Специальная методология юридической психологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Специальная методология юридической психологии



 

Методология и ее уровни. Методология — учение о принципах построения, формах и способах познания.В методологии воплощен весь опыт эмпирического и научного познания действительности людьми. Всякая система знания настолько научна, насколько прочен ее методологический фундамент. Самые грубые ошибки, причем часто не замечаемые, происходят из-за нечеткости методологических позиций. Опора на методологию открывает принципиально верные пути выхода из любых умственных и практических тупиков. Для юридической психологии, призванной разобраться в самых сложных жизненных коллизиях, в «вихрях» и «водоворотах» человеческих страстей и деформаций, методологическая надежность имеет особое значение.

Есть четыре уровня методологии: уровень общенаучной методологии, частной методологии психологической науки, специальной методологии юридической психологии и уровень методики юридико-психологического исследования. Общая и частная методологии — общая основа любого познания и психологического, в частности. Третий и четвертый уровни максимально отражают ту своеобразную феноменологию, которая присуща только юридико-психологической реальности и позволяют познавать и влиять на нее наиболее специфично и профессионально.

Общенаучные и психологические принципы.В психологической науке эти принципы разработаны в едином комплексе, и юридическая психология использует их для решения стратегических вопросов применительно к специфике юридико-психологической реальности. К. важнейшим из них относятся:

принцип объективности, обязывающий строить систему научного знания строго в соответствии с объективной реальностью, отражать в ней только то, что действительно существует. Необходимо принимать все меры для исключения влияния на научные знания пристрастий, личных взглядов, предубеждений, корпоративной солидарности, амбициозности и низкой подготовленности того (тех), кто проводит исследования и претендует на вклад в создание научной картины юридико-психологической реальности;

принцип детерминизма (причинности, каузальности), отражающий объективно существующие в мире причинно-следственные связи и предписывающий обнаруживать причины юридико-психологических явлений, а также рассматривать последние как причину тех или иных следствий в правовой сфере. Установление причин — важнейшее условие разработки конструктивных предложений по совершенствованию практики, в противном случае они будут «бить» по следствиям и ничего не улучшать;

принцип взаимосвязи и взаимодействия вытекает из факта существования изучаемых явлений в окружении других, с которыми они связаны и взаимно влияют друг на друга. Если изучаемое психологическое явление попадает в систему связей с другими психологическими или непсихологическими явлениями, то оно как-то будет изменяется под их влиянием и в то же время, изменившись, окажет какое-то обратное влияние. В юридико-психологической реальности трудно, даже невозможно, найти что-то, что можно понять изолированно, вне взаимосвязей с другими явлениями, условиями или событиями. Так, возникнув, скажем, под влиянием какой-то нормы права, юридико-психологическое явление (следствие) не пассивно следует ему, а меняет регулирующую силу нормы, увеличивая или ослабляя ее. Это необходимо учитывать при изучении психологических явлений и их возможностей изменять правовые;

принцип системности развивает предыдущий и противостоит функционализму — упрощенному схематическому представлению, что психическая деятельность протекает как простая сумма отдельных, локальных психических актов (например, познавательных или эмоциональных). Между тем, и сама психика системна и ее проявления системны. Так, ошибочно полагать, что наличие у человека какого-то качества (неуравновешенность, вспыльчивость, агрессивность, и др.) является причиной преступления. Преступления совершают не какие-то отдельные качества, а личности. Преступление — всегда личностный акт, в котором обнаруживается весь внутренний мир человека, санкционирующий проявление каких-то «криминогенных начал» и регулирующий их проявление. Агрессивностью, например, обладают миллионы людей, но только малый процент их совершает преступления. Никакой поступок человека нельзя также понять вне системы его жизнедеятельности — «цепочки» жизненных актов, объединенных определенной линией поведения в жизни, образа жизни, выступающих более сложными системностями и влияющих на каждый поступок. Например, алкоголизм — не просто какой-то отдельный порок в организме человека. Это образ жизни, особая система жизненных ценностей, особый взгляд на мир, специфическое мировоззрение, психология. Алкоголизм не вылечить никакими уколами или пилюлями, не изменив психологию личности как системной целостности, не вырвав «алкогольную душу». Научиться психологически влиять на человека — значит научиться влиять на его психику как систему, научиться оказывать не разовые, а комплексные и системные влияния в соответствии с социальными и юридическим целями и задачами;

