ТОП 10:

Историко-литературные сочинения



Большая часть грандиозных рукописных историко-литературных трудов связана с деятельностью митрополита Макария. Им и его сотрудниками к 1554 г. были созданы "Великие Четьи Минеи" - 12-томное собрание всех книг, "чтомых" на Руси: житий и поучений, византийских законов и памятников церковного права, повестей и сказаний. Произведения были распределены по тем дням, в которые их рекомендовалось читать.

Другим крупным сочинением стала "Книга степенная царского родословия". В отличие от летописей, где изложение ведется по годам, Степенная книга располагает повествование по "степеням". Каждой степени (а их всего 17) соответствует правление князя (от Владимира до Ивана IV) и митрополита. Этим подчеркивалась идея единства царской и церковной власти.

В середине XVI в. летописцами был подготовлен новый летописный свод, получивший название Никоновской летописи (так как один из списков принадлежал в XVII в. патриарху Никону). Никоновская летопись вобрала в себя весь предшествующий летописный материал от начала Руси до конца 50-х годов XVI в. Замечательной чертой этого свода является наличие в нем некоторых данных, относящихся в основном к древнему периоду русской истории, которые не встречаются в других летописях. Авторы Никоновской летописи сделали также попытку не простого изложения материала, а объяснения тех или иных событий.

В 70-х годах XVI в. было закончено составление иллюстрированной всемирной истории - Лицевого летописного свода. Он представлял собой 12 фолиантов, иэ которых до нас дошли 10. В сохранившихся томах имеется свыше 16 тыс. миниатюр. В лицевом своде всемирная история излагается как смена великих царств - Древнееврейского, Вавилонского, Персидского, Александра Македонского, Римского, Византийского. Закономерным итогом этого процесса представляется образование Русского государства.

Летописи XVI в. представлены также и локальными сочинениями. Например, "Летописец начала царства" описывает первые годы правления Ивана Грозного. В 60-х годах составляется "История о Казанском царстве", которая доказывала историческую сппаведливость завоевания Казанского ханства. К концу XVI в. относится и одна из редакций "Сказания о начале Москвы".

К литературе бытового жанра относится такое оригинальное произведение, как "Домострой", автором которого, вероятно, был протопоп Сильвестр. "Домострой" означает "домоводство", поэтому в нем можно найти самые различные советы и наставления: как воспитывать детей и обращаться с женой, хранить запасы и просушивать белье, когда покупать товары на рынке и как принимать гостей. Наставления, вместе с тем, освящаются авторитетом бога и священного писания.

Иоанн Васильевич IV

Иван Васильевич правил более 50 лет - дольше, чем любой другой русский правитель! За эти годы на Русской земле произошло столько событий — и великих и малых, и трагических и комических, что иным более спокойным странам хватило бы на долгие лета. Поэтому не случайно, что к этой эпохе обращаются постоянно, причём не только историки, но и писатели, художники, композиторы. Как не случайно и то, что одни признают первого русского самодержца как выдающегося деятеля русской истории, сыгравшего в своё время положительную роль для своей страны, другие же наоборот, считают его чуть ли не исчадием ада и видят в нём корень всех нынешних проблем России, утверждая, что это именно он, Иван Васильевич, увёл свою страну с дороги, которой пошли и доселе идут все «цивилизованные» страны Запада. А может, России с ними просто не по пути?..
Будем объективны в оценках, и потому для начала приведём некоторые статистические данные, связанные со временем правления царя Ивана Грозного.
Во-первых, не стоит забывать о том, что это была эпоха Средневековья, со своими крайне религиозными проявлениями и фанатичной борьбой между религиями, когда на православную Русь шло активное давление католицизма с Запада, управляемое Ватиканом, и агрессивное наступление ислама с юга в лице Османской империи. Во-вторых, это был мир со своими, отнюдь не правовыми, правилами борьбы за выживание, а в большинстве своём связанными исключительно с силовым давлением, то есть с войной. А на войне - как на войне...


