьями, соседями, рабочим местом и церковью, они начинают думать, что могут сохранить социальное общение, но теперь уже посредством тех связей, которые они сами для себя выбирают. Однако оказалось, что такое общение по выбору, которое они по собственному желанию могли бы начать и прекращать, рождает в них чувство одиночества и дезориентации, тоску по более глубоким и постоянным отношениям с другими людьми (Фукуяма Ф. Доверие. М., 2008. С. 257). Отсюда вытекает важный вывод о том, что поведение индивидов в современном обществе должно быть мотивированным не только формальными нормами и правилами (законом), но и этически-нравственными (культурными) ценностями. Поиск и подержание гармонии между этими важнейшими побудителями человеческих актов и самого развития людей – важнейшая задача современного и будущего общества. Очевидно, что внутренняя свобода и внутренняя ответственность не есть величины, которые предписываются государством. Они обретаются, формируются индивидом, но не сразу и не вдруг, а в процессе социализации, интенсивной и напряженной интеллектуально-волевой деятельности самих людей. Реагирует ли юридическая мысль, при рассуждениях о понятии юридической ответственности, на приведенные выше рассуждения о природе социальной ответственности, т.е. увязывают ли природу юридической ответственности с природой социальной ответственности? Понятно, что применительно к ретроспективной юридической ответственности поставленный вопрос что называется «не работает», в применении же к позитивной юридической ответственности на него однозначно ответить невозможно. Однако можно говорить о некоторых отечественных ученых – юристах, которые пролили достаточно яркий свет на природу юридической ответственности на основе, с позиций природы социальной ответственности. Наряду с уже упоминавшимися П.Е. Недбайло, В.С. Прохоровым можно отметить В.Г. Смирнова, который писал, что проблема ответственности не исчерпывается ответственностью за правонарушение. Ответственность в широком смысле этого понятия – это, прежде всего, осознание своего долга перед обществом и государством, осознание характера и вида связей, в которых живет и действует человек. 5. Следующий вопрос, который, в общем-то, обойден вниманием в нашем правоведении, - в чем смысл ответственности? Опираясь на приведенные выше суждения и выводы, можно заметить, что социальный смысл ответственности, прежде всего, – в активной деятельности субъекта с позиций сознательного осуществления требований, предъявляемых обществом, государством. Что же касается основного смысла позитивной юридической ответственности, то учитывая вышесказанное, заметим, что основной смысл позитивной юридической ответственности не может не состоять в активной деятельности субъекта права в направлении достижения желаемых целей, которая выражается в использовании субъективных прав, исполнении юридических обязанностей в соответствии с правовыми нормами и идеалами. При этом, как будет действовать субъект права, каким образом он выстроит линию поведения, в значительной степени может определяться его этическими навыками, теми ценностями и нормами, которые он усвоил, впитал, кладет в основу мотивации своего поведения. Существо позитивной ответственности, в том числе и позитивной юридической ответственности, не в том, что делает субъект (это задается нормами, социальной позицией и ролью), а в том, как он делает это самое что (добросовестно, честно, рационально). В завершение о понятии позитивной юридической ответственности. Позитивная юридическая ответственность есть нравственно-волевое состояние субъекта права, выражающееся в осмысливании возможностей и императивов закона, в способности соотносить с ними выбор и постановку цели, способов и средств ее достижения в интересах активного использования правовых возможностей, строгого исполнения юридических обязанностей в интересах достижения желаемой цели. Можно думать, что позитивная юридическая ответственность есть полномочный представитель социальной ответственности в правовом поле. В том смысле, что существо позитивной юридической ответственности в первую очередь не в том, что надо делать, а в том, как надо делать это что (рационально, добросовестно, честно). Понимание этого может охладить пыл тех, кто все еще ищет юридическое содержание позитивной юридической ответственности. Конечно, юридический характер позитивной юридической ответственности отрицать нельзя, но он состоит в том, что, во-первых, носителями такой ответственности являются субъекты права; во-вторых, такая ответственность предполагает добросовестное, честное, осмысленное использование именно субъективных прав, исполнения юридических обязанностей. Наконец, выражение такая ответственность находит в правомерном поведении и правовых последствиях. Хотелось бы обратить внимание еще на один важный момент. Исследование, изучение права, правовых явлений у нас вот уже почти сто лет происходит умозрительным способом. Конечно, метафизические методы важны, без них невозможны серьезные общие выводы. Но они должны «подпитываться» сведениями, получаемыми опытным путем, в ходе конкретных социально-правовых исследований. Это, разумеется, требует серьезных организационных, финансовых затрат. В противном случае наше правоведение будет оставаться немощным и потому убогим, неспособным активно содействовать правовому развитию общества, утверждению в нем демократических ценностей и институтов. 6. Виды юридической ответственности. Одна из наиболее распространенных классификаций юридической ответственности в отечественном правоведении ─ это выделение гражданско-правового, уголовного административного, дисциплинарного и материального (в трудовом праве) видов юр


Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.132.225 (0.015 с.)