принцип развития выражает органически присущие миру и психике динамизм и изменчивость, обнаруживающиеся в истории всего человечества, в жизни каждого человека и в каждом психологическом акте. Подобно тому как каждый индивид во время внутриутробного развития в чреве матери за Девять месяцев анатомически и физиологически повторяет весь путь эволюции человека от клетки до готового к рождению зародыша человека, так и ребенок, появившись на свет, в своем прижизненном развитии (онтогенезе) проходит психологическую эволюцию, во многом повторяющую, но в миллионы раз ускоренную, историю развития психологии человека от питекантропа до современного. Только результаты психологического развития каждого человека далеко не однозначны, индивидуализированы и в решающей степени обусловлены обстоятельствами истории его жизни и его собственной

активности. Это относится практически ко всем психическим процессам, состояниям и свойствам человека. Поэтому к каждому человеку нельзя подходить с однажды сложившимися мерками. Психологическую данность надо рассматривать как срез на пути непрерывного ее изменения с определенными тенденциями, идущими из прошлого в будущее. Важно раскрыть именно их, понять движущие силы, найти при необходимости способы их изменений. Принцип развития - основа научного и практического оптимизма, веры в возможность целенаправленного достижения прогрессивных изменений психологии человека при решении задач укрепления правопорядка;

принцип взаимосвязи психики и деятельности констатирует неразрывность этих двух важнейших феноменов. Деятельность — продукт психологии человека. Психическая деятельность — внутренний план, детерминанта внешней активности. Через деятельность, при оперировании с объектами мира, действуя, человек не только обнаруживает свою внутреннюю сущность, но и раскрывает их свойства, недоступные нередко пассивному созерцанию. Например, свойства горючести, хрупкости объектов обнаруживаются только когда их поджигают и разбивают. Важно, что в деятельности психология человека не только проявляется, но и изменяется. Сознание, особенности психики человека, проявляясь и реализуясь в деятельности, испытывают обратное влияние со стороны ее характеристик и слагаемых: объектов, условий, целей, мотивов, способов и др. Поучителен «эффект подмоченных штанов»: человек, уважая себя, желая выглядеть достойно и быть оцененным другими, выходит на улицу, приодевшись, нагладившись и начистив обувь. Но на незаасфальтированной улице после дождя — грязь, лужи. Человек, тщательно выбирая места, прыгая с камешка на камешек, пытаегся не замараться. Но вдруг неудача — нога соскальзывает и он по колено в грязи. Раздосадованный, махнув на все рукой, он, не разбирая уже дороги, начинает топать по лужам. Так нередко происходят серьезные перемены в людях, часто в связи с неудачным соприкосновением с теми или иными элементами и представителями правовой сферы.

Специальные методологические принципы юридической психологии.Специфика интегративности юридико-психологических феноменов (фактов, закономерностей, механизмов), их комплексная опосредованность всеми обстоятельствами жизни (политическими, социальными, материальными и др.), в том числе правовыми, определяет существование особых, своеобразных причинно-следственных связей (в том числе устойчивых — юридико-психологических закономерностей), необходимость их раскрытия и принятия во внимание при решении прикладных вопросов. Эта необходимость находит выражение в специальных методологических принципах юридической психологии, дополняющих общие. В них воплощается и обобщается опыт юридико-психологических исследований и удачных прикладных научных разработок.