Однако, не смотря на всю суровость времени, и не взирая на тяжесть внешних обстоятельств и внутренних событий, государство Ивана Грозного не только выстояло, но и укрепилось. По своим размерам Русская держава стала больше всей остальной Европы - прирост государственной территории России составил почти 100% (с 2,8 млн. кв. км до 5,4 млн. кв. км). К России были присоединены царства Казанское, Астраханское, Сибирское, а также Ногаи и часть Северного Кавказа, при этом все они активно развивались и строжайше охранялись. Невиданными ранее темпами начала развиваться торговля России с Англией, Персией и всей Средней Азией.

По распоряжению Грозного государя было основано 155 городов и крепостей, построено 40 церквей и 60 монастырей, создана государственная почта и основано около 300 почтовых станций. Была введена всеобщая выборность местной администрации, проведена масштабная реформа судопроизводства и было положено начало регулярному созыву Земских соборов. Прошёл знаменитый «Стоглавый» собор Русской Православной Церкви — первый в полном смысле этого слова Поместный собор. Созданы «Четьи Минеи» святого митрополита Макария. Придан государственный характер Летописанию и создан «Лицевой свод». Организована сеть общеобразовательных школ. Основаны две типографии и положено начало книгопечатанию на Руси. Собрана знаменитая книжная сокровищница царя. В русской литературе стараниями Ивана IV появился новый жанр - публицистика.
За время правления Грозного царя прирост населения страны составил 30-50%! К смертной казни за это же время (за 50 лет) были приговорены примерно 4-5 тысяч человек. При этом «списки опальных составлялись государевыми дьяками на основе подлинных судных дел», вина каждого рассматривалась лично царём, а после исполнения приговора «царь Иван, как человек глубоко верующий и чрезвычайно щепетильный во всех делах, касавшихся душеспасения, заносил имена всех казнённых по его приказу в специальные синодики, которые рассылались по монастырям для вечного поминовения за упокой души». Нередко приговорённые к смерти миловались царём, и их было немало! Разумеется, каждая человеческая жизнь бесценна, потому как есть дар божий, но приведённые цифры казнённых - это далеко не террор, и перед нами отнюдь не кровавый деспот, а человек, вынужденный править, - поощрять и наказывать, и жертва и палач, к тому же с кающейся душой. В Европе в эти времена творилось гораздо большее - более страшное и ужасное, причём безо всякого сожаления и раскаяния, однако прозападная история предпочитает об этом молчать. Справедливости ради стоит отметить, что в том же XVI веке в других государствах правительства совершали действительно чудовищные беззакония. Например, в 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции было жестоко перебито свыше 30000 протестантов! В Англии за первую половину XVI века только за бродяжничество было повешено 70000 человек! В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100000 человек! Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8 000 и в Гарлеме 20 000 человек, а всего в Нидерландах испанцы убили около 100 000 человек! И таких примеров множество. Но символом деспотизма сделали почему-то именно нашего Грозного...).

Согласно историческим данным, Иван Грозный обладал огромной сокровищницей драгоценных камней и очень любил её посещать, пересматривая красоту, добытую из самых глубин земли. Под его покровительством купцы и промышленники Строгановы осваивали сибирские недра...Иван Грозный был одним из самых образованных людей своего времени, обладал феноменальной памятью и богословской эрудицией. Как отмечали его современники, царь был «муж: чудного рассуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело».
Иван Васильевич (Грозный), долгожданный наследник князя Московского Василия III и его второй жены, литовской княжны Елены Глинской, родился 25 августа 1530 года, «в седмый час ноши». Он был назван Иваном, очевидно, в честь деда -великого князя Ивана III; его же христианским покровителем стал Иоанн Креститель.
Обряд крещения, которому князь Василий III постарался придать большое значение, был совершён 4 сентября 1530 года. Для этого священнодействия князь направился с младенцем в Троице-Сергиев монастырь, самую почитаемую русскую обитель, где самолично возложил младенца на гробницу преподобного Сергия, отдавая наследника под опеку одного из самых почитаемых русских святых.

Иван был ребёнком очень желанным, и не только для своих родителей. Когда родился Иван IV, князю Василию III было уже за 50 лет. Двадцатилетний брак князя Василия III с Соломонией Сабуровой оказался бесплодным. Со второй женой, литовской княжной Еленой Глинской, князь жил в браке уже три года.
Его рождения ожидала вся страна.
Источники официального происхождения приветствовали рождение наследника престола как событие, благое не только для Руси, но и для всего православного мира: «Не токмо все Русское царство, но и повсюду все православнии възрадовашася, ecu православнии во всех концах вселенныя радости исполнишася».


