И прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

И прилепится к жене своей, и будут два одною плотью; так что они уже не двое, но одна плоть.



Марка 10:8 (сравни Луки 18:19).

Заметь, Иисус не сказал: «Ух, ты! Спасибо. Мне так приятно, и Я лучше себя чувствую. Да, Я благой, и тебе нужно быть благим. Так что следуй за Мной».

Нет. Его ответ богатому молодому человеку был совершенно иного рода. Он не искал того, чтобы иметь ярлык «благой» по человеческим стандартам. Его целью было прославить Небесного Отца, Который есть сущность благости.

Хотя Иисус был Сыном Божьим, Он не связывал равенства с Богом со Своей благостью. Бог один благ, и Его благостью мы восстановлены, а Он прославлен.

Я хочу обрисовать образ себя на двух уровнях: во-первых, на личностном уровне, во-вторых, на духовном. Самовосприятие не является чем-то, с чем мы родились. Оно формируется через боль, давление и похвалы.

Боль заставляет нас думать о том, о чем мы раньше не задумывались. Мои первые роды дали осложнение на спину. До тех пор я никогда и не задумывалась о своей спине. Теперь боль выставила ее на передний план.

Давление выведет на поверхность скрытые таланты или недостатки. Соревнования устраиваются, чтобы поставить людей друг против друга и через давление выяснить таланты и способности одних в сравнении с другими. Ребенок может думать, что он лучший бегун в классе, но только день соревнований поставит все на свои места.

Хвала проверит, из чего ты сделан, указав на таланты и ценные качества. Библия говорит, что человек проверяется хвалой, которую принимает (Прит. 27:21).

Один из моих сыновей привлекал много внимания благодаря своим волосам. Это было что-то, что интересовало его в последнюю очередь, но его постоянно выделяли подобными комментариями: «Ваши дети бесподобны, особенно этот – только взгляните, какие у него волосы!» Для мальчишки эти комплементы ничего не значили, более того, сильно ему надоедали, и, в конце концов, мы были вынуждены постричь его. Но для девушки было бы искушением начать считать себя стоящей чего-то из-за таких комплиментов.

Подобный процесс приводит к тому, что мы становимся ориентированными на себя. Раз за разом такие случаи поднимают планку нашего самовосприятия, которой не было доселе.

К примеру, мой трехлетний сын прекрасен, но его абсолютно не волнует его красота. И это делает его еще более привлекательным. Однако, его цель не в том, чтобы быть привлекательным, но чтобы выразить себя. Он направлен на то, чтобы давать и принимать любовь. Он даже не знает цвета своих глаз. Но он знает, что он любим, он знает, что о нем заботятся, и он знает, кому он принадлежит – этого для него достаточно. Он свободен!

Я вижу это на картинках, которые он рисует. Я слышу это в нежном тоне его голоса. Он любит держать мое лицо в своих мягких ладошках и смотреть мне прямо в глаза. Он хочет приблизить меня к себе. Он хочет полностью завладеть моим вниманием. Он смотрит прямо мне в глаза до тех пор, пока я не отведу его пристального взгляда. Затем он целует меня. Ему нужна близость. При этом он не думает о себе, он думает только о нас двоих.

Это именно то, чего Бог ждет от нас – чтобы мы полностью окунулись в наши взаимоотношения с Ним и потеряли заботу о том, что происходит вокруг нас. Он не хочет приблизить нас, чтобы лучше разглядеть наши недостатки. Он хочет пленить нас Своей любовью.

Не так давно я видела яркий сон, в котором Господь проговорил мне страстно перед самым пробуждением: «Не смотри на Меня вскользь. Я хочу, чтобы ты принадлежала Мне. Я хочу пленить тебя Моим пристальным взглядом».

Я поняла, что Он просит о новом уровне в наших отношениях. Я увидела себя. Я смотрела на Него лишь мельком – чтобы получить направление или защиту. Смотрю и вновь отворачиваюсь. Смотрю и вновь отворачиваюсь. Когда я услышала этот призыв, я приковала свой взгляд к Нему.

Когда Джон и я обручились, мы могли находиться в комнате, полной мужчин и женщин, и все же мы видели только друг друга. Если я уходила из комнаты, то, возвращаясь, находила его смотрящим на меня. Его глаза загорались, когда он видел меня. Наши глаза были прикованы друг ко другу. Пока кто-то не прерывал нас, для нас более никто не существовал. Я не думала о себе, я думала лишь о нас. Больше не было «Джона и Лайзы», было понимание того, что мы двое - это одно.

Каждый из нас начал жизнь с отсутствием самовосприятия. Но когда же оно пришло? Я думаю, что это целый процесс, который начинается, когда мы выясняем мнения других о нас и позволяем им оказывать на нас более сильное воздействие, чем мнение Бога. Где-то между детством и зрелостью мы потеряли ориентировку. Хотели мы того или нет, но мы заменили истину ложью. Мы начали верить, что мы есть то, что мы делаем, что мы знаем, как мы выглядим и сколько весим.