Приниип психологической специфичности обязывает вскрывать в интегративных юридико-психологических феноменах и опосредованиях прежде всего «психологическую составляющую», ибо юридическая психология — отрасль психологической науки, это юридическая психология, а не психологизирующая юриспруденция.

С претензией на психологическое исследование, случается, выступают люди, подменяющее его другими подходами. Бывает, что так поступают психиатры, которым полезно скрыть свое амплуа и замаскироваться под доброжелательного психолога, ибо встреча с психиатром у любого человека вызывает настороженность. Психиатры и психологи - люди разных специальностей: первые — врачи, вторые — социальные работники; первые — специалисты по больной психике, вторые — по здоровой; первые — лечат, вторые — помогают; первые используют медицинские методы, вторые — методы помощи, поддержки, обучения. Встречается еще подмена психологического исследования психофизиологическим. Выше (§ 1.2), отмечено, что категория «психологическое» — родовая, содержание ее включает в себя «социально-психологическое» + «собственно психологическое» (психические процессы и качества) + «психофизиологическое». Сводить психологический подход к психофизиологическому — значит сводить целое к части, сложное к простому, причем такому, которое не имеет решающего значения в облике личности, ее способностях к юридической деятельности, показателях успешности.

И психиатрический, и психофизиологический подходы односторонни, ограничены, не отвечают психологической системности личности, вместо личности характеризуют ее организм, биологизируют его, имеют склонность к парапсихологическим (околопсихологическим) выводам, мистификации (объяснения со ссылками на таинственные, иррациональные силы в человеке, фатально определяющие его особенности, поступки, судьбу).

Проводить психологическое исследование и утверждать, что получены психологические данные, говорить, что выработаны психологические рекомендации — значит не сужать, не допускать методологических и теоретических извращений, а подходить к юридико-психологической реальности во всей ее полноте, системно, изучать в личностной, социально-психологической, юридической, дея-тельностной обусловленности.

При раскрытии «психологической составляющей», как показывает опыт, реализуются разные подходы:

• психолого-иллюстративный — наиболее древний и изначально единственный, но встречающийся до сих пор даже в нормативных документах. Характерен тем, что в канву чисто юридических рассуждений и анализов то и дело вкрапливаются психологические термины и объяснения. Нередко используются выражения типа «психологи утверждают», «как показали психологические исследования» и т.п., но при этом приводятся абсолютно ненаучные пояснения либо ссылки на публикацию отдельного автора, отнюдь не отражающего мнение юридической психологии как систематизированного и проверенного научного знания;

психолого-комментаторский — характерен, как и первый, построением юридической логики рассуждений, но с основательным дополнением их психологическими пояснениями, более или менее отвечающими научной достоверности. К такому подходу склонны обычно юристы по образованию и образу мышления, но относительно подробно ознакомившиеся с основами психологии. Однако эти пояснения нередко страдают неточностями, «психологической школярностью»: фрагментарностью, разорванностью, слабостями психологического мышления;

психолого-объяснительный — схож со вторым, но психологический комментарий компетентен. Такой подход реализуется обычно лицами с высокой психологической подготовленностью. Он имеет право на существование в юридической психологии, но имеет и недостатки. Обычно объяснения строятся на данных общей психологии, юридико-психологическую специфику не всегда удается выявить, а поэтому эвристические возможности этого подхода нередко ограничены;

психолого-феноменологический — это наиболее совершенный подход, позволяющий увидеть юридическую реальность глазами специалиста с эрудицией в области юридической психологии. Подход ориентирован на выявление именно психологических феноменов и объяснение с помощью их юридической реальности. Скажем, проведение допроса процессуально связано с выполнением около 50 операций, например, в начальной стадии допроса следует: 1) представиться, 2) объяснить гражданину цель вызова, 3) удостовериться в личности вызванного, 4) разъяснить вызванному его процессуальные права и обязанности, 5) использовать начальную стадию допроса для оценки личности допрашиваемого и т.д.