Прошло время, и церковные писатели выступили с пророчествами по поводу того, что царь Иван освободит от ига неверных колыбель и столицу мирового православия — Константинополь, «город на семи холмах». В свою очередь, «Степенная книга царского родословия» провозглашала: «Русский род победит измайльтян... и седъмахолмого примут... и в нём воцарятся». Поэтому все русские города отправили в Москву послов с поздравлениями, а великий князь на радостях снял опалу с целого ряда своих приближённых.


Венчание на царство Ивана IV

С рождением Ивана IV связано немало знамений. К примеру, ещё беременной Елене какой-то юродивый Домитиан объявил, что она станет матерью «Тита - широкого ума» (26 августа - день апостолов Варфоломея и Тита). Пишут также, что в ту самую минуту, когда младенец появился на свет, «гром грянул среди ясного неба и потряс землю до основания», «земля и небо потряслись от неслыханных раскатов грома и сверкающих молний», «разразилась сильная гроза», но всё это было воспринято как добрый знак. Казанская ханша, узнав о рождении царя, объявила московским гонцам: «Родился у вас царь, а у него двои зубы, одними ему съесть нас (татар), а другими — вас».
Первым делом определимся со временем рождения. Что означают слова - «родился 25 августа 1530 года в седмый час ноши»! Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к описанию времяисчисления в те годы на Руси( Н.И. Костомаров Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях. Раздел «Образ домашней жизни». М.: Изд. Республика, 1992.)
Предки наши, как знатные, так и простые, вставали рано; летом с восходом солнца, осенью и зимою за несколько часов до света. В старину счёт часов был восточный, заимствованный из Византии вместе с церковными книгами. Сутки делились на дневные и ночные часы; час солнечного восхода был первым часом дня; час заката — первым часом ночи. Само собою разумеется, что при таком времяисчислении количество денных и ночных часов на самом деле могло быть одинаково и равно только во время равноденствия, а потому это время и принималось за норму: из двадцати четырёх суточных часов двенадцать относили к дню, а другие двенадцать — к ночи; несмотря на то, что на самом деле во время летнего солнцестояния число денных, а во время зимнего — число ночных часов доходило до семнадцати. Седьмой час утра по нашему часоисчислению был первым часом дня; седьмой час вечера - первым часом ночи. Исчисление это находилось в связи с восточным богослужением: на исходе ночи отправлялась заутреня; богослужебные часы: первый, третий, шестой и девятый знаменовали равноименные дённые часы, а вечерня — окончание дня. Русские согласовали свой домашний образ жизни с богослужебным порядком и в этом отношении делали его похожим на монашеский.)

В XVI веке сутки, включавшие 24 часа, сменялись не в полночь, а на восходе Солнца, при этом время от восхода до захода Солнца считалось дневным (дневные часы), а от захода Солнца до его следующего восхода - ночным (ночные часы).

Один неизвестный писатель начала XVII века оставил нам подробный литературный портрет Ивана Грозного:


«Царь Иван образом нелепым [некрасивый], очи имея серы, нос протягновенен [длинный, вытянутый] и покляп [крючковатый], возрастом [ростом] велик бяше, сухо тело имея, плещи имея высоки, груди широкы, мышцы толсты; муж: чюднаго разсуждения, в науке книжного поучения доволен и многоречив зело, ко ополчению дерзостен и за своё отечество стоятелен. На рабы своя, от бога данныя ему, жестоко серд велми, и на пролитие крови и на убиение дерзостен и неумолим; множество народу от мала и до велика при царстве своем погуби, и многий грады своя поплени, и многия святителъския чины заточи и смертию немилостивою погуби, и иная многая содея над рабы своими, жён и девиц блудом оскверни. Той оке царь Иван многая благая сотвори, воинство велми любяще и требующия ими от сокровища своего неоскудно подаваше. Таков бо бе царь Иван».