Я помню, как резко была выброшена на эту арену совершенно против своей воли. Мне было пять лет, когда из-за рака я потеряла правый глаз. Я посещала школу с повязкой на лице до тех пор, пока не спала опухоль, и глазная впадина не была готова для протезирования. Я помню, как я ходила в детский сад нормальным ребенком и вот, две недели спустя, оказалась инвалидом. Я постоянно ощущала на себе пристальное внимание сверстников, слышала их остроты. Уже не просто повязка стянула мое лицо. Она не просто прикрывала мой глаз, но вся моя душа запуталась в ней и была пленена этими бинтами.

Я более не чувствовала себя свободно. Я была ограничена. Я начала читать лица людей, чтобы понять, как мне себя вести. Если они отталкивали меня, значит, и я должна быть такой.

На фотографии, сделанной в первом классе стояла уже не та девочка, которая была запечатлена на снимке детского сада, до того, как мне удалили глаз. Это была не просто потеря глаза, но потеря невинности. Я приобрела самовосприятие, которого не было прежде, и потому потеряла уверенность. Прежде моя уверенность не зависела от того, как я выгляжу. Я не задумывалась над этим. Я была свободна. Теперь я была скована своим видом так же, как узник скован цепями.

Для каждого из нас это происходило по-разному и в разное время. Но как бы то ни было, в каждом случае присутствовали сравнение и критика.

Все мы помним то состояние агонии, которое охватило нас в период полового созревания. Все, что я помню из того периода, связано с моим телом. Я чувствовала, что мое тело предало меня.

Я созревала поздно и поэтому решила, что вообще не желаю формироваться. Я пришла к такому заключению, послушав сверстников, обгонявших меня в развитии, посмотрев различные фильмы о здоровье. Я не хотела, чтобы мальчишки шлепали бретельками моего бюстгальтера. Я не хотела брить волосы на ногах и подмышками. Одна мысль о том, чтобы ежемесячно истекать кровью звучала, как зловещее вторжение в мой любимый спорт – плавание. (Спустя двадцать пять лет это осталось прежним).

Каждая девочка оценивается по ее физическому развитию. Мальчики обращают внимание на быстро развивающихся. Ушло время, когда у всех был один размер груди. В то время слово «плоский» приобрело для меня совершенно иное значение. Я научилась искусству драпировки, пытаясь при этом найти баланс между моим гимнастическим костюмом и обычной одеждой.

Я начала ощущать все большее разделение меежду мной физической и мной настоящей – видимой и невидимой.

Когда мы были детьми, наши тела служили нам. Но наступает момент, когда мы начинаем служить нашим телам. Возможно ты рано созрела и у тебя позитивное восприятие твоего физического «я». Но все равно ты опустилась до чего-то временного и подлежащего изменению. Люди восхвалают видимое, проходя мимо невидимого.

Тот образ, который ты создаешь в себе – есть защитное средство и, выставляя его напоказ, ты защищаешь свое настоящее «я». Прежде мы находились в неведении, не воспринимая себя с физической стороны и не думая о своей внешности. В определенный момент времени мы потеряли это неведение, как бы потеряли невинность, и стали уязвимыми.

Противоположность самовосприятию – не хорошее самовосприятие или самоуважение. Противоположность самовосприятию есть отсутствие такового. И это происходит, когда мы более думаем о Боге и о Его воле, нежели о себе и своей воле. Это работа Святого Духа, которая совершается по мере того, как мы отворачиваемся от наших естественных ограничений и оставляем себя для Него.

Þ Какой случай (положительный или негативный) приходит тебе на ум, когда ты связала себя со своим физическим состоянием?

Þ Сколько было тебе лет?

Þ Опиши себя до этого случая – как ты смотрела на свое тело и как себя чувствовала?

Þ Опиши свою первую реакцию на этот инцидент, если помнишь.

Þ Было ли это в той области, в которой ты до сих пор сосредоточена на себе?

Þ Хочешь ли ты освободиться от этого образа, неважно хорошего или плохого, чтобы более не быть ограниченной самовосприятием?

Тогда помолимся и развяжем эти узлы:

Дорогой Отец!

Я хочу быть вновь свободной как тогда, когда я была ребенком. Отвяжи меня от себя самой и привяжи меня к Себе. Я не хочу быть одна и думать только о себе. Я жажду думать только о нас. Я отворачиваю глаза от своего образа и направляю их к Твоему лицу. Приблизь меня к Себе, чтобы мне принадлежать Тебе и быть удерживаемой Тобой. Я разрушаю идола, созданного из себя самой и восстанавливаю алтарь Божий. Во имя Иисуса,

Аминь.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.01 с.)