Используя два первых подхода, можно более или менее детально проиллюстрировать психологически каждую операцию, но можно поступить и иначе: рассмотреть допрос сквозь призму психологических феноменов его — психологического сценария допроса, психологически обоснованного плана, формирования благоприятного психического состояния допрашиваемого, установления психологического контакта, психологического изучения допрашиваемого, слежения за признаками его искренности и лживости, оценки занятой психологической позиции и избранной линии поведения и др. Такой подход позволяет лучше понять психологическое своеобразие изучаемого юридического явления и вскрыть оригинальные, психологически специфичные и ранее не используемые резервы улучшения дела.

Принцип юридической специфичности обязывает помнить, что подлинное юридико-психологическое знание начинается, не когда «под» юридические действия и проблемы «подводятся» общепсихологические феномены и понятия, а только тогда, когда вскрывается именно юридическая специфика психологического, его изменения под влиянием юридической реальности и обратное влияние на эту реальность. Это нелегкая задача, но, не решив ее, нельзя претендовать на подлинно профессиональное в юридическом плане решение психологических проблем в юридической системе. Чтобы быть настоящим юридическим психологом, недостаточно хорошо знать общую психологию, надо еще знать основы юриспруденции и хорошо разбираться в правоохранительной практике.

Принцип психологической целостности, развивая первый и второй принципы, выражает необходимость полного исследования мира как индивидуально-психологических, так и групповых явлений практически при изучении почти каждого юридико-психологического вопроса, аспекта или проблемы. Так, если изучается личность и делаются заключения о причинах ее поведения или о пригодности к работе и пр., то никакие заключения не могут быть признаны достоверными, пока не будут изучены и оценены все свойства личности (например, направленность, характер, способности, темперамент), пока не будет проведено сопоставление их роли и значения. Психологически абсолютно ненаучно, изучив, например, только характерологические или только психофизиологические особенности, давать общие оценки личности. Или, изучая поступки, ограничиваться только изучением качеств личности, игнорируя ее психические состояния, социально-психологическую обстановку, в которой она находилась, и взаимодействия с ней. Подобного рода методологические упущения, к сожалению, нередки.

Один из примеров: криминологом изучаются личностные предпосылки преступлений. Для исследования отбирается контингент, отбывающий наказания в колониях или содержащийся в следственных изоляторах. Устанавливается, что обследуемые крайне раздражительны, неуравновешены, экстерио-ризированы, несамокритичны, озлоблены и пр. Делается вывод: так как у них есть эти качества, они и совершили преступления, поскольку эти качества криминогенны. Вывод некорректный, ибо то, что обнаружено было после, переносится на то, что было, якобы, и до преступления. Совершенно игнорируется факт острых переживаний, разрушения жизненных планов, безрадостных перспектив, резкого изменения всей обстановки и образа жизни, крайне тяжелой психологической атмосферы в группах заключенных и пр., что вызывает острейший перелом в психике человека, радикальные изменения в ней, обусловливает возникновение новых психических состояний, меняющих всю картину проявления психологии личности, которые и фиксируются методологически и теоретически слабо подготовленным исследователем.

Принцип конструктивности —предостерегает от сведения исследования, представления его результатов к констатации фактов, к описательности и предписывает искать, обосновывать, экспериментально проверять пути совершенствования правовой реальности, практики деятельности правоохранительных органов. Сила юридической психологии, потенции роста ее авторитета и значимости в правоохранительных органах связаны с полезностью и эффективностью помощи практики.

Принцип гуманности и законности определяется самой сущностью права, правовой системы, задачами создания правового государства, необходимостью их совершенствования в соответствии с желательными для будущего чертами и преодолением отживающих, противоречащих им. Все психологические исследования ведутся конструктивно, если предмет их познается и оценивается с этих позиций, а разработка психологических усовершенствований направлена на их упрочение.