По другим свидетельствам у Ивана были небольшие, но живые глаза с проницательным взглядом; он носил большие усы и густую рыжеватую бороду, которая с возрастом заметно поседела; голову свою он брил. Во второй половине его царствования в нём отмечают мрачное, угрюмое выражение лица, что, однако не мешало ему часто разражаться громким хохотом.
По своим проявлениям Иван Грозный описывается как человек энергичный до тирании и робкий до трусости, гордый до безумия и способный поступаться своим достоинством до низости, умный и в то же самое время говорящий и делающий всякие глупости. Утверждают, что он часто впадал в преувеличения, бичуя свои пороки, в чём многие видели его тягу к театральным эффектам, а его склонность каяться в своих преступлениях объясняли признаками нервной болезни и даже психического недуга. Он отличался впечатлительностью, восприимчивостью, подозрительностью, равно как и гордостью, независимостью, уверенностью в себе и большим эгоцентризмом.

По официальным данным Иван был женат четыре раза (церковь разрешала три брака, но для царя было сделано исключение), хотя многие «информисточники» сообщают чуть ли не о семи-восьми жёнах Ивана Грозного.

( Четвёртый брак Ивана Грозного был совершён по решению Освящённого Собора Русской Православной Церкви, и царь понёс за него наложенную епитимию. Этот союз был разрешён только ввиду того, что третий брак (с Марфой Собакиной) был чисто номинальным: молодая царица умерла неожиданно, оставшись девственной)

Государь Иван Грозный, понимавший своё высокое предназначение, был всецело предан своей стране и всеми силами сражался за каждую пядь русской земли.
В наиболее ответственные периоды своего правления Иван Грозный всегда обращался к своему народу, проводя в стране нечто вроде референдумов.
Иван рано потерял отца - ему шёл всего лишь 4-ый год, когда умер великий князь Василий III (1534). Власть перешла к Елене Глинской, которая всячески берегла её для своего сына. Но в 1538 году и она скончалась, отравленная, как принято считать, крамольными боярами, захватившими власть во главе с Шуйскими. Иван рос беспризорным, но зорким сиротой в обстановке придворных интриг, борьбы и насилия. Детство осталось в памяти Ивана как время обид и унижений, конкретную картину которых он лет через двадцать описал в своих письмах к князю Курбскому.

После смерти Ивана Грозного в народе ходили слухи, будто бы «царя отравили ближние люди» - Бельский и Годунов, подкупив врача, лечившего государя. Спустя 400 лет, в 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Ивана IV, его сыновей - Ивана и Федора, и князя Михаила Скопина-Шуйского. Комиссия Московского НИИ судебной медицины по результатам вскрытия гробницы царевича Ивана сообщила: «При исследовании волос, извлечённых из саркофага Ивана Ивановича, крови не обнаружено», - то есть «убийство сына» - это не более чем миф! Далее комиссия провела химико-токсикологическое исследование останков, и вдруг неожиданное открытие - «в останках царя Ивана IV и царевича Ивана обнаружено почти в пять раз (!) большее количество ртути, чем в останках Фёдора Иоанновича и князя Скопина-Шуйского». Ртуть не могла попасть в останки извне, так как в стенках всех гробниц её было ничтожно мало. Следовательно, соединения ртути попали в организм Ивана Грозного и его старшего сына ещё при их жизни, а высокая степень концентрации ртути говорит об отравлении.

Константин Петрович Победоносцев, выдающийся русский мыслитель и обер-прокурор Святейшего Синода, увидев в 1885 году на выставке в Санкт-Петербурге картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года», которая потом стала известна под упрощённым названием «Иван Грозный убивает своего сына», был крайне возмущён её сюжетом, в котором вымысел выдавался за факт, и написал императору Александру III: «Нельзя назвать картину исторической, так как этот момент чисто фантастический».

Историками не исключается то, что миф о сыноубийстве, как и другие лживые мифы об Иване Грозном и его правлении, писались «под заказ» и были необходимы западному миру, к тому времени прославившемуся ужасами инквизиции, для того чтобы показать, что якобы и в России порядки не лучше, а также для того чтобы в глазах потомков выставить Русь «царством террора», а первого русского царя, который был так не угоден прозападной политике и управителям католической церкви, - «кровожадным тираном».

Кто же автор клеветы на Ивана Грозного?

