Пост-структурализм и де-конструкция



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пост-структурализм и де-конструкция



Сложно Сказать, когда происходит переход от структурализма к де-конструктивизму -- пост-структурализму. Проблема в том, что структурализм принимался и становился распространенным неравномерно. «Деконструктивистскую революцию» можно датировать примерно серединой 60х годов, но это была «тихая революция», не сразу замеченная, не сразу вошедшая в полную силу. Дело в том, что пост-структурализм пользовался принципиально иным языком, нежели структуралисты. Переход от одной научной парадигмы к другой; пост-структуралисты не ориентируются на язык лингвистики. Очень сложная терминология, своеобразная, новая.

Жак Дерида. Родился в Алжире. Специфика – «медленное чтение» определенных текстов (сближает с Новой критикой и структуралистским анализом). Объектом анализа становятся в равной степени философы (Платон, Ницше, Гегель, Хайдеггер, Фрейд) и постмодернисты (Джойс и пр.) Эта практика не была извлечением смыслов, как у структуралистов, а скорее демонстрация определенных свойств языка, которые приводят к неразрешимым противоречиям в тексте. Утверждал, что де-конструкция есть метод анализа текста, применимый к любому тексту, это не схема стандартной операции. Каждый текст де-конструирует сам себя. Текст для пост-структуралистов не есть воплощение некоторой абстрактной модели. Хотя в университетском образовании де-конструкцию свели, для удобства, до определенной методики чтения.

Конечная цель: не продемонстрировать реализацию абстрактной модели в тексте, но показать неразрешимые противоречия в тексте.

Меньшая часть литературоведов относится к пост-структурализму как к определенной возможности освобождения от клише, которые регулируют, на бессознательном уровне, наше мышление. Де-конструкция не позволяет «выйти из тюрьмы языка», но все-таки позволяет очертить схему этой тюрьмы и ясно увидеть ее.

Большая же часть литературоведов (все структуралисты) рассм. де-конструкцию как метод разрушения. В России было особенно негативное отношение – подрывает понятие не только структурности худ. текста, но нечто большее, всю культуру в целом. Считают научным базисом той дегенерации, которая заметна в культуре в последнее время.

Третье мнение: нельзя оценивать как «плохо» или «хорошо», нужно относиться как к научной теории, которая должна пройти верификацию, по принципу «истинно» или «ложно». Не смешивать этику и познание – это смешение есть как раз та аберрация мышления, то «слепое пятно», с которым борется де-конструктивизм.

Для пост-структурализма вопрос о художественности/не-художественности текста уже не релевантен.

1986, США. Год празднования независимости США. Это событие рассматривалось как начало новой эры, нового демократического мира (даже раньше Французской Революции!). Уже известного ученого и философа Жака Дерида приглашают произнести речь. Он выбирает своей тему Декларацию независимости, который есть основа всей американской и государственности и, в этом контексте, всего современного демократического мира.

*Важное понятие «начала, истока» - некое основоположение, которое наделяет последующие поколения базисом их существования. Фигура отца-основателя, всегда обожествляемая, канонизируемая, воспринимаемая как культурный герой.

Понятие «перформативного высказывания». Вашингтон ставит подпись под документом, где он провозглашает создание государство – и как бы основывает это государство в реальности. Но кто здесь «я»? Вопрос параллелен теме «смерти автора». У человека, делающего «перформативное высказывание», может быть власть – тогда его высказывание будет действенным. Ежели нет – оно будет пустым. Американская декларация была подготовлена Томасом Джеферсоном – но он ее не подписывал. Властью же его наделил Генеральный Конгресс, наделенный властью, в свою очередь, Конгрессами штатов, которые наделены властью населением штатов. Т.е. провозглашение декларации совершено американским народом. С другой стороны, американский народ становится американским народом в акте своей подписи – т.е. подпись творит подписавшего. Круг замыкается. Здесь следствие заменено причиной (это один из художественных тропов, один из видов метонимии: «подверг он мечами пожарам»

Дерида показывает, что жест подписания невозможен (подписывающий приобретает право подписи актом подписи). В тексте декларации, однако, появляется «природа и Бог», высшая инстанция, заполняющая темное пятно – по воле бога Штаты должны быть независимыми, а не колониями. Добрые люди действуют по воле естественных законов и Бога – процесс «отсрочки» (Вашингтон, Джеферсон, Конгресс и т.д.) замыкается на Бога. Дерида мог бы довести анализ до полной деконструкции – а если Бога нет? Значит, нет у вас никакого права и основания, и у других государстве нет. Однако Дерида не делает этого, он говорит другое.