Методы и методика юридико-психологического исследования.В своей основе методы юридической психологии соответствуют общепсихологическим (рис. 1.3).

 


Рис. 1.3. Система методов исследования в юридической психологии

 

Методика исследования — это способы и приемы конкретизации и реализации методов, их комплексирования, последовательности применения в соответствии со спецификой задач и предмета исследования и требованиями надежности, обоснованности и точности. Методы и методика нуждаются в адаптации к специфике юридико-психологической реальности, особенно методы сбора фактической информации — анкетирование, интервьюирование, психологическое наблюдение, хронометраж, неоконченные предложения, психологический анализ и др. Имеется положительный опыт адаптации методов САН, Кеттелла, Розенцвейга и некоторых других. При отборе методов и их адаптации полезно использование «Матрицы методик» (A.M. Столяренко, 1982), разрабатываемой для каждого исследования с учетом его юридико-психологической специфики (рис. 1.4).

 


Рис. 1.4. Матрица методик:

а — юридико-психологические феномены, подлежащие изучению; б — основные структурные блоки феноменов; в — операциональные психологические элементы

 

Работа ведется в три этапа. На первом выделяется комплекс основных юридико-психологических феноменов, отвечающих теме, задачам, предмету, гипотезе, плану исследования и подлежащих изучению (а). Последовательными аналитическим шагами (б, в), базирующимися на методологии (см. изложенные выше принципы), теории и изучении научных публикаций, имеющихся по проблеме, осуществляются структуризация и детализация этих феноменов, доходящая до операциональных (в), т.е. поддающихся надежному измерению психологическими методами. Предположим, надо изучить правосознание конкретного человека, но метода для этого нет. Приходится выделить в этом комплексном феномене основные структурные блоки (б), например, правовые знания, правовые убеждения, правовые ценностные ориентации, правовые отношения, правовые установки и др. Третий шаг (в) — уточнение: какие конкретно знания надо изучить, какие убеждения, какие ценностные ориентации и т.д. Таким образом определяется «поле исследования», четко поделенное на «участки».

Второй этап - поиск ответа на вопрос «как изучать?» Обращаемся к графе «Методы» (1). Решаем, допустим, использовать метод анкетирования. Вписываем его в графу и, просматривая последовательно все «участки поля исследования», отмечаем в гр. 2—19..., что с помощью этого метода можно изучить. Далее подбираем другие методы, содержащие возможности исследования выделенных операциональных элементов предмета исследования. Подбор идет до тех пор, пока все позиции 2—19... не будут прикрыты, причем каждая, как минимум, дважды (обеспечение достоверности, взаимопроверка получаемых данных). При подборе предпочтение отдается наиболее валидным, надежным, специфичным, экономным. Избыточные методы, наименее продуктивные, требующие больших затрат времени и средств, в конце этапа, если это не снизит принципиально требование научности, исключаются. Остается достаточный комплекс методов.

Третий этап — максимально возможная адаптация намеченных методов к специфике проводимого юридико-психологического исследования. Матрица подсказывает содержание этой работы. Так, содержание вопросов анкеты, ее структура и логика определяются набором и последовательностью отметок в гр. 2—19... По отметкам то же делается при разработке методов психологического наблюдения и анализа и частично других. Этим достигается взаимосвязь всего комплекса методик и соответственно научность получаемых в итоге результатов.

Результат исследования всегда напрямую зависит от правильного подбора и разработки комплекса методик, а ошибки в этом приводят к квазинаучным выводам и рекомендациям. Так, если при изучении личности в системе права будут использованы только психофизиологические методики, то личность покажется только психофизиологическим образованием и невольно будет «научно доказано», что именно психофизиология имеет главное значение в построении правового государства. Ориентация на методологию и использование матрицы методик позволяет избежать грубых ошибок и в исследованиях, и в выводах.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.013 с.)