Русский философ И.А.Ильин предупреждал: «В мире есть народы, государства, правительства, церковные центры, закулисные организации и отдельные люди — враждебные России, особенно Православной России, тем более императорской и нерасчленённой России... Подобно тому, как есть «англофобы», «германофобы», «японофобы», так мир изобилует «русофобами», врагами национальной России, обещающими себе от её крушения, унижения и ослабления всяческий успех». Митрополит Иоанн считал, что решающее влияние на становление русоненавистнических убеждений «исторической науки» оказали свидетельства иностранцев: «Начиная с Карамзина, русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию «заграничные гости»; и «творческое наследие» таких, как Штаден и Пассек,долгое время воспринималось в качестве свидетельства о жизни и нравах русского народа».

Известный советский академик, историк Б. А. Рыбаков тоже указывал на то, что «авторами трудов по русской истории являлись иноземцы».

Обществовед-публицист И. Л. Солоневич и вовсе утверждал следующее: «Русский историк является специалистом по извращению истории России». А. Гуревич «Царская власть и революция»: «Национальная история пишется обыкновенно друзьями. История России писалась её врагами».

Опричнина
Опричнина была чётко спланированной борьбой царя против безмерно обогатившихся и зарвавшихся у власти бояр, против их измены и произвола, защитой государства от боярского самоуправства. В ходе проведения опричнины шло постепенное земельное перераспределение и осуществлялась централизация управления: царём был определён список земель, которые отходили в пользу государя, а жившие там бояре переселялись на другие земли. Говоря современным языком, Иван Грозный вводил чрезвычайное положение в некоторых, с его точки зрения, наиболее значимых и стратегически важных областях России, или прямое правление государя, где никто, «опричь» его, править уже не мог. Управление на этих землях осуществлялось посредством жёстко централизованного аппарата власти, боярская вольница исключалась там полностью.

Опричнина означала личный удел царя, где получали наделы служащие царского двора, составившие его военный корпус (опричники). Остальная часть государства стала именоваться земщиной, управление которой осуществлялось боярской Думой. Первоначально в опричнину была взята 1000 в основном служилых людей (к концу опричнины — 6000). У опричников была своя особая форма: к шеям своих лошадей они привязывали [собачьи головы, а у колчана со стрелами - метлу. Это означало, что опричник должен грызть «государевых изменников» и выметать измену.

Что это были за земли? Во-первых, большая часть Новгородско-Псковского края, непосредственно связанного с театром военных действий в Ливонии, во-вторых, важнейшие торговые дороги на север и восток страны, в-третьих, значительная часть побережья Белого моря, где располагались основные центры русско-английской торговли, в-четвёртых, главные центры соледобычи в районе Галича и Соли Галицкой, и наконец, важнейшие форпосты-заслоны на западных и юго-западных границах государства, где предполагалось создать полосу укреплений против нашествия крымчаков. Опричными стали все города и дороги, поставлявшие стране соль, рыбу и железо, а также лучшие пастбища для содержания многочисленных табунов лошадей. То есть всё то, что имело стратегическое значение для страны, и что не должно было зависеть от воли и прихоти поместной феодальной знати, которая в любой момент могла переметнуться на сторону врага, всё это переходило в пользу государства и подчинялось непосредственно царю.
Многие исследователи эпохи Грозного эти eго действия назвали мудрой реформой, утверждая, что опричниной царь решил нанести удар по княжеско-боярской олигархии - по «княжатам и боярам, которые людям многие убытки делали и казну государеву растащили», которые «на своих огромных земельных владениях имели собственные военные силы, обладали безапелляционной судебной властью, были почти совершенно свободны от налогов, разыгрывая роль настоящих государей».

Никто из бояр не хотел ни расставаться со своей властью, ни покидать насиженные места. Многих пришлось переселять силой, по причине чего ряд других историков называет опричнину «бессмысленной кровавой затеей» и «избиением Иваном своей страны». Но так ли это? Была ли эта затея столь кровавой, сколь чёрен её пиар? И что в тех условиях должен был сделать государь, чтобы сохранить огромнейшую страну, обезопасив её как от наступления внешнего врага, так и от внутреннего произвола бояр? Что должен был сделать царь, чтобы защитить свой народ? Нет, не карательной мерой была опричнина, а временем перемен... чтобы сберечь и удержать Россию!