Мы ощущаем время, удерживая прошлое и предвосхищая будущее.

Три важные книги Дерида: «О грамматологии». Полемика с Клодом Леви-Строссом. «Письмо и различие» (сборник статей). Анализ разных философов. (и еще третья книга)

Эти три книги стали основой школы. Йельская школа деконструкции. Затем – очень широкое распространение понятия де-конструкции в культуре.

Де Соссюр о природе знака:

o Знак есть нечто двойственное. Связывает не вещь и ее название, а понятие и его акустический образ. Означающее и означаемое. Акустический образ – психологический отпечаток звучания, представленный через органы чувств. В этой системе отсутствует обозначаемое, референт, некая реалия. Т.о., язык представляется замкнутой на себе системой, оторванной от реальности.

o Языковой знак совершенно произволен. Понятие означается по конвенции между людьми. Только в силу привычки связь между акустическим образом и смыслом представляется нам естественной.

o Значения могут возникать только через различия, оппозиции, противопоставление единиц. Значения возникают не из свойств мира, не из свойств предметов. «В языке существуют только различия без позитивных терминов» .

Как далеко заходит этот процесс различения? Де-конструкция утверждает, что этот процесс уходит в бесконечность. Если каждый знак есть то, что он есть, только благодаря различиям с другими знаками, то любой знак есть только бесконечная цепочка различий. Соссюровская идея другая: язык как ограниченная стабильная система. Де-конструкция так не мыслит. Означаемое проистекает из бесконечной игры означающих. Умберто Эко: словарь или энциклопедия как лабиринт. Вы должны для каждого толкования смотреть дальнейшие значения слов и если идти по этому пути последовательно, вы будете бесконечно ходить по линиям, пересекающимся, замыкающимся, но никогда не достигнете центра. Нельзя прийти ни к чему конкретному, что можно назвать «смыслом».

Интересно, что этот тупик уже обнаруживался у структуралистов, но не осознавался до конца. Они пытались дать определение чистому смыслу – и получали нечто уже мистические, некий чистый дух, существование которого доказать нельзя. Потому-то де-конструкция и отказалась от существования «чистого смысла».

Значение не обладает свойством непосредственного присутствия в знаке. Рассеяность, распыленность значения по всей цепи означающих. Мерцание смысла. Читать текст – не нанизывать смыслы, как бусины, но следить за вспышками смыслов. Когда мы читаем текст, значение тянется, откладывается, процесс тянется – и откладывание значения оказывается бесконечным. Фраза должна иметь след предыдущего текста и предвосхищать последующие смыслы. Близко Бахтину (то, что на Западе называют интер-текстуальностью): у слов нет словарных значений, слова всегда несут следы своих предшествующих употреблений. Знак содержит в себе следы всех остальных знаков данного языка или данной семиотической системы. Работа читателя – отмечать в данном знаке следы других. Смысл никогда не может быть схвачен. Знаки обладают только негативной, отрицательной идентичностью. Другой аспект той же мысли – итеративность. Знак, чтобы быть знаком, должен быть повторяемым. Нельзя сказать, что значил знак изначально – для этого мы должны постулировать неких Адама и Еву, которые впервые произнесли эти слова. Исток невозможен, это всегда мифологема (смотри выше, про Декларацию Независимости).

Важность омонимии и полисемии для де-конструкции. Каламбуры. Наследие Новой Критики (ambiguity) и Фрейда (многозначность была основой всей его теории – не только оговорок). Утверждение, что язык гораздо менее надежен, чем это представлялось человечеству. Нет некой гармоничной системы – бесконечная сеть, паутина, лабиринт, где происходит постоянная циркуляция означающих и означаемых, обмен смыслов. Когда появился интернет, все закричали – это же предсказал Дерида! Сам он отвергал такую мысль.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.01 с.)