Возможно, «последней каплей» в необходимости принять столь строгое решение относительно власти и влияния бояр стало для Ивана Грозного предательство друга и государственная измена одного из высших военачальников страны - князя Андрея Курбского, его бегство за границу в самый разгар Ливонской кампании.
Некоторые современные историки называют князя Курбского «первым русским правозащитником», но был ли таковым этот человек, не только предавший Россию, но и затем активно выступавший против неё в военных операциях?
Согласно исследованиям историка Р.Г.Скрынникова, основанным на личных признаниях князя, сохранившихся в Государственном архиве Латвии, «Курбский выдал литовцам всех ливонских сторонников Москвы, с которыми он сам вёл переговоры, и назвал имена московских разведчиков при королевском дворе». Более того, «по совету Курбского король натравил на Россию крымских татар, а затем послал свои войска к Полоцку [Курбский участвовал в этом вторжении]. Несколько месяцев спустя с отрядом литовцев Курбский вторично пересёк русские рубежи и благодаря хорошему знанию местности сумел окружить русский корпус, загнал его в болото и разгромил, а после настойчиво просил короля дать ему 30 000 армию, с помощью которой он намеревался захватить Москву».
Справедливости ради стоит сказать, что изменникам и предателям нигде нет места в мире, что и подтвердилось дальнейшей судьбой Курбского: «Князь, почти 20 лет проведя в Польше, не смотря на все старания, так и не смог добиться ни доверия со стороны короля, ни того высокого положения, которое он занимал в Москве, до конца жизни сам себя сделав изгоем».

По отношению к кому и почему проявлялась вся эта «грозность» — суровость и жестокость царя? По отношению к врагу, разорявшему русскую землю и русский народ! И кто, если не царь, должен был защищать свою страну и своих подданных от врага - как внешнего, так и внутреннего?! Вот почему оправданием звучат слова Ивана: «Как человек - я грешен, как царь - нет».
Ещё будучи ребёнком, Иван видел, что слабое, разобщённое государство не в состоянии себя защитить, а значит, его следует всячески объединять и укреплять. Также как с самого начала своего царствования он ясно сознавал то, что ему придётся много и упорно воевать. Доказательства были у него перед глазами: с момента смерти его отца и все годы боярской анархии

Вот о чём болела душа царя, вот что подвигло его, всего лишь девятнадцати лет от роду, повести войска на Казань, потому что не мог и не хотел «терпеть более гибели христиан, кои поручены мне от Христа моего!» И взял Казань...Согласитесь, для царя и русских ратоборцев главным была защита и освобождение подданных,ане агрессия и кровожадность...

Иван Грозный обратился к жителям Казани со словами мира, обещая, что если те сдадут столицу без боя, он простит их и пожалует. Однако попытка избежать кровопролития и спасти город от штурма и разрушений оказалась тщетной. Разгром был действительно жестоким, с грабежом и резнёй, свойственными всем воинам Средневековья, хотя Грозный царь и предостерегал от этого своих ратников, опасаясь за общий итог сражения. Летопись гласит: в ходе штурма Иван Грозный дважды предлагал казанцам прекратить сопротивление и остановить бессмысленное истребление друг друга, но казанская знать предпочла вести кровавую бойню до конца...
Историки считают, что за XV-XVIII века в результате нашествий на Русь наша страна потеряла от трёх до пяти миллионов человек!
Коль речь зашла о войне, коснёмся и Ливонской войны, которую некоторые историки считают «бессмысленной», к тому же ругают царя за неудачи и подписание «позорного мира».
Во-первых, почему бессмысленной? Ведь проблема военной, а главное духовной агрессии с Запада — жёсткой экспансии католицизма против православной Руси и соседних с ней стран, была гораздо более опасной, чем набеги степняков с Востока!
Начиная 24-летнее противоборство с Западом (1558-1582), царь Иван IV своей главной стратегической целью считал вовсе не «выход к морю» и даже не возвращение Русскому государству древних славянских владений в Прибалтике, захваченных Тевтонским орденом меченосцев в XII—XIII веках, — нет, хотя всё это было чрезвычайно важным для Руси.

Такой выход у него уже был — правый берег реки Наровы, в устье которой заходили иностранные корабли. В июле 1557 года выдающийся русский инженер Иван Выродков по приказу Ивана IV построил на Нарове «город для бусного (корабельного) приходу заморским людям» - первый русский порт на Балтийском море, почти на полтора столетия опередив исторические победы Петра Великого.
(35) Как явствует из текстов Ивана Грозного, утверждение на Прибалтийском плацдарме границ Московского государства он считал абсолютно законным. В ряде посланий, обращенных к польским королям и вельможам, царь доказывал, что Ливония — древняя «государева вотчина» ещё «от великого князя Ярослава, сына великого Владимира, а во святом крещении Георгия, который завоевал Чудскую землю и поставил в ней город, названный по его имени Юрьевым, а по-немецки Дерптом, а затем от великого государя Александра Невского, Ливонская земля обязалась платить дань (Руси), и они (ливонцы) неоднократно присылали бить челом прадеду нашему, великому государю и царю Василию, и деду нашему, великому государю Ивану, и отцу нашему, блаженной памяти государю и царю всея Руси Василию, о своих винах и нуждах и о мире». Обо всём этом, подчеркивал Грозный, у русских хранятся соответствующие грамоты и договоры. Следовательно, отвоёвывая свою «Лифляндскую вотчину», он действовал абсолютно справедливо. Цель его была не в захвате чужого, а в возвращении того, что издревле принадлежало Руси. Тогда как претензии Польши на эти же земли исторически совершенно необоснованны, ибо Ливония никогда прежде не подчинялась польским королям.

Присоединение Ливонии требовалось для того, чтобы остановить многовековой натиск Ватикана - «спланированное, координированное из единого центра мероприятие по военно-политическому и военно-идеологическому порабощению Руси», чтобы лишить Рим власти в Прибалтике, этого столь выгодного форпоста, откуда Святейший престол хотел дотянуться до Москвы. И великая Русская Смута начала XVII века, во время которой именно Ватикан руками своих польско-литовских приспешников развязал полномасштабную агрессию против Русского государства, показала, насколько прав был Иван...
Что же касается неудач, то правильнее сказать: Ливонская война шла с переменным успехом — в ней были и победы, и поражения. Ведь проходила она на фоне сложнейших внешних и внутренних проблем страны, не говоря уже об ошибках военачальников (перемирье, давшее возможность вражеской армии восстановить силы), и измене наместника Ливонии князя Курбского, подкупленного польским королём Сигизмундом.
Когда же к власти в Польско-Литовском государстве пришёл Стефан Баторий, русский царь немедля предложил новому королю прекратить затянувшееся противостояние, чтобы тот «на кровопролитъе бы ecu хрестъянское не прогнул». Однако мира не получилось, и вовсе не по вине «агрессивности» Грозного...А потому что продолжение той извечной, непримиримой и беспощадной борьбы Польши против России было одним из главных обязательств, данных Баторием при его избрании на польский престол. Сам папа Римский прислал этому энергичному венгерцу освящённые им специально для похода на Москву шлем и меч. Военная агрессия, осуществляемая Речью Посполитой одновременно со Швецией, по сути своей принимала характер общеевропейского и общекатолического крестового похода против Руси. Над страной нависла смертельная опасность, и Грозный всеми силами старался ей противостоять. Но русская армия была крайне истощена, денежных средств на переоснащение не было, на перемирье Стефан не шёл, а мир на его условиях был не приемлем. И как во все времена в прошлом и будущем Россию спасало исключительно великое мужество русских воинов, которые на льстивые предложения «Батуры» (именно так польского короля называл русский царь) ответили: «Мы не жиды: не предадим ни Христа, ни Царя, ни Отечества. Не слушаем лести, не боимся угроз. Иди на брань: победа зависит от Бога!» ( Н. М. Карамзин «История Государства Российского»).Чтобы остановить Батория и сберечь свою страну от разорения, а людей от истребления, Иван пошёл дипломатическим путём, обратившись непосредственно в сам Рим с предложением присоединиться к Анти-Османской лиге (то, чего веками добивался Ватикан от русских государей!) взамен на то, что Ватикан остановит наступление польских войск на Россию.
И этот беспрецедентный в истории русской дипломатии факт обращения России к католическому миру с просьбой о посредничестве некоторые историки называют «позорной уступкой», считая сие действо проявлением слабости Грозного царя.
Но как показали события, на уступки пошёл Ватикан, ибо Рим немедля ухватился за эту возможность контакта с Москвой, чтобы, во-первых, вовлечь Россию в опасную войну с могущественной Турецкой империей, а во-вторых, получить дозволение свободной проповеди католицизма на русских землях, надеясь на их полное подчинение Святейшему престолу в будущем. Однако, готовя ловушку для русского царя, ватиканские стратеги сами в неё попали. Иван крайне предусмотрительно провёл все переговоры, «добившись прямого давления Рима на врага России», но сам «не сделал ни единой реальной уступки касательно проповеди католицизма на русских землях». И Ватикан не достиг своей потаённой цели, а Русь была спасена!
Существует ещё целый ряд других событий из жизни и правления Ивана Грозного, незаслуженно «очернённых историей», которые требуют справедливого пересмотра и исследования.

Не будем забывать - время, доставшееся Ивану Грозному, есть время перехода от анархии и самоуправства бояр к централизованному управлению страной, время создания нового Российского государства, огромного по своей территории и многонационального по народонаселению. Для Ивана Грозного власть не была личным выбором человека, решившего сделать карьеру, но была тем кармическим долгом, который достался ему от предков, а также... велением Господа Бога, наделяющего того или иного человека высшей отмеченностью, как и велением самой истории, а вместе с тем и велением грозного времени всей эпохи Средневековья.
Рано осознав своё предназначение, Иван на 17-ом году жизни венчался на царство, став первым русским самодержцем. Более того, власть Ивана Грозного была не только политической, она носила и духовный характер, основываясь на укрепившихся к тому времени на Руси православных традициях.

Возьмём, к примеру, времена опричнины, названные в истории «кровавым террором». Был ли «кровавым злодеем» сам Грозный - вопрос. А вот самовольство опричников «от имени государя» действительно творилось. Достигнув высокого положения благодаря доверию царя, многие из них не выдержали испытания властью, и среди них началось то, что так стремился искоренить царь Иван - злоупотребление служебным положением, вымогательство, неправый суд. А дальше - сговор опричной знати с земской оппозицией, цепь предательств, разоблачений, и как результат, суровое наказание изменников. Надо понимать,что как царь, Иван Васильевич, должен был бороться с угрозой его власти, с проблемами, подрывавшими страну изнутри, за которую он был в ответе...

Конечно, можно «всё свалить» на тщеславие, самовозвеличивание, превышение власти, подавление других, оправдание себя. Но, как хорошо известно, русский самодержец был разумным человеком, все его реформы были тщательно продуманы и целенаправленны, все они последовательно вели к решению главной для Ивана Васильевича задачи - восстановлению законопорядка и укреплению государства, к тому, чтобы оно могло выполнять своё назначение - защищать подданных, обеспечивать для них приемлемые условия жизни и труда. Несомненно, при этом многократно возрастала и крепла его личная власть. Однако, не следует забывать,что его Русь-Россия, всегда оставалась частью его души, его крестом, его достоянием и его «отчиной», которой он служил, как мог сам, и понуждал служить свою аристократию. Царь прекрасно осознавал - власть царя есть данная свыше миссия. Власть-это служение, подвиг, а не привилегия.
Стремление к духовности, следование морали, интерес к мистицизму, интуиция, психологический дар, в жизни - открытая борьба со злом, разоблачение негодяев, защита светлых сил в опасностях и испытаниях - вот истинное лицо великого русского правителя. И Господь действительно хранил царя, не взирая ни на какие войны, заговоры и предательства. Вот только от смерти ничто уберечь не может - болевший царь был то ли отравлен, то ли задушен «ближними людьми», и уже мёртвым пострижен в монахи.

Иван Грозный ушёл из жизни 18 марта 1584 года, на 54-ом году жизни, играя в шахматы, и точно в день, предсказанный ему астрологами, с которыми он успел ещё «пошутить», обещая их повесить, если предсказание не сбудется. Сбылось... «А народ по нему плакал»,- сказано в летописи...Это и есть великая похвала от подданных за ратный труд на благо Отечества!

Русские люди надеятся,что придёт время, и история Руси будет восстановлена по правде и справедливости, а вместе с тем и история грозной эпохи Средневековья. И, быть может, в 2030 году Россия отметит 500-летие со дня рождения первого русского царя, основателя русского самодержавия — Ивана Васильевича Грозного!







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.171.181 (0.015 с.)